ХLegio 2.0 / Армии древности / Войны Дальнего Востока / К одному вопросу военной истории и межгосударственных отношений эпохи Троецарствия

К одному вопросу военной истории и межгосударственных отношений эпохи Троецарствия

А. Пастухов

Предисловие.

 

В настоящее время, несмотря на завершение перевода и издания профессором М.Н. Паком полного корпуса важнейшего первоисточника по ранней истории Кореи – хроники «Самгук Саги», составленной крупным политическим деятелем эпохи Корё Ким Бусиком 1, остается много невыясненных моментов в истории межгосударственных отношений как между собственно Тремя Царствами 2, так их соседями 3.

Разноречивость корейских, японских и китайских сообщений 4 зачастую не позволяет выяснить истинное положение дел в ходе описываемых событий. Следует также заметить, что комплексная проработка всех доступных на настоящий момент источников ведется крайне избирательно и недостаточно широко. Изучается, в первую очередь, та информация, которая призвана решить ключевой вопрос ранней истории Кореи – характер общества в Трех Царствах. Также довольно часто поднимаются вопросы культурной жизни и торгового обмена с соседними государствами.

Однако в отечественном корееведении нет специальных работ, которые освещали бы военную историю Троецарствия, работ, посвященных этому, хоть и специфическому, но немаловажному аспекту межгосударственных отношений.

Отношений к военной истории как к чему-то несущественному, принятие сведений о военных походах и сражениях как нечто данное, статичное и неизменное зачастую может привести к неправильному пониманию хода всего исторического процесса в целом, что может отрицательно сказаться на изучении истории изучаемого государства.

Для решения одного частного вопроса ранней истории Кореи, касающегося отношений между царствами Пэкче, Силла и Ямато, а также Позднекаяским союзом, я предпринял эту небольшую попытку исследования, основанную, с одной стороны, как на материалах, опубликованных М.Н. Паком, А.Н. Мещеряковым и Л.А. Ермаковой, В.М. Тихоновым, так, с другой стороны, на собственных переводах и исследованиях основного источника – «Самгук Саги» и специальных трудов по военной истории Востока.

 

Предыстория вопроса.

 

Данный эпизод относится к 554 г., когда, в результате неудачного нападения на крепость Квансан, погиб ван царства Пэкче Мённон 5.

В моем распоряжении оказалось три совершенно разноречивых, на первый взгляд, источника, касающихся этого отнюдь не рядового события – раздел «Пэкче понги» 6 хроники «Самгук Саги» 7, раздел «Силла понги» 8 той же хроники в переводе М.Н. Пака, раздел «*Йёльчон» 9 «Самгук Саги» в переводе В.М. Тихонова и факсимиле ксилографического текста, и перевод записи 19 свитка хроники «Нихон сёки» 10, сделанный А.Н. Мещеряковым и Л.А. Ермаковой, а также выдержки из этой хроники в переводе В.М. Тихонова. Тщательная сверка трех версий и повторный перевод соответствующих сообщений из «Самгук Саги» позволили, на мой взгляд, представить на рассмотрения единую не противоречивую версию данного события.

Для начала стоит привести все имеющиеся на данный момент сообщения по вопросу в оригинальном переводе всех упоминавшихся исследователей:

1.  «Силла понги», 15 год правления Чинхын-вана 11.

Осенью, в седьмом месяце, перестроили крепость Мёнхваль 12. Когда пэкческий ван Мённон вместе с  [людьми] Каран напал на крепость Квансан 13, их встретили боем правитель области каккан 14 Удок, ичхан 15 Тхамчжи и другие, но не имели успеха, поэтому к ним направился правитель области Синчжу Ким Мурёк со своими войсками. И когда началось сражение, младший военачальник Коган 16 Тодо из округа Самнёнсан 17 мгновенным ударом убил пэкческого вана. Воспользовавшись этим преимуществом,  [силланские] войска одержали крупную победу над противником: убито 4 чвапхёна 18, двадцать девять тысяч шестьсот  [военачальников и] солдат. Ни один всадник не вернулся обратно.

2.  «Пэкче понги», 32 год правления Мённон-вана 19.

Осенью, в седьмом месяце, ван решил напасть на Силла.  [Он] лично повел отряд из пятидесяти пеших и конных воинов и ночью прибыл к реке Кучхон.  [Там] напали из засады силлаские солдаты и в  [завязавшемся] бою  [ван] был убит  [своими] взбунтовавшимися солдатами. После кончины назван посмертным именем Сон.

3. «*Йёльчон. Чеиль. Ким Юсин санъ» 20.

1 вариант (3 том «Самгук Саги»): «Дед  [Юсина] стал военным правителем области Синджу. Командуя войсками, он убил пэкческого вана и четырех его военачальников, отрубил более десяти тысяч голов».

2 вариант («История каяских протогосударств»): «Некогда дед Ким Юсина Ким Мурёк … возглавив войска, пленил пэкческого государя и четырех его полководцев. Отрубил более десяти тысяч голов».

4. «*Йёльчон. Чесам. Ким Юсин ха» 21.

1 вариант (3 том «Самгук Саги»): «Прежде, когда пэкческий ван Мённон замышлял напасть на нашу страну из-под горы Корисан 22, полководцем, отразившим  [их], был дед Юсина, каккан Мурёк. Одержав победу, он захватил в плен  [самого пэкческого] вана, четырех  [его] министров и  [множество] солдат и офицеров и солдат и так расстроил их замыслы».

2 вариант («История каяских протогосударств»): «Некогда, находясь в Кочхальсоне 23, пэкческий государь Мённон замышлял напасть на нашу страну. Дед Юсина каккан  [Ким] Мурёк возглавил  [войска], вышел  [пэкческому государю] навстречу и сразился с ним. Воспользовавшись победой, пленил этого государя, четырех его министров,  [многочисленных] солдат и офицеров. Этим  [Ким Мурёк] сломил силы  [пэкчесцев]».

5. 1 вариант («Нихон сёки»):

«15 год правления императора Киммэй 24, зима, 12 луна.

… ван Мён был огорчен, что Ёчхан должен был в течение долгого времени разделять тяготы войсковой жизни, подолгу не спать и не есть. Сам он не мог проявить отеческой заботы в должной мере, а его сын редко мог исполнять сыновний долг. Поэтому  [Мён] решил отправиться  [к сыну], чтобы утешить его. Силла, прослышав о приезде самого вана Мён, подняла на ноги все войска в стране, перекрыла дороги и разбила его. И тогда Силла сказала Кодо (или же Когджи), рабу, конюху из деревни Саджи: «Ты, Кодо, – низкий раб. Ван Мён – славный правитель. Сейчас низкий раб должен убить славного правителя. И тогда твое имя станет известно будущим поколениям и тебя не забудут». Кодо почтительно сказал вану Мён: «Прошу разрешения отрубить вашу голову». Ван Мён отвечал: «Голова вана не должна перейти в руки раба». Кодо сказал: «Согласно законам нашей страны, если кто-то нарушил клятву – даже если он и зовется ваном – должен быть отдан в руки раба».

В одной книге говорится: «Ван Мён сел на стул, отцепил от пояса свой меч и отдал его Когджи, чтобы он казнил его».

Ван Мён взглянул на небо, глубоко вздохнул и заплакал. Он дал свое согласие, сказав так: «Когда бы ни подумал об этом, боль пронзает меня до костей. Хоть и не хочу того, смерти не избежать». Сказав так, подставил свою шею, чтобы быть казненному. Кодо казнил его, отрубив голову. Выкопав могилу, похоронил».

2 вариант («История каяских протогосударств»):

… государь Мён, беспокоился о том, что в течение долгого и тяжелого похода  [Пу]ё Чхан лишен сна и пищи… Поэтому государь лично отправился встретиться с сыном и ободрить его. Услышав о том, что государь Мён лично двинулся  [в поход], силласцы подняли все войска государства, перехватили  [пэкческого вана] по дороге и разбили  [его отряд]. В это время силласцы сказали Кодо ( [Кодо] также звали Кокчи), рабу-конюху из деревни Чвачжичхон: « [Ты], Кодо, – низкий раб. Мён-ван – знаменитый государь. Если сейчас низкий раб будет послан убить знаменитого государя, то потомство не забудет этого;  [этот рассказ] будет передаваться из уст в уста». Через некоторое время Кодо захватил Мён-вана в плен. Дважды поклонившись государю, он сказал: «Прошу  [позволения] отрубить  [Вашу] голову, государь». Мён-ван ответил: «Голова государя не должна переходить в руки раба». Кодо сказал: «По законам нашей страны,  [люди], нарушающие свои клятвы, даже если они и зовутся владыками государства, должны  [умереть] от руки раба».

В одной книге сказано: «Мён-ван взошёл и сел на складную кровать.  [Он] снял с пояса меч и дал его Кокчи, приказав обезглавить  [себя]».

Мён-ван взглянул вверх на небо, глубоко вздохнул и со слезами дал  [свое] разрешение, сказав: «О чем бы я ни подумал,  [душевная] боль все время пронзает  [меня] до мозга костей.  [К кому бы я ни] обратился,  [каких бы] планов  [ни строил], жизнь  [свою я уже] не могу спасти». После этого  [он] вытянул голову и дал отрубить  [ее]. Кодо убил  [его], отрубив ему голову.  [Затем Кодо] выкопал могилу и похоронил  [в ней тело пэкческого государя]»

 

Анализ первичной информации.

 

Таким образом, мы имеем три совершенно разных сообщения о гибели одного и того же исторического лица, к тому же сильно разнящиеся в зависимости от перевода. Для более полной обработки первичной информации представляется целесообразным составить таблицу, в которой буду рассмотрены все возникающие совпадения и противоречия.

Первый этап. Сравнение первичных данных.

 

Таб. 1 Ключевые события похода.

 

Событие по «Пэкче понги»

Событие по «Силла понги»

Событие по «Нихон сёки»

Противоречия

Совпадения

Ван решил напасть на Силла

Пэкческий ван Мённон вместе с  [людьми] Каран напал на крепость Квансан

 [Мён] решил отправиться  [к сыну], чтобы утешить его.

Ван решает:

1.  напасть на Силла,

2.  напасть на крепость Квансан

3.  посетить своего сына в Силла

Ван Пэкче отправляется в Силла.

 [Он] лично повел отряд из пятидесяти пеших и конных воинов

вместе с  [людьми] Каран

-

Вана сопровож-дают:

1.  воины племени Каран

2.  50 пеших и конных пэкческих воинов

Ван прибывает в Силла в сопровожде-нии отряда воинов.

Прибыл к реке Кучхон.

напал на крепость Квансан

Силла, прослышав о приезде самого вана Мён, подняла на ноги все войска в стране, перекрыла дороги и разбила его.

Ван прибыл:

1.  к реке Кучхон

2.  к крепости Квансан

3.  вообще на террито-рию Силла

Ван прибывает в район, который можно охарактери-зовать как долина реки Кучхон у подножия горы Квансан, где расположена одноименная крепость.

 [Там] напали из засады силлаские солдаты

к ним направился правитель области Синчжу Ким Мурёк со своими войсками. И когда началось сражение

Подняла на ноги все войска в стране, перекрыла дороги и разбила его.

Ван:

1.  попал в засаду

2.  встретился с подходя-щими войсками Силлан-ской области Синчжу и вступил с ними в бой

3.  был блокиро-ван войсками Силла, собран-ными по всей стране, и разбит

Ван и его отряд были разбиты силланскими войсками.

 [ван] был убит  [своими] взбунтовавшимися солдатами.

младший военачальник Коган Тодо из округа Самнёнсан мгновенным ударом убил пэкческого вана.

Кодо казнил его, отрубив голову.

Ван был убит:

1.  своими солдатами

2.  вражеским офицером

3.  обезглав-лен, попав в плен

Ван погиб, причем в двух случаях из трех говорится, что он был зарублен.

Второй этап. Создание новой версии. Определение нерешенных проблем.

Сводим 2 последние колонки таблицы в одну новую, показывающую матрицу непротиворечивой версии и все возникшие противоречия.

 

Таб. 2 Постановка проблемы после обработки первичного материала.

 

Версия

Нерешенные вопросы

Ван Пэкче отправляется в Силла и прибывает в район, который можно охарактеризовать как долина реки Кучхон у подножия горы Квансан, где расположена одноименная крепость, в сопровождении отряда воинов. Далее ван и его отряд были разбиты силланскими войсками. Ван погибает, будучи зарублен

1.  Не до конца понятны причины, приведшие вана к решению отправиться в Силла.

2.  Не совсем понятно, какие войска сопровождают вана в походе.

3.  Непонятны обстоятельства разгрома отряда, возглавленного ваном.

4.  Непонятны точные обстоятельства гибели вана.

Третий этап. Поиск ответов на противоречия в новой версии событий.

 

Политический фон событий.

 

В связи с выяснившимися проблемами стоит начать последовательно решать эти вопросы в порядке их поступления.

1.  Причина, по которой ван Мённон оказался в Силла, становится понятной, если обратиться к записи в «Пэкче понги» от 31 года правления Мённон-вана 25: «Осенью, в седьмом месяце, Силла захватила пэкческие земли северо-восточной окраины и основала область Синчжу», а также «Силла понги» от 14 года правления Чинхын-вана 26: «Осенью, в седьмом месяце, на захваченной у Пэкче его северо-восточной окраине учредили новую область – Синчжу и правителем ее назначили ачхана 27 Мурёка 28».

Именно эти сообщения можно считать ключевым в разгадке причины, по которой ван Мённон оказался вынужденным предпринять поход против Силла, союз с которой, по мнению Ли Бёндо, продолжался в течение 120 лет 29.

В отражении нападения войск Пэкче участвуют высшие чины администрации Силла – каккан Удок и ичхан Тхамчжи, а название крепости Квансан может переводиться как «Административная гора», или «Гора, на которой пребывает начальство», что указывает на важное значение этой крепости в силланской системе управления вновь завоеванных земель.

Кроме того, в тексте «Силла понги» есть конкретное указание на то, что для отражения пэкческого нападения необходимо было поднять провинциальные войска вновь созданной области Синчжу во главе с ачханом Ким Мурёком, сыном вассального от Силла государства Кымгван Кая 30, т.е. боевые действия происходили именно на территории бывших земель Пэкче.

