ХLegio 2.0 / Фортификация / Римская крепостная архитектура в оазисах Западной пустыни Египта

Римская крепостная архитектура в оазисах Западной пустыни Египта

Д.А. Карелин

Архитектура Египта в римское время (30 г. до н.э. – 337 н.э.) - одно из интереснейших явлений культуры. Под влиянием эллинистических и римских традиций происходило переосмысление принципов египетского зодчества, но и римская архитектура также подвергалась значительным изменениям. С одной стороны, она почти не отошла от принципов, характерных для римского зодчества, а с другой - она впитала в себя и культурно переработала те принципы, которые были присущи древнеегипетским архитектурным традициям.

В этой связи особый интерес представляет римское крепостное зодчество, наиболее консервативное и связанное в основном с функциональным аспектом архитектуры. Тем не менее, римские строители не могли не учитывать местных традиций, основанных на использовании местных материалов и наиболее выгодных в данных климатических условиях строительных приемов.

Египет играл важную роль в экономике Римской империи, поэтому римляне заботились о его укреплении и поддержании социального порядка и стабильности. Важной [211] задачей было обеспечение внешней и внутренней безопасности в оазисах Западной пустыни. В результате в римское время там была создана интересная оборонительная система. Несмотря на то, что римляне строили крепости по всему Египту, фортификационные сооружения в западных оазисах обладали некоторыми уникальными чертами. Целью данной работы является исследование римских крепостей в западных оазисах в контексте римской крепостной архитектуры Египта. Путем сравнительного анализа архитектурных и планировочных черт мы попытаемся создать типологию этих крепостей, а так же выявить сходства и различия между римской фортификационной архитектурой в западных оазисах и других регионах Египта.

Западные пустыня Египта является частью Ливийской пустыни, под которой располагается самое крупное в мире пресное подземное озеро. Благодаря этому в местах, где вода наиболее близко расположена к поверхности, существуют оазисы. Наиболее крупные из них: Фаюм, Сива, Бахария, Фарафра, Дахла и Харга растянулись по дуге, выгнутой на запад, от побережья Средиземного моря до Асуана. Заселены они были уже во время палеолита.1 Через оазисы проходили важные торговые пути: Дарб эль-Арбаин, шедший из Нубии через Харгу к долине Нила, и цепочка путей, связывавших оазисы между собой. Основная масса сохранившихся здесь памятников принадлежит греко-римскому периоду.

На сегодняшний день наиболее основательно исследованы фортификационные сооружения оазиса Харга. В то же время основная масса объектов в этом оазисе, за исключением крепости Каср Душ, исследована довольно поверхностно; по многим крепостям не были составлены даже [212] приблизительные обмерные чертежи.

К настоящему времени крепости в Западной пустыне изучены менее основательно, чем в фортификационные сооружения Восточной пустыни, которые за последние 30 лет были подробно исследованы С. Сайтботамом, Р. Циттеркопфом2, В. Максфилдом и Д. Пикоком3.

Первые описания римских крепостей в оазисах Западной пустыни принадлежат геологам Дж. Боллу4 и Х. Биднеллу5, проводившим в начале XX в. исследования этого региона. В середине XX в. большой вклад в изучение памятников внес А. Фахри6, который основательно исследовал все сохранившиеся на территории оазисов древнеегипетские сооружения. Подробное описание всех греко-римских объектов на территории оазиса Харга были сделано Р. Нойманном7. Из современных исследователей следует назвать М. Редде, который руководит экспедицией в Каср Душ8 и занимается исследованием объектов [213] греко-римского времени в оазисе Харга9. Относительно недавно К. Росси исследовала римский форт в Умм эль-Дбадиб10, относящийся к V веку. Следует упомянуть книгу К. Вивиан «Западная пустыня Египта»11, которая хоть и является формально путеводителем, но представляет собой информативный труд об истории оазисов.

К сожалению, несмотря на огромную работу, проделанную этими учеными, неисследованных объектов намного больше. Под воздействием современных антропогенных факторов многие памятники стремительно разрушаются, и с каждым годом увеличивается риск потерять многие из этих уникальных объектов, так их и не изучив.

Появление римской оборонительной архитектуры относится к периоду борьбы Рима с другими италийскими городами. Первый укрепленный военный лагерь был построен Марком Фурием Камиллом во время осады этрусского города Веи в 403 г до н.э.12 Наиболее яркий пример постоянного военного лагеря находился в Ламбезисе, в Северной Африке. Здесь сохранились руины двух римских лагерей13. В самом крупном из них было расквартировано не менее одного легиона.

После того, как к IV в. до н.э. римляне, победив союз 12 этрусских городов и покорив латинов и греческие колонии, добились гегемонии в Южной и Средней Италии, [214] началось активное строительство укрепленных поселений на покоренных территориях. В 334 г. до н.э на берегу Тирренского моря была основана первая колония Рима - Остия, представлявшая собой квадратную в плане крепость14. В дальнейшем город вытянулся вдоль Тибра.

Вторая волна основания колоний началась после Второй Пунической войны (218-201 гг. до н.э.), когда Рим начал окончательное покорение Северной Италии. Поселяя в основанных городах ветеранов, римляне решали сразу несколько проблем: воинов обеспечивали обещанным им земельным участком, а расселение римских граждан на варварских территориях способствовало романизации последних. Такая политика являлась великолепным средством поддержания порядка, так как поводов для недовольства у ветеранов было мало, а в случае восстания или нападения противника их можно было легко мобилизовать. Поскольку бывшим легионерам не нужно было платить жалование, такой способ обходился Риму значительно дешевле, чем содержание регулярных гарнизонов.

Главные критерии выбора места для основания города или крепости для римлян были указаны в трактате Витрувия. Город должен был располагаться в экологически благоприятном месте, имеющем важное стратегическое и экономическое значение.15 Он ни слова не говорит о гармонии с окружающим ландшафтом. Для ориентации улиц главным критерием была роза ветров.

Известно, что место расположения нового города выбирали жрецы, которые, прежде всего, проверяли печень пойманного на этой территории какого-либо животного, [215] и если печень была здоровой, что свидетельствовало об экологической благоприятности места, разрешали основывать город16.

