ХLegio 2.0 / Библиотека источников / Диспозиция против аланов / Кампания Арриана по отражению аланского набега на Каппадокию в 135 г.

Кампания Арриана по отражению аланского набега на Каппадокию в 135 г.

Cодержание:

А.К. Нефёдкин

Nefiodkin A.K. Arrian’s campaign against the Alans’ foray in Cappadocia in 135 AD

Флавий Арриан и его “Диспозиция против аланов”[1]

 

“Итак, война с иудеями в то время закончилась, а другая война была поднята от аланов (являющихся массагетами) Фарасманом, она сильно потревожила и Албанию, и Мидию, а Армению и Каппадокию лишь затронула, но затем, когда, с одной стороны, аланы дарами Вологеза были подкуплены и когда, с другой стороны, они были устрашены Флавием Аррианом, правителем Каппадокии, война прекратилась”, — так пишет о вторжении аланов в Закавказье римский историк Дион Кассий в изложении византийского монаха Иоанна Ксифилина (LXIX, 15, 1). Таким образом, в политическом плане вырисовывается такая картина (подробнее см.: Кузнецов 1984: 16-17; Debevoise 1938: 242-243; Bosworth 1977: 228-230). После парфянской войны Траяна (115-117 гг.) установился политический паритет между двумя противоборствующими державами. В Армению вместо римского префекта вернулся аршакидский царь. Вместе с тем усилилась Иберия, пользуясь ослаблением армян и дружбой с аланами. В самом конце 135 г. иберийский царь Фарасман II, видимо, для борьбы с Албанией призвал на помощь своих традиционных союзников аланов, а албанский правитель, в свою очередь, обратился за содействием к династу Антропатены, вассалу Парфии. В результате чего аланы разгромили как албанов, так и мидян. Попытки армянского царя Вологеза II обратиться за содействием к Риму, которому номинально подчинялась Иберия, не привели к успеху (Dio. LXIX, 15, 2); впрочем он откупился от кочевников. Аланы в то же время вторгаются в Армению и в Каппадокию. Легатом последней провинции был уже пятый год историк Флавий Арриан (131-137 гг.). Наместник действовал энергично. Сознавая угрозу вторжения и к тому же имея время, он стянул большую часть своих сил в одну армию, к которой добавил ополченцев. Всю армию Каппадокии Э. Риттерлинг оценивает в 23000 человек (Ritterling 1902: 371). Собранное же легатом войско насчитывало примерно 18000 человек. Так, по нашим очень приблизительным подсчетам, пехота Арриана насчитывает 15000 человек, из них 5000 дротикометателей и 1000 лучников; конница — 3200 всадников, из них лучников — 1000. Эта армия двинулась к восточной границе провинции, видимо, по существующим уже дорогам, ведь инженерные войска для прокладки пути не упоминаются. Полководец рассчитывал, что, найдя подходящую долину, шириной около 1 км, он построит войско в боевой порядок, перекрыв тем самым дорогу аланам. Происходит, выражаясь современным языком, демонстрация силы. Аланы, уже достаточно награбившие, не стали рисковать и бой не приняли.

В результате столкновения с аланами у нашего автора родился интерес к своим противникам. Вследствие чего появилось произведение, которое сам автор озаглавил “Аланика” (Phot. Bibl. 58. 17a. 23). Об этом сочинении ничего не известно, ведь кроме Фотия, его упоминает лишь Иоанн Лид (De mag. III, 53). Часть исследователей считает, что “Диспозиция” входила в состав “Аланики” (Крюгер 1993: 13; Bachrach 1973:126; Wheeler 1979: 303, n. 1). Другие им возражают. Так, Э. Шварц полагает, что “Диспозиция” — это легатский отчет Арриана (Schwartz 1895: 1234). Ф. Стадтер рассматривает фрагмент как практическую добавку к тактикам Арриана, тогда как А. Босворт думает, что сочинение являлось отдельным произведением (Stadter 1980: 46; Bosworth 1977: 248). Вероятно, “Аланика” была небольшим произведением, всего из одной книги, а само название напоминает “Индику” Арриана, являющуюся сочинением во многом этнографическим (Ind. 1-17). Видимо и “Аланика” должна была познакомить жителей Империи с их новым врагом, его происхождением, обычаями, историей и войнами с соседями и римлянами. Чтобы решить входила или нет “Диспозиция” в “Аланику”, нужно рассмотреть само произведение.