Сложные отношения между Пэкче, Имна 31 (яп. Мимана), Силла, Когурё и Ямато не позволяют, на первый взгляд, однозначно установить виновника нарушения долгосрочного политического сотрудничества между Пэкче и Силла. Но, по всей видимости, разгадку этого факта следует искать в существовании в первой четверти VI в. следующих политических факторов:

1)  сохранение независимости племенными объединениями Кая

2)  наличие японского протектората в Имна (оспариваемое в настоящее время)

3)  союз между Пэкче и Ямато

4)  стремление как Пэкче, так и Силла расширить территорию государства за счет земель союза Кая

5)  претензии Ямато на установление контроля за стратегически важным бассейном реки Нактонган

6)  агрессивные устремления Когурё, направленные против Силла и Пэкче

Т.о. складываются три довольно аморфных блока – Когурё и зависимые от них племена е 32 и мальгаль 33 – направленный против Пэкче и Когурё; Силла и Пэкче – направленный против Когурё и его союзников; Пэкче, Имна и Ямато – направленный против Силла. Сложность ситуации заключается в том, что некоторые участники той или иной коалиции легко меняют фронт: например, Силла то поддерживает Пэкче в войнах с Когурё, то нападает на ее союзников; Имна то следует общей политике Ямато 34, направленной на союз с Пэкче, то вступает в блок с Силла и нападает на союзные с Пэкче владения Кая и т.д.

К началу правления вана Мённона наблюдается резкое ослабление Пэкче – его войска часто терпят поражения в столкновениях с Когурё. Уже при Мённон-ване столицу в 538 г. переносят на юг 35, интриги в каяских землях и поддержание дорогостоящего союза с Ямато отнимают большую часть сил государства. Поэтому Силла исподволь начинает проводить двойственную политику по отношению к Пэкче – поддерживая борьбу Пэкче против Когурё, что соответствовало стремлениям Силла иметь надежное прикрытие своих северных рубежей, одновременно вытесняет Пэкче из земель Кая, часть которых вынуждена признать свою зависимость от Силла в 532 г.

Дело доходит до вооруженных столкновений 36, о чем сообщается в «Нихон сёки» в послании Мённон-вана, датированным 544 г.: «Весной Силла захватила Тхаксун 37, изгнала моих воинов с горы Куйе и захватила ее… Каждую весну и осень Силла собирает многочисленное войско, намереваясь вторгнуться в Ара 38 и Хасан 39… еще и в Кара 40. Когда я узнал об этом, то послал войска для защиты Имна 41… Часто я … посылал свои войска для спасения Имна… Тайно сказали мне, что между двумя странами – Силла и Ара – есть большая река. Место то малодоступное. Поэтому намереваюсь построить там шесть крепостей. Скромно попрошу у государя три тысячи воинов и размещу их по пятьсот человек в каждой крепости. Вместе с моими воинами они сделают невозможным земледелие в Силла. При таких потерях пять крепостей у горы Куйе, надеюсь, сами сложат оружие. И тогда возвратим обратно Чхаксун 42. Войскам, которые я попрошу у государя, я предоставлю одежду и пищу».

Т.о., к утверждению Ли Бёндо о союзе между Силла и Пэкче, длившемся 120 лет и нарушенном вторжением силланских войск в северо-восточные земли Пэкче, надо подойти с известной осторожностью – лапидарные записи «Самгук Саги» зачастую не позволяют вскрыть истинных причин тех или иных событий, к тому же некоторые годы оказываются выпущенными и события, произошедшие в то время – утраченными для нас в корейской традиции, но (частично и в искаженном виде) сохранившиеся в японской.

«Нихон секи» сохраняет нам также ценное свидетельство, перекликающееся со сведениями «Самгук Саги» об упорной борьбе в конце 40-начале 50 годов 6 века между Когурё и Пэкче за земли в бассейне реки Ханган. В результате этой кровопролитной войны, когда Пэкче с большим трудом отбивает агрессию со стороны Когурё, в выигрыше остается Силла – «Когурё понги» под 6 годом правления Янвон-вана 43 указывает: «Весной, в начальном месяце, напали войска Пэкче и захватили крепость Тосаль. В третьем месяце войска Когурё штурмовали пэкческую крепость Кымхён. Тем временем вмешались силласцы и захватили обе крепости». «Силла понги» под 11 годом правления Чинхын-вана 44 сообщает: «Весной, когда в первом месяце Пэкче отняло у Когурё крепость Тосаль, а в третьем месяце Когурё захватило пэкческую крепость Кымхён, ван воспользовавшись усталостью войск обоих государств, приказал ичхану Исабу выслать против них войска и занял обе крепости, в которых поднял стены и оставил для охраны тысячу латников». «Нихон секи» как всегда, подробно и обстоятельно описывает нам события этих лет: «12 год правления императора Киммэй (551 г.) 45 – в этот год ван Пэкче Сонмён 46 самолично возглавил народ и войска двух стран, разбил Когурё и захватил крепость Хансон.

Под двумя странами имеются в виду Силла и Имна

Затем он двинулся дальше и напал на Пхеян. Всего же он возвратил себе шесть уездов». Далее, под 13 годом правления императора Киммэй (552 г.): «В этот год Пэкче оставила Хансон и Пхеян. Поэтому Силла вошла в Хансон»

В 553 г. войска Силла занимают уже не только спорные земли в бассейне реки Ханган, но и вторгаются в северо-восточные земли собственно Пэкче. В.М. Тихонов, вслед за рядом южнокорейских ученых, считает, что Силла отторгла у Пэкче те шесть округов, которые Пэкче вернула себе в тяжелой борьбе с Когурё. События развиваются настолько стремительно, что уже в 7 месяце 553 г. на отторгнутых у бывшего союзника территориях создается силланское административное образование – Новая Провинция, начальником войск которой назначают сына правителя покорившегося Силла государства Кымгван Кая – Ким Мурёка. В провинцию приезжают высшие чиновники Силла – каккан Удок и ичхан Тхамчжи. Начинается усиление новообразованной провинции, укрепляется пограничная линия крепостей и сама крепость Квансан, в которой пребывает администрация во главе с какканом Удоком. Пэкче оказывается не в силах отвоевать отторгнутые территории и, для выигрыша времени, в 10 месяце этого года предлагает заключить договор мира и родства, послав принцессу из рода Пуё в качестве младшей жены Чинхын-вану. Силла также стремится выиграть время и принимает предложение. Мённон-вану приходится выжидать, в то время, как его сын Ёчхан 47 готовит армию вторжения для разгрома административного центра Новой Провинции – Квансан и возвращения Пэкче ее земель. В середине 554 г. армия под предводительством принца Ёчхана, соединившись с присланными из Японии войсками, вторгается в Силла и ван Мённон, прослышав о первых успехах своего сына, выезжает в район боевых действий, чтобы придать походу более высокий статус.

 

Табл. 3 Синхронистическая таблица событий по «Самгук Саги» и «Нихон Секи»

 

Год

Наличие записи в «Пэкче понги»

Наличие записи в «Силла понги»

Наличие записи в «Нихон секи»

Примечание

433

7 год правления Пию-вана

17 год правления марипкана 48 Нульчжи

 

Между Пэкче и Силла установлен мир

434

8 год

18 год

 

Обмен посольствами между Пэкче и Силла

435

 

19 год

 

436

 

20 год

 

437

 

 

 

438

 

22 год

 

439

 

 

 

440

14 год

24 год

 

Нападение Вэ 49 на Силла

441

 

25 год

 

442

 

28 год

 

Нападение Вэ на Силла

443

 

 

 

444

 

 

 

445

 

 

 

446

 

 

 

447

21 год

 

 

448

 

 

 

449

 

 

 

450

 

34 год

 

451

 

 

 

452

 

36 год

 

453

 

37 год

 

454

28 год

38 год

 

455

29 год скончался Пию-ван

39 год

 

Силла оказала помощь Пэкче против Когурё

456

 

 

 

457

 

41 год

 

458

 

42 год скончался марипкан Нульчжи

 

459

 

2 год правления марипкана Чаби

 

Нападение Вэ на Силла

460

 

 

 

461

 

4 год

 

462

 

5 год

 

Нападение Вэ на Силла

463

 

6 год

 

Нападение Вэ на Силла

464

 

 

 

465

 

8 год

 

466

 

 

 

467

 

10 год

 

468

14 год правления Кэро-вана

11 год

 

469

15 год

12 год

 

470

 

13 год

 

471

 

14 год

 

472

18 год

 

 

473

 

16 год

 

474

 

17 год

 

Силла оказала помощь Пэкче против Когурё

475

21 год погиб Кэро-ван

18 год

 

476

2 год правления Мунджу-вана

19 год

 

Нападение Вэ на Силла

477

3 год

20 год

 

Нападение Вэ на Силла

478

4 год, погиб Мунджу-ван

21 год

 

479

3 год правления Самгын-вана, ван скончался

22 год скончался марипкан Чаби,

 

480

 

2 год правления марипкана Сочжи

 

481

 

3 год

 

Совместное отражение нападения Когурё войсками Силла, Пэкче и Кая

482

4 год правления Модэ-вана

4 год

 

483

5 год

5 год

 

484

6 год

6 год

 

Пэкче оказало помощь Силла против Когурё

485

7 год

7 год

 

Пэкче отправило посла в Силла

486

8 год

8 год

 

Нападение Вэ на Силла

487

 

9 год

 

488

10 год

10 год

 

489

11 год

11 год

 

490

12 год

12 год

 

491

13 год

 

 

492

14 год

14 год

 

493

15 год

15 год

 

Пэкческий Модэ-ван взял в жены дочь силланского ибольчхана 50 Пичжи

494

16 год

16 год

 

Пэкче оказало помощь Силла против Когурё

495

17 год

17 год

 

Силла оказало помощь Пэкче против Когурё

496

 

18 год

 

Кая прислала посла в Силла

497

19 год

19 год

 

Нападение Вэ на Силла

498

20 год

 

 

Пэкче предприняло демарш против Тхамна 51

499

21 год

 

 

500

22 год

22 год скончался марипкан Сочжи

 

Нападение Вэ на Силла

501

23 год

погиб

Модэ-ван

 

 

502

2 год

Мурён-вана

3 год правления марипкана Чичжына, изменение титула марипкан на ван

 

503

3 год

4 год

 

504

 

5 год

 

505

 

6 год

 

506

6 год

7 год

 

507

7 год

8 год

1 год императора Кэйтай

508

 

 

2 год

Тхамна направила посла в Пэкче

509

 

 

3 год

Ямато направила посла в Пэкче

510

10 год

11 год

 

511

 

12 год

5 год

512

12 год

 

6 год

Обмен посольствами между Пэкче и Ямато

513

 

 

7 год

Пэкче прислала посла в Ямато

514

 

15 год скончался Чичжын-ван

8 год

Панпха 52 напала на Силла

515

 

 

9 год

Войско Ямато разгромлено Панпха

516

16 год

3 год правления Попхын-вана

10 год

Пэкче прислала 3 послов в Ямато

517

 

4 год

 

518

 

5 год

12 год

519

 

 

 

520

 

7 год

 

521

21 год

8 год

 

522

22 год

9 год

 

Ван Кая взял в жены младшую сестру силланского ичхана Пичжобу

523

23 год скончался Мурён-ван

 

17 год

524

2 год правления Мённон-вана

11 год

18 год

Встреча ванов Силла и Кая

525

3 год

12 год

 

Пэкче и Силла обменялись визитами послов

526

4 год

 

20 год

527

 

 

21 год

Силла поддерживает мятеж в Ямато

528

 

15 год

22 год

529

7 год

16 год

23 год

Ямато «уступает» Пэкче одну гавань в Кара 53. Кара «вступает в сговор» с Силла. Силла напала на Имна.

530

 

 

24 год

Пэкче напала на Имна 54, где произошел «мятеж против Ямато».

531

 

18 год

25 год скончался император Кэйтай

Пэкче вторглась в Ара и построила крепость Кольчхэк 55

532

10 год

19 год

 

Владение Кымгван Кая капитулировало перед Силла

533

 

 

 

534

12 год

21 год

1 год правления императора Анкан

Пэкче прислала посла в Ямато

535

 

 

2 год скончался император Анкан

536

 

23 год

1 год правления императора Сэнка

537

 

 

2 год

Силла вторгается в Имна 56, Ямато готовит нападение на Силла, Пэкче и Когурё 57.

538

16 год

25 год

 

539

 

 

4 год

скончался император Сэнка

540

18 год

27 год скончался Попхын-ван

1 год правления императора Киммэй

Прибыли посольства из Когурё, Пэкче, Силла и Имна

541

19 год

2 год правления Чинхын-вана

2 год

Имна и Ямато просят Пэкче содействовать воссозданию Имна 58, частично оккупированному Силла

542

 

 

3 год

Пэкче прислала посла в Ямато

543

 

 

4 год

Пэкче прислала посла в Ямато

544

 

5 год

5 год

Пэкче ведет переговоры с Имна и Ямато относительно восстановления Имна

545

 

6 год

6 год

Обмен посольствами между Ямато и Пэкче

546

 

 

7 год

Пэкче прислала посла в Ямато

547

25 год

 

8 год

Пэкче прислала посла в Ямато

548

26 год

9 год

9 год

Силла оказала помощь Пэкче против Когурё, Пэкче прислала посла в Ямато, Ямато оказало помощь Пэкче в строительстве крепости Тыгисин

549

27 год

10 год

10 год

550

28 год

11 год

11 год

Силла вытеснила Когурё и Пэкче из бассейна Хангана, обмен посольствами между Пэкче и Ямато

551

 

12 год

12 год

Пэкче вернула бассейн реки Ханган, разгромив Когурё

552

 

13 год

13 год

Пэкче, Кара и Ара прислали послов в Ямато, Пэкче отступила из бассейна Хангана, который был занят Силла

553

31 год

14 год

14 год

Оккупация Силла северо-восточных земель Пэкче, заключение договора о мире и родстве между Пэкче и Силла, обмен посольствами между Ямато и Пэкче

554

32 год

погиб

Мённон-ван

15 год

 

Пэкче прислала посла в Ямато. Ямато послало на помощь Пэкче 1000 воинов и 100 коней. Произошла битва между Силла и Пэкче при Квансане в долине реки Кучхон, где погиб Мённон-ван.

 

Статистика.

 

1. «Пэкче понги»

За 120 лет, прошедших с 433 г. по 554 г., в «Пэкче понги» сделано 58 погодных записей, из которых интересующих нас событий касается только 12 записей (433, 434, 485, 493, 494, 495, 498, 525, 525, 548, 550, 553, 554), причем запись под 498 г. относится к отношениям Пэкче с Тхамна.

2. «Силла понги»

В «Силла понги» за тот же период насчитывается 87 записей, из них только 27 записей (433, 434, 440, 444, 455, 459, 462, 463, 474, 476, 477, 481, 482, 484, 485, 486, 493, 496, 497, 500, 522, 524, 532, 548, 550, 553, 554) относятся к интересующим нас событиям. События 440, 444, 459, 462, 463, 476, 477, 482, 486, 500 годов относятся к отношениям с Вэ, а 496, 522, 524 и 532 годов – к отношениям с Кая.