Планировочной основой города были две улицы: Кардо, направленная с севера на юг, и Декуманус-Максимус, идущая с запада на восток17. Следы такой планировки сохранились в городах северной Италии, основанных в период поздней республики и правления Цезаря и Августа18. В это время Рим окончательно покорил Италию и начал крупномасштабные завоевания за её пределами.

В Египте римляне придерживались тех же планировочных принципов. Но если в Италии римляне строили колонии, то в Египте и других восточных провинциях римляне возводили крепости с гарнизономи.

Исключением из этого правила стал Тимгад – алжирское поселение ветеранов преторианской гвардии19. Хотя это поселение во многом напоминало колонии, основанные на севере Италии, оно значительно уступало им по площади и не имело большого военного значения. Реальной военной силой и важным гарнизоном этой провинции был уже упомянутый Ламбезис.

Положение Египта значительно отличалось от положения других восточных провинций, и его административное устройство имело несколько особенностей. В отличие от других провинций Египет не имел автономии и управлялся императорами не через проконсула, а через префекта, назначавшегося императором лично из сословия всадников20. [216] Всем, включая сенаторов и патрициев, было запрещено въезжать в Египет без специального разрешения.21 Римские императоры не стали изменять уже сложившуюся административную систему, разделявшую Египет на номы, но в корне изменили структуру власти и контроля. Посещение стратегических пунктов на границе было строго ограничено. Внутренняя и внешняя политика римлян в Египте была очень жесткой.22

Возможно, такой порядок установился с тех пор, как Август после победы над Антонием, чтобы избежать дальнейших прецедентов, ужесточил политику империи в Египте. Египет был одной из последних провинций, и у империи уже не хватало сил и людских ресурсов, чтобы строить здесь административную систему, подобную существовавшей в захваченных ранее провинциях. Не менее важной причиной была огромная стратегическая важность Египта, который был одной из основных хлебных житниц империи. Значительная часть хлеба в Рим приходила из Египта.23 Египет также был источником других ценных ресурсов: здесь находились золотые рудники24, месторождения гранита25, порфира26 и изумрудов.27 Поэтому императоры [217] относились к Египту, прежде всего, как к сырьевой колонии, которая нуждалась в защите от внешних врагов и поддержании внутренней стабильности, что было достигнуто благодаря строительству большого количества крепостей.

Крепости, как правило, возводили на важных стратегических дорогах. Эти пути были частью сложной транспортной системы, построенной римлянами. В целом они построили в Египте 103 дороги общей протяженностью 4000 км. Здесь было осуществлено одно из наиболее ранних разделений дорог по функциональному признаку: часть путей предназначалось для гражданского использования, часть – для военных целей. Гражданские дороги были широкими и мощеными и обычно использовались путешественниками и почтовой службой. Военные дороги были значительно уже, например та, что пересекала Ливийскую пустыню. На этих дорогах располагались охраняемые источники воды. Для прохождения по военным дорогам требовалось специальное разрешение28.

Как уже отмечалось, в римское время западные оазисы имели не только важное стратегическое значение, поскольку они фланкировали западные пределы Египта; но и играли важную роль в сельском хозяйстве Египта. Оазисы были разделены на три части. В первую – Аммониаке (Ammoniake), что переводится как «оазис Амона», входила Сива, во вторую – «Малый оазис» - Бахария, третья – «Большой оазис» - включала оазисы Дахла и Харга. В оазисе Харга сохранилось больше памятников, часть которых относится к объектам оборонного значения, что объясняется пограничным положением этого оазиса. К сожалению, в источниках нет однозначного определения того, к какому административному образованию [218] принадлежал пятый оазис – Фарафра.29 Отдельно среди оазисов можно выделить Фаюм, так как он, в отличие от остальных оазисов, находится недалеко от долины Нила и относительно далеко от границ римского Египта.

Оазисы были соединены с Долиной и Дельтой системой дорог. Сива была связана с побережьем Средиземного моря, «Малый оазис» - с Фаюмом, а из «Большого оазиса» проходили несколько дорог, ведуших к Ликополю (совр. Асьют) и Панополю (совр. Ахмим). На юге существовал путь, шедший из Каср Душ в Аполлонополь Магна (совр. Эдфу); еще одна дорога шла в Фивы.

Рассмотрим кратко основные оборонные сооружения, возведенные римлянами в оазисах Западной пустыни. В Фаюме сохранилась одна большая крепость, возведенная в городе Дионисиасе.30 Она представляла в плане квадрат, стороны которого приблизительно равны 80 м. Эта крепость была построена при императоре Диоклетиане в начале IV в. для контроля за дорогой, идущей из Ливийской пустыни в Фаюм.31 К. Вивиан считает, что эта крепость, так же как и подобная ей в оазисе Харга, могла быть построена для предотвращения набегов блеммиев.32 Как представляется, что это не может быть реальной причиной, так как Фаюм был со всех сторон окружен римскими владениями. Нельзя отрицать тот факт, что отдельные набеги блеммиев могли достигать Фаюма, но в этом оазисе не сохранилось маленьких крепостей наподобие тех, которые были построены на севере Харги. Для отражения набегов кочевого племени система маленьких фортов кажется более эффективной, чем возведение одного большого укрепления. [219] Скорее всего, основной функцией крепости в Дионисиасе был контроль за внутренней обстановкой в оазисе. Другое фортификационное сооружение в Фаюме, было найдено в Нармутисе (совр. Мединет Мади). Оно занимало в плане квадрат примерно 55 на 55 м. Эта крепость имела квадратные в плане угловые башни и еще две башни вдоль восточной стены, одну – квадратную, а другую – подковообразную. Так же, как и в Дионисиасе, здесь вдоль стен были возведены бараки. Эта крепость тоже была сооружена при Диоклетиане.33

Самый северный из всех оазисов – Сива – не нуждался в значительном укреплении, так как находился на значительном отдалении от внешних границ Римской империи. К западу от него располагались хорошо укрепленные провинции в Алжире, на востоке – дельта Нила, на юге - другие оазисы, на севере – Средиземное море. И хотя в Сиве не было обнаружено остатков римских крепостей, скорее всего, они должны были присутствовать в этом регионе. Во-первых, в Сиве были расположены небольшие военные силы, необходимые для поддержания порядка. Во-вторых, при императоре Августе римляне стали использовать этот оазис для ссылки политических заключенных.34

