ХLegio 2.0 / Библиотека источников / О перенесении осады

О перенесении осады


Эней Тактик (Перевод: В.Ф. Беляев)

Aeneas Tacticus. De obsidione toleranda

Когда люди отправляются из своей страны, вступают за ее пределами в битвы и подвергаются опасностям, то в случае какой-либо неудачи на суше или на море уцелевшим из них остается и родная земля, и город, и отечество, так что едва ли они все до одного погибнут. (2) Напротив, тем, кто должен отстаивать величайшие сокровища, храмы и отечество, родителей и детей и тому подобное, предстоит борьба совершенно иного рода. Так, если они уцелеют и успешно отразят врагов, они будут внушать противнику страх и легче избегнут в будущем нападения; если же проявят малодушие перед опасностью, то у них не будет надежды на спасение. (3) Таким образом, у тех, кому предстоит сражаться за столь великие и столь дорогие сокровища, не должно быть недостатка в готовности и решительности; напротив, им необходимо предусмотреть множество разнообразных дел, чтобы по крайней мере по своей собственной вине не понести поражения. (4) А если уж случится какое-либо несчастье, то все-таки оставшиеся в живых могут восстановить когда-нибудь прежнее, подобно тому, как некоторые греческие племена, дошедшие до крайности, поднялись вновь.

I. Приняв во внимание распределение людей в соответствии с величиной города и расположением крепости, расстановкой часовых и патрулей и другими потребностями в людях в городе, – в соответствии с этим и следует производить расчеты их. (2) Делающие вылазку отряды должны быть построены применительно к лежащей на пути местности: [надо знать], как следует проходить по местности, где угрожает опасность, по местности защищенной, труднопроходимой, равнинной, холмистой, с засадами, как переходить речные броды, – сообразно с боевыми построениями, вытекающими из таких обстоятельств. (3) Находящиеся же внутри стен и предназначенные для защиты жителей города должны быть расставлены не так, как только что указано, но в зависимости от расположения города и наличия опасности. (4) Так, прежде всего следует выделить самых толковых и наиболее опытных в военном деле, чтобы они находились при городских властях. (5) Затем отбирать наиболее выносливых и распределить соответствующим образом по отрядам; они предназначаются для вылазок, патрулирования по городу, для помощи находящимся в затруднительном положении и других подобных этим поручений и бывают построены заблаговременно, всегда готовые оказать помощь. (6) Они должны быть благонамеренны и довольны существующим положением вещей. Такой отряд представляет собой нечто вроде оплота против тайных замыслов недовольных, так как он будет внушать страх находящимся в городе противникам существующего порядка. (7) Их командиром и начальником должен быть человек во всех отношениях разумный и крепкий физически, к тому же и такой, для которого перемена порядка представляла бы очень много опасностей. (8) Из остальных [надо] отобрать наиболее сильных и молодых по возрасту и расставить их в карауле и на стенах, излишек разбить на отряды и распределить в соответствии с продолжительностью ночей и количеством часовых. (9) Из тех же, что менее пригодны, – одних на рыночную площадь, других – в театр, а иных – на существующие в городе свободные места, чтобы ни одно место в городе не осталось незащищенным.

II. Лучше всего неиспользованные свободные пространства в городе, дабы не требовалось для них живой силы, занимать заранее, перегораживать их рвами и делать возможно более непроходимыми для замышляющих переворот. (2) Когда фиванцы вторглись в область лакедемонян, то обороняющиеся, разрушая ближайшие дома, заборы и стены в разных местах, наполняли корзины землей и камнями. Говорят также, что они использовали бывшие во множестве большие медные треножники из храмов и предусмотрительно заполняли ими подступы, проходы и пустующие места укрепленной части города, преградив путь стремящимся ворваться в самое укрепление. (3) Также и платейцы: когда они обнаружили ночью, что в городе находятся фиванцы, и определили, что их немного и что они не принимают надлежащих мер, будучи тем не менее уверены в овладении городом, – платейцы решили, что напав на них, легко их одолеют, и поэтому тотчас придумали такую хитрость. (4) Одни из представителей власти вели переговоры с фиванцами на рыночной площади, а другие [тем временем] незаметно отдавали распоряжения остальным гражданам, чтобы те не выходили из домов порознь, но по одному, по два прорывали [ходы в] общих стенах домов и тайно собирались друг у друга. (5) Когда собралось достаточное для схватки число, они забаррикадировали проходы и переулки незапряженными повозками и, собравшись по сигналу, бросились на фиванпев. (6) При этом на крышах находились женщины и слуги. Таким образом, при попытках фиванцев действовать и защищаться в темноте, они не менее понесли урона от заграждений из повозок, чем от нападавших на них. В то время как они бежали, не зная, как спастись из-за нагромождения повозок, – те преследовали их со знанием обстановки и многих быстро уничтожили. (7) Но следует привести и противоположные этим соображения. А именно, при наличии одной лишь свободной площадки возникает опасность и для горожан, если заговорщики захватят ее наперед, так как при одном единственном общем месте такого рода успех будет на стороне того, кто опередит противника. Если же есть два или три подобного рода места, то это может иметь следующие преимущества. (8) Если [противная партия] захватит одну или две площадки, то оставшаяся будет в руках их врагов, если же они захватят их все, то, разобщенные и разделенные, они будут слабее перед лицом сплоченного противника, если только в каждой из этих частей они не будут иметь превосходства над горожанами.

Точно так же и на все другие решения надо предполагать существование доводов, противоположных изложенным, дабы не избирать то или другое необдуманно.

 

Иное распределение защитников города

 

III. Когда внезапно возникает опасность для города, в котором не организовано войско, то быстро можно собрать и выставить для обороны города горожан, если каждой филе назначить по жребию какой-либо участок стены, заняв который, фила сразу же будет оборонять его. Размеры обороняемого участка стены должны соответствовать численности каждой филы. (2) Затем следует отбирать из каждой филы наиболее выносливых физически для охраны площади, патрулирования и других надобностей, для которых необходимы подобные люди. (3). Точно так же, если укрепления охраняются союзниками, каждому отряду союзников должна быть передана определенная часть стены для обороны. Если же граждане будут относиться друг к другу с подозрительностью, то у каждого подхода к стене надо поставить надежных людей, которые будут препятствовать, если кто-либо посторонний попытается взобраться на стену. (4) В мирное время организация граждан должна быть следующей: во-первых, для каждого квартала [нужно] назначить квартального – человека дельного и разумного, к которому все должны собираться, если ночью случится что-либо непредвиденное. (5) [Жителей] улиц, наиболее близких к рыночной площади квартальные начальники должны вести на рынок, наиболее близких к театру – в театр; собираются квартальные и на других ближайших к каждому из них свободных участках вместе с пришедшими к ним вооруженными людьми. (6) Именно таким образом они всего быстрее могут прийти каждый на свое надлежащее место и быть близко к своим домам, посылать хозяйственные распоряжения своим домашним – детям и женам, – находясь невдалеке от них. Каждому из начальников должно быть заранее определено жребием, в какое место идут те или другие из собравшихся, которых посылают на оборонительный рубеж. Они будут руководить и проявлять заботу и о других делах, если только как следует будут начальствовать.

 

Об опознавательных сигналах

 

IV. Прежде всего следует установить для них условные сигналы, по которым они смогут узнавать о наступающих событиях. Однажды, например, произошел такой случай. Лежащая у [пролива] Еврип Халкида была захвачена выходцами из Эретрии потому, что один горожанин пустился на следующую хитрость. (2) По наиболее уединенной части города, когда были закрыты ворота, носил он сосуд с огнем. Сохраняя его дни и ночи, он однажды ночью незаметно прожег засов у ворот и впустил таким образом солдат. (3) Когда на площади собралось около 2000 человек, внезапно была поднята тревога. Много халкидян погибло по неведению: в панике они несли и отдавали оружие врагам, принимая их за друзей, и каждый полагал, что слишком поздно приходит друзьям на помощь. (4) И так по одному, по два погибли очень многие из них, пока некоторое время спустя они не поняли, что происходит, между тем как город был уже захвачен.

(5) Во время военных действий, когда противник невдалеке, надо посылать отправляющихся из города для выполнения какого-либо задания на суше или на море, сообщив им прежде всего условные дневные и ночные сигналы для связи с остающимися в городе, чтобы при появлении противника можно было узнать, действительно ли это враги или друзья. (6) После ухода отправившихся на задание надо выслать каких-либо наблюдателей, чтобы находящиеся в городе о сигналах ушедших знали на возможно большем расстоянии, так как заблаговременная подготовка к надвигающимся событиям может указать большую помощь. (7) Что случилось с теми, которые пренебрегают этим, станет ясно из того, что однажды произошло: 1: для того, чтобы сказанное было подкреплено посредством примера и подлинного свидетельства.

(8) Предводитель афинского войска Писистрат получил известие о том, что мегарцы намереваются приплыть на судах ночью и напасть на афинских женщин, справляющих праздник Фесмофорий в Элевсине. Узнав об этом, Писистрат устроил засаду. (9) Когда мегарцы скрытно, как они полагали, высадились и удалились от моря, Писистрат поднялся из засады, уничтожил большую часть [людей противника] и завладел кораблями, на которых те прибыли. (10) Немедленно после этого он погрузил своих воинов на корабли, взял наиболее пригодных для плавания женщин и высадился в Мегарах поздно вечером в некотором отдалении от города. (11) Увидев приближающиеся корабли, много мегарцев, как представителей власти так и прочих, вышло, как и следовало ожидать, чтобы посмотреть, как ведут такую массу пленниц: 2 [с тем чтобы] : выйдя на берег с кинжалами, одних из мегарцев прикончить, а наиболее видных в возможно большем числе втащить на суда. Так и было сделано.

(12) Из этого ясно, что при сборах и отправках на задания необходимо применять сигналы, по которым можно узнавать друг друга.

 

Об охране ворот

 

V. Кроме того, для охраны ворот должны быть поставлены не первые попавшиеся, но осмотрительные и находчивые, которые всегда в состоянии бдительно следить за всем, что ввозится в город; к тому же они должны быть состоятельны и иметь в городе залог – я имею в виду детей и жену, – но не из тех, которые по бедности или вынуждаемые обстоятельствами, или в силу безвыходности своего положения дали бы себя убедить кому-нибудь или сами бы склоняли кого-либо к совершению переворота. (2) Тиран боспорский Левкон даже тех увольнял из стражи, которые вошли в долги из-за игры в кости или из-за другой страсти.

 

О дневных дозорах

 

VI. Следует также выставлять дневных наблюдателей перед городом на возвышенном месте, заметном на возможно большем расстоянии; наблюдение вести с каждого пункта должны по меньшей мере три человека и не случайные люди, но опытные в военном деле, чтобы наблюдатель не вообразил чего-нибудь по неопытности и не дал сигнал или не послал донесение в город и не создал тем самым ложной тревоги у населения. (2) Так бывает с теми, кто не разбирается в построениях войска и военных действиях, не знает действий и передвижений врагов – совершаются ли они с определенной целью или случайно. (3) Человек же опытный, разбирающийся в намерениях врагов, их численности, путях следования и вообще движениях их войска – такой сообщит истинное положение вещей. (4) Если же не окажется мест такого рода, чтобы сигналы с них были видны в городе, то должны быть устроены в разных местах промежуточные посты для наблюдения поднятых сигнальных знаков, о которых затем будут сообщать в город. (5) Однако наблюдатели должны быть вместе с тем и скороходами, способными быстро прийти в город с известием, которое не может быть сообщено посредством сигналов, но непременно должно быть передано кем-либо из них самих, даже если им придется доставлять донесение на весьма большое расстояние. (6) Если местность удобна для верховой езды и есть лошади, то лучше всего дать в помощь всадников, чтобы они быстрее доставляли донесения. Посылать из города дневных наблюдателей следует по утру или даже ночью, чтобы их не обнаружили наблюдатели противника, если те пойдут на наблюдательный пункт днем. (7) Пароль у них не должен быть один и тот же [что и у находящихся в городе], чтобы они ни добровольно, ни против воли, если они будут захвачены противником, не могли выдать пароль находящихся в городе. Дневным наблюдателям следует дать распоряжение поднимать время от времени сигнальные знаки, подобно тому как факельщики поднимают факелы.

 

Каким образом следует собирать в город людей, находящихся снаружи

 

VII. Когда поля лежат неубранными, то, несмотря на близость врага, многие из горожан обычно будут находиться на окрестных полях, не желая оставить урожай. (2) Собирать их в пределы города надлежит следующим образом. Во-первых, находящимся вне города надо на заходе солнца дать знать, чтобы они отправлялись в город. Если же они будут рассеяны по местности на далеком расстоянии, то подавать им знаки надо с помощью промежуточных постов, чтобы все они или большая их часть прибыли в город. (3) После того как им будет дан сигнал отправляться, – находящимися в городе подается сигнал на ужин; затем подается третий сигнал для выхода и расстановки часовых. (4) Как должно это происходить и как поднимать сигнальные огни – более подробно сказано в "Книге о приготовлениях". Оттуда и следует черпать упомянутые сведения, чтобы не пришлось об одном и том же писать дважды.