3. «Нихон секи»

За период в 47 лет с 507 г. по 554 г. в «Нихон секи» сделано 37 записей, из них к интересующим нас событиям относятся 27 записей (508, 509, 512, 513, 514, 515, 516, 527, 529, 530, 531, 534, 537, 540, 541, 542, 543, 544, 545, 546, 547, 548, 550, 551, 552, 553, 554), причем запись за 508 г. касается взаимоотношений исключительно между Пэкче и Тхамна, 514 г. – взаимоотношений Панпха и Силла, 531 г. – взаимоотношений Пэкче и Ара.

Неточности и несоответствия в датировках отмечены в 474-475 гг., когда «Силла понги» и «Пэкче понги» по-разному датируют гибель Кэро-вана, а также в 550-552 гг., когда «Нихон секи» и «Самгук Саги» по-разному датируют события в бассейне реки Ханган (японская хроника растягивает описываемые события на 2 года, причем датирует их начало на год позже).

 

Первичные выводы о политическом фоне событий.

 

Учитывая определенные трудности и разногласия в определении датировок по европейской системе летосчисления, а также сложную систему наименований, переименований и отождествлений географических объектов на Дальнем Востоке, можно считать, что конфликт между Пэкче и Силла в начале 50-х годов VI в. достаточно объективно отражен во всех трех основных источниках по истории этих государств в рассматриваемый промежуток времени. Т.о. причины, которые привели Мённон-вана к участию похода против Силла в 554 г. можно обрисовать так:

Пэкче и Силла не имели спорных территорий и, соответственно, поводов для конфликта до тех пор, пока в бассейне Нактонгана существовали протогосударственные объединения Кая, превратившиеся в арену борьбы Ямато, Силла и Пэкче. По мере покорения каяских государственных образований Силла и ослабления японского давления на Силла возникает возможность начала конфликта между Пэкче и Силла, т.к. границы государств сближаются. Однако конфликт зреет исподволь, т.к. Пэкче и Силла объединяет совместная борьба с Когурё за выход в бассейн Хангана. По мере достижения поставленной задачи со стороны Силла начинаются силланские провокации в отношении Пэкче, подогреваемые фактом сотрудничества между Пэкче и Ямато – серьезного противника Силла на протяжении всего V в. К моменту, когда Силла укрепляет южную границу против набегов Ямато, ее северные и западные границы смыкаются с границами Пэкче. Возникает конфликтная ситуация между бывшими союзниками. Мелкие стычки между Пэкче и Силла уже имели место, но в 553 г. Силла совершает шаг, который определит весь внешнеполитический курс этой страны на последующие сто с лишним лет и заставит Мённон-вана лично принять участие в походе против Силла.

 

Войска, сопровождавшие Мённон-вана.

 

2.  В походе вана сопровождают всего 50 человек, если верить словам «Пэкче понги», однако здесь стоит рассмотреть текст сообщения «Силла понги» в оригинале, т.к., на мой взгляд, перевод М.Н. Пака не совсем точен, а трактовка Ли Бендо слова «Карянъ» как «Каран» или «Карак» невозможна при использовании опубликованного М.Н. Паком текста ксилографа «Самгук Саги».

Итак, в переводе М.Н. Пака текст звучит как:

«Когда пэкческий ван Мённон вместе с  [людьми] Каран напал на крепость Квансан» (Пэкче Мёнънонъванъ йонъ ка *янъ *нэ гонъ Квансансонъ).

 

Если рассматривать перевод фразы с ханмуна, то получается следующий текст: «Ван Пэкче Мённон принял участие (йонъ) в атаке, присоединив (ка) лучших (*янъ), придя к крепости Квансан».

Значение «люди Каран» является искусственным, т.к. само слово «люди» в переводе М.Н. Пака введено в квадратных скобках как отсутствующее в тексте и лишь подразумевающееся в контексте, что обычно очень спорно.

Даже в случае, если вместо иероглифа «*янъ» «лучший» стоял бы иероглиф «*нанъ», входящий в звания китайских должностных лиц и сходный по написанию, подобное толкование могло бы быть оправданным лишь частично.

Иероглиф «*нанъ» входил в название многих военных чинов в Китае и перевод звучал бы так:

«Ван Пэкче Мённон принял участие (йонъ) в атаке, присоединив (ка) военных чинов (*нанъ), придя к крепости Квансан»

Даже в данном случае версия о том, что «Каранъ» в данном случае – название местного каяского племенного объединения не является единственной. Кроме того, среди каяских протогосударств не отмечено владения Карянъ. К тому же в примечаниях, данных М.Н. Паком к иероглифическому тексту ксилографа нет пометок, что иероглиф «*янъ» в указанном месте вписан по ошибке и должен быть замене на иероглиф «*нанъ».

И, наконец, такая трактовка текста противоречит сообщению «Пэкче понги», в котором, в переводе М.Н. Пака речь идет о следующем:

«Ван решил напасть на Силла.  [Он] лично повел отряд из пятидесяти пеших и конных воинов» (ванъ йок сып Силла чхинсу поги осип).

 

Перевод с ханмуна звучит буквально следующим образом: «Ван, желая (йок) напасть (сып) на Силла, лично (чхин) возглавил (су) 50 (осип) пеших и конных (поги)».

Т.о. снимается противоречие с переводом М.Н. Пака о «людях Каран» – ван просто выбирает 50 лучших воинов Пэкче, которых возглавляет сам, и лично принимает участие в атаке на позиции силланских войск у горы Квансан. Как видим, никаких гипотетических «людей Каран» там не присутствует, а есть только отборные 50 воинов, подчиняющиеся непосредственно вану и участвующие в его атаке на позиции силланских войск у Квансан.

Из текста «Силла понги» также следует, что Пэкче бросило в бой очень крупные силы – только погибших насчитывалось до 30 тысяч человек. А из текста «Нихон секи» следует, что принц Ёчхан ранее вступил на территорию Новой Провинции, блокировал Квансан, выстроив крепость Кудамора, по-видимому, являвшуюся укрепленным лагерем Пэкче напротив крепости Квансан, с крупным войском, в которое, помимо пэкческих воинов, входили и воины Ямато в количестве 1000 человек при 100 конях, присланные императором Киммэй.

Видимо, сначала в Силла вторгся Ёчхан, овладевший малыми пограничными крепостями и блокировавший административный центр Новой Провинции, а затем на фронт отправился сам Мённон-ван, желавший лично принять участие в решающем бою, чтобы укрепить авторитет Пэкче среди сопредельных государств. Т.о. противоречия между записями «Силла понги» и «Пэкче понги» в отношении численности войск Пэкче в этой битве снимаются, и мы приходим к непротиворечивой версии событий, привлекая данные «Нихон секи» в качестве дополнительного материала.

 

Первичная реконструкция.

 

3.  Исходя из всего вышеизложенного, мы получаем возможность реконструировать обстоятельства разгрома войск Пэкче в бою у горы Квансан.

Видимо, Ёчхан подошел к крепости Квансан, перед тем захватив несколько крепостей пограничной линии, обстреляв их зажигательными стрелами. «Нихон секи» упоминает крепость Хамсан, взятую пэкчесцами после того, как воины Ямато обстреляли ее зажигательными стрелами. Этот факт, а также то, что крепость Квансан находилась на вновь завоеванной Силла территории и не могла иметь прочных каменных или глинобитных укреплений, а только временные стены из бревен, объясняет малопонятную на первый взгляд фразу из «Силла понги».

В переводе М.Н. Пака это место звучит следующим образом:

«их (пэкчесцев – прим. А.П.) встретили боем правитель области каккан Удок, ичхан Тхамчжи и другие, но не имели успеха».

В оригинале эта фраза звучит так:

«кунчжу каккан Удок ичхан Тхамчжи тынъ йок чон силли»

или буквально:

«начальник войск каккан Удок, ичхан Тхамчжи и прочие вышли для боя, утратив преимущество».

По всей видимости, каккан Удок и ичхан Тхамчжи, не надеясь на бревенчатые укрепления крепости Квансан, которые легко могли быть подожжены союзным войском, вывели свои войска для боя в долину реки Кучхон, где, по мнению Ким Бусика, утратили выгоду расположения в укрепленном месте 59.

В последующем столкновении, скорее всего, победитель не выявился, но на помощь осажденным уже шел кунчжу Ким Мурёк с провинциальными войсками Новой Провинции. Немного не доходя до места битвы, Ким Мурёк оставил войско в засаде и, узнав о прибытии Мённон-вана, решил атаковать в удобный момент.

Дождавшись, когда ван к вечеру прибудет в лагерь Кудамора, Ким Мурёк решил начать действовать: воспользовавшись переполохом в стане союзников, он послал в атаку отряд под командованием своего помощника в чине коган, который ворвался в расстроенные ряды пэкческих воинов, занятых встречей вана, и молниеносным ударом меча отрубил ему голову.

Таким образом, мы подходим к третьему противоречию, наблюдавшемуся в переводе М.Н. Пака: его трактовка сочетания иероглифов «*нанбйонъ» как «взбунтовавшиеся солдаты» представляется ошибочной по причине того, что иероглиф «*нан» может иметь значение «приводить в расстройство». Следовательно, фраза может переводиться как «солдаты, чьи ряды расстроены и порядок нарушен».

Кроме того, иероглиф «пйонъ» в смысле «сражение» равен иероглифу «кун», а сочетание «*нангун» имеет устойчивые значения:

1)  недисциплинированная армия

2)  армия мятежников

3)  рукопашная схватка,

причем в третьем значении указывается, что бой ведется тогда, когда ряды своего войска перемешались с рядами войск противника.

Следовательно, принимая для сочетания «*нанбйонъ» значение «рукопашная схватка» с оттенком «расстроенные ряды боевого построения», получаем следующий вариант прочтения сообщения из «Пэкче понги» под 32 годом правления Мённон-вана:

«32 год. Осень, 7 месяц. Ван, желая атаковать Силла, лично возглавил 50 пеших и конных. К ночи прибыл к реке Кучхон. Силланские воины вышли из засады, завязав рукопашную схватку, и убили. Погибшего нарекли посмертным именем Сон».

 

Обстоятельства гибели Мённон-вана

 

4.  Невыясненным остается последний вопрос – обстоятельства гибели Мённон-вана. Естественно, что следует рассмотреть все три версии и найти в них непротиворечивые сведения. Выше мы установили, что ван прибыл в долину реки Кучхон, к крепости Квансан, под стенами которой стояли в боевых порядках союзные войска под командованием принца Ёчхана и силланские войска под руководством каккана Удока и ичхана Тхамчжи. Неподалеку в засаде расположилось скрытно подошедшее силланское провинциальное войско под командованием ачхана Ким Мурёка. Видимо, следует учесть сообщение «Нихон секи» о том, то Силла, узнав о прибытии вана, перекрыла все дороги. Сообщение «Пэкче понги» о засаде в долине реки Кучхон перекликается с тем, что сказано в «Нихон секи» относительно перекрытия дорог. Далее мы видим сильное расхождение в текстах корейской и японской хроник – японская хроника утверждает факт пленения вана силланцами и его казни, корейская же в целом указывает на факт гибели вана в бою.

Факты из «*Йёльчон» в переводе В.М. Тихонова дают хоть и косвенное, но подтверждение, японской версии. Поэтому стоит коснуться адекватности перевода двух пассажей из «*Йёльчон», касающиеся гибели Мённон-вана.

Фраза из описания родословия Ким Юсина звучит в оригинале следующим образом:

«Чжо (предок) Мурёк ви (делать) Синчжу то (дорога) хэнъгун (армия на марше) чхонгван (наименование должности) чанъ (однажды) *йёнъ (возглавлять) пйёнъ (войска) хвек (захватить) Пэкче ванъ (государь) кып (а также) ки (его) чанъ (полководец) са (четыре) ин (человек) чхамсу (отрубить голову) ильман (десять тысяч) йё (избыток/излишек) кып (счетное слово для отрубленных голов)».

В переводе имеем:

«Предок Мурёк стал командующим полевыми войсками Новой провинции. Однажды, возглавив войска, захватил вана Пэкче, а также его 4 полководцев. Отрубил более 10000 голов».

Вторая фраза звучит так:

«Сынъ (умножать) сынъ (победа) пу (захватить) ки (их) ванъ (государь) кып (а также) чэсанъ (министр) са (четыре) ин (человека) йё (нанести ущерб) саджоль (войско) и (тем самым) чоль (сломать) ки (их) чхунъ (натиск)».

В переводе имеем:

«Увеличив победу, захватил их вана, а также 4 министров, нанес потери войску, тем самым предотвратив их наступление».

Иероглифы «пу» и «хвек» входят в устойчивое сочетание «пухвек» (кит. «фухо») – «захват в плен», а также «захват добычи, трофеев». Иероглиф «пу» имеет основное значение «брать в плен», иероглиф «хвек» – «заполучать».

В первом случае используется иероглиф «хвек», во втором – «пу».

Т.о. мы видим, что из двух сообщений, включенных в биографию Ким Юсина, версию о пленении полностью подтверждает лишь второе.

Однако это сообщение оказывается и самым неточным – если в описании битвы при Квансан в «Силла понги» указано, что были убиты 4 пэкческих чвапхёна, то в этом сообщении указаны 4 пэкческих чэсана. Согласно записи «Пэкче понги» от 27 года правления Кои-вана 60, в Пэкче было 6 чвапхёнов 61. Согласно данным «Пэкче понги», чвапхён – это пэкческое звание первого ранга. Звание же чэсана могло присваиваться и чиновникам второго ранга. Однако для Пэкче звание чэсана не зафиксировано. Второй ранг назывался тальсоль. Видимо, наименование чвапхёна чэсаном – это перенос Ким Бусиком реалий периода Корё на времена Троецарствия. Поэтому стоит принять в данном случае значение иероглифа «пу» равным значению иероглифа «хвек» – «захватить трофеем». А трофеем, как следует из текста «Нихон сёки», являлись отрубленные головы врага.

Символика отрезанной головы достойного противника является очень древней и широко распространенной среди азиатских народов. Поэтому, на мой взгляд, применение иероглифа «пу» в значении иероглифа «хвек», вполне правомерно и снимает противоречия с текстом остальных трех сообщений «Самгук Саги».