К юго-западу от Фаюма располагается оазис Бахария. Учитывая удаленность этого оазиса от границ Римской империи, можно предположить, что он также не нуждался в специальном укреплении. Тем не менее, на юге, по дороге в Фарафру, в маленьком оазисе эль-Хайз, в котором находилось несколько небольших, но процветающих римских поселений, был возведен небольшой форт. Его план имеет неправильную форму, размеры примерно 30×20 м.35 Можно предположить, что основным назначением этого форта был контроль за дорогой и обеспечение стабильности в этом регионе. Недалеко от крепости располагалась христианская церковь и дворец, который, вероятно, мог принадлежать начальнику римского гарнизона36. [220]

Южнее Бахарии располагается небольшой оазис Фарафра. Климат этого оазиса очень благоприятен для ведения сельского хозяйства. Оазис находился практически в центре африканских владений Рима. Через него шли дороги из долины Нила в Ливию и Алжир.37 На сегодняшний день известны руины одного форта в Фарафре, находящиеся в городе Каср Фарафра, столице оазиса. Судя по описаниям и рисункам, сделанным путешественниками в XIX в., можно предположить, что высота этой крепости составляла примерно 11 м, а длина стороны была около 100 м. Форт поддерживался в хорошем состоянии местными жителями, которые использовали его как убежище на случай вторжения. По разным описаниям, в нем было от 125 до 226 помещений.38

Южнее Фарафры располагается оазис Дахла. Скорее всего, это был самый процветающий оазис. По всей его территории найдено множество следов римских землевладельческих хозяйств, поселений и захоронений.

Здесь расположены несколько сильно разрушенных крепостей. Если форты в соседней Харге охраняли важный караванный путь Дарб эль-Арбаин, то через Дахлу проходил торговый путь Дарб эль-Тарфави. Несмотря на то, что Дахла практически напрямую была соединена с Ликополем, почти все шедшие из нее пути проходили через Харгу как через ближайший пункт с источниками воды и пищи. Сельское хозяйство, процветавшее в оазисе Дахла, имело большое значение для Римской империи. Кроме того, этот оазис располагался достаточно близко к юго-западным границам. Поэтому, по всей видимости, римляне особенно заботились о его укреплении. [221]

Предполагается, что главный гарнизон располагался в одном из крупнейших городов оазиса – Тримитисе.39 В Дахле сохранились две небольшие крепости: Каср эль-Касаба и Каср эль-Халакен40. Они находились на южной границе оазиса, как раз в том месте, где в него проникал торговый путь Дарб эль-Тарфафи.

Наибольшее количество крепостей в Западной пустыне было найдено в оазисе Харга. Во-первых, причиной строительства крупных крепостей в Харге была необходимость защиты и контроля над торговыми путями. Раньше было принято считать, что контакты Египта с Нубией осуществлялись через долину Нила, которую часто называют «коридором в Африку».41 Современные исследования изменили наши представления об этом и показали, что в отношениях между Египтом и Нубией немалую роль играли пути, проходившие через оазисы Западной пустыни.42 Известно, что в греко-римское время южнее Асуана разрабатывались аметистовые месторождения в Вади эль-Худи43 и золотые месторождения в Вади Аллаки и Вади Габгаба.44 Здесь проходил важный караванный путь Дарб эль-Арбаин. Он шел из Нубии в южный оазис Селима, где от него ответвлялся путь Дарб эль-Габалла, шедший в сторону современного Асуана. Дарб эль-Арбаин шел прямо на север, в оазис Харга. В оазисе он проходил через Каср Душ, [222] оттуда направлялся к центру оазиса и далее шел в долину Нила к Ликополю.

Во-вторых, столь серьезное отношение римлян к укреплению оазиса Харга связано с его расположением на границе Римской империи. Римляне предотвращали внутренние беспорядки и защищали оазис от внешних вторжений. Наибольшую угрозу представляли нападавшие с юга племена блеммиев, долгое время противостоявшие египтянам и жителям Куша. В конце III в. после заката государства Мероэ блеммии активизировались и стали серьезной проблемой для Рима. Со временем эта угроза выросла, и к концу IV в. их набеги стали достигать не только южных границ Римской империи, но и проникать вглубь оазисов Харга и Дахла. Необходимость защиты привела к усилению римского военного присутствия на юге Египта. Известно, что Диоклетиан пытался сдержать угрозу со стороны блеммиев путем перемещения подвластного Риму племени нобатов из оазиса Харга в Нубию.45

Кроме того, оазис Харга, использовался римлянами как место для ссылок. Одним из знаменитых заключенных был Ювенал (60-130 гг).46

Самой большой из найденных в оазисе Харга крепостей является форт в эль-Дейр. Он был основан в III в. во время правления императора Диоклетиана47 и находился на входе в оазис двух главных путей, соединявших его с долиной Нила: дорогой на Панополь и в Фивы. Последняя имела важное стратегическое значение, так как соединяла самую крупную крепость в оазисе Харга с самой крупной крепостью в Египте, находившейся в Фивах. Вокруг форта в эль-Дейр располагалось римское [223] поселение. Он имел план квадратной формы, его размеры – 73×73 м. Форт имел 12 полукруглых в плане башен: 4 угловых и 8 вдоль стен. Башни сохранились на высоту 12,5 м. Толщина стен форта составляет примерно 3,6 м. На верхний уровень стен и на башни вели продольные лестницы, расположенные в толще стен. Ворота, от которых сохранился лишь фундамент, выходили на восток. Внутренняя планировка крепости не сохранилась48.