Первое, что бросается в глаза — это уникальный в античной литературе стиль изложения: весь фрагмент написан повелительным наклонением (imperativus третьего лица либо nominativus / accusativus cum infinitivo pro imperativo). Подобное мы встречаем в официальных документах типа Амфипольского устава или дидактических военных сочинениях типа “Стратегики” Никифора Фоки. Такого стиля мы не найдем в обычном историческом сочинении. Само произведение является именно фрагментом, поскольку у него нет ни вступления, ни заключения, которые, как правило, имеются в античных сочинениях.

Фрагмент по контексту делится на четыре части. В первой части (§ 1-10) показано войско, идущее обычной для римлян походной колонной длиной более 10 км (ср.: Jos. B.J. III, 115-120; V, 47-50). Значительную часть войска Арриана составляет легкая конница и стрелки, что, видимо, характерно для восточных провинций Империи. Впереди скачет разведка, за которой следуют конные отряды, поддерживаемые когортами вспомогательных (auxilia), причем у последних впереди построены лучники. Затем идет сам военачальник с гвардией, за которой везут артиллерию, после чего следуют легионы и ополченцы, прикрываемые с флангов конницей, а с тыла тяжеловооруженными. Судя по всему, Арриан опасался неожиданной атаки с фронта, о чем свидетельствует выдвижение стрелков и положение обоза позади (ср.: Asclep. Tact. 11, 8; Onas. 6; Ael. Tact. 39, 2; Arr. Tact. 30, 2; Veget. III, 6).

Вторая часть сочинения (§ 11) рассказывает о приготовлении к построению. Заметим, что Арриан ничего не говорит об устройстве лагеря. Третья, центральная, часть (§ 12-24) описывает диспозицию армии. Легат предполагает выбрать местом для боя равнину, окаймленную по бокам возвышенностями, на которых он поставит стрелков и дротикометателей под прикрытием тяжеловооруженных, тогда как в центре построятся легионы. Это типичное римское построение с легионерами в середине и auxilia на флангах (рис. 6). Арриан понимает, что его конница не может противостоять аланской ни по численности, ни по качеству, поэтому он совершенно правильно размещает её позади пехоты. Сам полководец с резервом стоит за центром боевого порядка.

Четвертая, последняя, часть сочинения (§ 25-31) дает возможное описание будущей битвы. Враг римлян — это вооруженные пиками всадники, вероятно, имеющие в походе заводных коней. Арриан рекомендует подпустить врага на расстояние выстрела после чего оглушить его боевым криком и в то же время пускать метательные снаряды, что, возможно, заставит противника отступить. Однако автор предполагает и другой вариант, а именно: аланы все же приблизятся к пешему строю. В этом случае он рекомендует последнему сплотиться и встретить врага стеной щитов, через которую конница вряд ли пробьется — как раз таким образом пехота обычно отбивает конную атаку. После этого кочевники должны обратиться в бегство. Арриан знает, что во время бегства происходит значительное избиение живой силы врага, и он предполагает преследовать его легкими всадниками когорт, которые будут выведены вперед через разомкнувшуюся пехоту. Действия конницы должны поддержать легковооруженные. А так как полководец опасается возобновления атаки отступающими, он приказывает легионам быстро идти вперед, чтобы, в случае надобности, снова вывести их в переднюю линию. Таким образом, в данном произведении Арриан показывает себя знатоком естественного взаимодействия родов войск.

Уникальность этого фрагмента состоит в том, что только он подробно показывает римскую армию и ее тактику во II в. Первая часть сочинения (§ 1-10) носит совершенно конкретный характер. Арриан называет по именам командиров, знает какие чины руководят в данное время отрядами, причем, не обязательно те, которые должны быть по “штатному расписанию”. Автор описывает не какое-то абстрактное войско, а свое, каппадокийское, показанное в определенный временной момент. Описание боя более абстрактно: нет ни названий местностей, ни конкретного описания вооружения и тактики аланов. Если первая часть фрагмента представляет собой довольно нудное, в стиле делового документа, перечисление отрядов, идущих в походной колонне, то третья и четвертая части являются достаточно живым, иногда реторизированным, описанием будущих действий. Сюда же вставлены описательные фразы (§ 10; 15; 16; 23), которые, в принципе, не нужны в диспозиции. Все это говорит за то, что в основе сочинения лежала конкретная кампания, для которой был разработан определенный план действий и конкретная диспозиция. Затем они были литературно обработаны.