Из всех сообщений о пленении и казни вана с указанием подробностей говорит только одна японская версия. Учитывая, что японских войск на стороне Пэкче было сравнительно немного, большая часть этих воинов пали в битве при Квансане, а также то факт, что в сообщении есть и прочие разноречия с корейской версией (датировка похода, упоминание о сооружении крепости Кудамора), в качестве аутентичной версии примем корейские сообщения и дополним их сопутствующими и не противоречащими им сообщениями о ходе битвы японской версии.

В результате мы имеем следующие варианты перевода сообщений «Самгук саги»:

1.  «Самгук Саги», «Пэкче понги» – «32 год. Осень, 7 месяц. Ван, желая атаковать Силла, лично возглавил 50 пеших и конных. К ночи прибыл к реке Кучхон. Силланские воины вышли из засады и, завязав рукопашную схватку, убили. Погибшего нарекли посмертным именем Сон».

2.  «Самгук Саги», «Силла понги» – «15 год. Осень, 7 месяц. Перестроили крепость Мёнхваль. Ван Пэкче Мённон, присоединив лучших, принял участие в атаке, подойдя к крепости Квансан. Начальник войск каккан Удок, ичхан Тхамчжи и другие вышли для боя, потеряв преимущество. Начальник войск Новой Провинции Ким Мурёк вместе с провинциальными войсками выступил. Когда завязался бой, помощник полководца из уезда Самнёнсан в чине коган молниеносным ударом меча зарубил вана Пэкче. Тогда войска использовали победу. Великая победа. Обезглавлены 4 чвапхёна, 29600 солдат. Ни одна верховая лошадь не вернулась».

3.  «Самгук Саги», «*Йёльчон. Чеиль. Ким Юсин санъ»: «Предок Мурёк стал командующим 62 полевыми войсками 63 Новой провинции. Однажды, возглавив войска, захватил вана Пэкче, а также его 4 полководцев. Отрубил более 10000 голов».

4.  «Самгук Саги», «*Йёльчон. Чесам. Ким Юсин ха»: «Увеличив победу, захватил их вана, а также 4 министров, нанес потери войску, тем самым предотвратив их наступление».

К сожалению, из-за отсутствия в моем распоряжении текста «Нихон секи» на камбуне проверить аутентичность перевода всего сообщения о походе Мённон-вана не представляется возможным. Поэтому мы ограничимся приведением всего сообщения целиком и далее на основе заново переведенных отрывков из «Самгук саги» и вышеупомянутого японского сообщения мы составим полное сводное описание последней битвы Мённон-вана.

«554 г., 15 год правления императора Киммэй, 1-я луна, 9 день… В соответствии с повелением государя Ути-но Оми отвечал: «Посылаемые в помощь войска насчитывают 1000 человек, 100 лошадей и 40 кораблей»…

Зима, 12-я луна. Пэкче прислала Мунса Канно, нижняя округа, ранг хансоль, с посланием, в котором говорилось: «Твой слуга, ван Пэкче Мён, сановники Ямато, находящиеся в Ара, и канки из всех провинций Имна докладывают: «Силла ведет себя неподобающим образом и не испытывает страха перед государем. Она соединила свое сердце с Когурё и рассчитывает захватить миякэ к северу от моря. Мы, твои слуги, посовещались и отправили Ути-но Оми, чтобы просить войска для сражения с Силла. В связи с этим государь отправил Ути-но Оми во главе войска, которое прибыло в 6-й луне. Мы, Твои слуги, испытали глубокую радость. 9-го дня 12-й луны мы напали на Силла. Прежде всего был послан начальник восточного направления Мононобэ-но Магаму-но Мурази. Во главе войск этого направления он захватил крепость Хамсан. Люди Ути-но Оми вместе с Тукуси-но Мононобэ-но Магавасака хорошо стреляют зажженными стрелами. Обороняемые грозным духом государя, они подожгли крепость и захватили ее вечером 9-го дня этого месяца. И тогда я отправил гонца на быстром корабле, чтобы доложить об этом»

В отдельном послании говорилось: «Если бы Силла была одна, войск под командованием Ути-но Оми было бы достаточно. Но теперь Когурё и Силла объединили свои сердца и сложили свои силы. Поэтому достичь успеха будет трудно. Распростершись ниц, прошу, чтобы войска с острова Тукуси были бы спешно посланы на помощь в страну твоего слуги. Если к тому же будет оказана помощь Имна, то успех будет достигнут»

Кроме того, говорилось: «Твой слуга отправил 10000 воинов для помощи Имна, о чем и докладываю. Сейчас следует действовать незамедлительно. Я отправил государю один корабль, на котором находятся 2 рулона превосходной парчи, 1 шерстяной ковер, 300 топоров, 2 мужчины и 5 женщин, которые были захвачены при взятии крепости. Подарки столь плохи, что я дрожу от страха»

Когда Ёчхан собирался напасть на Силла, старики предупреждали его: «Небо еще не благосклонно. Следует остерегаться бедствий» Ёчхан сказал: «Почему вы так робки, старцы? Я служу Ямато. Чего бояться?» Поэтому он вторгся в Силла и построил крепость Кудамора. Его отец, ван Мён был огорчен, что Ёчхан должен был в течение долгого времени разделять тяготы войсковой жизни, подолгу не спать и не есть. Сам он не мог проявить отеческой заботы в должной мере, а его сын редко мог исполнять сыновний долг. Поэтому  [Мён] решил отправиться  [к сыну], чтобы утешить его. Силла, прослышав о приезде самого вана Мён, подняла на ноги все войска в стране, перекрыла дороги и разбила его. И тогда Силла сказала Кодо (или же Когджи), рабу, конюху из деревни Саджи: «Ты, Кодо, – низкий раб. Ван Мён – славный правитель. Сейчас низкий раб должен убить славного правителя. И тогда твое имя станет известно будущим поколениям и тебя не забудут». Кодо почтительно сказал вану Мён: «Прошу разрешения отрубить вашу голову». Ван Мён отвечал: «Голова вана не должна перейти в руки раба». Кодо сказал: «Согласно законам нашей страны, если кто-то нарушил клятву – даже если он и зовется ваном – должен быть отдан в руки раба».

В одной книге говорится: «Ван Мён сел на стул, отцепил от пояса свой меч и отдал его Когджи, чтобы он казнил его».

Ван Мён взглянул на небо, глубоко вздохнул и заплакал. Он дал свое согласие, сказав так: «Когда бы ни подумал об этом, боль пронзает меня до костей. Хоть и не хочу того, смерти не избежать». Сказав так, подставил свою шею, чтобы быть казненному. Кодо казнил его, отрубив голову. Выкопав могилу, похоронил.

В одной книге говорится: «Силла похоронила череп вана Мён, а остальные кости с должными церемониями отправила в Пэкче. Ван Силла похоронил кости вана Мён под лестницей северной залы дворца. Этот зал назвали Тодан».

Ёчхан был в конце концов окружен. Он пытался вырваться, но не смог. Его войска пришли в ужас и не знали, что им делать. Среди них был хороший лучник по имени Тукуси Куни-но Миятуко. Он вышел вперед, натянул тетиву, тщательно выбрал цель и сразил самого смелого конника Силла. Стрела пробила переднюю и заднюю луки седла, а также доспех. Стрелы, которые он продолжал пускать, были подобны дождю; не зная устали, он стрелял из лука со все возрастающей яростью и заставил отойти окружившие их войска. Поэтому Ёчхан и его военачальники смогли скрыться по тайной тропе. Ёчхан похвалил Куни-но Миятуко за то, что своими стрелами он вынудил отступить окружившие их войска, и даровал ему почетное имя Курази-но Кими.

Удостоверившись, что войска Пэкче были совершенно измождены, военачальники Силла вознамерились уничтожить их окончательно. Но один из них сказал: «Это будет ошибкой. Государь Ямато часто нападал на нашу землю из-за Имна. Если же уничтожим Пэкче, то наверняка навлечем на себя бедствия в будущем». Поэтому дальнейшие действия предприняты не были».

 

Численность войск.

 

Здесь возникает вопрос о том, какие по численности и составу войска были выставлены обеими сторонами.

Сообщение о потерях Пэкче, взятое из «Силла понги», кажется совершенно фантастическим по причине невероятно большого для этого региона числа простых солдат и крайне малого – командного состава 64.

Простой анализ текста «Самгук Саги» показывает, что для подобных пограничных операций выставлялись войска в количестве 3-10 тысяч человек и потери порядка 1000 человек расценивались как большие. Если гибло все войско, то наступала катастрофа, которая вела к серьезным территориальным и материальным потерям.

Для иллюстрации здесь стоит привести два сообщения из «Самгук Саги», касающихся как выводов, сделанных историками о результатах этого сражения, так и освещающее реальные численности армий противоборствующих сторон во времена Троецарствия и потерь во время полевых боев.

«Когурё понги», свиток 18:

« В четвертом году правления 65  [когурёского Квангэтхо-вана] осенью, в восьмом месяце, ван сражался с войском Пэкче на берегу реки Пхэсу и нанес сильное поражение – в плен было захвачено более восьми тысяч человек».

«Пэкче понги», свиток 25:

«В четвертом году правления 66  [пэкческого Асин-вана] 1… осенью, в восьмом месяце, по повелению вана военачальник левой руки Чин Му и другие выступили в поход против Когурё. Сам когурёский ван Тамдок с семитысячным войском укрепился в верховьях реки Пхэсу и дал отпор. Наша армия потерпела большое поражение – было убито восемь тысяч человек.

Зимой, в одиннадцатом месяце, ван, желая отомстить за поражение на Пхэсу, лично повел семитысячное войско»

Противоречие в переводе, предоставленном М.Н. Паком, состоит в разном определении характера потерь при совпадении численности. Очевидно, что невозможно одновременно убить 8000 человек и захватить их в плен. Во всяком случае, если даже все пленные подлежали казни (что весьма и весьма сомнительно 67), то в ходе сражения побежденные должны были в любом случае понести серьезные потери. Однако в обоих сообщениях не называется ни одна цифра для разгромленного на Пхэсу войска Пэкче, кроме 8000 воинов, попавших в плен (по переводу М.Н. Пака в «Когурё понги») или же убитых (по переводу М.Н. Пака в «Пэкче понги»). Как же разрешить еще и это противоречие, возникшее в ходе экскурса в историю Когурё для освещения численности войск Силла и Пэкче? Видимо, стоит привлечь для этого дополнительные материалы, на которые ссылается М.Н. Пак в своем труде.

Так, в надписи на т.н. «стеле Квангэтхо-вана» продолжается рассказ об этой войне, где говорится, что 396 г. Квангэтхо-ван (Тамдок) организовал морской поход против Пэкче, во время которого захватил 58 городов и 700 деревень, окружил столицу Пэкче город Хансон и заставил сдаться Асин-вана. Контрибуция Пэкче состояла в 1000 пленных, которых Квангэтхо-ван увел с собой, 1000 кусков тонкого полотна и заложниках – брате Асин-вана и 10 министрах его кабинета.

Очевидно серьезное противоречие – с одной стороны, если принять версию перевода М.Н. Пака, Квангэтхо-ван с 7000 воинов разбивает войско Пэкче под командованием полководца левой руки Чин Му, состоящее не менее, чем из 16000 воинов, при этом пленными Пэкче теряет 8000 воинов и 8000 теряет убитыми! С другой стороны, Асин-ван собирает всего 7000 (!) воинов, чтобы отомстить за гибель войска Чин Му, а при осаде самой столицы Пэкче – города Хансона Квангэтхо-ван ограничивается уводом всего 1000 пленных!

В связи с вышеизложенным стоит отметить, что в оригинале «Когурё понги» стоит следующая фраза: «*нохвек пхальчхон йё кып», которую можно перевести аналогично М.Н. Паку: «захваченных живыми более 8000». В чем же противоречие?

Действительно, в современном языке слово «*нохвек» имеет вполне определенное значение – «захватить живым». Однако Ким Бусик писал не на современном корейском языке, а на ханмуне, давно вышедшем из широкого употребления, но сохраняющегося в повседневной жизни в виде многочисленных китаизмов. Отличие же ханмуна 68 от современного путунхуа 69 состоит, в первую очередь, в словоупотреблении – многие современные значения иероглифических сочетаний имеют в ханмуне совершенно иное значение. Поэтому разберем подробно слово «*нохвек» – его первая часть, иероглиф «*но», означает «раб», в пренебрежительном значении – «враг». В качестве компонента он входит в слово «пхоро» – «пленник». По смыслу оно складывается из двух компонентов – «пхо»/«хватать» и «*но»/«враг», т.е. «схваченный враг». Аналогичное употребление иероглифа в редком сочетании «*нобонъ» – «острие вражеского меча», в переносном смысле «фронт передовых вражеских частей» но никак не «острие меча пленника». Одно из китайских сочинений о монгольских народах называется «Бэйлу фэнсу» (кор. «Пунъно пхунъсок»), т.е. «Обычаи северных врагов/рабов». Т.о. мы можем перевести сочетание «*нохвек» по смыслу как «*но (врагов) хвек (захватили/взяли трофеем)».

Далее в оригинале текста указано очень странное слово для обозначения счета пленных – «кып». В современном языке это слово означает «класс, разряд», однако в ханмуне это слово употреблялось для подсчета отрезанных после битвы голов вражеских воинов. Тем не менее, М.Н. Пак переводит его как счетное слово для понятия «пленник», что не является верным.

В результате подробного разбора этой фразы мы можем скорректировать перевод М.Н. Пака и привести новый перевод, снимающий противоречия между двумя сообщениями Ким Бусика: «*но хвек пхальчхон йё кып» – «в трофей взяли более 8000 вражеских голов».

Эти сообщения – текст «Самгук Саги» и «стела Квангэтхо-вана» ясно показывают, что для противоборства Трех Царств обычным количеством воинов, вышедших в битву даже под водительством самих ванов, было 5-8 тысяч бойцов высокой квалификации, как правило, конных, которые могли дополняться ополчением, имевшим, судя по всему, гораздо худшее вооружение и выполнявшим вспомогательные функции. Потери порядка 8000 воинов могли привести к созданию критической ситуации для проигравшей стороны. Многочисленные же сведения «Самгук Саги» о постоянных набегах Трех Царств на рубежи друг друга обычно сообщают о нескольких сотнях убитых и пленных. Обычно эта цифра составляет от 100 до 1000 человек, но чаще всего – 200-300.

Столь подробный экскурс во времена, отстоящие от основной рассматриваемой нами темы почти на 160 лет, потребовался для того, чтобы усомниться в реальности приведенных в «Силла понги» цифр потерь Пэкче – 29600 простых воинов и 4 чвапхёна.

Если рассмотреть сообщение «Пэкче понги», то видно, что Мённон-ван выступил на соединение с принцем Ёчханом, имея всего 50 воинов. Указано в обоих случаях (текст «Силла понги» и «Пэкче понги»), что эти воины были лучшими. Т.о. стоит принять именно эту цифру в качестве правильной.