В этом оазисе найдено несколько укрепленных крепостей-храмов. Все они располагались вдоль участка пути Дарб эль-Арбаин от южной окраины оазиса Харга до его центра. Самой южной крепостью-храмом являлась крепость в Каср Душ, затем по направлению на север располагались Каср эль-Зайан, Каср эль-Гувейта и Надура. Укрепленный храм в Надуре, построенный при императоре Антонине, занимал выгодную позицию на 130-метровом холме, на подступе к столице оазиса - городу Хибис.49

Расположенный южнее Каср эль-Гувейта также располагался на холме, доминирующем над местностью. Храм здесь был построен, возможно, при персах, а форт позднее, в римское время.50 Чуть южнее располагался Каср эль-Зайан. Этот храм был построен при Птолемеях и восстановлен и реконструирован в римское время. Собственно форт датируется римским периодом.51

На самом юге оазиса располагалась крепость-храм Каср Душ. В этом месте торговый путь Дарб эль-Арбаин проникал на территорию оазиса Харга. Крепость-храм также, как и описанные выше укрепленные храмы, располагалась на холме, с которого обозревались все окрестности. [224] Комплекс располагался на рельефном участке и занимал в плане квадрат с длиной стороны около 50 м. Форт находился примерно на 5 м выше храмовой части. Стены сохранились на высоту около 10 м.

Если в Каср эль-Зайан храм занимает значительную площадь в планировке ансамбля, то в Каср Душ ему отведена небольшая полоса земли на восточном участке комплекса, составляющую примерно 25 процентов всей застройки.

У этих крепостей наблюдаются существенные различия в строительной истории. Например, общий принцип не прослеживается в хронологической последовательности строительства храма и крепости. В Каср Душ крепость предположительно была основана еще при Птолемеях, а храм построен при Доминициане.52 А в Каср эль-Гувейта храм был построен еще при Дарии I, или при царях XXVI династии, а крепость датируется римским временем.53

Помимо этого, на севере оазиса сохранилась линия укреплений, которая состояла из маленьких фортов, построенных в IV-V вв.54 Это такие крепости, как Айн Лабека55, Айн Мухаммед Тулейб56, эль-Гиб57, Сумерия 58 и Умм эль-Дбадиб.59 [225]

Форт Умм эль-Дбадиб находился на северо-западе оазиса, на пути в оазис Фарафра. Вокруг крепости и неподалеку, примерно, в 500 м к северу, располагались римские поселения. Форт был квадратный в плане и имел размеры примерно 15×15 м. Стены сохранились на высоту около 11 м. Главные ворота находились в северной стене, по углам которой располагались две квадратных башни с лестничными клетками внутри. Толщина стен составляла около 1 м, с внутренней стороны к ним примыкали четырехэтажные галереи со сводчатыми перекрытиями, в которых располагались казармы и служебные помещения. Интересно, что в стенах этого форта были предусмотрены деформационные швы.

Айн Лабека располагается на севере оазиса, в местности, где торговый путь Дарб эль-Арбаин выходил из оазиса на север к долине Нила. Вокруг крепости также сохранились руины римского поселения. Этот форт имел приблизительно те же размеры, что и Умм эль-Дбадиб. По углам располагались четыре круглые башни. К стенам, скорее всего, примыкали такие же многоярусные галереи, как и в Умм эль-Дбадиб. К сожалению, в этой крепости они сохранились только на уровне первого этажа. Большое количество признаков, таких как разные диаметры у башен, сложная и нерегулярная внутренняя планировка, наличие у стен нескольких вертикальных слоев, говорит о том, что эта крепость неоднократно перестраивалась.

Севернее Айн Лабеки Дарб эль-Арбаин охраняли форты эль-Гиб и Сумерия, расположенные на расстоянии 2 км друг от друга. Обе эти крепости в плане представляют квадрат со стороной около 14 м, обе сохранились на высоту примерно 10 м. Толщина стен составляет около двух метров. Как и в описанных выше примерах, внутри, вдоль стен, располагались крытые галереи. Башен эти крепости не имели, [226] в форте эль-Гиб сохранилась одна лестница, которая вела на верхний ярус стен. Основательное сходство архитектурных черт этих крепостей позволяет предположить, что, они были построены приблизительно в одно время.

На юго-восток от Айн Лабеки по направлению к эль-Дейр располагалась крепость, которая сейчас носит название Айн Мухаммед Тулейб (по имени владельца дома, расположенного неподалеку). Она плохо сохранилась. В плане она представляет собой прямоугольник со сторонами 22×16 м.60

Несомненно, центральной крепостью в оборонительной системе оазиса был форт в эль-Дейр. В нем были расквартированы основные силы гарнизона. Он был основан в то время, когда блеммии стали угрожать южным границам римского Египта. Расположение крепостей-храмов вдоль пути Дарб эль-Арбаин от южной оконечности оазиса до его центра тоже вполне логично. А вот описанная выше линия оборонительных сооружений на севере оазиса является загадкой.

Логика расположения этих сооружений довольно странная. Они растянуты в длинную линию на севере оазиса, в то время как основная угроза исходила с юга. Существуют две основные версии причин организации такой линии обороны. Первая связана с необходимостью предотвращения побега заключенных из оазиса.61 Вторая версия связывает ее с защитой от вторжения блеммиев.62 Мы склоняемся ко второй версии, так как время, когда строились эти крепости, было временем заката и упадка Римской империи. В то время строить линию серьезных оборонительных сооружений ради контроля за передвижением сосланных в оазис Харга заключенных было слишком расточительно для Рима. [227]

Но если принять за основную версию о защите от вторжений блеммиев, то возникает вопрос, почему эти крепости построены на северной границе оазиса, в то время как блеммии нападали в основном с юга. В первой половине V века нобаты и блеммии несколько раз вторгаются на римскую территорию. Крепости в эль-Дейр оказывается недостаточно для надежной зашиты торговых путей. Вылазки кочевников стали заходить за существующую линию оборонительных сооружений и сделали небезопасной часть торгового пути от севера оазиса Харга до долины Нила.

Посредством этих маленьких крепостей римляне создали вторую оборонительную линию, защищающую северную часть оазиса и долину Нила от внезапных набегов воинственных племен. Крепости Айн Лабека и Айн Мухаммед Тулейб укрепляли узловую точку, из которой уходили дороги на север к долине Нила и на северо-запад в оазис Фарафра. Крепость Умм эль-Дбадиб защищала дорогу на оазис Фарафра, а крепости эль-Гиб и Сумерия позволяли держать под контролем дорогу в долину Нила.