 

Как затруднить вторжение противника в страну

 

VIII. Если после этого ожидается вторжение в страну более многочисленного и сильного противника, то прежде всего следует сделать местность неудобной для его продвижения и привести ее в такое состояние, чтобы воспрепятствовать устройству лагерей и сбору продовольствия, реки сделать непереходимыми и непригодными для плавания. (2) Затем, какие и в каком количестве следует устраивать ловушки против высаживающихся в случае высадки противника на песчаной или твердой земле и какие устраивать против него заграждения в гаванях страны и города, чтобы помешать входу в них или сделать невозможным выход вошедшему; (3) далее, то, что оставлено за пределами города намеренно, но может быть использовано противником для устройства стен или палаток или другой какой-нибудь надобности – как это, привести в негодность или, не уничтожая, спрятать; (4) и как следует все съестное и все напитки, а также урожай на полях и все имеющиеся водоемы сделать непригодными к употреблению; и как конные дороги в стране сделать непроходимыми для лошадей, – (5) как должно осуществляться каждое из этих мероприятий – все это здесь опускается, чтобы и в этом месте не вдаваться в излишние разъяснения, так как все это подробно изложено в "Книге о приготовлениях".

IX. Если же вторгнувшиеся к тебе предпримут какое-либо дерзкое действие, то необходимо поступать следующим образом. Прежде всего надо занять живой силой некоторые места в своей стране, затем собрать своих воинов или горожан и объявить им между прочим, что предстоит вылазка против врага. И как только ночью будет подан сигнал трубой, все молодые люди призывного возраста должны быть в готовности, взять оружие, собраться в назначенном месте и следовать за начальником. (2) Если вести об этом дойдут в лагерь врага или в его город, то это может заставить его изменить планы. (3) При таком образе действий, без боязни предпринимая различные меры, ты ободришь друзей, а врагам внушишь страх, чтобы они и не двигались из своих пределов.

X. Должно быть отдано также следующее распоряжение. Тем из граждан, которые обладают тягловым скотом или рабами, надлежит оставить их у соседей, так как ничего этого не следует вводить в город. (2) Если у кого не окажется друзей, к которым можно будет поместить имущество, то оно передается соседям публично с помощью представителей власти, которые и заботятся о том, каким образом должно быть сохранено отданное.

 

Распоряжения

 

(3) Далее, надо делать время от времени следующие распоряжения для того, чтобы внушить страх заговорщикам и отвратить их от их замыслов. Всех свободнорожденных людей и урожай с полей доставлять в город, а у сопротивляющегося предоставить право всякому желающему забирать и уносить имущество с усадьбы. (4) Празднества также справлять в городе; сборищ частных лиц не должно происходить нигде ни днем, ни ночью; необходимые же собрания должны быть или в Пританее, или в Совете, или в другом открытом месте. Прорицателю не разрешается приносить жертвы самому по себе, без представителя власти. (5) Нельзя также устраивать общие трапезы, но обедать всем по своим собственным домам, за исключением свадеб и поминок, причем об этом должны быть заранее поставлены в известность власти. Если же окажутся перебежчики, то объявлять, что будет каждому из горожан, чужеземцев или рабов, если кто попытается бежать. (6) И если кто-нибудь пойдет на встречу с кем-либо из изгнанников или с теми, кто будет послан ими, отправит или получит письмо, – то это должно быть связано для него с риском наказания. За отправляемыми и прибывающими письмами должны следить цензоры, к которым и будут прежде всего приносить письма. (7) У кого имеется более одного набора вооружения, он обязан записать его; никто не должен выносить из города никакого оружия и не принимать его в залог. Нанимать солдат и самому наниматься на службу не разрешается никому без позволения властей. (8) Запрещается кому бы то ни было из горожан и пришельцев отплывать без удостоверения на выезд, да сверх того и кораблям должно быть указано продвигаться к тем воротам, которые будут названы впоследствии. (9) Прибывающим чужеземцам нести оружие на виду в руках, тотчас отбирать его у них 3 и самих их никому не принимать (в том числе и содержателям постоялых дворов) без ведома властей, которые должны записывать, у кого они будут находиться. (10) По ночам постоялые дворы должны запираться снаружи представителями власти. Через некоторые промежутки времени следует из числа приезжих высылать всех больных и нищих. Жителей сопредельных областей, которые или воспитываются в городе или находятся здесь по какой-либо надобности, – заносить в списки. (11) Когда прибывают публичные посольства от городов, правителей или воинских станов, то не следует к переговорам с ними допускать всякого желающего, но, наоборот, всегда кого-либо из самых надежных граждан, которые и находятся вместе с послами до тех пор, пока эти будут пребывать в городе. (12). Если в городе будет в чем-то недостаток – в хлебе, оливковом масле или в чем-нибудь другом, – то доставляющему их должна выдаваться ссуда по количеству привозимого и в награду даваться венок, а хозяину корабля – право свободного въезда и выезда. (13) Смотры с оружием устраивать чаще; чужеземцы, проживающие в городе, в это время должны удаляться в указанное место или сидеть по домам; если же кто-либо из них появится в другом месте, то должен быть наказан как нарушитель закона. (14) Как только будет дан сигнал, им следует запирать склады и лавки и гасить светильники. Также и из прочих граждан никто не должен выходить. (15) Когда же кому-нибудь придет какая-либо надобность, то идти следует с фонарем, пока не будет издано иное распоряжение. Также если кто-либо донесет, что кто-то подготавливает заговор против города или делает что-либо из перечисленного, – то такому должно быть назначено денежное вознаграждение и объявленная сумма публично вручена на площади или у алтаря, или в храме, чтобы тем охотнее любой решился делать доносы о чем-либо из упомянутого. (16) Что касается единовластного правителя или полководца, или влиятельного перебежчика, то должно быть объявлено также следующее: 4 Если же с самим убийцей что-либо случится, то объявленные деньги отдать его детям; если же не будет детей, то ближайшему родственнику. (17) И если кто-нибудь из находящихся при перебежчике, единовластном правителе или полководце совершит что-либо подобное, то и ему отдать деньги и отпустить в обратный путь: ведь после этого они с еще большей охотой будут совершать такие дела. (18) В стане наемников, потребовав молчания, надо всем присутствующим объявить следующее. (19) Если кто-либо захочет уходить, недовольный существующими условиями, ему можно свободно уйти; но [при попытке сделать это] впоследствии, он будет продан в рабство.

Незначительные их проступки по существующему закону караются тюрьмой. Если же кто-нибудь будет уличен в нанесении какого-либо ущерба войску, в разложении лагеря, то наказанием ему должна быть смерть.

(20) После этого следует позаботиться об устройстве остальных дел. И прежде всего надо посмотреть, единодушно ли живут граждане, так как это в высшей степени важно при осаде. В противном случае надо недовольных существующим порядком и в первую очередь их руководителей и являющихся зачинщиками в городе какого-либо дела удалять, не вызывая подозрений с их стороны, под каким-нибудь благовидным предлогом, отправляя куда-либо в качестве послов или по другим общественным делам.

(21) Таким образом поступил и Дионисий. Он видел, что брат его Лептин близок большинству жителей Сиракуз и во многих отношениях имеет силу; он стал относиться к нему с подозрительностью и хотел устранить его, но не решался изгнать открыто, зная, что вокруг него могла бы собраться большая сила из его сторонников и могло произойти какое-либо восстание. (22) И он пускается на следующее. Он посылает брата с небольшим отрядом наемников в город по названию Гимера, приказав вывести оттуда [старый] гарнизон и поставить [новый]. Когда тот прибыл в Гимеру, он послал ему приказание оставаться там, пока сам он не пошлет за ним.

(23) Если город выдал противнику заложников, то при подходе вражеского войска следует родителей и близких родственников заложников удалять из города, пока не минует осада, чтобы они не видели, как среди наступающих врагов ведут и предают смерти их детей. Ведь может быть, что, находясь в городе, они предпримут что-либо враждебное. (24) Конечно, если окажется затруднительным выслать их под каким-либо предлогом, то можно оставить, но так, чтобы они возможно меньше принимали участия в различных делах, не знали заранее того, что будут делать, и как можно меньше были бы предоставлены самим себе как днем, так и ночью. Необходимо также, чтобы им доставались одно за другим, не вызывая у них подозрений, в большом числе такие дела и поручения, среди которых они будут под надзором более надежным, чем если сами будут стеречь что-либо. (25) Их надо разделить так, чтобы один [находился под надзором] у троих. При таком положении они никак не смогут совершить переворот.

Кроме того, не следует носить с собой к местам расположения постов ни фонарей, ни другого ночного источника света. Так как бывало, что некоторые, желая совершить переворот, когда после всех усилий не смогли сделать этого, пускались на следующее. (26) В корзинах и циновках неся светильники – одни факелы, другие фонари – на посты, где они на каком-либо направлении держали стражу, они этими огнями сигнализировали противнику. Поэтому во всех такого рода делах нельзя быть беспечным.

 

Заговоры

 

XI. Далее, не следует упускать из виду тех граждан, которые настроены неблагожелательно [по отношению к государству], и не принимать ничего сразу [из их советов] по указанным ниже причинам. (2) Для примера следует рассказать по порядку обо всех заговорах из Книги: 5, которые были устроены людьми, стоящими у власти или частными лицами, а также и то, каким образом некоторые из них были предотвращены и расстроены.

(3) Когда готовилась измена в Хиосе, то одно стоявшее у власти лицо, соучастник предательства и обмана, убедило, своих соправителей в том, что так как, мол, наступил мир, то надо заграждение, препятствующее входу в гавань вытащить на сушу, высушить и просмолить; старые корабельные снасти продать, на верфях заделать течь, починить также прилегающую к ним галерею и смежную с ней башню, в которой помещались представители власти, – и под этим предлогом предоставить лестницы тем, кто намеревается захватить верфи, галерею и башню. (4) Кроме того, он советовал также лишить жалованья большую часть охранявших город солдат – для того, разумеется, чтобы сократить возможно более расходы города. (5) Этими и другими подобного рода словами он убедил своих соправителей в том, что могло быть в дальнейшем на руку предателям и противнику при захвате города. Так что всегда надо следить за теми, кто прилагает усилия в этом направлении. (6) Одновременно он привязал и свесил со стены сеть для ловли оленей и кабанов, будто бы для просушки, а по другую сторону – паруса канатами наружу; по ним ночью и взобрались вражеские солдаты.

(7) В Аргосе против враждебной партии были приняты следующие меры. Когда богатые намеревались предпринять второе свое выступление против народа и привлекли на помощь наемников, то глава народной партии, предчувствуя наступающие события, установил тайно дружеские отношения с какими-то двумя лицами из готовящих нападение, противников народа; на виду он держался враждебно по отношению к ним и делал им зло, а втайне получал от них сведения о намерениях противника. (8) Когда богатые готовы были ввести наемников, в то время как и в городе некоторые были в готовности к выступлению и дело должно было совершиться в ближайшую ночь, – предводитель народа решил созвать немедленно народное собрание, ничего не сказав заранее о предстоящих событиях, чтобы не вызвать в городе всеобщей тревоги. Он сказал между прочим и о том, что целесообразно было бы, чтобы в ближайшую ночь все аргосцы были при оружии и находились каждый в своей филе. (9) Если же кто-нибудь вынесет оружие в иное место или появится с ним в другом месте, то с таким следует обращаться как с предателем, замышляющим против народа. (10) Это было необходимо как раз для того, чтобы находящиеся в [разных] филах богатые не могли собраться в одном месте и совершить нападение с наемниками, но были бы разделены по филам и находились бы в небольшом числе среди многочисленных своих сограждан. По-видимому, [предводитель народа] нашел весьма удачный и остроумный способ наверное предотвратить подготовлявшееся.

(10a) Подобным же образом было и в Гераклее на Понте, где был демократический строй и богатые устроили заговор против народа, намереваясь совершить нападение. Стоявшие во главе народа проведали о предстоящих событиях и убедили народ выставить 60 сотен вместо имевшихся у них в 3 филах 40 сотен, чтобы в них и богатые ходили в караулы и исполняли другие повинности. (11) И здесь было так же: богатые были рассеяны и находились в сотнях в малом числе среди многочисленных представителей народа.

(12) Нечто подобное этому в давние времена происходило, говорят, и в Лакедемоне. Когда властям стало известно о заговоре и о том, что сигналом к выступлению будет поднятая шляпа, они помешали готовящимся к выступлению, объявив приказ о том, что желающим поднять шляпу нельзя делать этого.

(13) Когда в Коркире должно было произойти восстание богатых и олигархов против народа (тогда находился с отрядом в городе также афинянин Харет, бывший сторонником заговора), то они устроили следующее. (14) Некоторые из командиров отряда ставили себе кровососные банки, наносили раны на теле и все/в крови выбегали на площадь, словно их избили; к ним немедленно собрались также солдаты с оружием (они были подготовлены заранее) и заговорщики из коркирцев. (15) Когда остальные жители, ничего не знающие о происходящем, были созваны на сходку, заговорщики схватили руководителей народа, как будто бы эти были зачинщиками восстания и, таким образом, все остальное обратили в свою пользу.

 

Какие меры предосторожности следует принимать в отношении союзников

 

XII. Когда союзники прибывают в город, никогда не следует допускать, чтобы они находились вместе, но расположить их порознь – о тем же самым причинам, что приведены выше. (2) Точно так же поступать и с наемниками, с которыми намереваются предпринять совместно какое-либо дело: всегда необходимо обладать превосходством в числе и силе над наемниками тем гражданам, которые призывают их на помощь; в противном случае как сами они, так и их город окажется под властью наемников.