Даже если принять во внимание версию В.М. Тихонова о том, что иероглиф «сип» – «десять» в ксилографе – это недописанный иероглиф «чхон» – «тысяча» 70, то и тогда численность войска Мённон-вана составит только 5000 человек. Однако, помимо сомнений, высказанных В.М. Тихоновым, других оснований для такого предположения нет, поэтому его стоит оставить в качестве одной из гипотез, нуждающихся в дальнейшей разработке при условии появления дополнительного материала по вопросу.

Также стоит принять во внимание, что в «Нихон секи» говорится об отправке в Корею 1000 воинов при 100 конях, что явилось существенной поддержкой для Пэкче (имеется в виду, что это – профессиональные воины, а не ополченцы – прим. А). Выше уже приводилась выдержка из текста японской хроники, где Мённон-ван говорит о своем стремлении получить 3000 японских воинов для несения пограничной службы и сдерживания агрессии Силла. Многочисленные сообщения «Силла понги» говорят о вторжениях японских дружин на 100-300 кораблях. Если учесть, что на 40 кораблях могло находиться порядка 1000 воинов и 100 коней, то, принимая среднюю грузоподъемность древнего японского судна в 50 воинов, получаем численности японских войск порядка 5-15 тысяч (с учетом того, что 1 конь равен по весу 6-8 воинам). Если же брать численность воинов на 1 корабле в 25 человек, то отряды вторжения насчитывали, как правило, 2500-7500 человек. Однако более правильной кажется первая цифра. В 731 г. Сондок-ван лично распорядился выслать войска для отражения нашествия «людей Вэ» на 300 судах, что говорит о значительной опасности, которую представлял для Силла такой крупный отряд противника.

Итак, можно считать установленным, что в состав войска Пэкче входили пэкческие и японские воины. Утверждение о присутствии в союзном войске неких людей Каран (точнее, Карянъ), отождествляемых Ли Бендо с каясцами, не имеет под собой оснований.

Согласно переводу «Нихон сёки», сделанному В.М. Тихоновым и несколько отличному от перевода А.Н. Мещерякова и Л.А. Ермаковой, крепость Хамсан штурмовали японцы и воины восточного округа пэкческой столицы. Из источников известно, что в округах пэкческой столицы были расквартированы по 500 воинов. Значит, максимальное количество воинов, штурмовавших и взявших Хамсан, составит 1500 воинов (1000 японцев и 500 пэкчесцев). Учитывая, что это был авангард, можно сделать вывод, что численность всего войска вряд ли превышала 10000 человек (но даже при таком раскладе авангард в 15% от численности войска кажется не очень большим), а Хамсан – небольшой крепостью с деревянными укреплениями и маленьким гарнизоном. И тем более невероятным кажется сообщение «Силла понги» о 29605 убитых 71.

В среднем же численность гарнизона пограничной крепости составляла около 500 воинов как по цитированным сообщениям «Нихон секи», так и по материалам «Самгук Саги». Это также косвенно подтверждает наши выводы относительно размеров крепости Хамсан и авангарда союзного войска, успешно штурмовавшего ее. В то же время резиденция вана Силла – упоминаемая в записи 554 г. крепость Мёнхваль, имела в окружности 3000 по, что составляло примерно 3800 кв. м. Вряд ли провинциальные крепости типа Квансан были существенно больше. А разместить на столь ограниченной площади значительные силы в несколько десятков тысяч человек также представляется сомнительным. Успех же обороны крепости, особенно при ведении активной обороны, сопровождающейся вылазками из крепости и полевыми сражениями под ее стенами, невозможен, если осаждающие войска имеют подавляющее большинство 72.

Кроме того, собрать в кратчайшие сроки все провинциальные войска, подлежащие мобилизации, невозможно, да и лояльность населения Новой провинции правящему дому Силла вряд ли могла быть достаточно высокой – не стоит забывать тот факт, что в состав Силла эти территории вошли всего лишь годом ранее.

Национальный состав силланских войск также был разнороден – помимо воинов из Силла в состав областных войск вошли воины из Кымгван Кая под руководством Ким Мурёка. Согласно историческим преданиям рода Ким, ведущего свое происхождение от владык Кымгван Кая, ван Кымгван Кая покорился в 532 г. в Силла и привел с собой на службу своему сюзерену свою дружину, а также сыновей, среди которых был и Ким Мурёк. Поэтому утверждение В.М. Тихонова о том, что из-за разнородности национального состава войск Мённон-вана и произошла Квансанская катастрофа, не выглядит убедительным.

Поэтому гарнизон крепости Квансан, несмотря на то, что он мог в несколько раз превышать гарнизон обычной пограничной крепости типа упомянутой в послании Мённон-вана Хамсан, и деблокирующий отряд Ким Мурёка не могли иметь в своем составе несколько десятков тысяч человек.

Но в таком случае требуется снизить количество воинов в союзном войске Пэкче и Ямато. Однако мы опять встаем перед противоречием – Мённон-ван, по Нихон секи», заявил, что только в Имна он послал 10000 воинов.

Однако ситуация с Имна совершенно неясна – почему там потребовались воины из Пэкче, каковы были перипетии их похода, почему выступило войско в 10000 человек, когда сам ван Пэкче имел при себе гораздо меньший отряд воинов?

Следовательно, сообщение «Нихон секи» о том, что Мённон-ван послал 10000 воинов в Имна надо рассматривать вкупе с историко-географическим исследованием местности, а общую численность войск как со стороны союзников, так и со стороны Силла стоит снизить.

Если принять во внимание, что Пэкче к 554 г. уже владело некоторыми землями в пределах Имна, то можно предположить, что Квансан находился не на территории, недавно отвоеванной Пэкче у Когурё, а где-то на землях, близких подвластным Пэкче территориям Имна, отторгнутым Силла у Пэкче вместе с крепостью Квансан в 553 г.

Данное утверждение основывается на том, что в «Самгук Саги» в разделе «Чапчжи. Чеиль. Чири иль» сказано: «Округ Корён – это бывшее Корён государства Кая. После захвата Силла оно стало округом Кодоннам». Несколько юго-западнее округа Корён располагался округ Квансон с центром Квансон – «Административная крепость». Между округами Квансон и Корён располагался округ Самнён, из которого происходил коган, убивший Мённон-вана согласно сообщению «Силла понги». Все эти округа входили в область Санджу, которая граничила как с Когурё, так и с Пэкче. Эта область получила правителя в звании кунчжу во времена правления Попхын-вана в 525 г. и, по видимости, была расширена по мере завоеваний на западе.

Крупная крепость в 1109 по в окружности была возведена в области Санджу только в 687 г. Т.ч. отчасти подтверждается наше предположение о том, что крепость Квансонъ была относительно невелика, хотя и крупнее, чем соседние крепости.

Если данное предположение верно и Квансонъ «Чапчжи» тождественен Квансансонъ «Силла понги», то сообщение Мённон-вана об отправке 10000 воинов в Имна говорит нам о точной численности союзного войска – 10000 солдат и офицеров, причем 1000 из них – солдаты, присланные из Ямато. Процент конных воинов достаточно высок, т.к. Пэкче по традиции выставляло многочисленную конницу.

Следовательно, в бою у горы Квансан погибло не 29600 воинов и 4 чвапхёна Пэкче, а совершенно иное количество. Очевидно, теперь речь уже не идет о десятках тысяч воинов.

Возможно, что в записи вкралась ошибка и речь идет не о количестве воинов, выражаемом в корейской записи как «иман (2 мана, т.е. 2 раза по десять тысяч) кучхон (9000) *юкпэк (600)» (29600), а о «ичхон (2000) кубэк (900) юксип (60)», т.е. всего 2960 человек.

Если данное предположение верно, то становится понятным, почему столь тяжелое, на первый взгляд, поражение Пэкче не привело к немедленному походу победоносных силланских войск на Саби и присоединение земель Пэкче к Силла еще в VI в. Принц Ёчхан должен был сохранить около 7000 воинов, которые должны были по большей части собраться на территории Пэкче после того, как они ушли из-под стен Квансан.

Тем не менее, мы имеем два других сообщения «Самгук Саги» из «Биографии Ким Юсина», которые, отрицая это предположение, тем не менее, сокращают общую численность союзного пэкческо-яматоского войска до 10000 воинов и входят в противоречие с сообщением «Силла понги».

Однако для допущения столь грубой ошибки 73 в определении количества убитых (2960 вместо 29600) слишком мало оснований, чтобы на данный момент всерьёз отстаивать эту версию.

В любом случае, мы можем сделать вывод, что войско Ёчхана и Мённон-вана было менее 29600 человек и, скорее всего, насчитывало 10-11 тысяч воинов, которые понесли большие потери 74 в сражении у Квансан. Маленькое количество погибших офицеров обусловлено, по всей видимости, тем, что Ёчхан и основная часть командного состава просто бежали с поля боя, бросив своих солдат на произвол судьбы, о чем сказано в «Нихон секи».

 

Реальные последствия сражения.

 

Тогда встает вопрос, а правомерен ли вывод М.В. Воробьева со ссылкой на Мун Чончхана о том, что «король пал на поле брани, армия рассеялась, чуть не половина территории Пэкче досталась Силла. Попытки привлечь войска китайцев или японцев успеха не имели»?

В «Самгук Саги» под 555 г. («Силла понги») сказано, что ван Силла занимался установлением новых границ, а под 561 г. («Пэкче понги») и 562 г. («Силла понги») сказано, что Пэкче послало войска для нападения на окраину Силла. В тот год инцидент завершился пограничным сражением, в котором погибло более 1000 воинов Пэкче. В «Нихон секи» имеется запись под 562 г., где упоминается нападение Силла на Имна и полное уничтожение последнего. Аналогично и в «Силла понги» указано, что в 562 г. было уничтожено Тэгая (Имна). Поэтому стоит считать годом вторжения пэкческих войск в Силла именно 562 г. Видимо, Ёчхан не только хотел взять реванш за поражение 554 г., но и пытался защитить от посягательств Силла Тэгая, в которой просилланские настроения вновь могли смениться пропэкческими в связи с резким усилением Силла в бассейне Нактонгана после победы под Квансаном.

Видимо, распространение влияния Силла на территорию Пэкче в результате битвы у крепости Квансан в 554 г. было меньшим, нежели указано в работе Мун Чончхана, и ван Силла весь последующий за столь крупной победой над недавним союзником год провел в организации новой границы и упорядочением административного деления завоеванных земель. Административные мероприятия по реформированию системы округов, созданию малой столицы в Кугвоне, переселению семей знати в наиболее угрожаемые провинции отмечены и для последующих лет. А для 558 г. отмечено очень важное сообщение, из которого следовало, что Чинхын-ван был серьезно озабочен развитием событий – были предприняты беспрецедентные меры по укреплению столицы. В «Силла понги» указано, что нама Синдык изготовил камнемет «пхо» и станковый арбалет «но», которые разместили на стенах столицы. Для «Самгук Саги» это сообщение является первым бесспорным упоминанием камнеметов вообще!

Одновременно укреплял свою власть Видок-ван (принц Ёчхан). Лишь в 556 г. в Пэкче смог вернуться его младший брат Хе, но в сопровождении японской охраны в 1000 воинов. Напомню, что такую же по количеству солдат военную помощь получил и павший при Квансане Мённон-ван. Кроме того, в «Нихон секи» сказано, что незадолго до отплытия император Киммэй подарил принцу Хе «много оружия и хороших лошадей». В 555 г. принц Хе просил у Ямато помощь для реванша, и вот, год спустя, он ее получил в виде военной демонстрации на границах Силла.

Видимо, Видок-ван сохранил традиционный для Пэкче союз с Ямато, смог восстановить контроль над землями своего государства, уже в 10 месяце начального года своего правления разгромив вторгшихся с севера когурёсцев у крепости Унчхон. Если же следовать Ким Ирёну, то в «Самгук юса» сказано, что «в 3-м году  [правления лянского Юань-ди под девизом] Чэн-шэн (554 г.) в 9-м месяце пэкческие войска атаковали  [силласкую] крепость Чинсон. Увели в плен тридцать девять тысяч человек мужчин и женщин. Ушли, забрав восемь тысяч лошадей». Т.е. собрав свои разгромленные войска, Видок-ван уже через два месяца смог разгромить силласцев. В 562 г. он, следуя традиции поддерживать сношения с Имна, послал свое войско против Силла, но успеха не имел 75.

Совокупность приведенных соображений, к сожалению, крайне немногочисленных по причине лапидарности записей в «Самгук саги», не дает повода присоединиться к М.В. Воробьеву в его поддержке вывода Мун Чончхана. Пэкче, несмотря на небывалое доселе поражение своей армии, приведшее к гибели вана, не только сохранило силы, но и разгромило силласкую крепость Чинсон, отразило набег когурёсцев, собиравшихся воспользоваться ситуацией в Пэкче, получило помощь Ямато и сохранило основные территории. Попыток же пригласить войска китайцев ни в «Самгук саги», ни в «Нихон секи» не отмечено. Первое посольство Пэкче в Чэнь после смерти Мённон-вана отмечено лишь под 562 г. В другие же государства Китая отправка посольств Пэкче не отмечена. Тем более, что эфемерным китайским государствам периода Наньбэй чао 76, постоянно воевавшим друг с другом, оперативно оказать военную помощь Пэкче было бы весьма и весьма затруднительно.

 

Немного о крепостях и осадном искусстве Троецарствия.

 

Кроме всего вышеизложенного, очень интересно сообщение «Нихон секи» о том, что принц Ёчхан, вторгнувшись в Силла, построил крепость Кудамора. Возникают вполне справедливые сомнения, что принц, предпринявший столь решительные действия против врага, стал бы терять время и строить какую-то крепость, вместо того, чтобы всеобщим штурмом решить судьбу осажденной вражеской крепости. Однако стоит вспомнить, что по данным китайских и японских источников, подобранных Ли Бендо, управляемый родственниками вана город назывался «дара», а словами «Большой город» или «Кудара» называли все Пэкче. Слово же «мора» в окончаниях названий крепостей означало просто «укрепленное место». Т.о. здесь мы встречаемся с военной традицией, свойственной армиям всего Древнего Мира – строительством укрепленного лагеря для того, чтобы отступить в него в случае поражения в открытом столкновении. Судя по контексту, принц Ёчхан, придя к Квансан и не одолев в первом бою вышедших ему навстречу каккана Удока и его воинов, построил укрепленный лагерь, который, по своему расположению напротив крепости Силла был также назван японцами «Административной крепостью». Следовательно, «крепость» Кудамора (или Кутхамура, как приводит в своем переводе В.М. Тихонов), которую выстроил принц напротив крепости Квансан, была укрепленным лагерем, а Кудамора может являться аутентичным пэкческим звучанием китаизированного слова Квансан. О традиции строительства укрепленных лагерей в преддверии битвы свидетельствуют, например, такие записи «Силла понги»: «… их ожидал прибывший с войсками пэкческий военачальник Кебэк, который раньше успел устроить три укрепленных лагеря, опиравшихся на неприступные места», и «Нихон секи»: «Выкопав рвы на равнине Пэкхап, он позволил войску спать и есть».