В центре оазиса сохранились 2 римские наблюдательные башни – Тахунет эль-Хава и Борг эль-Хамман.63 Первая в плане имеет размеры 7×5 м и сохранилась на высоту 11,5 м. По своим размерам эти башни представляют собой что-то среднее между крепостями на севере оазиса Харга и наблюдательными башнями, распространенными в Восточной пустыне.64 [228]

К крепостям и поселениям в Умм эль-Дбадиб, Айн Лабека, эль-Гиб, Сумерия и эль-Дейр были подведены уникальные акведуки – «канаты»65. Канаты – это разновидность акведуков, которые представляют собой подземные каналы, собирающие воду из водоносного слоя. Доставка воды осуществлялась за счет небольшого уклона магистрали и физической силы тяжести воды. Изобретение подобных систем обычно приписывают персам, которые ввели её, между X и VIII веками до н.э.66 Согласно одной из версий, именно они принесли эту технологию в Египет, когда завоевали его в VI веке до н.э67.

Подобные сооружения были найдены на Ближнем Востоке, в Африке, в Южной и Центральной Америке, в Японии и Китае.68 Канаты, расположенные в Африке, используют наибольшие запасы пресной воды – подземное озеро, расположенное под пустыней Сахара. Часть этого озера расположена под Западной пустыней Египта.

Наиболее интересными и сложными из канатов в оазисе Харга являются канаты в Умм эль-Дбадиб. Они представляют собой сложнейшую систему подземных ходов, сооружавшихся в течение нескольких веков. Умм эль-Дбадиб, как и Айн Лабека, располагается в долине между возвышенностью на севере оазиса Харга и небольшим подъемом рельефа на юге. В этой маленькой долине слои водоносного известняка, недоступные на возвышенностях, подходят близко [229] к поверхности земли, что и дало возможность использовать их для получения воды.

Акведуки Умм эль-Дбадиба были исследованы Дж. Боллом и Х. Биднеллом в 1898 году. В последнее десятилетие Американский университет в Каире организовал специальный проект по их изучению.69

Здесь обнаружено четыре главных каната, которые идут параллельно друг к другу от возвышенности на севере к поселению вокруг крепости. На всем протяжении этих канатов существовали колодцы для обслуживания и вентиляции. Самый значительный из канатов – западный, длина которого составляет около 4,6 км. Северный имеет протяженность 2,9 км, проходит на глубине 53,5 м и имеет около 150 «люков», расположенных на расстоянии 19-20 м друг от друга. На протяжении 2,5 км его уровень понижается примерно на 1 м. Всего строители акведуков извлекли 4875 кубических метров земли, прорыли около 700 вертикальных шахт и вырубили около 20000 кубических метров породы.70 Это поразительные по своему объему строительные работы для того периода, что говорит о том, что канаты обслуживали значительный город.

Сооружение этих акведуков до сих вызывает множество вопросов. Г. Кэтон-Томпсон в 1930 г. предположила, что идея строительства подобных акведуков принадлежит ливийцам71. Еe идея получила подтверждение после того, как Ахмед Фахри исследовал в оазисе Бахария остатки каната, находившегося на месте более поздней гробницы 26 династии.72 [230]

Римляне провели огромную работу по созданию систем водоснабжения в Западной пустыне, соорудили огромные цистерны вдоль побережья Средиземного моря, также возвели во всех оазисах множество акведуков и подземных галерей. Они располагали огромной организованной рабочей силой – армией. Известно, что римские солдаты часто принимали участие в сооружении систем водоснабжения в Сирии и Фаюме.73 Учитывая, что канаты обеспечивали водой крепости и прилегавшие к ним поселения, можно предположить, что многие гидротехнические сооружения в западных оазисах были также построены римскими легионерами.

Но канаты на севере оазиса Харга не похожи ни на один известный римский акведук. Они скорее имеют сходство с канатами, которые были найдены в Ливии и Алжире74. Как представляется, изначально эти акведуки были сооружены задолго до прихода римлян, но в римское время они были значительно перестроены. Таким образом, датировка этих канатов остается спорной, что, тем не менее, не умаляет их значения для римских поселений и крепостей в этом районе.

В результате проведенного анализа фортификационные сооружения, находившиеся на территории Западной пустыни, можно разделить на несколько типов.

К первому типу относятся стандартные, квадратные в плане крепости, размеры которых варьируются от 40×40 до 100×100 м. Большая часть таких крепостей была основана во III-IV вв. Этот тип фортификаций был наиболее распространенным в Египте.

В Западной пустыне таких фортов сохранилось немного: это эль-Дейр в оазисе Харга и крепость в Дионисиасе. [231] Возможно, к этому типу принадлежал и форт в Каср Фарафра. Исходя из его размеров, можно предположить, что он мог относиться к этому типу крепостей. Судя по описаниям, он был очень интересен с точки зрения истории римской военной архитектуры. Но, к сожалению, мы не располагаем данными о том, насколько он был увеличен после римского времени. Поэтому нельзя исключать возможности, что эта крепость изначально была аналогична маленьким фортам, построенным на севере оазиса Харга.

Наибольшее количество подобных крепостей сохранилось в Восточной пустыне: Монс Клаудианис, Монс Порфирис, форты в Бадиа и в Абу Шаар, и многие другие. Благодаря этим примерам мы имеем сведения о планировочной структуре таких фортов.