(3) Так, например, у халкедонцев в их осажденном городе были союзники (отряд прислали им их союзники кизикийцы). Когда же халкедонцы намеревались принять выгодные для себя планы действий, то представители отряда союзников согласились разрешить это лишь при том условии, если планы эти будут выгодны и с точки зрения кизикийцев. Так что халкедонцам отряд союзников, который они видели внутри своих стен, был много опаснее, чем расположенный перед ними противник.

Таким образом, никогда не следует принимать в свой город прибывшую извне силу в количестве, превосходящем число собственных граждан, и при использовании наемников всегда надо сохранять для города значительное превосходство в силах над ними. Ведь небезопасно уступать превосходство чужим и находиться под властью наемников.

(5) Так произошло и у гераклейцев на Понте. Они ввели наемников больше, чем надлежало, и, уничтожив прежде всего представителей противной партии, затем погубили и себя самих, и свой город, порабощенные предводителем наемников.

XIII. Если же будет необходимость содержать наемное войско, то надежнее всего это может быть сделано следующим образом.

 

Содержание наемников

 

На наиболее состоятельных граждан города надо возложить обязанность по содержанию наемников – каждому по его силам: одним – троих, другим – двоих, а некоторым – одного. Когда же собрано надлежащее количество, разделить их на лохи и поставить во главе их наиболее надежных лохагов из граждан. (2) Плату и продовольствие наемники должны получать от нанимателей, частью из их собственных средств, частью из того, что добавляет город. (3) Расквартированы должны все они быть в домах нанимателей, а когда начальники собирают их для несения повинностей, караульной службы и других нарядов, – исполнять они должны это под командой лохагов. (4) Возмещение издержек тем, кто тратит свои средства на содержание наемников, должно быть произведено спустя некоторое время, исходя из тех затрат, которые каждый делает в пользу города; таким образом всего быстрее, надежнее и дешевле можно осуществить содержание наемников.

XIV. С теми, кто хочет изменения существующего в городе порядка, следует поступать так, как об этом сказано выше. 6

 

Как добиться единодушия граждан

 

Всю массу граждан следует заблаговременно приводить к возможно большему единомыслию, добиваясь этого наряду с разного рода другими мерами также и облегчением положения должников, сокращением или полным уничтожением процентов, а при чрезвычайной опасности и прощением части или даже всего долга, если это будет необходимо, так как весьма часто такие люди таят в себе опасность. Следует также облегчать положение тех, кого нужда поставила в затруднительные обстоятельства. (2) Каким образом равномерно и безболезненно для имущих можно осуществить это и из каких источников доставить средства и о другом подобном этому обстоятельно изложено в "Книге о добывании средств".

XV. Когда все это будет устроено, то в случае получения какого-либо сообщения или светового сигнала о том, что требуется помощь, следует отправиться на подвергшийся опасности участок местности. (2) Необходимо, чтобы военачальники немедленно выстраивали имеющихся в наличии солдат, дабы они не выходили порознь или небольшими группами на свои участки и не гибли из-за неорганизованности и преждевременного изнурения, предостерегаемые в своих бедствиях врагами. (3) Напротив, находящиеся у ворот должны собираться [там] в определенном количестве, например, лоха или двух, затем они должны быть построены и во главе их [нужно] поставить опытного командира; в таком порядке они и должны быть отправлены и следовать в строю возможно более быстрым шагом. (4) Затем направлять их один отряд за другим подобным образом без промедления, до тех пор пока не покажется, что их выступило достаточно для оказания помощи, чтобы и в движении отряды были один по соседству с другим. Если одно подразделение будет нуждаться в поддержке другого или всех вместе, то чтобы у них была возможность легко соединиться, не проделывая при этом большого пути. (5) Впереди них в авангарде должны выступать имеющиеся в наличии всадники и легковооруженные, и притом предварительно обследуя и занимая возвышенные части местности, чтобы тяжеловооруженные на возможно большем расстоянии заранее знали то, что касается противника, и чтобы с ними не случилось ничего неожиданного. (6) Около складок местности, подножий холмов, разветвлений дорог, где будут три пути, – должны быть указатели, чтобы в таких местах те, кто следует позади, не отделились друг от друга из-за незнания дороги. (7) Возвращаясь в город, следует отходить с предосторожностями по многим причинам и более всего остерегаться засад противника. Однажды с теми, кто не принимал мер предосторожности, произошел такого рода случай.

(8) Во время нападения трибаллов на страну абдеритов абдериты выступили навстречу им и, выстроившись в боевую линию, провели сражение превосходным образом. В схватке они положили многих и уже одерживали победу над многочисленным и боеспособным войском противника. (9) Тогда трибаллы, раздосадованные происшедшим, отступили и, вновь собрав своих, опять пришли в землю абдеритов, устроили вначале засады и стали опустошать местность поблизости от города. Абдериты после одержанного успеха переоценили себя и пылко, со всем напряжением и ревностно стали отражать врагов. А те заманили их в засады. (10) И, таким образом, здесь, как говорят, из одного города, такого значительного по размерам, в короткий срок погибла большая часть жителей, так как остальные, услышав о гибели тех, которые вышли первыми, не приостановили своей вылазки, но, подбадривая друг друга, спешили на помощь ушедшим – и так до тех пор, пока город [вообще] не лишился мужчин.

 

Другой вид отражения противника

 

XVI. Таким образом, лучше, пожалуй, другой способ отражения вторгнувшихся врагов. (2) Так, во-первых, не следует выступать тотчас же, имея в виду, что до рассвета людей нельзя выстроить и привести в готовность, так как одни спешат как можно скорее спасти свое домашнее имущество, находящееся за городом, другие боятся идти навстречу опасности, что естественно при неожиданном известии; а иные и совершенно не подготовлены. (3) Надо как можно быстрее собрать и привести в готовность вспомогательный отряд и вместе с тем у одних рассеивать страх, другим внушать отвагу, третьим давать оружие.

(4) Ты ведь должен знать, что противник с рассудком и знанием, находящийся во вражеской земле, вначале ведет главные силы своего войска в строю, ожидая какого-либо нападения на себя в походе, и держится наготове, для его отражения. Одни из них, рассеявшись по местности, занимаются бесчинствами, другие, возможно, устраивают засады, подкарауливая некоторые ваши вспомогательные отряды, вышедшие на вылазку неорганизованно. (5) Не следует тревожить их немедленным нападением, надо дать им возможность прежде набраться дерзости, недооценить ваши силы и заняться грабежами и стяжательством. Тогда, насытившись едой и питьем и охмелев, они сделаются беспечны и перестанут повиноваться начальникам. (6) Из этого естественно следует, что им придется трудно в боях и при отступлении, если ты именно в этот удобный тебе момент нападешь на них.

(7) Когда вспомогательный отряд находится у тебя в назначенном месте, а противник уже разбрелся для грабежей, то теснить его надо следующим образом: всадникам заранее занимать пути отступления, из отборных воинов устраивать засады, с помощью других легковооруженных отвлекать внимание противника, а тяжеловооруженных вести сомкнутым строем, но не очень далеко от высланных вперед отрядов. Не нападай на противника при обстоятельствах, при которых тебе невыгодно сражаться, но если вступил в бой – старайся не потерпеть поражения от противника. (8) Из вышеизложенного следует, что иногда бывает полезно оставить противника в покое и дать ему возможность опустошить большую часть страны, чтобы обремененные после грабежей добычей, они тем легче понесли возмездие от тебя. Таким образом может быть спасено и все захваченное, и виновники получат наказание по заслугам. (9) Выступив же на помощь поспешно, ты подвергнешь риску своих людей, когда они еще не готовы и не построены. И хотя противник успеет, правда, причинить мало вреда, зато, находясь еще в строю, он отступит без потерь. (10) Гораздо лучше, как сказано ранее 7, не упуская его из виду, напасть, когда он не в состоянии обороняться.

(11) Если же противник скроется от тебя или успеет увезти награбленное из страны, то не нужно производить преследование его по тем же самым дорогам и той же самой местности. Напротив, здесь следует появляться лишь незначительным отрядам и при преследовании не нападать с тыла самим и не навлекать подозрений противника. Все же остальные, обладая достаточно большой силой, должны передвигаться возможно быстрее, идя по другим дорогам, и, опередив продвигающегося противника, в его стране устроить засады на границе. (12) Конечно, ты опередишь противника и придешь раньше в его пределы, так как он продвигается медленнее, обремененный добычей. Совершать на него нападение надо во время обеда, так как, утомленный грабежами, очутившись в своих пределах и чувствуя себя в безопасности, он предастся беспечности и будет не в состоянии спастись.

(13) При наличии кораблей лучше всего устроить преследование по морю, чтобы использовать воинов в бою со свежими силами. При этом и предупреждение действий противника и все остальное, необходимое для успеха, пройдет у тебя благополучно, если только не обнаружат твоего отплытия.

(14) По рассказам, киренейцы, баркейцы и жители некоторых других городов делали дальние вылазки по проезжим дорогам на парных и четверных повозках. Прибыв к месту назначения и расположив повозки в ряд одну возле другой, тяжеловооруженные выходили из них, строились и сразу со свежими силами бросались на противника. (15) При достаточном количестве повозок это – великолепное преимущество, позволяющее воинам прибыть к нужному месту быстро и со свежими силами. Повозки могут быть тотчас же использованы для укрепления лагерей. В случае ранения или при другом каком-либо несчастном случае войны могут быть отвезены на этих повозках в город.

(16) Если местность будет неподходящей для продвижения, но будет иметь небольшое число узких проходов, то следует принять меры заранее, производя разделение таким образом, как сказано выше, и противодействовать попыткам продвижения тех, кто намеревается идти на город. Воины должны быть расставлены заранее и световыми сигналами сообщать друг другу о происходящем, чтобы в случае надобности один отряд помогал другому. (17) Если же местность не будет затруднять продвижения и появится возможность вторжения многочисленного войска с разных сторон, то надо занять выгодные пункты на местности с тем, чтобы затруднить противнику подступ к городу. (18) Если же нет такого рода мест, то занять вблизи от города прочие удобные участки, дающие и преимущество в сражении и возможность беспрепятственно отступать, имея для этого пространство, когда захочешь отойти в город. Как только противник, вторгнувшийся в страну, будет наступать на город, вам следует начинать сражение, делая вылазки с этих пунктов.

(19) Нападение на него всегда следует делать, используя превосходство, которое дает знакомство с местностью. Ты будешь иметь большое преимущество, зная местность и продвигаясь по таким местам, по каким тебе будет угодно, – местам, тебе известным и привычным, как для обороны, так и для преследования, бегства и отхода в город скрытно или открыто; к тому же ты будешь знать заранее и то, в какой части страны могут быть съестные припасы для вас. Для врагов же места будут непривычными, неведомыми и как бы лишенными всего этого. (20) Поскольку при незнакомстве с местностью не только невозможно осуществить что-либо из своих планов, но и спастись трудно, если только местные жители задумают совершить нападение, – враги потерпят поражение, находясь в состоянии полной нерешительности и робости из-за невозможности как-либо судить об обстановке. Разница между теми и другими будет такая же, как если бы [случилось так, что] для одних битва происходила днем, а для других [одновременно с тем] ночью.

(21) Если у тебя есть флот, надо погрузить войско на суда, так как корабельный десант причиняет беспокойства противнику ничуть не менее, если только будет возможность подплыть к побережью и проходящим возле моря дорогам – так, чтобы и вы сами наседали на противника и находящиеся на судах высаживались у него в тылу. (22) Действуя таким образом, вы можете напасть на противников, совершенно не подготовленных к бою, и схватка с вами пройдет для них совсем не так, как они полагали.

 

Наставления относительно массовых выходов

 

XVII. В городе, где нет единства и где граждане исполнены взаимной подозрительности, следует заранее позаботиться о мерах предосторожности при шествиях массы народа на факельные зрелища, конские скачки и другие игры, а также при всех происходящих за пределами города всенародных торжественных выходах с оружием. Также и в отношении поднятия кораблей на сушу всем народом, и при выносах умерших, поскольку в такие моменты одна партия может быть низвергнута другой.

(2) Для примера приведу следующий случай. Во время всенародного праздника у аргивян, устроенного вне города, происходило шествие молодых людей с оружием. Многие из заговорщиков готовились к этому и сговорились между собой примкнуть вооруженными к шествию. (3) И вот они оказались у храма с жертвенником. Большая часть народа, сложив оружие поодаль от храма, обратилась к молитвам и жертвоприношениям. Из заговорщиков же одни остались возле оружия, другие встали на молитву около представителей власти и выдающихся граждан – на каждого по человеку – с кинжалами в руках. (4) Прикончив этих, некоторые из заговорщиков поспешили с оружием в город. Другие же, остававшиеся в городе, с помощью заранее собранных тяжеловооруженных воинов заблаговременно захватили важные места в городе, чтобы принять лишь тех из находящихся вовне, кого им угодно. Поэтому никогда не следует быть беспечным, помня о такого рода кознях.

(5) Хиосцы, справляя праздник Дионисий и устраивая пышные шествия к алтарю Диониса, заранее расставляют сильную и многочисленную охрану на дорогах, ведущих к городской площади, что представляет немалое препятствие для стремящихся к совершению переворота. (6) Лучше всего, чтобы власти сначала совершили жертвоприношение с упомянутым ранее сильным отрядом; и только когда они отделятся от толпы, следует сходиться [на жертвоприношение] остальным.