Конструктив крепостей, возводимых Пэкче и Силла, крайне сложно воссоздать из сообщений «Самгук Саги». Несомненно одно – крепости резко отличались друг от друга в зависимости от назначения. Так, стены силланской крепости Хамсан были деревянными, которые не выдерживали обстрела зажигательными стрелами из обычных луков, а стены столицы Силла Кымсон были сложным сооружением, которое имело специальные площадки для размещения метательных орудий – «пходэ». Некоторые провинциальные крепости, например, Пукхансан, также имели стены с парапетами и площадками для стрелометов и камнеметов «нопхо». Стены же, если по их гребню необходимо было разместить боевые машины, делали в виде земляных валов, облицованных камнем и скрепленных горячей глиной 77.

Наличие башен на стенах силланских и пэкческих крепостей неочевидно, но для крепостей Когурё практика размещения боевых башен на крепостной стене подтверждена многочисленными археологическими раскопками. Башни отмечены при описании столицы Пэкче Хансон под 475 г. в «Пэкче понги» и там четко указано, что они размещались внутри стен 78. Однако их упоминание наряду с дворцами и павильонами заставляет несколько усомниться в их боевом предназначении.

Для 660 г. в «Пэкче понги» указаны уже боевые башни на городской стене, но имелись ли башни в крепостях типа Квансан – неясно. Очень важным является также указание «Силла понги», что парапеты стен провинциальных крепостей не могли надежно защитить от камней, выпускаемых из камнеметов, и приходилось применять всевозможные завесы и сети для ослабления силы удара камнеметных снарядов. Видимо, это были или сравнительно тонкие и непрочные каменные закрытия, или же бревенчатые частоколы, проходящие по гребню вала. Рвы отмечены в ряде случаев, но их наличие или отсутствие диктовалось условиями местности. В качестве дополнительных защитных элементов могли использоваться заграждения в виде частоколов.

Т.о., силланские войска, зная о печальной участи крепости Хамсан, сожженной зажигательными стрелами воинов Ямато, шедших, по данным «Нихон секи», в авангарде войск принца Ёчхана, не могли надеяться на успех пассивной обороны крепости Квансан, и были вынуждены выйти навстречу. Подобная практика была распространена во времена Троецарствия. Так, например, поступили когурёсцы, сражаясь с Ким Юсином у крепости Нанби: ««… люди Когурё вышли из крепости и с воинственным видом располагались в боевой позиции…». Это говорит о том, что недавно захваченная у Пэкче территория Новой провинции была сильно разорена, и крепость Кудамора (она же – Квансан) была сильно разрушена при захвате ее силланцами. Видимо, за год, прошедший с момента отторжения земель Новой провинции у Пэкче, Силла смогла только пополнить гарнизон крепости и установить на валах бревенчатые закрытия для воинов 79.

О том, что эта крепость не являлась главным средоточием провинциальных войск, говорит также тот факт, что, несмотря на наличие боеспособного гарнизона, позволившего каккану Удоку выйти из крепости на битву с принцем Ёчханом, успех в бою достигнут не был, и на помощь спешно выдвинулись провинциальные войска («чонъ») Ким Мурёка, которые, как показывают исследования корейских и зарубежных историков, размещались в специально оборудованных полевых лагерях, имевших регулярную почтовую связь с административным центром провинции.

 

Традиция поединков в эпоху Троецарствия.

 

И вот, наконец, возникает последний вопрос – как силланский младший офицер-коган смог зарубить на поле боя вана Пэкче?

Для ответа на него стоит привлечь китайские и корейские источники. Они содержат ряд небезынтересных сообщений, в которых описываются аналогичные ситуации, хотя погибшие в них, как правило, не монархи, а всего лишь военачальники разных рангов.

Вот запись за 917 г. из «Циданьго чжи» Е Лунли 80 в переводе В.С. Таскина: «Когда они (войска Цзинь 81 – прим. А.) подошли к выходу из ущелья, Тайцзу (император Ляо Абаоцзи 82 – прим. А.) силами более 10000 всадников преградил им путь вперед. Цзиньские войска испугались. Тогда Ли Сыюань 83 во главе более ста всадников двинулся вперед первым. Сняв с себя шлем и потрясая плетью, он закричал по-киданьски: Вы без причины нарушили наши границы…» Вслед за этим, погоняя лошадь и, размахивая плетью, он три раза врывался в ряды киданей, убив одного из их вождей. Затем расположенные сзади воины дружно пошли вперед, в результате чего войска Тайцзу отступили, а цзиньские войска смогли выйти из гор»

А вот эта же ситуация, описанная в «Синь бянь Удай ши пинхуа» 84: «Десятитысячная конница киданей загородила им путь вперед – военачальники и воины от страха изменились в лице. Ли Сыюань, прихватив с сотню конников, первым выехал из строя. Сняв шлем и взмахнув плетью, он начал перебранку с киданями на их языке… Пустив коня резким ударом плети, он трижды врезался в строй киданей и зарубил одного цючжана 85. Отряды, стоявшие позади, бросились за ним. Кидани отступили, все цзиньское войско сумело пройти.

Сообщение из «Силла понги» за 629 г. повествует об аналогичном подвиге знаменитого силланского военачальника Ким Юсина в битве с Когурё у крепости Нанби: «… люди Когурё вышли из крепости и с воинственным видом располагались в боевой позиции, поэтому наши войска, взглянув на них, очень испугались и потеряли боевой пыл. Тогда Ким Юсин … тотчас же, вскочив на коня, вынул меч и прямо поскакал во вражеский стан. И таким образом трижды он врывался к врагам и выскакивал, каждый раз или убивая вражеского военачальника или унося их знамя. Воодушевленные его победой, наши войска с барабанным боем и громкими криками устремились вперед. Больше пяти тысяч человек из вражеской армии было убито, а вслед за тем пала и крепость»

В боях, приведших к падению столицы Пэкче Саби в 660 г. аналогичные подвиги пытались совершить два силланских воина, Пангуль, сын военачальника Хымсуна, и Кванчжан, сын военачальника Пхумиля: «Осенью, 9-го числа седьмого месяца, Юсин и другие вывели армию на Хвансанскую равнину, где их ожидал прибывший с войсками пэкческий военачальник Кебэк, который раньше успел устроить три укрепленных лагеря, опиравшихся на неприступные места. Юсин и другие, разделив войска по трем направлениям, дали четыре сражения, но без всякого успеха. Стали таять силы у командиров и солдат. Тогда военачальник Хымсун, подозвав своего сына Пангуля, сказал: «Для подданного нет ничего выше, чем преданность, для сына – ничего выше, чем сыновья почтительность. Отдавая жизнь в минуту опасности, можно сохранить и преданность, и почтительность» Пангуль ответил: «Так и будет», и тут же немедленно ворвался во вражеский стан и погиб в жестокой схватке. Затем военачальник левого крыла Пхумиль, позвав своего сына Кванчжана <некоторые называют Кванчханом>, поставил его перед боевым конем и, показывая военачальникам, сказал: «Моему сыну едва 16 лет, но духом он силен. И можешь ли ты в сегодняшнем деле стать примером для трех армий?» Кванчжан ответил: «Да» И сейчас же в доспехах и на коне совершенно один он ворвался во вражеский лагерь и был схвачен врагами и живым доставлен к Кебэку. Кебэк велел снять с него доспехи и, увидев, насколько он юн и храбр, пожалел его и не посмел причинить вреда, а только воскликнул: «Силла – это неодолимый враг. Если даже юноши такие, то каковы должны быть зрелые воины!» – и разрешил отпустить его обратно живым. Вернувшись, Кванчжан сказал отцу: «Если я, проникнув к врагам, не сумел ни отрубить голов их генералов, ни взять их знамени, то произошло это не от боязни смерти», и, кончив говорить, зачерпнул руками колодезную воду, выпил, а затем снова устремился во вражеский стан и вступил в отчаянную схватку. Поймав его, Кебэк отрубил голову, которую, привязав к седлу, отправил назад. Принимая эту голову, Пхумиль, рукав которого заливался кровью, сказал: «Лицо и глаза моего ребенка точно живые, потому что человек счастлив, если он может умереть, служа вану». Потрясенные увиденным, все три армии исполнились смертельной решимости и под зов барабанов устремились вперед на врага, и нанесли тяжелое поражение армии Пэкче».

Т.о., случаи, когда воин врывался во вражеские ряды и убивал высокопоставленного военачальника или же захватывал знамя, были не столь редки во времена написания «Самгук Саги», «Циданьго чжи» и «Синь Бянь Удай ши пинхуа». Но, может быть, это характерная особенность для 11-12 веков, времени составления всех трех упомянутых произведений и для времен Троецарствия этот прием нехарактерен?

В этом случае для решения вопроса стоит обратиться к материалу «Нихон Секи» 86, как к наиболее близкому по времени создания к описываемым событиям источнику. Вот что пишет «Нихон Секи» о событиях 553 г. на равнине Пэкхап:

«Зима, 10-я луна, 20-й день. Сын вана Пэкче Ёчхан поднял все войска страны и направился в Когурё.

 [Он] приходился сыном вану Мён,  [позже] стал ваном по имени Видок.

Выкопав рвы на равнине Пэкхап, он позволил войску спать и есть. Взглянув вечером на простиравшуюся вдоль обширную и плодородную равнину, где следов человека было мало и не слышался лай собак, он вдруг услышал звуки барабана и флейты. Ёчхан был очень удивлен и, ударив в ответ в собственный барабан, велел оставаться всю ночь настороже. Когда же он поднялся рано утром, то увидел, что широкая долина покрыта флагами так, как холм – зеленой травой. Когда рассвело, появилось пятеро наездников. Один из них был в доспехах, закрывающих шею; двое были с гонгом; еще двое – с хвостами леопарда.

Непонятно, что такое «гонг».

Приблизившись, они сказали: «Люди сказали, что на нашей равнине остановились гости. Как мы могли не поприветствовать вас? Хотим, чтобы ты поприветствовал нас и скорее сообщил твой род, возраст и ранг». Ёчхан отвечал: «Мой род – тот же, что и ваш; мой ранг – хансоль; лет мне 29».  [Сын вана] Пэкче спросил в свою очередь  [этих наездников]. Ответ был дан таким же образом. Тогда были подняты стяги и начался поединок.  [Богатырь] Пэкче копьем сбил с коня богатыря Когурё и отрубил ему голову. Потом он насадил голову на острие копья, вернулся к войскам и показал ее. Гнев и ярость генералов Когурё были велики. Радостные же крики  [воинов] Пэкче сотрясали небо и землю. Тут командиры ударили в барабаны и бросились в битву, загнав вана Когурё к вершине горы Тонсон»

Идентичные сведения имеются в «Нихон секи» и относительно практики единоборств в японских войсках.

Так, под 672 г. отмечено, что в 22-й день 7 луны «Тисон, командующий войсками Апуми, выдвинулся вперед. Он разобрал середину моста, так что там образовалось отверстие длиной в три цуэ и положил в то место длинную доску. Если кто-то переправлялся там, то доску убирали, и он падал вниз. Поэтому напасть на них было нельзя. Один смельчак по имени Опокида-но Кими Ваками отбросил копье, облачился в доспехи, обнажил меч и стремительно перебежал по доске. Он перерубил веревку, привязанную к доске. Несмотря на падающие на него стрелы, он проник во вражеский лагерь. Войска пришли в замешательство и разбежались. Остановить их было невозможно. Тисон обнажил свой меч и рубил бегущих, но остановить бегство не мог. Его зарубили возле моста».

Буквально следующим днем датируется бой у пруда Аси со сходными условиями: «Они (воины Апуми – прим. А.) вернулись и заняли оборону в Канадунанови… В это время смелый воин по имени Кумэ обнажил меч, погнал коня вперед и вторгся в стан врага. Вслед за ним ворвалась конница. Воины Апуми разбежались»

Следовательно, традиция единоборств или же действий отдельных всадников друг против друга при бездействии остального войска существовала в Корее и сопредельных странах еще во времена Троецарствия и применение этого приема войсками Ким Мурёка не должно вызывать сомнений.

Как же звали победителя Мённон-вана? «Нихон секи» называет раба, конюха Когджи, казнившего плененного монарха. Однако общее описание битвы не согласуется с этой версией. М.Н. Пак предлагает версию, по которой силланца звали Тодо, однако я считаю не совсем уместным давать такое толкование тексту, т.к. в оригинале стоит следующая фраза:

«пичжан Самнёнсангун коган то то кыпкёк саль Пэкче ванъ»

Очень осторожно попытаюсь предположить, что фраза, которая у М.Н. Пака звучит следующим образом: «младший военачальник (пичжан) Коган Тодо из округа Самнёнсан мгновенным ударом убил пэкческого вана», может иметь следующий перевод:

«помощник полководца (пичжан), одновременно являющийся (то) коганом из округа (кун) Трехлетней горы 87 (Самнёнсан), молниеносным ударом (кыпкёк) меча (то) убил (саль) 88 вана (ванъ) Пэкче».

В этом случае кажется нелогичным, почему имя героя не указано в тексте посвященной его подвигу записи, однако при принятии версии об его имени Тодо стоит учесть, что само по себе это имя ничего не значит.

В то же самое время имена сражавшихся при Квансан военачальников переводятся как Удок – «Обладающий добродетелью», Тхамчжи – «Погрузившийся в раздумья», Мурёк – «Сила оружия». Имя Тодо можно условно перевести как «Меч столицы», но из текста нельзя вывести такую этимологию, т.к. сказано, что он был из округа Самнёнсан, не являвшегося столичным.

Если же это была попытка Ким Бусика записать местное силланское имя способом «иду», то это идет вразрез со способом записи всех остальных имен хроники.