Башни располагались по углам и вдоль стен, как правило, на расстоянии 30-50 м. Эта дистанция была во многом обусловлена максимальной дальностью наименее дальнобойного метательного оружия, бывшего в арсенале римлян. Дальность дротиков и легких копий составляла - 30-50 м75; пращи - 40-50 м, а - лука и пращи-посоха – более 100 м76. Таким образом, располагая башни на расстоянии 30-50 м друг от друга, римляне получали возможность перекрестного обстрела нападавших. Посредине одной из стен располагались ворота, которые чаще всего фланкировались двумя башнями. В некоторых крепостях существовала основная дорога (Via Praetoria) с колонными галереями. Она следовала от главных ворот к центру форта. Отличительной чертой этих крепостей является наличие полукруглой ниши, расположенной в конце главной дороги, имевшей, возможно, культово-религиозное назначение.77 Примеров крепостей, где в [232] планировочной структуре явно читается ось главной дороги, немало. Это форты в Дионисиасе78, в Абу Шаaр79 и форт в Наг эль-Хагар в долине Нила.80 Подобное планировочное решение прослеживается и в одной из главных римских крепостей Египта, построенной в Фивах вокруг храма Ипет-Ресит. В ней основная ось была задана осью храма. В конце оси, в восьмиколонном зале, располагалось святилище, где отправлялся культ римского императора.81 В планировочной структуре крепости это святилище заменяло полукруглую нишу в упомянутых выше крепостях, что позволяет предполагать культово-религиозное назначение последней. С другой стороны, известно немало фортов, в которых эта планировочная ось отсутствовала: в большинстве фортов в Восточной пустыне в центре располагался источник воды, а вокруг него, вдоль стен, располагались казармы и хозяйственные строения.

Как правило, половина форта, расположенная ближе к воротам, была застроена казармами. Административные здания и покои командного состава занимали часть противоположной половины; там же обычно располагались склады и кухни. Также казармы могли находится вдоль внешней стены82.

Используемые строительные материалы не отличались разнообразием. Это были, как правило, камень, необожженный кирпич и дерево, которое иногда использовали [233] для некоторых конструктивных узлов и элементов. Там, где существовали запасы природного камня, форты и крепости строили из этого материала. Но поскольку в Западной пустыне камня, пригодного для строительства, было немного, все сохранившиеся форты здесь возведены из необожженного кирпича, с некоторыми конструктивными элементами, выполненными из камня или дерева.

Судить о внутренней планировке форта эль-Дейр на основании сохранившихся остатков очень сложно. Но можно предположить, что вдоль стен располагались казармы и служебные помещения. К сожалению, нельзя сделать и однозначного заключения о том, была ли у этого форта главная планировочная ось, как в крепостях в Дионисиасе и в Абу Шаар, или у него была планировочная структура с центральной площадью, как у основной массы крепостей в Восточной пустыне.

Второй тип фортификационных сооружений включает крепости-храмы. К нему относятся сохранившиеся в оазисе Харга комплексы в Каср Душе, Надуре, Каср эль-Гувейте и Каср эль-Зайяне. Безусловно, с древнейших времен египтяне обязательно укрепляли все свои храмы. Но в храмах-крепостях, сохранившихся в оазисе Харга, укрепление явно доминировало над храмом и являлось основным планировочным элементом, что и позволяет нам выделить эти крепости-храмы в отдельную группу.

Третий тип включает маленькие форты позднего периода, сохранившиеся на территории оазиса Харга: Умм эль-Дбадиб, Айн Лабека, Айн Мухаммед Тулейб, эль-Гиб и Сумерия. К этому типу можно отнести крепости Каср эль-Касаба и Каср эль-Халакен на южной границе оазиса Дахла. Эти небольшие крепости возникли как реакция на угрозу со стороны блеммиев в V веке н.э. По планировочной структуре они близки к более ранним крепостям, только [234] меньше в размерах. В крепости Умм эль-Дбадиб было применено оригинальное инженерное решение. Стены крепости относительно тонкие, не более одного метра в толщину, а стены-перегородки четырехъярусных галерейных пристроек, перпендикулярные внешним стенам крепости, создают жесткость, которая усиливалась за счет сводчатых перекрытий. Подобное решение было новым для крепостной архитектуры того времени. На примере этих крепостей можно говорить о переходе от римской архитектуры к византийской. К четвертому типу можно отнести сторожевые башни, сохранившиеся в оазисе Харга.

Итак, можно предположить, что изначально оазисы имели примерно одинаковую оборонительную схему. В центре каждого оазиса находилась одна крупная крепость, в которой располагались основные военные силы и из которой осуществлялся контроль за внутренней стабильностью региона. Примерами таких крепостей могут служить форты в эль-Дейр, Дионисиасе и, возможно, крепость в Каср Фарафра. Отсутствие крупного форта в оазисе Дахла можно объяснить тем, что Дахла и Харга были единым административным образованием и могли иметь одну крупную крепость. В оазисе Бахария, скорее всего, должна была существовать крепость, так как известно, что в Бахарии была расквартирована II ала Армян83. Отсутствие следов крепости можно объяснить её полным разрушением. Безусловно, в оазисе Харга оборонительная система изменилась благодаря близости к южной границе Римской империи. Вероятно, еще в птолемеевское время там была построена крепость Каср Душ, а потом, вдоль торгового пути с юга на север стали возводить укрепленные [235] храмы. Последней чертой в создании оборонительной системы в оазисе Харга стало появление маленьких крепостей на севере оазиса в V веке из-за угрозы набегов блеммиев, чья активность сильно возросла в это время. К этому же времени, скорее всего, относится крепости Каср эль-Касаба и Каср эль-Халакен в оазисе Дахла.


Summary


Karelin D.A.

The Roman Military Architecture in the Egypt Western Desert Oases


Roman military architecture in Egypt is a significant and interesting phenomenon. The architectural peculiarities of Roman military installations in Egypt were most likely caused by climatic, economic and functional factors. Egypt had a significant role in the economy of the Roman Empire. Thus, the Romans built a powerful military system in Egypt for the defense and control of this important province.

Roman military architecture in the Western Oases of Egypt (Siwa, Fayyum, Baharia, Farafra, Dakhla, Kharga) is of special interest. The most significant of the Roman military installations in the Western Oases were established in Kharga, because this oasis was the most southerly and situated on the border of Roman Egypt. The aim of this article is an attempt to compile a typology of Roman fortresses and other [236] fortifications in the Western Oases of Egypt by means of comparative analysis. Consideration of the collected material makes it possible to state that the Romans created in Western Oases of Egypt a complex and well balanced military system which had a clear expression in military architecture. Though all fortresses have similar planning structures they differ, due different environment conditions and historical background, in several specific features. This gives us the possibility to distinguish four types of the fortification constructions.

The first type includes standard rectangular fortresses which were situated in important administrative centers of the oases. For example: fort el-Deir (Kharga) and fort in Dionysias (Fayyum). These forts were, as a rule, the central military installations of the oases. They were built in the reign of Diocletian to defense against Blemmyes and to control the oases.