XVIII. Когда все, пришедшие в город, будут налицо, с наступлением вечера надо давать сигнал на ужин и для отправки по караулам. В то время как караульные приготовляются, надо позаботиться о том, чтобы ворота были хорошо заперты.

С этими запорами бывает много несчастий из-за попустительства начальства. (2) Когда случается так, что кто-либо из начальствующих лиц, придя к воротам, не запрет их собственноручно, а передаст шкворень привратнику, велев запереть ворота, то он таким образом становится жертвой злоупотребления со стороны сторожей, намеревающихся впустить ночью противника.

(3) Один какой-то насыпал еще днем песок в отверстие для воротного шкворня, чтобы он оставался вовне и не входил в гнездо засова. Говорят также, что вставленный шкворень был вынут следующим образом. (4) Всыпая понемногу песок в отверстие, встряхивали его без шума, чтобы никто не заметил. [По мере того как] песок насыпался, шкворень становился все выше, так что легко мог быть вынут. (5) Был случай, когда привратник, получив от военачальника шкворень для того, чтобы вставить его, сделал на нем незаметно зарубки резцом или напильником, накинул льняную петлю, вставил его на место, а вскоре после этого вытащил за нитку. (6) Другой вставил шкворень, вложив его в заранее приготовленную тонкую сетку, привязал к ней нитку и затем вытащил. Извлекался шкворень назад и силой. Кроме того, его вытаскивали и тонкой пластинкой; у пластинки один конец должен быть желобком, а другой плоский, чтобы закругленным концом поддеть шкворень, а за другой ухватиться сверху. (7) Третий привратник незаметно повернул засов до того, как вставлять шкворень, с тем, чтобы он не вошел в гнездо, и чтобы затем можно было открыть запор толчком.

(8) В городе 8, находившемся по соседству с Ахайей, заговорщики, намеревавшиеся тайно впустить в город наемников, прежде всего сняли мерку со шкворня у ворот следующим образом. (9) Днем они опустили в отверстие тонкую, но крепкую льняную петлю, концы которой незаметно оставались снаружи; когда ночью шкворень был вставлен, они вытащили за концы нити петлю и шкворень и, сняв с него мерку, опять вставили на место. Затем по снятой так со шкворня мерке они сделали отмычку следующим образом. (10) Они выковали трубку и шило. Трубка была изготовлена такая, как это обычно бывает; у шила же острый и длинный конец был сделан как у всех шил, а рукоятка была полой, точно у наконечника копья, куда вставляется древко. (11) Кузнецом туда была всажена деревяшка, а когда [предмет] унесли от него, то она была вынута, так что [приспособление это] стало пригодно для извлечения шкворня. Действительно, можно считать, что дело было сделано с большой предусмотрительностью, так как кузнец совсем не подозревал, для чего изготовлены трубка и шило и для чего происходят эти приготовления. (12) А некоторые, не вынимая шкворня из отверстия, определили его размеры следующим образом. Они опустили туда гончарную глину, завернутую в тонкий холст, плотно придавливая ее вокруг шкворня; затем глину вытащили и получили отпечаток шкворня, по которому сделали отмычку. (13) Был случай, когда большой ионийский город Теос оказался под властью родосца Темена, преданный привратниками. Они договорились между прочим и о том, в какую [именно] безлунную темную ночь один из них должен был открыть ворота, а другой войти с наемниками. (14) Когда в предстоящую ночь план должно было привести в исполнение, к привратнику явился человек, который с наступлением вечера, когда расставляли стражу и собирались запирать ворота, одним словом, когда было уже темно, – удалился, привязав у ворот конец крученого льняного шнура, который нелегко было порвать. (15) Разматывая клубок, он отошел от города на пять стадий 9 к тому месту, куда должны были прийти те, кто вступит в город. (16) Когда явился военачальник запереть ворота и дал по обыкновению привратнику вставить шкворень, – этот взял его и незаметно, без шума, сделал на нем зарубку резцом или напильником так, чтобы держалась нитка. Затем он наложил нитку и опустил шкворень, удерживаемый льняной ниткой. После этого он толкнул засов, показав начальнику, что ворота заперты, и стал спокойно ждать. (17) Вытащив спустя некоторое время шкворень обратно, он привязал к себе конец бечевки на тот случай, если он невзначай уснет, чтобы быть разбуженным подергиванием шнурка. (18) А Темен в полной готовности ко вступлению в город, прибыл со своими людьми на то место, о котором условился с тем, у кого был клубок из шнура. У Темена было решено с привратником, что, придя на это место, он будет дергать за бечевку. (19) Если у привратника было готово все, что он хотел, то он должен был привязать к концу шнура моток шерсти и отпустить его, чтобы по этому знаку Темен скорее шел к воротам. Если же привратнику не удавалось его намерение – он отпускал шнур, ничего к нему не привязывая, чтобы этим предупредить Темена на расстоянии, дав ему возможность удалиться и скрыться. Таким образом, по [:] бечевке: 10 они узнавали ночью, что нет возможности войти внутрь.

(20). Также и следующим образом был предан город своим привратником. Он завел обыкновение, когда собирались запирать ворота, выходить с кувшином будто бы за водой. Приходя к источнику, он клал камни в известное противникам место, являясь на которое, они узнавали по положенным камням, что хотел сообщить им страж города. (21) А именно, если он стоял в первую стражу, он клал один камень на условленное место, если во вторую – то два, если в третью – три, если же в четвертую – четыре. Кроме того, он сообщал, в каком месте стены и на каком именно из постов выпало ему стоять по жребию. И вот, подавая знаки таким способом, он предал город. Сопоставив все это, следует принимать меры предосторожности и ворота запирать самому представителю власти, а не давать шкворня другому лицу.

(22) Занимающемуся такого рода делами следует засов прятать, так как ведь бывало, что являлись те, кто хотел воспрепятствовать предателю, и принуждали вновь запереть ворота, раз засов был тут. Поэтому надо предусматривать все подобного рода обстоятельства.

 

Перепиливание засова

 

XIX. Перепиливая засов, следует поливать его маслом; таким образом он перепилится быстрее и с меньшим шумом. Если же будет привязана еще и губка к пиле и засову, то шум будет еще глуше. Можно было бы написать и другое в подобном роде, но лучше это опустить.

 

Как помешать злым умыслам, касающимся засова и шкворня

 

XX. Для того чтобы ни один из этих злых умыслов не мог быть осуществлен, военачальнику прежде всего следует еще до ужина позаботиться о закрытии ворот и произвести это собственноручно, а не доверяться легкомысленно кому-то другому. При наличии же опасности ему следует все внимание целиком посвятить этому делу. (2) Далее, засов должен быть окован по всей длине: так его нельзя будет распилить. Затем вставить три неодинаковых шкворня и каждый из них в отдельности отдать под надзор кому-либо из военачальников, а если их окажется много, то именно тем, кому в этот день выпало по жребию. (3) Всего лучше, если шкворни не будут совсем выниматься, а будут удерживаться железной пластинкой, чтобы их нельзя было более приподнять и вытащить клещами, кроме того случая, когда они подкладываются под засов при открывании и закрывании ворот. Клещи же должны быть устроены так, чтобы они могли быть подведены под пластинку и легко извлекали шкворень.

(4) Жители города Аполлонии на Понте, испытав одно из описанных выше происшествий, устроили так, что ворота запирались с помощью громадного молота и с превеликим грохотом, так что почти по всему городу было слышно, когда начинали запирать или открывать ворота – так велики были окованные железом запоры. (5) То же самое было и в Эгине. Когда ворота будут заперты, часовым надо дать пароли и дополнительные условные сигналы и разослать их на посты.

XXI. Относительно подготовки снаряжения и обо всех предварительных мерах, касающихся дружественной страны, и о том, как в случае надобности уничтожать или делать негодным для противника то, что находится в стране, – все это здесь опускается: это подробно разъяснено в "Книге о приготовлениях". (2) О расстановке часовых, о патрулировании, о паническом страхе, о паролях и дополнительных сигналах – каким образом все это должно происходить, – в значительной степени следует изложить в "Книге о лагерной службе". Однако кое-что из этого мы разъясним и теперь.

 

Караульная служба

 

XXII. Ночную караульную службу при наличии опасности, когда противник обложил осадой город или лагерь, надо нести следующим образом. (2) Военачальнику, руководящему всем делом, и его свите нужно расположиться вокруг правительственных зданий и рыночной площади, если она будет укреплена; в противном случае – занять заблаговременно в городе место, наиболее защищенное и видное с возможно большей части города. (3) Около палатки военачальника должны располагаться и постоянно здесь находиться трубач и гонцы, чтобы в случае необходимости дать какой-либо сигнал или распоряжение, [следует, чтобы] они были наготове и чтобы как часовые, так и патрули знали о том, что должно произойти, где бы они ни оказались при несении своей патрульной службы по городу. (4) Далее, необходимо, чтобы караульные как на стенах, так и на площади, на путях и к правительственным зданиям и к площади, к театру и прочим охраняемым местам находились на постах непродолжительное время. Стража должна сменяться часто и вместе с тем состоять из большого числа людей. (5) Ведь при частой смене часовых никто не сможет сыграть на руку врагу из-за недостатка времени и не успеет устроить переворот, да и сон одолевает меньше при непродолжительном пребывании на посту; а при одновременном нахождении на посту большого числа людей скорее может стать известным то, чем они занимаются. (5a) И лучше всего, чтобы во время опасности бодрствовало возможно больше народа, все были ночью на постах, дабы в каждую стражу несло караул возможно большее количество людей. (6) Если же в карауле будет мало людей и находиться они там будут подолгу, то и сон может их одолеть из-за продолжительности страж и в случае подготовки кем-либо какого-нибудь заговора у них будет достаточно времени, чтобы успеть тайно сделать кое-что на пользу противнику. Поэтому не следует оставлять без внимания подобного рода обстоятельства. (7) Кроме того, во время опасности надо позаботиться также о следующем. Из часовых никто не должен заранее знать ни того, когда, ни того, в какой части города будет он в карауле. Не должны также одни и те же начальники возглавлять одних и тех же солдат, – наоборот, надо возможно чаще производить перестановки во всем том, что относится к охране города. При таком положении будет почти невозможно какому-нибудь предателю сообщить что-то находящимся за городом или получить что-либо от противника. (8) Так ведь они не будут знать, в какой части стены и с кем они окажутся ночью, и останутся в неведении относительно предстоящих событий. Так же и несшие стражу днем не должны нести ее ночью, ибо нецелесообразно, чтобы каждому было известно заранее, что ему предстоит делать. (9) Старшие постовые из находящейся на стенах стражи могут поступать следующим образом. С каждого сторожевого поста при каждой смене стражи один из старших часовых должен продвигаться вперед до ближайшего поста, с того другой человек – до следующего и от них другие – к остальным; должно быть отдано распоряжение всем делать это по сигналам. (10) Таким образом одновременно будут делать обход многие, и каждый из них станет продвигаться лишь по небольшому участку. Одни и те же люди редко будут сходиться вместе, поскольку старшие начальники то и дело будут возле тех или иных часовых. При таком положении часовые не смогут ничем содействовать перевороту. (11) Старшим постовым следует стоять лицом друг к другу, ибо таким образом им будет видно во всех направлениях, и они никак не смогут быть захвачены тайно подкравшимися к ним. События такого рода, уже имевшие место при дневных дозорах, изложены выше. 11

(12) В зимние темные ночи часовые должны время от времени бросать камни с внешней стороны стены и спрашивать, – будто они кого-то видят, кто там такие. Тем самым можно будет обнаружить, если кто-либо станет приближаться. (13) Если покажется необходимым, то делать то же самое и в направлении внутренней части города. Однако некоторые утверждают, что бесполезно стараться распознать в темноте приближающихся людей противника: это недостижимо из-за крика патрулей и бросания камней; скорее удастся это в тихом месте. (14) Всего лучше в такие ночи с наружной стороны стен привязывать собак, предназначенных для ночной охоты, которые, конечно, на далеком расстоянии обнаружат лазутчика из вражеского стана или перебежчика, тайно подбирающегося к городу или каким-либо образом стремящегося совершить побег из города. К тому же они и часового разбудят лаем, если он заснет невзначай. (15) В тех частях города, где будут наиболее удобные для противника места подхода и нападения, следует ставить часовыми граждан самых состоятельных, пользующихся наибольшим почетом и занимающих в городе особенно высокие должности. Ведь в высшей степени естественно, что они-то не предадутся удовольствиям, но в сознании [своего положения], всегда будут проявлять бдительность. (16) В дни всенародных праздников надо отпускать из караулов праздновать по домам тех из расставленных по городу часовых, которые в отрядах кажутся своим товарищам наиболее подозрительными и ненадежными. (17) И к тому же они будут думать, что их особенно берегут, – а вместе с тем им невозможно будет предпринять что-либо [опасное для города]. Вместо них ставить в караулы других, на которых можно положиться, так как на праздниках, в столь удобное для них время, чаще всего что-либо и предпринимают желающие совершить переворот. (18) Сколько бед произошло в такие моменты – это излагается в другом месте.