В то же время очень хорошо перекликаются между собой сведения «Нихон секи» о том, что вану Мённону отрубили голову и «Самгук Саги», где стоит сочетание «кыпкёк», что в средневековом языке означало не только молниеносную атаку, но и специфический прием боя на мечах – очень быстро наносимый рубящий удар 89. Следовательно, первое «то», которое может переводиться с ханмуна и как «столица», и как указание «тот, кто является одновременно», следует, по моему мнению, перевести по второму способу как указание. А второе «то», означающее «однолезвийный слабоизогнутый меч», следует логически связать с последующими словами «кыпкёк» и рассматривать как указание на вид оружия, которым был убит Мённон-ван.

Кроме того, стоит упомянуть еще одну терминологическую тонкость – мечом в полном смысле этого слова называли меч типа «цзянь» (кор. «ком», яп. «кэн»), которые «имели прямой обоюдоострый клинок, небольшую головку рукояти и незначительную гарду» 90. Эти клинки считались престижными и почетными, ими вооружались представители высшей аристократии и воинской элиты, их использовали в государственных ритуалах. Слово же «дао» (кор., яп. «то»), вошедшее в имя когана по М.Н. Паку, означало более однолезвийный тесак, большой хозяйственный нож, нежели меч – оружие благородного воина. Дао мог использоваться простыми воинами и младшими командирами в качестве личного оружия, но в этом случае образование имени по типу «Меч (читай «тесак») столицы» кажется совершенно маловероятным.

 

Окончательная реконструкция.

 

На основе всех вышеизложенных материалов логично попытаться провести реконструкцию хода событий, приведших к гибели Мённон-вана в битве у Квансан.

1. Политическая обстановка.

Напряжение политической обстановки на северо-востоке Пэкче вызвало вторжение Силла и захват части территорий с центром в Кудамора, на которых была образована силланская провинция Синчжу (Новая провинция). Мённон-ван, обеспокоенный нарастающей агрессией со стороны Силла, послал за помощью к императору Киммэй и стал готовить поход против Силла с целью восстановить статус-кво.

Для того, чтобы добиться передышки в военных действиях и замаскировать подготовку похода, Мённон-ван заключил мирный договор с Силла, по которому отдал свою дочь в младшие супруги силланскому Чинхын-вану.

2. Начало похода.

Во второй половине 554 г. прибывает японская помощь, и союзники выступают в поход. Первоначально статус похода не является исключительным – его возглавляет наследник престола Пэкче принц Ёчхан, а не сам ван Пэкче. Отсутствие осадных машин и сравнительно небольшой отряд японских воинов, присоединившийся к войскам принца Ёчхана, подтверждает эти мысли и говорит о том, что войско Пэкче было отнюдь не столь большим, как утверждается в «Силла понги».

Однако первый успех союзников, которые в течение одного дня взяли пограничную крепость Хамсан и вторглись вглубь территории Новой провинции, заставил Мённон-вана повысить статус похода для того, чтобы укрепить свой авторитет в Пэкче и смежных владениях.

Видимо, войска Пэкче не встречали активного сопротивления со стороны местного населения, которое еще год назад подчинялось администрации Пэкче, поэтому Мённон-ван с небольшой свитой выехал в действующую армию.

3. Битва под стенами Квансан.

Тем временем принц Ёчхан одержал победу в полевом бою у стен Квансан, но крепости взять не смог. Видимо, войска Силла продолжали находиться под стенами Квансан, не давая союзникам применить зажигательные стрелы, как произошло в случае с крепостью Хамсан.

Осажденные срочно послали в провинциальный военный лагерь к ачхану Ким Мурёку с просьбой о помощи. Тот выступил с наличными силами, но, разобравшись в обстановке и получив сведения о прибытии Мённон-вана, решил расположить свое войско в засаде и выждать благоприятного момента.

К ночи в укрепленный лагерь принца Ёчхана, называемого Кудамора по названию осаждаемой крепости, прибыл Мённон-ван. Войска союзников, воодушевленные этим событием, несколько ослабили бдительность.

4. Гибель Мённон-вана. Разгром союзного войска.

Мённон-ван, в сопровождении своей небольшой свиты выдвинулся в первые ряды, чтобы осмотреть позиции вражеских войск и произвести, по возможности, атаку, но скрытый в засаде отряд силланского когана из округа Самнёнсан нанес молниеносный удар по воинам свиты Мённон-вана. В короткой рукопашной схватке коган обезглавил Мённон-вана.

Воодушевление в рядах союзников сменилось замешательством. Тут же в бой вступили основные силы Ким Мурёка, поддержанные воинами Удока. Войска союзников попали в окружение. Попытки пробиться к лагерю и укрыться за его частоколом успеха не имели.

Всю ночь отрезанные от своего укрепленного лагеря и деморализованные союзники провели в поле, а утром силланская конница начала атаку. Пэкческие воины пали духом и стали сдаваться в плен.

В этот момент японские лучники, входившие в состав союзного войска, обстреляли атакующую конницу. Гибель самого смелого силланского всадника привела наступающих в замешательство и принц Ёчхан вместе со своими военачальниками, бросив свое обезумевшее от страха войско, смог воспользоваться неплохим знанием местности и скрыться по тайной тропе. Коней пришлось бросить из-за горного характера местности и нежелания демаскировать тропинку.

Силланцы устроили на поле битвы ужасающее побоище, в котором погибли преимущественно рядовые воины. Все погибшие были обезглавлены и из их голов сложили пирамиды. В качестве трофея силланцам достались все боевые кони пэкческой конницы и тело Мённон-вана.

5. Последствия поражения Пэкче.

Однако даже объединенные силы Ким Мурёка и Удока были не настолько велики, чтобы преследовать отступившие войска принца Ёчхана на территории Пэкче и от планов окончательного разгрома Пэкче пришлось отказаться.

Воспользовавшись тем, что останки Мённон-вана находятся в его руках, Чинхын-ван предложил мир Пэкче на условиях сохранения существующей границы и выдачи тела Мённон-вана для погребения. Мир был поспешно заключен, т.к. и принц Ёчхан стремился как можно быстрее овладеть ситуацией, делавшей его единственным реальным претендентом на трон Пэкче, и ван Силла желал, со своей стороны, как можно сильнее упрочить свое господство на вновь завоеванных землях. Видимо, силы Пэкче не были подорваны столь основательно, как было сообщено Чинхын-вану и тот, осознавая этот факт, также старался выиграть время.

Однако Чинхын-ван вернул в Пэкче только тело Мённон-вана, захоронив в ритуальных целях его голову под лестницей северной залы своего дворца 91.

Принц Ёчхан, взойдя на престол под именем Видок-вана, тут же взял реванш за поражение при Квансан и предпринял поход на север для отражения набега Когурё, пытавшегося воспользоваться сложившейся в Пэкче ситуацией. После разгрома когурёских войск он, очевидно, предпринял ряд действий, направленных на укрепление своей власти в стране и подготовки нового похода на Силла с целью более эффектного реванша. Эти мероприятия заняли у него не менее 8 лет.

Одновременно в Силла готовились к серьезному столкновению с Пэкче и Ямато, приводя в порядок укрепления пограничных провинций, упорядочивая административный аппарат и предпринимая беспрецедентные в истории Силла меры по укреплению столицы, установив на ее валах камнеметные и стрелометные орудия.

В 562 г. Силла, успокоенная относительным затишьем на своей западной границе, повела решительное наступление на Имна и захватила территорию этого княжества. Под предлогом восстановления суверенитета Имна в Силла в 7 месяце 562 г. вторглись войска Пэкче и Ямато, однако предпринятые силланским правительством меры позволили отразить агрессию и закрепить вхождение земель Имна в состав Силланского государства.

 

Заключение.

 

Т.о., использовав все имеющиеся в нашем распоряжении источники и проведя тщательный их анализ, предприняв по мере необходимости уточнение перевода текста первоисточников, мы смогли раскрыть обстоятельства, приведшие к нарушению военно-политического баланса на юге Корейского полуострова и гибели Мённон-вана. Эти драматические события оказали огромное влияние на расстановку политических сил на карте Кореи времен Троецарствия и сыграли роль катализатора тех процессов, которые привели, спустя сотню лет, к гибели Пэкче и покорении его власти Силла.

Не умаляя ни в коей мере подвига М.Н. Пака, введшего в широкий научный оборот старейшую корейскую хронику «Самгук Саги», данный обзор еще раз дает возможность понять, что недостаточное внимание к реалиям военной истории подчас затрудняет понимание конкретных обстоятельств протекания важных исторических процессов и, фактически, лишает нас одной из самых драматических и ярких страниц истории развития человечества.

В заключение хочется выразить надежду, что данный обзор откроет собой эру исследования «Самгук Саги» не только с общеисторических позиций, но с позиций военной истории, и что это скромное начинание приведет к более полному и объективному раскрытию военной истории Кореи, которая до недавнего времени оставалась аутсайдером на фоне военных историй Китая с его многочисленными войнами с внешними врагами (сюнну, киданями, чжурчжэнями, монголами, маньчжурами и т.д.) и Японии с ее поистине культовой фигурой самурая, которым посвящены десятки и сотни книг и исследований.

 

Список использованной литературы:

 

1.  Ким Бусик «Самгук Саги», Москва, «Восточная литература», т. 1, 2001, т. 2, 1995, издание текста, перевод, вступительная статья и комментарии М.Н. Пака, т. 3, 2002, мздание текста, перевод, вступительная статья, комментарии, приложения под общей редакцией М.Н. Пака и Л.Р. Концевича

2.  «Нихон Секи», т. 2, С-Пб, «Гиперион», 1997, перевод со старояпонского и комментарии Л.М. Ермаковой и А.Н Мещерякова

3.  С. Тернбулл «Самураи. Военная история», С-Пб, «Евразия», 1999, перевод А.Б. Никитина

4.  К.С. Носов «Вооружение самураев», Москва, «АСТ», 2001

5.  Санг Х. Ким «Боевые искусства и орудие древней Кореи», Ростов-на-Дону, 2001, «Феникс», перевод А. Курчакова.

6.  «История цветов», Ленинград, «Художественная литература», 1991

7.  П.С. Попов «Китайский философ Мэн-цзы», Москва, «Восточная литература», 1998

8.  М.В. Воробьев «Корея до второй трети VIII века», С-Пб, «Центр Петербургское востоковедение», 1997

9.  В.М. Тихонов «История каяских протогосударств», Москва, «Восточная литература», 1998

10.  С.В. Волков «Служилые слои на традиционном Дальнем Востоке»Москва, «Восточная литература», 1999

11.  «Синь бянь Удай ши пинхуа» Москва, «Наука», 1984, первод с китайского, исследование и комментарий Л.К. Павловской

12.  Е Лунли «Циданьго чжи», Москва, «Наука», 1979, перевод с китайского, введение, комментарий и приложения В.С. Таскина

13.  С.А. Школяр «Китайская доогнестрельная артиллерия»Москва, «Наука», 1980

14.  «Сунь-цзы. У-цзы. Трактаты о военном искусстве» Москва, «АСТ», 2001, перевод с китайского, предисловие и комментарии академика Н.И. Конрада

15.  «У-цзин. Семь военных канонов Древнего Китая», С-Пб, «Евразия», 2001, исследования и примечания Ральфа Д. Сойера, перевод Р.В. Котенко

16.  Н. И. Фельдман-Конрад «Японско-русский учебный словарь иероглифов», Москва, «Русский язык», 1977

17.  Китайско-русский словарь, издание 2, стереотипное, под редакцией Б.Г. Мудрова, Москва. «Русский язык», 1988

18.  «Чжунъгук якча сачжон», Сеул, «Тосо чхульпхан», 1995

19.  «Prime куго сачжон», Сеул, «Тонъа чхульпханса», 1988

 

Примечания

 

 1. Ким Бусик ((1075 – 1151) – крупный государственный деятель периода Корё. В 1145 г. по повелению Инджон-вана (1124 – 1146) составил свод летописных сведений об эпохе Троецарствий, включивший в себя многочисленные первоисточники, не дошедшие до наших дней.

 2. Период Троецарствия в Корее длился с 57 г. до н.э. по 668 г. н.э. Три Царства – это Когурё (37 г. до н.э. – 668 г. н.э.), Пэкче (18 г. до н.э. – 660 г.), Силла (57 г. до н.э. – 935 г.).

 3. Соседями Трех Царств в Корее были не только Япония и Китай, но и протогосударства Кая, образовавшие в свое время Раннекаяский (во главе с Кымгван Кая) и, затем, Позднекаяский (во главе с Тэгая) союз, находившийся в бассейне реки Нактонган. По данным «Нихон секи», в состав земель Имна (то же, что и Кая) входили Кара, Ара, Саи, Тара, Чольма, Кочхи, Чатха, Санбанха, Кольчхан и Имне. Кроме того, в «Нихон секи» упоминаются Тхаксун и Ткаккитхан, а корейскими источниками зафиксированы Тэгая, Понгая и Кымгван Кая.

 4. Несмотря на достаточно высокую степень развития общественных отношений у кая, письменные памятники каяских протогосударств крайне лапидарны и примитивны для того, чтобы рассматривать их в качестве синхронного описываемым событиям источника. В основном, это эпиграфические памятники и надписи на сосудах. Составление т.н. «Карак Ки», повествующей об истории протогосударств Кая, относится уже к периоду Корё.

 5. Мённон-ван – правил в Пэкче в 523-554 гг. Во времена его правления Пэкче, боровшееся с Когурё и Силла за гегемонию в Корее, вступило в полосу войн с Силла, нарушив равновесие в южной части полуострова.

 6. «Пэкче понги» (кор. «Основные записи Пэкче») – анналы юго-западного корейского царства Пэкче, составная часть «Самгук Саги». Помимо указанного, существовала также пэкческая хроника «Пэкче понги», не дошедшая до нашего времени, которая активно использовалась при составлении «Нихон секи».

 7. «Самгук Саги» (кор. «Исторические записки Трех государств») – летописный свод, составленный в период Корё (1145 г.) под руководством крупного политического деятеля Корё Ким Бусика. Источники, послужившие основой для составления Ким Бусиком «Самгук Саги», ныне утрачены, и данный свод является на данный момент древнейшим имеющимся корейским источником по древней истории Кореи.

 8. «Силла понги» (кор. «Основные записи Силла») – анналы юго-восточного корейского царства Силла, составная часть «Самгук Саги».

 9. «*Йёльчон» (кит. «Лечжуань») – заимствованная Ким Бусиком у классика дальневосточной исторической литературы Сыма Цяня форма повествования, условно передаваемая как «Жизнеописания» и «Повествования». Также традиционный раздел дальневосточных исторических сочинений. В отличие от «Ши цзи», в «Самгук Саги» данный раздел посвящен исключительно жизнеописанию выдающихся людей эпохи Троецарствия.

 10. «Нихон секи» (яп. «Анналы Японии») – японская хроника, составленная в 720 г. на основании многочисленных несохранившихся до наших дней корейских и японских источников.