To the second type belonged temples-fortresses erected on route from center of Kharga to Qasr Douch. Temples-fortresses were a unique occurrence only found in Kharga. The third type incorporates small forts, which were also often built on trade routes, or near state borders (Qasr Labeka, Umm el-Dabadib). To the forth type belong small watch-towers, which preserved at Kharga. [237]




Увеличить

Илл. 1. Карта Египта с обозначением римских крепостей I-V веков н.э.

Упомянутые в статье крепости выделены красным цветом


Увеличить

Илл. 2. План крепости эль-Дейр

R. Naumann. Bauwerke der oase Khargen // MDAIK 8, 1939, S. 3


Увеличить

Илл. 3. План крепости в Дионисиасе [238]

J. Schwartz. Qasr-Qarun/Dionysias, 1950, Cairo, 1969, plan 2


Увеличить

Илл. 4. План крепости в Каср Душ

M. Reddé. Douch III. Kysis. Fouiles de l’ifao à Douch Oasis de Kharga (1985-1990), Cairo, 2004, plan 3


Увеличить

Илл. 5. Форт в Умм эль-Дбадиб [239]

C. Rossi. Umm el-Dabadib, Roman Settlements in the Kharga Oasis: description of the visible remains // MDAIK 56, 2000, S. 342


Увеличить

Илл. 6. Крепость эль-Дейр

Фото автора


Увеличить

Илл. 7. Форт в Умм эль-Дбадиб [240]

Фото автора


Увеличить

Илл. 8. Крепость в Каср Душ

Фото автора


Увеличить

Илл. 9. Форт Айн Лабека

Фото автора




1. См, например: Шеркова Т.А., Рождение Ока Хора: Египет на пути к раннему государству, Москва, 2004, стр. 22-26.

2. Zitterkopf R., Sidebotham S. Station and towers on the Quseir-Nile Road// JEA 75 (1989), p. 155-189; Sidebotham S., Riley J., Hamroush H., Barakat A. Fieldwork on the Red Sea Coast: The 1987 Season// JARCE 26 (1989), p. 127-166; Sidebotham S. Preliminary Report on the 1990-1991 Seasons of Fieldwork at ‘Abu Sha’ar (Red Sea Coast)// JARCE 31 (1994), p. 159-168; Zitterkopf R. Roman Construction Techniques in the Eastern Desert// Life on the Fringe. Living in the Southern Egyptian Deserts during the Roman and early-Byzantin Periods/ Ed. by Kaper O. Leiden, 1998, p. 271-284.

3. Peacock D. P. S., Maxfield V.A. Mons Claudianus. Survey and excavations. Vol. 1: Topography, quarries, Cairo, 1997. Vol. 2: Excavations. Part I, Cairo, 2001; Peacock D. P. S., Maxfield V.A. The Roman Imperial Quarries. Survey and excavations at Mons Porphyrites 1994-1998. Vol. 1: Topography and Quarries, London, 2001.

4. Ball J., Geological survey Report 1899. Kharga Oasis: Its Topography and Geology, Cairo, 1900.

5. Beadnell H. J., An Egyptian Oasis. An Account of the oasis of Kharga in the Libyan Desert, with special reference to its history, physical geography, and water-supply, London, 1909.

6. Fakhry A., Bahriyah and Farafra (2d edition), Cairo, 2003.

7. Naumann R., Bauwerke der oase Khargen// MDAIK 8 (1939), S. 1-16.

8. Reddé M., Douch III. Kysis. Fouiles de l’ifao à Douch Oasis de Kharga (1985-1990), Cairo, 2004.

9. Reddé M., Sites militaries romains de l’oasis de Kharga// BIFAO 99 (1999), p. 377-396.

10. Rossi C., Umm el-Dabadib, Roman Settlements in the Kharga Oasis: description of the visible remains// MDAIK 56 (2000), S. 335-352.

11. Vivian C., The Western Desert of Egypt, Cairo, 2006.

12. Ливий, Тит, История Рима от основания города (V,2,1), (пер. С.А. Иванова), Том 1, Москва, 2002, с. 282.

13. Fentress E., Numidia and the Roman Army. Social, Military and Economic Aspects of the Frontier Zone, Oxford, 1973, p. 91-92.

14. Маркузон В. Ф., Михайлов Б. П., Всеобщая история архитектуры (в 12 томах), Том 2: Архитектура античного мира, Москва, 1973, с. 426, рис. 10.

15. Витрувий. I.IV.1.

16. Витрувий. I.IV.9.

17. Бунин А.В., Саваренская Т.Ф., История градостроительного искусства, Том 1, издание второе, Москва, 1979, с. 93.

18. Это такие современные итальянские города как: Флоренция, Верона, Болонья, Павия, Турин и т.д.

19. Fentress E., Numidia… 1973, p. 124-132.

20. Tenney F., An economic survey of ancient Rome, Vol. II, Roman Egypt, Baltimore, 1936, p. V.

21. Bowman A.K., Egypt after the Pharaohs. 332 BC – AD 642, from Alexander to Arab Conquest, London, 1986, p. 37.

22. Bowman A.K., Egypt after the Pharaohs… 1986, p. 40.

23. Bagnall R.S., Rathbone D.W., Egypt From Alexander tо the Copts. An archeological and historical guide, London, 2004, p. 22.