(19) Равным образом и места подъема на стену не должны быть легко доступны, но заграждены, чтобы никому не было возможности занимать заранее какую-то часть стены с намерением предоставить ее противнику. Наоборот, часовые, назначенные по твоему усмотрению, должны непременно находиться на стене и не спускаться с нее; и если какие-либо люди, находящиеся вне города, будут тайно переходить стену, то [надо сделать так], чтобы они не могли легко и быстро спуститься со стены в город, если не захотят рисковать, прыгая с высоты, к тому же [не имея возможности] сделать это незаметно и неожиданно. Эта мера пригодна, пожалуй, и в отношении проходов в укрепление, где находится правитель города. (20) После морской битвы у Наксоса начальник крепости Никокл, опасаясь заговора, велел закрыть проходы и расставил стражу на стене, а с наружной стороны городских стен установил патрулирование с собаками, так как ожидал каких-либо козней извне.

(21) Когда граждане настроены единодушно и в городе нет ничего подозрительного, то в караулах на стене следует по ночам зажигать светильники в фонарях, чтобы в случае приближения какой-либо опасности поднять фонарь как сигнал для военачальника. (22) Если же фонарь не будет виден военачальнику из-за препятствий на местности, то другой промежуточный пост, переняв сигнал, должен с помощью фонаря сообщить его военачальнику, а тот полученное им сообщение – дать знать остальным часовым с помощью трубы или через связных, смотря по тому, что будет более подходящим.

(23) В такие моменты и при подобном положении с караулами народной массе следует отдать распоряжение, чтобы когда будет дан сигнал, никто не выходил из дому. А если кто-нибудь отправится по какому-либо необходимому делу, то идти следует с фонарем, чтобы он был виден издалека патрулирующим. (24) Не должно также ремесленникам заниматься работой ни на продажу, ни для себя, чтобы не возникал шум, вводящий часовых в заблуждение. Таким образом, для того чтобы все несли стражу равную долю времени, независимо от того, будут ли ночи длиннее или короче, – определять стражи надо по водяным часам, которые устанавливают в соответствии с продолжительностью [одной] стражи. (25) Еще лучше покрыть их внутренность воском и при удлинении ночей снимать часть воска, чтобы воды входило больше, а при их укорочении добавлять воск, чтобы часы вмещали меньше воды.

Относительно равномерного распределения страж сказано, по-моему, достаточно.

(26) При менее значительной опасности следует в часовые и патрули отрядить половину из ранее предназначенного числа людей, и, таким образом, каждую ночь нести караульную службу будет лишь половина гарнизона. При отсутствии опасности и в мирной обстановке несением нарядов надо обременять как можно меньше и возможно меньшее количество людей. (27) У патрулей должна быть палочка со сделанным военачальником знаком, которую надо передавать первому караульному; этот передаст ее соседнему, а тот – другому, и так до тех пор, пока палочка не будет обнесена вокруг города и вновь доставлена к военачальнику. Старшим караульным должно быть сделано предупреждение проносить палочку не далее чем до ближайшего постового. (28) Если же подошедший застанет место постового пустующим, он должен отдать палочку снова тому, от кого принял ее, чтобы военачальник был осведомлен об этом и знал, кто оставил свой пост и не принял палочки. (29) Если же кто-либо [из наемников] во время своей стражи не явится в назначенное место, то командир его отряда тут же должен отдать эту стражу любому другому, кого он найдет, и поставить его на пост взамен первого. После этого его наниматель должен возместить тому, кто взял на себя стражу, а следующий по старшинству начальник – на другой день наложить на [неявившегося] установленное наказание.

 

Тайные вылазки ночью

 

XXIII. При совершении тайных ночных вылазок против врага, расположившегося под стенами города, надо иметь в виду следующее. Прежде всего позаботиться, чтобы кто-либо не совершил побега. Затем не должно быть огня под открытым небом, чтобы озаренный пламенем воздух над городом не раскрыл противнику того, что подготовляется. (2) Следует также избавляться от лая собак и крика петухов, заставив их в это время молчать прижиганием какого-либо места на теле, так как голоса их, раздающиеся по утру, выдают приготовления. (3) Некоторые пустились на следующую хитрость. Под правдоподобным предлогом они устроили [ложное] восстание в своей среде. Выждав подходящий момент, они вышли из города, неожиданно напали на врага и имели полный успех. (4) А иные, например, находясь в осаде, делали тайную вылазку следующим образом: забаррикадировали ворота так, чтобы враги видели это, там же, где противник был наиболее уязвим, натянули парусину и поднимали ее время от времени, так что сначала противнику это казалось удивительно, но затем, при частом повторении, он переставал обращать на это внимание. (5) [После этого] горожане разобрали ночью часть стены, насколько сочли нужным, и, возведя против нее другое сооружение, натянули парусину. Затем, выждав время, вышли из города и неожиданно напали на врагов. При этом они принимали меры предосторожности, чтобы не было перебежчиков. Поэтому ничего из указанного не следует оставлять без внимания. (6) Однако и по ночам не следует предпринимать неосмотрительно массовых вылазок, так как при подобных обстоятельствах кое-кто из заговорщиков осуществляет свои козни – одни внутри города, другие вовне. Они стремятся хитростями выманить народ из города, подав какой-либо сигнал с помощью факелов или поджегши верфь, или здание для упражнений, или всенародное святилище, или [еще что-либо такое], чем можно было бы заставить выйти не случайных людей, а большое количество народа. Имея это в виду, надо быть готовым не принимать все на веру.

(7) Скажем также и о следующих делах, устроенных самими стоящими у власти. Они заранее приняли меры к тому, чтобы в стране возникло смятение и чтобы из сельских местностей было послано в город сообщение о нападении разбойников, а по сей причине гражданам следует поспешить на помощь. (8) После этого находящиеся у власти и их сторонники призвали горожан на помощь. Когда большинство горожан с оружием в руках собралось к воротам, было сделано следующее. (9) Представители власти объявили собравшимся, что им необходимо тремя группами устроить засаду неподалеку от города, и дали им наставления, касавшиеся подготовляемого мероприятия и не вызывавшие подозрения у слушавших. (10) Выведя людей, они расположили их в удобных местах, как бы для засад против вторгнувшегося противника. Сами же с посвященными в это дело людьми направились вперед, будто бы для проверки полученных сообщений и для того, чтобы ранее других выступить навстречу опасности и тем самым якобы завести врага в засады путем показного бегства. (11) Придя на место, где у них был в готовности отряд наемников, тайно доставленных по морю, они успели соединиться с ним и скрытно провести в город по другим дорогам, будто бы отводя назад отправившихся на вылазку граждан. Заняв с помощью наемников город, они некоторых из находившихся в засадах заставили уйти в изгнание, а других приняли в город. Поэтому надо иметь в виду все подобного рода обстоятельства и не делать против врага безрассудно ночных вылазок с массой народа.

 

Об условных знаках

 

XXIV. Сообщая условные знаки, следует иметь в виду, если войско окажется состоящим из представителей различных городов и племен, чтобы при существовании двух названий для одного и того же предмета не был дан двоякий пароль как, например: Диоскуры и Тиндариды – два различных названия одного и того же предмета. (2) И еще: Арей – Эниалий, Афина – Паллада, меч – кинжал, фонарь – светильник и другое тому подобное, что трудно запоминается, так как отличается от [слова], принятого у того или иного племени и может нанести вред, если кто-либо предпочтет произнести пароль на своем наречии, а не так, как обычно для всех. (3) В смешанном наемном войске, равно как и среди союзных племен, не следует сообщать подобные пароли. Вот что, например, произошло у Харидема Орейского в Эолиде при взятии им Илиона. (4) У лица, стоявшего у власти в Илионе, был домашний раб, который постоянно ходил на добычу и большей частью выходил и возвращался по ночам, всякий раз с тем, что захватил. (5) В это время Харидем, узнав о таких его делах, привлекает его к себе, входит с ним в тайную сделку и договаривается с ним, убедив его в указанную ночь отправиться как бы за добычей. Отправиться он велел ему в ту ночь на лошади, чтобы ему были открыты ворота и чтобы он не входил, как обычно, через щель в воротах или через прорубленную в них калитку. (6) Выйдя из города и переговорив с Харидемом, он взял от него около 30 наемников в панцирях, с кинжалами и оружием и в замаскированных шлемах. (7) И вот этот раб отвел их ночью в ветхой одежде, спрятав оружие, – совсем как пленных, с их женами и детьми, тоже якобы пленными, – и вошел в город, причем ворота ему были открыты из-за того, что он был с лошадью. (8) Тут вошедшие немедленно приступили к делу: убив привратника и совершив другие враждебные действия, они овладели воротами, к которым тотчас же прибыли находившиеся неподалеку отряды Харидема, и захватили город. (9) После этого и сам он [т. е. Харидем] вступил со всеми силами. (10) Вместе с тем он сделал также следующее. Некоторую часть войска он поместил в засады, предвидя, что к этому месту прибудет подмога. Так и вышло: как только о происшедшем узнал Афинодор Имбрийский, находившийся неподалеку с войском, он пытался оказать помощь на этом участке. (11) Он и сам оказался весьма проницательным и со своей стороны проявил осмотрительность и отправился к Илиону не теми дорогами, на которых были устроены засады, а тайно прошел ночью другими и прибыл к воротам города. (12) Некоторые из бывших С ним во время суматохи незаметно вошли в город под видом воинов Харидема. (13) Затем, когда большая их часть не успела еще войти, их узнали по паролю, и одни из них были выброшены из города, а другие пали еще у ворот; дело в том, что одни назвали пароль Тиндариды, а другие – Диоскуры. (14) Только из-за этого и получилось так, что город не был отбит Афинодором сразу, в ту же самую ночь.

Таким образом, следует сообщать такие пароли, которые хорошо запоминаются и наиболее соответствуют предстоящим мероприятиям. Таковы следующие. (15) Для идущих на охоту – Артемида Охотница, на какое-либо тайное дело – Гермес Хитрец, на дело, требующее силы, – Геракл; при предприятиях, совершаемых открыто, – солнце и луна и по возможности другие и подобные этим и наиболее для всех обычные слова. (16) Ификрат отдал распоряжение, чтобы не был один и тот же пароль у патруля и часового, но чтобы каждому из них был дан особый пароль, дабы тот, кого спросят первым, отвечал: Зевс Спаситель, – если у него окажется это слово, – а тот, кому он в свою очередь задает вопрос, – Посейдон. Так почти невозможно будет стать жертвой обмана противника и выдать ему пароль.

(17) Если часовые потеряют друг друга из вида, то им надо для связи между собой прибегать к свисту. Но об этом следует договориться заранее: ведь за исключением того, кто это знает, всем остальным будет это непонятно, – как эллинам, так и варварам. (18) Предварительно надо позаботиться, чтобы собаки, потревоженные свистом, не причинили какой-либо помехи. Использовали свист и в Фивах: когда взяли Кадмею и рассеялись ночью, ничего не зная друг о друге, – то собирались по свисту. (19) Пароли следует спрашивать одинаково как у патрулей, так и у старших часовых. Бесполезно, когда спрашивает лишь один из двух: ведь и противник мог бы задать вопрос, точно патруль.

 

Дополнительные условные знаки

 

XXV. Некоторые пользуются дополнительным условным знаком как из-за панического страха, так и для лучшего распознавания друзей. (2) Дополнительные условные знаки должны быть возможно более своеобразны и не понятны для врагов. Они могут быть, например, следующего рода. В темные ночи надо и спрашивать пароль и подавать какой-либо знак голосом, а лучше произвести еще какой-нибудь шум. Тому же, к кому обращен вопрос, надо тоже произнести в ответ пароль и подать голосом другой какой-либо условный знак или произвести шум. В светлое время пусть спрашивающий пароль снимет шляпу или, если она была у него в руках, наденет ее. (3) Можно также надвинуть шляпу на лицо и затем поднять ее. (4) Можно еще воткнуть, подходя, копье [в землю] или перехватить его в левую руку, или держать в руке поднятым, или прижать его [к себе]. Спрашиваемый должен дать ответный пароль и тоже сделать какой-либо условный знак.