 11. Чинхын-ван – правил в Силла в 540-576 гг. 15 г. его правления соответствует 554 г.

 12. Мёнхваль – крупная крепость в районе столицы Силла Кымсон. Составляла часть системы из 6 крепостей, защищавшей столицу государства.

 13. Квансан (ср. Кудамора, Кутхамура в «Нихон секи») – крепость в т.н. Новой области (Синчжу), основанной Чинхын-ваном в 553 г. на землях, отторгнутых у Пэкче. Располагалась у северо-восточных рубежей Пэкче на землях, изначально населенных племенами кая. Отождествляется с современным городом Окчхон в провинции Чхунчхон Пукдо (Республика Корея).

 14. Каккан – 1-ая степень ранжирования в Силла. Давалась только представителям высшей аристократии – выходцам из сословия чинголь, связанного родством с правящей династией.

 15. Ичхан – 2-ая степень ранжирования в Силла. Давалась только представителям высшей аристократии – выходцам из сословия сонголь (до 654 г.) и чинголь (с 654 г.), связанного родством с правящей династией.

 16. Коган – 9-ая степень ранжирования в Силла. Давалась представителям провинциальной аристократии.

 17. Самнёнсан – крепость к северо-востоку от Квансан. Построена в 470 г. в процессе борьбы с кая за расширение сферы влияния Силла в бассейне Нактонгана.

 18. Чвапхён – 1-ая степень ранжирования в Пэкче. Всего в Пэкче насчитывалось 6 чвапхёнов, занимавших высшие должности в государстве.

 19. 32 год правления Мённон-вана соответствует 554 г.

 20. «Самгук Саги». Книга 41-ая. Раздел «Биографии», часть 1-ая, Ким Юсин.

 21. «Самгук Саги». Книга 43-я. Раздел «Биографии», часть 3-я, Ким Юсин.

 22. Корисан – вариант названия Квансан.

 23. Кочхальсон – вариант названия Квансан. Многовариантность древних топонимов на Корейском полуострове проистекает из неоднородной структуры протокорейского населения, говорившего на многочисленных и сильно различающихся между собой диалектах и даже разных языках, а также по причине использования на первых этапах освоения иероглифической письменности фонетического способа записи слов древнего языка (система «*иду»). Китаизация корейских топонимов и относительная унификация их написания были произведены в правление Кёндок-вана (742-765 гг.) в 757 г.

 24. Киммэй – правил в 539-571 гг. Во времена правления императора Киммэй Япония (кор. Вэгук) проводила политику направленную на союз с Пэкче и подчинение каяских протогосударств долины Нактонгана.

 25. 31 год правления Мённон-вана соответствует 553 г.

 26. 14 год правления Чинхын-вана соответствует 553 г.

 27. Ачхан – 6-ая степень ранжирования в Силла.

 28. Мупёк – представитель каяской аристократии, младший сын правителя Кымгван Кая Ким Кухэ. После перехода на службу в Силла достиг высшего чина каккан. Предок знаменитого полководца Ким Юсина – объединителя Кореи.

 29. В 433 г. Пэкче и Силла заключили между собой мирный договор. После этого в течение 120 лет в Самгук Саги нет ни единого упоминания о военном противостоянии этих государств. Одновременно отмечены в «Силла понги» 3 случая оказания военной помощи Пэкче Силла и 4 – Силла Пэкче. В «Пэкче понги» за тот же период отмечены 3 случая оказания военной помощи Силла Пэкче и 1 – Пэкче Силла.

 30. Вхождение Кымгван Кая в состав Силла, по данным «Силла понги», произошло в 532 г., когда ван Кымгван Кая Ким Кухэ отдался под покровительство Силла со своей семьей и сокровищами казны.

 31. Имна (яп. Мимана) – общее название каяских протогосударств в «Нихон секи». Иногда применяется для обозначения Ара-кая и Тэгая.

 32. Е (кит. вэй) – племена, проживавшие на северо-востоке Кореи.

 33. Мальгаль (кит. мохэ) – протоманьчжурские племена.

 34. Данная трактовка может быть оспорена, т.к. в настоящее время существуют две версии, по одной их которых (традиционная) Пэкче и Имна были данниками Японии и управлялись т.н. Нихонфу («Японской ставкой») в Имна, а по другой (современная) Пэкче поддерживала союз с Ямато, а Имна (в широком смысле) являлась союзом самостоятельных владений, противостоящих агрессии как Пэкче, поддерживаемого Ямато, так и Силла.

 35. Существует также мнение, что перенос столицы при Мённон-ване был вызван не ослаблением Пэкче, а, наоборот, его усилением и возникновением потребности в новой столице, которую можно было построить только на равнинных землях юга.

 36. В.М. Тихонов склоняется к мнению, что вытеснение пэкческих войск из Имна произошло без вооруженных столкновений. Однако из-за скудности данных нельзя утверждать что-либо наверняка.

 37. Одно из каяских владений.

 38. Одно из каяских владений.

 39. Одно из каяских владений.

 40. Одно из каяских владений.

 41. Возможно, здесь под Имна имеются в виду те каяские владения, которые еще не покорились Силла.

 42. Вариант названия Тхаксун.

 43. 6 год правления Янвон-вана соответствует 550 г.

 44. 11 год правления Чинхын-вана соответствует 550 г.

 45. Расхождения в хронологии «Нихон секи» и «Самгук Саги» очень часты и традиционно объясняются малой осведомленностью составителей «Нихон секи» о событиях на Корейском полуострове, а также малыми знаниями в области календаря китайского образца, усвоенного корейскими государствами.

 46. Сонмён – вариант имени Мённон-вана по «Нихон секи». Составлен из сокращенного личного имени вана «Мён» и его посмертного имени «Сон». Одна из типичных ошибок «Нихон секи» в области, касающейся сведений о событиях на Корейском полуострове.

 47. Ёчхан – фамилия и имя наследного принца Пэкче, переданного переводчиками «Нихон секи» как двусложное корейское имя. Реально имя принца звучала как Пуё Чхан. Пуё – правящий род в Когурё и Пэкче.

 48. Марипкан – до принятия правителем Силла по имени Чичжын в 503 г. китайского титула «ван» правители Силла именовались местными титулами «косоган», «чачхаун» и «марипкан».

 49. Вэ (сокр. от Вэгук) – название Японии в «Самгук Саги» до 670 г. В 670 г. название было изменено на Ильбон (яп. Нихон).

 50. Ибольчхан – 1-ая степень в системе ранжирования Силла. То же, что и каккан.

 51. Тхамна (вар. Тхаммора)– государство на острове Чечжудо. Находилось в зависимости то Пэкче, затем – Объединенного Силла.

 52. Панпха – по мнению В.М. Тихонова, здесь под Панпха подразумевается Тэгая.

 53. Кара – по мнению Юн Сокхё, здесь под Кара подразумевается Тэгая.

 54. Имна – возможно, здесь под имна имеется в виду весь Позднекаяский союз.

 55. Кольчхэк (кор. вар. Кольтхак, яп. Кицутаку) – крепость, построенная Пэкче в 513 г. для усиления своего влияния в Ара.

 56. Возможно, здесь под Имна имеются в виду Тэгая.

 57. Учитывая реальное соотношение сил и уровень развития общественных и производственных отношений, подобное намерение Ямато в отношении стран Корейского полуострова кажется «попыткой пчелы укусить черепаху сквозь панцирь».

 58. В данном случае под Имна имеются в виду Кымгван Кая, Тхаккитхан и Тхаксун, а также те земли на северо-востоке Тэгая, которые были отторгнуты Силла.

 59. Сочетание «силли» может означать также «понести потери».

 60. 27 год правления Кои-вана соответствует 259 г.

 61. Согласно «Пэкче понги»: «нэсин чвапхён – главный чиновник по повелениям и приемам вана, нэду чвапхён – глава кладовых и казны, нэбоп чвапхён – глава обрядов и церемоний, виса чвапхен – начальник охраны вана, чоджон чвапхен – главный судья, пёнгван чвапхён – управляющий внешними военными делами».

 62. Чхонъгван (кит. цзунгуань) – букв. «руководящий чиновник».

 63. Тохэнъгун – букв. войска (кун), двигающиеся (хэнъ), по дорогам (то).

 64. Согласно китайскому военному канону, применялась пятеричная система комплектации, когда на каждые 5 солдат приходился один командир. Т.о. реализовывался принцип «управлять войском в пятьдесят тысяч как пятью солдатами». Традиционная для варварских народов Дальнего Востока и Центральной Азии десятичная система подразумевала 1 командира на 10 солдат, что также подразумевало весьма внушительное количество младшего и среднего командного состава. Тем не менее, в тексте указаны лишь четверо представителей высшего командования (4 чвапхёна) и 29600 солдат (чоль), что, при учете всего вышеизложенного, очень и очень маловероятно.

 65. Четвертый год когурёского Квангэтхо-вана – соответствует 395 г.

 66. Четвертый год правления пэкческого Асин-вана – соответствует 395 г.

 67. Так, согласно сообщению той же «Силла понги», взятых в 562 г. в плен в бою с войсками военачальников Исабу и Садахама каясцев превратили в рабов и пожаловали отличившемуся в этой битве Садахаму. Другие сообщения говорят о том, что взятых в плен людей стремились превратить в податное сословие, поэтому казнь всех сдавшихся в плен кажется чем-то из ряда вон выходящим для того периода.

 68. Ханмун (яп. камбун, вьет. ханван) – древнекитайский литературный язык вэньянь, широко применявшийся в странах Дальнего Востока, аналогично латыни в средневековой Европе.

 69. Стандартизованный на основе пекинского диалекта современный китайский язык

 70. Иероглиф «сип» имеет форму прямого креста, а иероглиф «чхон» имеет в основе тот же иероглиф «сип» с дополнительной наклонной чертой в верхней части иероглифа. Вполне возможно, что этот элемент был не вырезан на матрице по невнимательности гравера.

 71. 1 ван, 4 чвапхёна и 29600 солдат.

 72. См. «Когурё понги» об обороне крепостей Анси и Ёдонъ во время походов суйского Ян-ди, а также танских Тай-цзуна и Гао-цзуна.

 73. В отличие от записи числа арабскими цифрами, запись китайскими иероглифами не имеет такого слабого места, как количество нулей. Поэтому «ошибка на один нолик» невозможна. Замена же иероглифа «ман» – «10000» на иероглиф «чхон» – «1000» возможна только сознательно по причине полного графического различия этих иероглифов.

 74. Вполне возможно, что в схватке погибло сравнительно небольшое количество воинов – например, 2960 человек, если считать цифру 29600 опиской составителя. В то же время пленные могли быть казнены после боя, что дало право Ким Бусику сказать о 10000 отрубленных голов.

 75. Судя по данным «Нихон секи», одновременно с воинами Видок-вана в Силла вторглись еще 2 отряда воинов Ямато, но были разбиты, причем командный состав одного отряда полностью попал в плен к силланцам.

 76. Период Северных и Южных династий (кит. Наньбэй чао) – длился с 420 (от падения династии Восточная Цзинь) по 581 г. (до объединения Китая династией Суй).

 77. Чынъ тхо (кор. «запаренная глина») – методика скрепления камней глиной при строительстве корейских крепостей отмечена еще в XVIII в. в «Ёрха Ильги» Пак Чивона, известного представителя движения «за реальные науки» (кор. «сирхакпха»), как устаревший и трудоемкий способ градостроительства.

 78. Наряду с распространенным литературным штампом для батальных сцен «и чханъ си сок» («под изобилием  [летящих] стрел и камней»), примененным в «Пэкче понги» для описания похода пэкческого военачальника Чин Му под 2 годом правления Асин-вана (393 г.), размещение башен внутри пределов городской стены говорит о развитии способов защиты от обстрела из камнеметов осаждающих. Подобные меры предлагались знаменитым сунским военачальником Чэнь Гуем, имевшим огромный опыт крепостной войны, еще в XII в.

 79. Порой для восстановления разрушенных при штурме крепостей требовалось значительное время. Так, в «Пэкче понги» под 26 годом правления Онджо-вана (8 г.) отмечена сдача пэкчесцам после длительной осады двух маханских крепостей – Вонсан и Кымхён. Их восстановление произошло лишь на 36 году правления Онджо-вана (18 г.).

 80. «Циданьго чжи» (кит. «История государства киданей») – сочинение по истории государства киданей, составленное в 1180 г. южносунским сановником Е Лунли на основе «Цзычжи тунцзянь» Сыма Гуана и прочих источников.

 81. Цзинь – княжество в северо-восточном Китае в период Пяти династий, созданное тюрками-шато и послужившее основой для создания династии Поздняя Тан.

 82. Абаоцзи (вар. Амбагань, Аньбаоцзинь, Амаки) – объединитель киданьских племен в единое государство. Правил с 907 г. (ориентировочно) по 926 г.

 83. Ли Сыюань – приемный сын Ли Кэюна, первого тюркского князя Цзинь. Второй император династии Поздняя Тан. В описываемое время – военачальник в войске тюрок-шато.

 84. «Синь бянь Удай ши пинхуа» (кит. «Заново составленное пинхуа по истории Пяти династий») – народное повествование в жанре пинхуа, рассказывающее о событиях, предшествующих воцарению Чжао Куаньиня (960 г.), основателя империи Сун. Составлено, предположительно, в эпоху Южной Сун на основании ряда династийных историй и исторических сводов.

 85. Цючжан – старейшина племени.

 86. Традиционной датой составления «Нихон Секи» считается 720 г. При составлении хроники были активно использованы не дошедшие до нас корейские первоисточники (древняя пэкческая летопись «Пэкче понги» и прочие).

 87. Гора была названа по крепости, которую строили там в течении трех лет.

 88. Иероглиф «ши» (кор. «саль») в древнекитайском литературном языке вэньянь имел специфический оттенок «убийство вышестоящего». См. П.С. Попов «Китайский философ Мэн-цзы», репринтное издание 1904 г., Москва, «Восточная Литература», 1998, с. 32

 89. Согласно тексту «Муе тобо тхонъчжи» «в Чосон известно 4 способа ведения боя – анбоп, кёкбоп, себоп и чабоп». В силланской системе владения мечом «Понгук ком», описанной в этом трактате, имеется ряд элементов, относящихся к «кёкбоп».

 90. См. К.С. Носов «Вооружение самураев», Москва, «АСТ», 2001, с. 139.

 91. В.М. Тихонов, со ссылкой на «Самгук Саги», утверждает, что это был южный зал, а череп был похоронен под местом, где стоял трон силланского вана.

Публикация:
XLegio © 2003