24. Nicholson P. T., Shaw I., Ancient Egyptian Materials and Technology, Cambridge, 2000, p. 161-162.

25. Nicholson P. T., Shaw I., Ancient Egyptian Materials… 2000, p. 35.

26. Nicholson P. T., Shaw I., Ancient Egyptian Materials… 2000, p. 48-49.

27. Nicholson P. T., Shaw I., Ancient Egyptian Materials… 2000, p. 24-25.

28. Vivian C., The Western Desert… p. 56.

29. Bagnall R.S., Rathbone D.W., Egypt From Alexander… 2004, p. 249.

30. Schwartz J., Qasr-Qarun/Dionysias. 1950, Cairo, 1969, Plan 2.

31. Bagnall R.S., Rathbone D.W., Egypt From Alexander… 2004, p. 140.

32. Vivian C., The Western Desert… 2006, p. 244.

33. The Roman Castrum of Narmuthis (October-November 2006 - November 2007), from: http://www.egittologia.unipi.it/pisaegypt/MMscavi06-07.htm (accessed 27.01.2009)

34. Vivian C., The Western Desert… 2006, p. 306.

35. Fakhry A., Bahriyah… 2003, p 113.

36. Bárta M., Bruna V., Svoboda J., Verner M., EL-HEYZ SURVEY. Baharia Oasis, Czech institute of Egyptology, Charles university, Prague. Preliminary report season 2003. p. 11, from: http://egypt.cuni.cz/Hajez_2003_eng.pdf (accessed 28.09.2007)

37. Vivian C., The Western Desert… 2006, p. 150.

38. Jackson R. B., At Empire’s Edge. Exploring Rome’s Egyptian frontier, New Haven&London, 2002, p. 230.

39. Bagnall R.S., Rathbone D.W., Egypt From Alexander… 2004, p. 263.

40. Winlock H., El Dakhlah Oasis: Journey of a Camel Trip Made in 1908, New York, 1936, p. 42, pl. 32.

41. Adams W. Y., Nubia, Corridor to Africa, Pricenton, 1977.

42. Morkot R., The Darb el-Arbain, the Kharga Oasis and its forts, and other desert routes// Bailey D. M., Journal of Roman archaeology, supplementary series number 19, Archaeological research in Roman Egypt, Dexter, 1996, p. 82.

43. Nicholson P. T., Shaw I., Ancient Egyptian Materials… 2000. p. 51.

44. Morkot R., The Darb el-Arbain… 1996, p. 82.

45. Берзина С. Я. Мероэ и окружающий мир. I-VII вв. н.э, Москва, 1992, с. 98.

46. Vivian C., The Western Desert… 2006, p 56.

47. Morkot R., The Darb el-Arbain… 1996, p. 87.

48. Naumann R., Bauwerke… 1939, Abb. 1.

49. Jackson R. B., At Empire’s Edge... 2002, p. 180.

50. Bagnall R.S., Rathbone D.W., Egypt From Alexander… 2004, p. 259.

51. Bagnall R.S., Rathbone D.W., Egypt From Alexander… 2004, p. 259.

52. Jackson R. B., At Empire’s Edge… 2002, p. 167.

53. Bagnall R.S., Rathbone D.W., Egypt From Alexander… 2004, p. 259.

54. Morkot R., The Darb el-Arbain… 1996, p. 87.

55. Reddé M., Sites militaries… 1999, p. 380.

56. Vivian C., The Western Desert… 2006, p. 95-96.

Bagnall R.S., Rathbone D.W., Egypt From Alexander… 2004, p. 258.

57. Reddé M., Sites militaries… 1999, p. 378.

58. Gascou J., Wagner G., Grossman P., Deux voyages archeologiques dans l’oasis de Khargen// BIFAO 79 (1979), p. 16-18.

59. Rossi C., Umm el-Dabadib… 2000, S. 335-352.

60. Bagnall R.S., Rathbone D.W., Egypt From Alexander… 2004, p. 258.

61. Vivian C., The Western Desert… 2006, p. 65.

62. Bowman A.K., Egypt after the Pharaohs… 1986, p. 84.

63. Bagnall R.S., Rathbone D.W., Egypt From Alexander… 2004, p. 254.

64. Foster A., Forts and garrisons// Redford D, The Oxford Encyclopedia of Ancient Egypt, Vol. 1, Cairo, 2000, p. 558; Zitterkopf R., Sidebotham S, Station and towers… 1989, p. 155-189; Cuvigny H., Le route de Myos Hormos. L’armée romaine dans le désert oriental d’égypte, Cairo, 2006, p. 207-234.

65. Слово «канат» произошло от аккадского слова «кану», которое обозначает тростник. В результате заимствований греческим и латинским языками. эти инженерные сооружения стали называть cannalis – «имеющие форму тростника» (Hodge T., Roman Aqueducts & Water Supply, London, 1992, p. 20.)

66. Hodge T., Roman Aqueducts & Water Supply, London, 1992, p. 20.

67. Schacht L., A Preliminary Survey of the Ancient Qanat Systems of the Northen Kharga Oasis// MDAIK 59 (2003), S. 412.

68. Schacht L., A Preliminary Survey… 2003, S. 411.

69. Schacht L., A Preliminary Survey… 2003, S. 411-423.

70. Beadnell H. J., An Egyptian Oasis… 1909, p. 179.

71. Vivian C., The Western Desert… 2006, p. 99.

72. Fakhry A., Bahriyah… 2003, p. 34.

73. Schacht L., A Preliminary Survey… 2003, S. 422.

74. Hodge T., Roman Aqueducts… 1992, p. 20.

75. Pedde J., The Roman War Machine, Alan Sutton publishing limited, Gloucestershire, 1994. p. 81.

76. Pedde J., The Roman War Machine… 1994. p. 92.

77. Foster A., Forts and garrisons… 2000, p. 558.

78. Schwartz J., Qasr-Qarun… 1969, plan 2.

79. Sidebotham S., Riley J., Hamroush H., Barakat A., Fieldwork… 1989, p. 127-166, fig. 3; Sidebotham S., Preliminary Report… 1994, p. 159-168.

80. Wareth U., Zignani P., Nag al-Hagar. A fortress with a palace of the late Roman Empire// BIFAO 92 (1992) p. 187-210, fig. 1, fig. 3, pl. 22.

81. El-Saghir M., Colvin J-C., Reddé M., El-Sayed H., Wagner G., Le Camp Romain de Louqsor, Cairo, 1986, pl. 1.

82. Foster A., Forts and garrisons… 2000, p. 558.

83. Берхем Д. В., Римская армия в эпоху Диоклетиана и Константина (Перевод с фр. Банникова А. В.). С.-Петербург, 2005 (ориг. издание, Париж, 1952). с. 108.

Публикация:
Культура Египта и стран Средиземноморья в древности и средневековье. Сборник статей памяти Т.Н. Савельевой. Отв. ред. Т.А. Шеркова. М., ЦЕИ РАН, 2009. стр. 211-236