 

Патрулирование

 

XXVI. Патрулировать при наличии опасности должны у основания стены попеременно два лоха (прежде всего из тех, что сосредоточены на площади), снабженные всем имеющимся в их распоряжении оружием и дополнительными опознавательными знаками так, чтобы они могли узнавать друг друга наверняка на возможно большем расстоянии. (2) Патрулирующим в первую стражу следует отправляться без ужина, так как в том случае, когда в первую стражу люди попадают после еды, они настроены более благодушно и безответственно. (3) Патрули должны ходить без фонаря, если только дело не происходит глубокой зимой и в темноте. В последнем случае фонарь пусть светит, но не вверх (его надо прикрыта чем-нибудь), а только на землю и под ноги. (4) В городе, где держат лошадей и где местность для этого удобна, зимой следует патрулировать конным, так как в холода, в грязь, при продолжительных ночах патруль скорее совершит так свой обход. (5) Некоторые вместе с тем устраивают обходы и по стене, так чтобы одним наблюдать за тем, что вне стен города, а другим – что внутри его. (6) Патрулирующие в темные ночи должны также иметь камешки и бросать их время от времени с внешней стороны стены. Однако некоторые не одобряют этого по вышеизложенным причинам. 12

(7) При существовании в городе взаимной подозрительности среди граждан патрулям следует находиться под стеной и патрулирующим не подниматься наверх (за исключением часовых). Если войско потерпит поражение в битве или потеряет много убитыми или ранеными или вследствие отпадения союзников, или по какому-либо другому случаю утратит присутствие духа и будет в подавленном состоянии и ввиду близости враги создастся опасное положение, то следует принять вышеуказанные меры в отношении часовых и патрулей. (8) Передвигаться в такие моменты патрулям следует на более близком расстоянии друг от друга и не стараться во время обходов отыскивать тех из старших на постах, которые теряют бдительность от сна или усталости. Ибо нет пользы в том, чтобы находящееся в таком положении войско еще более лишать присутствия духа (ведь естественно, что когда найдется делающий что-либо неподобающее, то это отрицательно влияет на дух войска); наоборот, надо более стараться обратить их к исполнению служебного долга и поднять их дух. (9) И патрули в такое время должны быть заметными с возможно большего расстояния; при подходе к часовым они должны подавать какой-либо знак голосом издали, чтобы разбудить старшего в карауле, если он уснет, и подготовить его к ответу на вопрос. (10) Лучше всего, если военачальник в такие времена направляется предусмотрительно в обход всякий раз сам с отобранными людьми. Когда же войско находится в иных, [более благоприятных] обстоятельствах, поверку часовых нужно делать более неожиданно. (11) Совершать обход постов военачальнику никогда не следует в один и тот же час, но всегда в разное время, чтобы солдаты не знали заранее точное время прихода военачальника и не были главным образом в этот момент настороже. (12) Кое-кто допускает также следующее предложение и наставление некоторых. Если градоначальник не захочет идти с обходом из-за каких-либо опасений или недомогания, но пожелает все-таки знать, кто и в какую стражу не выполняет своих обязанностей, то он должен сделать следующее. (13) Всем часовым на стене должно быть заблаговременно указано, по какому фонарю все старшие на постах поднимут ответные фонари. Поднимать этот фонарь следует с такого места, откуда он будет виден часовым на стене. (14) Если же не окажется такого места, необходимо устроить из чего-либо возможно более значительное возвышение, с которого и надо подымать фонарь, а по этому [сигналу] следует поднимать в ответ остальные – один вслед за другим на каждом посту. Затем их считать и таким образом узнавать, все ли старшие постов подняли свои фонари или недостает какого-либо поста.

 

О паническом страхе

 

XXVII. Если по городу или по лагерю распространится ночью или с наступлением дня внезапное смятение и страх, которые называются некоторыми паническими (название это пелопоннесское и преимущественно аркадское), – на этот случай некоторые отдают распоряжение, желая прекратить их, (2) и стремятся заранее условиться с горожанами о сигналах, При виде которых эти будут знать, что то – лишь панический страх. Это должен быть какой-либо заранее согласованный световой сигнал, подаваемый в таком месте, которое по возможности видно всем в городе. (3) Лучше всего заранее распорядиться, что, где бы среди солдат ни возник страх, они должны оставаться на месте и петь пеан или говорить [друг другу], что это лишь панический страх, и каждый слышащий всегда должен передать об этом ближайшему соседу. (4) В какой части войска не станут с своей стороны петь пеан, можно быть уверенным, что ими овладел страх. Если военачальник заметит какую-либо опасность, то следует подать сигнал трубой; таким образом все должны быть оповещены, что это какая-то опасность.

После понесенного в битве поражения, как правило, возникают страхи, иногда даже днем, а ночью и тем более. (5) Чтобы уменьшить возможность какого-либо подобного события, надо на ночь отдать солдатам приказ – всем по мере возможности находиться при оружии, так как-де с ними что-то произойдет. (6) Таким образом, если что-либо и будет происходить, то для людей, поставленных в известность заранее, это не станет, естественно, неожиданностью, и они не будут повергнуты в смятение внезапным страхом и не погибнут. (7) Евфрат, лакедемонский наместник во Фракии, когда у него то и дело возникали в войске по ночам такие страхи, и он не мог подавить их другим способом, отдал следующий приказ на ночь. (8) Если возникнет какое-либо смятение, – всем тотчас же садиться у оружия да постели и никому не вставать на ноги; если же кто-нибудь увидит кого-либо поднявшимся на ноги, то по объявленному во всеобщее сведение распоряжению со вставшим следует обращаться как с противником. (9) Он полагал, что из-за страха перед объявленным приказом никто его не позабудет. В дополнение к объявленному, чтобы приказа действительно боялись, во время одного из смятений один из лучших солдат был ранен, хотя и не смертельно, а некоторые из менее годных даже убиты. (10) После этого случая люди стали повиноваться и из осторожности перестали при тревогах вскакивать в испуге с постелей. (11) Был подавлен панический страх так же и следующим образом. Во встревоженном ночью лагере глашатай потребовал молчания и объявил: "Кто укажет отпустившего лошадь, из-за которой поднялась тревога?". (12) Чтобы чего-либо подобного не происходило по ночам с войском, надо в каждую стражу по краям и в середине [расположения] каждого отряда или более крупного подразделения ставить людей, которые будут следить за тем, чтобы в случае, если заметят, как кто-либо со сна или по другой причине поднимет тревогу, – то немедленно подойти и удержать его, предотвратив тотчас же шум. (13) Из прочего народа надо выставлять от каждого товарищества по трапезам одного человека для охраны, чтобы в случае возникновения какого-либо страха эти люди, зная, что страх напрасен, водворяли спокойствие каждый в своей среде. (14) Если же сам намереваешься вызвать тревогу в лагере противника, то надо выпустить в его лагерь стадных телок с колокольчиками, а также и другой вьючный скот, напоив его вином.

 

Утренний подъем

 

(15) С наступлением дня не следует немедленно отпускать часовых из караулов, пока окружающая местность не будет предварительно обследована и не окажется свободной от противника. Также и уходить с постов следует не всем вместе, а по частям, чтобы всегда кто-нибудь находился в карауле.

 

Охрана ворот

 

XXVIII. Когда город объят страхом, надо позаботиться также вот о чем. Все ворота должны быть заперты, открыты лишь одни, где доступ в город будет наиболее затруднен и откуда можно на наибольшем расстоянии видеть приближающихся. (2) В воротах должна быть калитка, через которую бы входили и выходили люди поодиночке. При этом почти невозможно будет скрыться перебежчику или пробирающемуся лазутчику – конечно, если только привратник будет с умом. (3) Полностью открывать ворота для вьючных животных, повозок и других ввозимых товаров опасно. Если же появится какая-либо срочная необходимость в доставке хлеба или оливкового масла, или вина, или чего-нибудь подобного с помощью повозок или большого количества людей, то ввозить это следует через ближайшие ворота, чтобы все было ввезено по возможности скорее и легче. (4) Вообще не открывать неосмотрительно ворот рано утром, но несколько позднее, и никого не выпускать за ворота, не обследовав предварительно местность вокруг города. Точно так же чтобы и корабли не останавливались на якоре близко от ворот, но поодаль от них, так как были случаи, что и днем, когда были открыты обе створки ворот, происходило много неприятных событий от уловок и умышленных хитростей такого рода. 13 По одному такому случаю станет ясно многое, совершенное в этом роде.

(5) Пифон Клазоменский и некоторые из его единомышленников в городе, выждав как раз самое спокойное время дня, захватили Клазомены с помощью повозок, на которых они уговорились ввозить бочки. Когда повозки задержались в воротах, около которых, невдалеке от города, находились заранее спрятанные наемники, – эти наемники, обманув одних из граждан, опередив других, при помощи некоторых из находившихся внутри стен сообщников овладели городом. (6) Ифиад Абидосский при захвате города Пария на Геллеспонте для того, чтобы взобраться ночью на стену, подготовил наряду с другими средствами также повозки, наполненные хворостом и терновником, и когда ворота были уже закрыты, направил их к стене, как будто бы это были повозки парийцев. Подойдя вплотную к воротам, [воины Ифиада] расположились здесь, точно опасаясь противника. (7) В определенное время повозки должно было поджечь, чтобы загорелись и ворота, а когда парийцы бросятся тушить пожар, самому [Ифиаду с его людьми] ворваться в город в другом месте.

Я полагаю, что следует собрать и объяснить то, чего надо остерегаться и в какое именно время, чтобы никто по излишней доверчивости не потерпел ничего плохого.

 

Тайный ввоз оружия

 

XXIX. Теперь скажем относительно ввозимых сосудов и грузов, в которых может быть что-либо спрятано, с помощью чего был уже взят не один город и крепость. (2) Этого именно и следует остерегаться и не упускать подобных обстоятельств из виду – и в первую очередь привратнику в такие моменты, когда будет какая-либо опасность извне или изнутри. Ему надо относиться со вниманием к ввозимому в город. (3) Для примера приведу то, что произошло в действительности. Город был захвачен следующим образом при поддержке некоторых находившихся внутри его во время всенародного праздника. (4) Прежде всего чужеземцам, проникшим в город заранее для предстоящего дела, и тем горожанам, которым предстояло участвовать в предприятии, но не имевшим оружия, были доставлены полотняные панцири, передники, снаряжение для защиты головы, наголенники, мечи, луки, стрелы, – запакованные в ящиках, точно грузы, с одеждой и другими товарами. (5) Таможенные надзиратели, открыв их и посмотрев, опечатали их как одежду, до тех пор пока привезшие не оценят [свой] товар. (6) Затем ящики были сложены где нужно, невдалеке от рыночной площади. В тюках, циновках и ткацком навое были ввезены завернутые в них копья и дротики, и каждое сложено там, где это не вызывало подозрений. В сосудах же для отрубей и шерсти были легкие щиты и щиты малых размеров, скрытые в шерсти и отрубях. Были и другие, более округлые, в корзинах, наполненных изюмом и фигами. А кинжалы – в амфорах с пшеницей, сушеными фигами и маслинами. (7) Кинжалы были привезены также и в спелых кабачках, без ножен, воткнутые снизу в сердцевину кабачков. Предводитель же заговора был доставлен в повозке с хворостом. (8) С наступлением ночи участвующие в нападении собрались и выждали подходящий момент, когда остальные жители в городе находились в состоянии наибольшего опьянения (так как дело было на празднике). Прежде всего был разобран воз с хворостом, и из него в полной готовности появился предводитель заговорщиков. Затем одни из них стали развертывать тюки, для того чтобы достать копья и дротики, другие опоражнивали сосуды с отрубями и шерстью, третьи разрубали корзины, иные вскрывали ящики и доставляли вооружение, некоторые разбивали амфоры, чтобы скорее разобрать кинжалы. (9) Вместе с этим, когда все было собрано, в городе был подан сигнал находящимся снаружи в боевом строю отрядам, чтобы они были наготове. (10) Когда же все были вооружены соответствующим оружием, то одни из них двинулись на захват башни и к воротам, через которые они должны были впустить остальных, а другие на место пребывания городских властей и в дома своих противников, остальные же занимали прочие места.

(11) Когда некоторые испытывали нужду в щитах для дел, подобных названным, не имея возможности никаким другим способом ни изготовить, ни ввезти это снаряжение, они привезли себе ивовые прутья, а также ремесленников. (12) На виду у всех они плели разного рода корзины, а по ночам изготовляли снаряжение для защиты головы и щиты, к которым прилаживали кожаные и деревянные рукоятки.

Точно так же нельзя оставлять без внимания ни больших, ни малых судов как ночью, так и днем; наоборот, необходимо, чтобы на них поднималась портовая стража и корабельные надсмотрщики для осмотра грузов, помня о том, что и сикионцы, относившиеся беспечно к подобного рода делам, очень пострадали от этого.

 

О доставке оружия

 

XXX. Не следует упускать из виду и то оружие, которое привозят для продажи и выставляют на площади, а также находящееся в лавках и на складах (если его собрать, оно составило бы большое количество), чтобы никто из замышляющих переворот не воспользовался им в готовом виде. (2) Ведь нелепо, что в то время как у прибывающих людей оружие отбирают 14, на рыночной площади и в общих домах находятся корзины со щитами и ящики с кинжалами. Поэтому прибывающее и собранное оружие не должно ни выноситься на площадь, ни оставляться на ночь, где придется. Если же кто-либо выставил кроме образца все остальное множество оружия, то оно должно считаться общественной собственностью.

 

О тайных письмах

 

XXXI. Что касается тайных писем, то есть много всяких способов посылать их. Однако необходимо, чтобы и отправляющий, и получающий заранее договорились между собой. Наиболее скрытными могут быть такие способы.

(2) Например, [одно] письмо было послано следующим образом. В тюк или другую какую-то поклажу была вложена книга или какая-то иная рукопись – безразлично, какого размера и сколь давняя. В ней было написано письмо точками, поставленными над буквами первой, второй или третьей строки, причем точками по возможности маленькими и неразличимыми ни для кого, кроме того, кому письмо предназначено. Когда книга приходила затем к кому следовало, он выписывал, ставя одну возле другой, помеченные буквы из первой, второй и других строчек и таким образом узнавал сообщаемое. (3) Если кто-либо пожелает сообщить немногое, то и это он может сделать способом, подобным описанному. Написав письмо о чем-либо открыто, со всеми подробностями, надо в этом письме сделать то же самое, помечая буквы, посредством которых дашь знать то, что пожелаешь. Ставить значки надо так, чтобы они были возможно менее заметны (или точки, далеко отстоящие друг от друга, или более длинные, т. е. черточки). У других людей это не возбудит подозрения, а для того, кому предназначено письмо, оно будет понятным.

(4) Надо послать человека с каким-либо известием или даже письмом, [касающимся того], что всем известно. Перед его отходом ему следует тайно вложить внутрь подошвы сандалий письмо и зашить его. Для предохранения от грязи и воды его надо написать на тонкой оловянной пластинке, чтобы написанное не было уничтожено сыростью. (4a) Когда [посланный] прибудет к кому следует и станет ночью отдыхать, то тот должен распороть швы сандалий, вынуть и прочитать письмо и, написав другое письмо, вложить и зашить его, пока пришедший еще спит, а затем тайно отослать этого человека, дав ему обратное поручение и для виду что-либо отнести. (5) Таким образом, ничего этого не будет знать ни сам переносящий, ни кто-либо другой; нужно только швы на сандалиях делать возможно более незаметными.

(6) В Эфес письменное сообщение было доставлено следующим образом. Был послан человек с письмом, написанным на листьях, листья же были привязаны к ране на голени. (7) Письменное сообщение может быть принесено и в ушах женщин, в которых вместо, серег – свернутые тонкие пластинки из свинца.

(8) Сообщение об измене было однажды доставлено предателем в расположенный напротив вражеский лагерь следующим образом. Одному из всадников, отправляющихся из города поживиться за счет противника, зашили под нижнюю каемку панциря письмо. Ему было предписано в случае, если враг каким-либо образом проявит себя, как бы невзначай свалиться с лошади и сдаться в плен, а оказавшись во [вражеском] лагере, отдать письмо кому следовало. (9) Всадник сослужил эту службу [столь же верно], как брату брат. Другой человек, отправляя всадника, зашил письмо в ремень уздечки.

Произошел с письмом и такой случай. Когда человек, доставляющий письма, проник внутрь осажденного города, он не отдал их изменнику, которому он их нес, но пошел с доносом к представителю городской власти и передал ему письма. (9a) Этот же, выслушав, велел отдать письма тем, кому они предназначались, а полученные от них в ответ (если только донос был справедлив) – принести к нему. Так доносчик и сделал. И представитель власти, взяв письма и призвав к себе тех людей, показал им отпечатки перстней, которые они признали своими, и, вскрыв письма, обнаружил все дело. (9б) Кажется, он провел их весьма искусно тем, что не взял присланные письма у доставившего их человека: ведь [в противном случае] у них была возможность отпереться и сказать, что кто-то строит козни против них. Захватив же их ответные письма, он уличил их неопровержимым образом.

Доставляются [иногда] письма и следующим способом. (10) Надув и крепко завязав пузырь, соответствующий величине того, что будет написано, и одинаковый по размерам с бутылкой для масла, высушить его и затем написать на нем чернилами с клеем, что будет угодно. (11) Когда буквы высохнут, то выпустить воздух из пузыря и, сжав его, вложить в бутылку. Край пузыря должен при этом выставляться из горлышка бутылки. (12) Затем надуть пузырь, находящийся внутри бутылки, чтобы он расширился возможно больше, наполнить его маслом, обрезать выставляющийся из бутылки край пузыря, приладить его незаметным образом к горлышку, закупорить бутылку и нести ее на виду. Таким образом, масло в бутылке будет прозрачным, и ничего иного внутри не будет видно. (13) Когда же письмо придет к кому следует, он выльет масло, надует пузырь и прочтет написанное. Затем надо стереть с него написанное губкой, вновь написать на нем таким же образом и отослать его. (14) А. однажды кто-то, написав прямо на деревянной дощечке, употребляемой для письма, покрыл ее воском и на воске написал другое письмо. Когда затем она прибыла к кому следовало, этот соскоблил воск, прочитал, вновь написал таким же образом и отослал ее обратно. Можно допустить, что кое-кто писал и на самшитовой дощечке чернилами лучшего качества, давал им возможность высохнуть, а затем покрывал белилами, делая буквы невидимыми. Когда дощечка прибудет к тому, кому она послана, то ее надо взять и положить в воду, так как в воде становится ясно видимым все написанное.

(15) Можно писать все что угодно и на доске, предназначенной для святилища героя, затем ее выбелить, высушить и нарисовать всадника с факелом (или по желанию что-либо иное) – белую одежду и лошадь белую; если же не белую, то [любого] другого цвета, за исключением черного. Затем дать кому-либо ее выставить в первом встретившемся святилище неподалеку от города якобы для поклонения. (16) Кому следует прочитать написанное, тому надо пойти в святилище и, распознав нужную доску по какому-либо условному значку, отнести домой и положить в масло; тогда все написанное станет видимым.

Но наиболее тщательно замаскированный и в то же время для меня самый хлопотливый из всех тут [упоминаемых способов] посылки сообщений будет пояснен посредством букв. Заключается он в следующем. (17) В игральной кости достаточных размеров следует просверлить 24 отверстия, по шесть на каждой стороне, которые должны обозначать буквы. (18) Запоминай, с какой стороны будет начало: где альфа и следующие за ней буквы, обозначенные на каждой стороне. Затем, когда захочешь вкладывать в них какое-либо слово, то можешь продеть сквозь отверстия нитку. Если захочешь сообщить посредством продевания нитки [имя] Αινειας; (Эней), то начни с той стороны кости, на которой находится буква αλφα, минуя следующие за ней буквы, продень нитку опять, когда дойдешь до той стороны, где находится буква ιωτα, пропустив следующие за нею, продень там, где приходится буква νυ; и вновь пропустив рядом стоящие буквы – там, где находится ει, продень нитку. Таким же образом пиши и остальную часть слова, продевая нитку в отверстия, как мы только что наносили имя. (19) Таким образом, вокруг кости образуется клубок ниток. Читающему же надо будет выписать на табличку в соответствии с отверстиями сообщенные ему буквы. Извлечение нитки происходит в последовательности, противоположной ее вдеванию. Однако нет никакой разницы, если буквы написаны на табличке в обратном порядке, так как прочитать их можно будет ничуть не хуже. Но истолковать написанное – это более сложное дело, чем проделать самое работу.

(20) Легче всего это может быть устроено, если в палочке в четверть длиной 15 просверлить отверстия по числу букв алфавита; затем точно так же продевать в отверстия нитку. Когда же придется вдевать нитку дважды в одно и то же отверстие (в случае, если та же самая буква пишется подряд два раза), то надо сначала обернуть нитку вокруг палочки и затем уж продевать второй раз. Можно это сделать и следующим образом. (21) Вместо игральной кости и деревянной палочки изготовить деревянный круг, выстрогать его и просверлить по окружности одно за другим [отверстия, соответствующие] 24 буквам алфавита. Во избежание подозрений просверлить и другие отверстия в середине круга, затем через расположенные последовательно буквы продевать нитку. (22) Когда придется ту же самую букву писать дважды, то продеть через какое-либо из просверленных посередине отверстий, а затем через ту же самую букву (буквой я называю отверстие).

(23) Бывало, что некоторые, написав на каком-либо по возможности более тонком свитке длинные строчки мелкими буквами, чтобы письмо возможно легче сгибалось, затем накладывали его на плечевую часть хитона и закрывали складками носимой поверх накидки; таким образом, перенос письма не вызывает подозрений, когда кто-либо набрасывает накидку и так несет письмо.

(24) Есть свидетельство, как трудно охранить себя от того, что проникает в город с умыслом. По крайней мере жители Илиона, которые со столь давних пор и так тщательно напрягают свое внимание, не могут, однако, предотвратить проникновения к ним локриянок, как ни велики их старание и настороженность. Локрийцы же, стремясь сделать это незаметно, совершают свои тайные дела на протяжении многих лет, вводя в город своих людей.

(25) В прежние времена устраивались порой такого рода хитрости. Когда Тимоксен намеревался предать Потидею Артабазу, они назначили друг другу площадки, один – в городе, другой – в лагере. (26) В эти места они пускали на стрелах все, что хотели дать знать друг другу. Они ловко устраивали: обернув вокруг зарубок на стреле письмо и оперив ее, они стреляли в заранее установленные места. (27) Но вышло так, что предательство Тимоксена в отношении Потидеи обнаружилось. А именно, пуская стрелы на условленную площадку, Артабаз из-за ветра и плохого оперения стрелы промахнулся и попал в плечо одному из потидейцев. Вокруг раненого сбежалась толпа, как это обычно происходит на войне; тотчас же подобрав стрелу, понесли ее к военачальнику, и таким образом дело раскрылось.

(28) Гистией, желая передать Аристагору сообщение с побуждением к измене и не имея никакого иного надежного способа дать знать об этом, так как дороги охранялись и несущему письмо было трудно скрыть их, – обрил самого верного из рабов, выколол на его голове надпись и держал его, пока вновь не отросли волосы. (29) Когда они отросли, он немедленно" послал раба в Милет, не наказав татуированному ничего иного, кроме того, чтобы по прибытии в Милет к Аристагору он велел обрить себя и посмотреть на свою голову. Татуировкой сообщалось, что следовало делать.

Писать можно и таким образом. (30) Необходимо заранее договориться о том, чтобы изображать гласные буквы точками: которой по порядку каждая из них окажется в алфавите, столько и ставить точек в написанном. (31) Например следующее:

 

Διονυσιος καλος

Дионисий прекрасный -

Δ....|.....Ν...Σ....|.....Σ Κ.Λ.....Σ

Ηρακλειδας ηκετω

Пусть придет Гераклид -

:Ρ.ΚΛ..|....Δ.Σ ...Κ..Τ.......

 

Или так еще: вместо гласных букв ставить что-либо иное.

Также имеется такой способ. Посылаемые письма класть в какое-либо место; когда в город приходит какой-нибудь человек что-нибудь продать или купить, то тому, кому присылаются письма, должно стать ясно, что ему прибыло письмо и что оно лежит в заранее назначенном месте. Таким образом, ни приносящий не будет знать кому принесено письмо, ни получающий не будет уличен в том, что он его получил.

В Эпире многие использовали собак следующим образом. (32). Уведя ночью цепную собаку, прилаживали ей вокруг шеи кожаный ошейник, в который было зашито письмо. Затем отпускали ее ночью или днем, и она немедленно старалась вернуться туда, откуда была уведена. Таков же и фессалийский способ.

(33) Прибывающие таблички с письмами следует вскрывать немедленно. Так, лампсакскому тирану Астианакту прислали письмо, в котором было сообщение о заговоре, [имевшем целью] устранить его; но из-за того, что он не вскрыл и не прочитал письмо немедленно, а отнесся к нему без внимания и обратился вначале к другим делам, – он был убит с письмом в руках. (34) И Кадмея – [крепость] в Фивах – была взята по той же причине. Так же и в Митилене на Лесбосе произошло подобное сказанному.

(35) Глус, командующий флотом [персидского] царя, отправился на прием к царю. Но так как нельзя было входить к царю с какими-либо записями (а ему предстояло доложить о множестве важных вопросов), Глус написал то, о чем ему надо было сказать, между пальцами руки.

О подобного рода вещах следует проявлять заботу привратнику, чтобы не укрылось ничего из того, что ввозится в город – ни оружие, ни письма.

 

Средства противодействия осадным приспособлениям

 

XXXII. Противнику, идущему на приступ с осадными устройствами или живой силой, следует противодействовать следующим образом. Прежде всего на [подведенные противником устройства, которые] поднимаются [над стенами], с башен, мачт и тому подобного, что должно быть выше [этих] устройств, надо накинуть что-либо такое, чего нельзя перерубить, и стянуть вниз. В особенности при этом надо напустить побольше дыма, разжигая возможно более сильный огонь. (2) Возводить против врага деревянные башни или другие возвышения из ящиков, наполненных песком, из камней или кирпичей. Ядра для метания могут находиться в корзинах из тростника, сплетенного крест-накрест. (3) Против приспособлений, пробивающих стены, – тарана и с ним сходных – надо приготовить следующие защитные средства: повесить на стену мешки, наполненные мякиной, тюки с шерстью, свежесодранные бычьи шкуры, надутые или наполненные чем-либо, и другое в этом роде. (4) Когда машина будет пробивать ворота или какую-либо другую часть стены, то надо с помощью петли поднять выступающую ее часть, чтобы машина не могла наносить удары. (5) Готовиться [следует] также к тому, чтобы спустить занимающую целую повозку глыбу, которая упала бы на наконечник и сломала бы его. Спускать же камень нужно с выдвинутых вперед балок, удерживая его клещами. (6) Чтобы падающий камень не попадал мимо наконечника, следует предварительно опускать отвес, и как только он попадет на наконечник, тотчас же спускать камень. (7) Но лучше всего против стенобитных машин устроить следующее. В том месте, где будут подводить таран к стене, следует с внутренней стороны в свою очередь установить против него таран, разобрав часть стены до наружного слоя кирпичей так, чтобы противник не узнал об этом заранее. Когда стенобитная машина придвинется вплотную, тогда-то и надо бить изнутри противодействующим тараном: встречный таран будет гораздо более мощным. (8) Против больших сооружений, на которых подступает много живой силы и с которых мечут ядра, в особенности же катапульт и пращей, – а на крытые тростником дома пускают также и зажигательные стрелы, – против этих сооружений горожанам следует прежде всего устраивать тайным образом подкопы на путях подхода машин, чтобы катки машин проваливались и застревали в подкопах. Затем с внутренней стороны из наполненных песком корзин и имеющихся под рукой камней возводить в свою очередь заслон, который будет выше [вражеской] машины и сделает безопасными пускаемые с противной стороны ядра. (9) Вместе с тем необходимо заранее натягивать плотные навесы или паруса, защищающие от пускаемых ядер; они смогут удерживать перелетающие ядра, которые к тому же легко будет собирать, так как они не упадут на землю. (10) То же самое следует делать и на других участках стены, где будут перелетать ядра, причиняя вред и раня несущих службу и проходящих мимо.

(11) В той же части стены, где "черепаха", подойдя к стене, сможет подрыть или свалить ее, – там необходимо для предотвращения этого подготовить следующее. (12) Против подкопа надо разводить большой огонь и, принимая во внимание возможность падения стены, рыть с внутренней стороны ров, чтобы противник не прошел, и вместе с тем возводить напротив вал – в том месте, где подрывают стену, пока она еще не упала, – если уж не будет иной возможности помешать подкопу.

 

Зажигательные средства

 

XXXIII. На подведенные к городу "черепахи" надо лить смолу, бросать паклю и серу, затем опускать на "черепаху" привязанную к канату зажженную вязанку хвороста. Все это выдвигается со стены на жердях и сбрасывается на подводимые осадные машины. (2) Поджигать их нужно таким способом. Приготовить чурки вроде пестиков, но гораздо больших размеров, и по краям их вбить острые железные зубья, все же прочие части – и сверху, и снизу – обмазать сильно воспламеняющимися веществами; вид у них должен быть точно у молнии (как ее изображают на картинках). Их следует спускать на подводимую машину, приспособив таким образом, чтобы они вонзались в машину и огонь оставался, как бы прилипая к ней. (3) Далее, если в городе окажутся какие-нибудь башни или какие-либо части стены из дерева, то необходимо иметь для них кошму и повесить шкуры перед зубцами стены, чтобы они не могли быть подожжены противником. (4) Если же будут подожжены ворота, то надо подносить и подбрасывать дрова, чтобы разжечь возможно более сильный огонь, пока не будет вырыт с внутренней стороны ров. Если для этого что-либо понадобится – немедленно брать из имеющихся у тебя в наличии материалов; если же их нет, то разрушать находящиеся поблизости дома.

 

Тушение огня на подожженных предметах

 

XXXIV. Если какая-либо часть города будет подожжена сильными зажигательными средствами, то гасить этот огонь следует уксусом, так как тогда его нелегко вновь разжечь. А еще лучше смочить эти места уксусом заблаговременно, потому что тогда их огонь не возьмет. (2) Тем, кто тушит огонь с более высоких мест, надо защитить лицо, чтобы им менее мешало стремящееся вверх пламя.

 

Приготовление зажигательных средств

 

XXXV. Самому же устраивать сильный огонь, который совсем нельзя погасить, следующим образом. Если хочешь что-либо поджечь у противника, то надо подносить и зажигать в сосудах смолу, серу, паклю, кусочки ладана, сосновые опилки.

 

Как препятствовать наведению лестниц

 

XXXVI. Наведению лестниц противодействовать следующим образом. Если приставленная лестница будет выше стены, то когда поднимающийся окажется наверху, надо столкнуть человека или лестницу деревянными вилами, если уж не удастся воспрепятствовать этому из-за пускаемых снизу стрел. Если лестница будет как раз по стене и столкнуть ее нельзя, то нужно сбросить поднимающегося по ней. (2) Если и это окажется невозможным, то следует устроить нечто вроде дверной створки из досок. Когда затем будут приставлять лестницу, то [приспособление это] надо успевать подсовывать под приставляемую лестницу. Когда лестница прислонится к этой створке, то она свалится, если створка будет с силой отодвинута с помощью подложенных под нее рычагов, и не сможет быть более приставлена.

 

Распознавание и предотвращение подкопов

 

XXXVII. Против производящих подкопы принимать следующие меры. Если покажется, что производится подкоп, то надо рыть с внешней стороны стены возможно более глубокий ров, чтобы подкоп вышел в ров и подкапывающие оказались на виду. (2) Если у тебя будет возможность, то надо сложить во рву еще и стенку, возможно более прочную и из больших камней. Если же нельзя будет загородить камнями, то надо доставить дрова и солому. (3) Где подкоп натолкнется на ров, там надо подбросить дров и соломы, поджечь их и при этом засыпать их, чтобы дым шел в вырытый ход и причинял вред находящимся в подкопе. Возможно, что многие их них погибнут от дыма. (4) Бывало, что некоторые создавали помеху находящимся в подкопе также тем, что пускали в прорытый ход ос и пчел. (5) Узнавши, в каком месте производится подкоп, надо в свою очередь делать встречный подкоп и противодействовать ведущему борьбу в подкопе путем поджога.

(6) Рассказывают одну старую историю. Амасид, осадив баркейцев, пытался затем устроить подкоп. Баркейцы, зная о намерении Амасида, опасались, как бы он не успел совершить незаметно свой подкоп. Тогда один кузнец напал на следующую мысль: обнося внутри стен медный щит, прикладывать его сверху к земле. (7) В иных местах, к которым прикладывали щит, он не издавал звука; а там, где был подкоп, в нем отдавался звук. Тогда баркейцы сделали там встречный подкоп и убили многих из тех, что устраивали подкоп. (8) Таким образом, мною изложено, как подобает защищаться от вражеских ухищрений и противостоять им.

Тем же, кто собирается делать подкоп, самым надежным укрытием будет следующее. (9) Надо связать в одном и том же положении оглобли двух повозок, направив их вдоль каждой стороны повозки так, чтобы оглобли поднимались вверх с одинаковым наклоном. Затем поверх этого таким же образом связывать другие деревянные, плетеные и иного рода покрытия, и все это обмазать глиной. Это [приспособление] можно подводить и отводить на колесах куда угодно, а под заслоном этим будут находиться люди, совершающие подкоп.

 

Подготовка к отражению натиска противника

 

XXXVIII. При наступлении противника на стену с помощью осадных машин или живой силой необходимо разделить защитников города на три части, с тем чтобы одни сражались, другие отдыхали, а третьи подготавливались и, таким образом, постоянно были на стене люди со свежими силами. (2) Необходимо также, чтобы какие-либо другие отборные солдаты в значительном числе вместе с военачальником делали обход вокруг по стене, всегда готовые оказать помощь на трудном участке: дело в том, что противника больше страшат подходящие, чем уже находящиеся на месте. (3) Собак в такие моменты следует привязывать, потому что когда вооруженные люди с шумом бегут по городу, то собаки, возбужденные непривычным зрелищем, могут кинуться и причинить людям вред.

(4) На каждого из сражающихся на стене следует воздействовать тем способом, каким нужно: на одних похвалой, на других просьбой, но никого из простых людей не наказывать в гневе, так как это может еще более лишить их присутствия духа. (5) Если же и следует наказать кого-либо из нерадивых и пренебрегающих дисциплиной, – то тех, которые обладают большим имуществом и имеют наибольший вес в городе, так как это может послужить назиданием для других. В какое время то или другое из указанного предпринимать – это изложено в "Книге поучительных примеров". (6) Не допускать, чтобы метательные камни сбрасывались не вовремя, но принимать меры к тому, чтобы и те, которые днем сброшены, собирались ночью следующим образом. (7) Надо спускать в корзинах со стены людей, чтобы они собирали камни. Когда камни будут собраны, людям следует подняться на стену по свешенным с нее сетям для ловли кабанов и оленей или по сплетенным из тростника лестницам. (8) Количество их должно быть равно числу собирающих камни людей, чтобы если кто-либо окажется в опасности, то можно было быстро подняться, так как ворота ночью открывать нельзя, а следует пользоваться в случае необходимости такими лестницами.

 

Различные хитрости

 

XXXIX. Осажденным следует прибегать и к такого рода хитростям. При воротах, особенно с внутренней их стороны, вырыть ров, оставив местами переходы. Затем несколько человек делают вылазку, затевают стычку и завлекают некоторых солдат противника, чтобы те вместе с ними ворвались в город. (2) Вышедшим из города следует вбегать в него с разных сторон через оставленные проходы. Те из противников, которые тоже ворвутся внутрь, не зная, естественно, ничего о рве, который к тому же и замаскирован, – свалятся в ров и погибнут. Внутри города в это время должны быть расставлены люди у проходов, у рвов и на участке у ворот. (3) Если враг прорвется в большом числе и ты хочешь задержать его, то надо устроить опускающуюся сверху, с перекладины ворот, створку из возможно более толстых бревен и обить их железом. (4) Когда захочешь отрезать путь врывающимся врагам, то опустить ее нужно прямо вниз, и эта упавшая створка некоторых из врагов убьет, остальным преградит вход. При этом находящиеся на стене должны стрелять в противника у ворот. (5) Своим людям должно быть всегда заблаговременно сообщено (на случай, если одновременно противник проникнет как-либо и к ним [в укрепление]), в какой части города они будут собираться, чтобы они могли узнавать своих по местонахождению, так как нелегко различать вторгающихся, когда все вперемежку, когда все с оружием и производят шум. (6) Однажды устроили арканы – днем замаскировав их, ночью открыто – против тех, которые с наступлением ночи или в дневное время, чересчур осмелев, подходят к стене ближе чем следует. Этими петлями попавшегося втянули наверх. Самая петля должна быть из возможно более прочного каната, подъемная часть на два локтя 16 из цепи, чтобы ее нельзя было перерезать, а остальная часть, за которую тянут, из тростниковой веревки. Все это свешивается с наружной стороны и втаскивается с помощью канатов или подъемной жерди. Если враги попытаются перерезать приспособление, то находящиеся внутри для [предотвращения] этого опять пустят в ход жерди, опуская их, чтобы не перерезали веревку (так как цепи для подобных дел громоздки, неудобны в обращении и тем самым бесполезны).

 

Оборона города

 

XL. Если город большой и находящиеся в нем люди не в состоянии становиться [для обороны] вокруг всего города, но ты все-таки захочешь его отстоять с наличными силами, то надо с помощью имеющихся материалов надстроить те места, где доступ в город наиболее легок, чтобы в том случае, если некоторые из врагов тайно или силой поднялись бы на стену, то, оказавшись в безвыходном положении, они не смогли бы спрыгнуть с высоты, но вновь отступили бы, не имея возможности спуститься внутрь. У надстроенных мест должны сторожить по обе стороны находящиеся здесь люди, которые будут приканчивать спрыгивающих с высоты.

(2) Дионисий, овладев городом, стремился удержать его, в то время как люди его частью погибли в городе, частью бежали; город же был не столь мал, чтобы его можно было оборонять с немногими людьми. (3) И вот он, поставил [во главе города] нескольких угодных ему лиц для надзора. Домашним же рабам наиболее влиятельных горожан отдал в брачное сожительство хозяйских дочерей, жен и сестер; таким образом, полагал он, они будут по отношению к своим господам настроены наиболее враждебно, а ему будут наиболее преданы.

(4) Жители Синопы, воюя против Датама, оказавшись в опасном положении и испытывая недостаток в мужчинах, переодели наиболее подходящих по телосложению женщин и снарядили их совсем как мужчин, лишь вместо щитов и шлемов дали котелки и другие подобные сосуды из меди, и повели их вдоль стены, где противник должен был лучше всего их видеть. (5) Но стрелять им не позволяли, так как стреляющую женщину можно узнать издалека. Делая это, они принимали меры против перебежчиков, чтобы тайна не была разглашена.

(6) Если хочешь, чтобы патрулирующие по стене казались более многочисленными, то следует обходить по двое в ряд, неся копья в одном ряду – на левом плече, в другом – на правом (так будет казаться, что идут по-четверо). (7) Если будут обходить по трое, то первому следует держать копье на правом плече, второму на левом и остальным в том же порядке, и таким образом каждый будет представляться как двое. (8) Как [обеспечить город] продовольствием, когда нет хлеба и всего того, в чем бывает недостаток в осаде, и как надо делать воду пригодной для питья, – объяснено в "Книге о приготовлениях".

Так как все, что нам нужно, изложено, – я перехожу к рассказу о корабельном строе.

При использовании морских сил бывают два рода [построений]...

 

Примечания

 

1. Пропуск в тексте.[назад к тексту]

2. Пропуск в тексте. Очевидно, здесь речь идет о том, что Писистрат дал своим людям команду к нападению.[назад к тексту]

3. Ср. XXX, 2.[назад к тексту]

4. Пропуск в тексте.[назад к тексту]

5. Пропуск в тексте. Ср. XXXVIII, 5.[назад к тексту]

6. См. X, 3-20 и XI, 9-10.[назад к тексту]

7. См. §§ 5, 6, 7.[назад к тексту]

8. По мнению некоторых комментаторов, имеется в виду аркадский город Герея, находящийся примерно в 40 км от границы с Ахайей.[назад к тексту]

9. Около 925 м.[назад к тексту]

10. Пропуск в тексте затрудняет понимание.[назад к тексту]

11. См. VI, 6-7.[назад к тексту]

12. См. XXII, 13.[назад к тексту]

13. Пропуск в тексте.[назад к тексту]

14. См. X, 9.[назад к тексту]

15. Приблизительно 23 см.[назад к тексту]

16. Около 92,5 см.[назад к тексту]

Публикация:
Вестник древней истории, №№1-2, 1965