Итак, можно предположить, что “Диспозиция” — это первоначально отдельное произведение Арриана, которое, затем, в переработанном виде, могло как входить в “Аланику”, так и составлять отдельное небольшое сочинение. Возможно, фрагмент даже входил в несохранившуюся тактику римской пехоты (Arr. Tact. 32, 2), куда, как и в “Тактическое искусство”, были вставлены наблюдения из личного опыта Арриана. Видимо, не так уж далёк от истины Ф. Стадтер, полагая, что, по замыслу автора, “Диспозиция” должна была показать, как можно практически использовать эллинистическую “Тактику” Арриана в современных писателю условиях, ибо в обоих произведениях много общего в военной теории (Stadter 1980: 46).

 

Литература

 

1. Блаватский, В.Д. 1949. О боспорской коннице // КСИИМК 29: 96-99.

2. Блаватский, В.Д. 1954. Очерки военного дела в античных государствах Северного Причерноморья. М.

3. Горончаровский, В.А. 1993. Катафрактарии в истории военного дела Боспора // Скифы. Сарматы. Славяне. Русь (Петербургский археологический вестник 6): 79-82.

4. Горончаровский, В.А., В.П. Никоноров. 1987. Илуратский катафрактарий (К истории античной тяжелой кавалерии) // ВДИ. 1: 201-213.

5. Дельбрюк, Г. 1994. История военного искусства в рамках политической истории / Пер с нем. T. II. СПб.

6. Крюгер, О.О. 1993. Арриан и его труд “Поход Александра” // Арриан. Поход Александра/ Пер. М.Е. Сергеенко: 5-46. М.

7. Кузнецов, В.А. 1984. Очерки истории алан. Орджоникидзе.

8. Кулаковский, Ю. 1899. Аланы по сведениям классических и византийских писателей, Киев.

9. Малашев, В.Ю. 1988. Сарматы на колонне Траяна // Материальная культура Востока. I: 69-88. М.

10. Ростовцев, М.И. 1913-1914. Античная декоративная живопись на юге России. Атлас. Текст. СПб.

11. Перевалов, С.М. 1997. Военное дело у аланов II в. н. э. (по трактатам Флавия Арриана “Диспозиция против аланов” и “Тактика”) // Историко-археологический альманах: 129-134. Армавир — М.

12. Трейстер, М.Ю. 1994. Сарматская школа художественной торевтики (К открытию сервиза из Косики) // ВДИ. 1: 172-203

13. Хазанов, А.М. 1971. Очерки военного дела сарматов. М.

14. Bachrach, B.S. 1973. A History of the Alans in the West. Minneapolis.

15. Bosworth, A.B. 1977. Arrian and the Alani // Harvard Studies in Classical Philology 81: 218-255.

16. Buckler, J. 1985. Epameinondas and the Embolon // Phoenix 39 (2): 134-143.

17. Cichorius, C. 1896-1900. Die Reliefs der Traianssäule. Textband I-III. Tafelband I-II. Berlin.

18. Couissin, P. 1926. Les armes romaines. Paris.

19. Debevoise, N.C. 1938. A Political History of Parthia. Chicago.

20. Domaszewski, A., von. 1908. Die Rangordung des römische Heeres // Bonner Jahrbücher 17: 1-278.

21. Grotefend, G.L. 1867. Die Truppencorps in Arrian’s Marschordnung gegen die Alanen // Philologus 26: 18-28.

22. Harmand, J. 1967. L’Armée et le soldat à Rome de 107 à 50 avant notre ère. Paris.

23. Hercher, R. 1885. Praefatio // Arriani Nicomediensis scripta minora recognovit R. Hercher curavit A. Eberhard: V-LXXVI. Lipsia.

24. Jessen. 1905. Enyalios // RE. 5: 2651-2653.

25. Jukelmann, M. 1992. Die Reiter Roms. T. III. Mainz am Rhein.

26. McLeod, W. 1965. The Range of the Ancient Bow // Phoenix 19 (1): 1-14.

27. Nikonorov V.P. 1998. Cataphracti, Catafractarii and Clibanarii: Another Look at the Old Problem of Their Identification // Военная археология. Оружие и военное дело в исторической и социальной перспективе. Материалы Международной конференции 2-5 сентября 1998 г. СПб.: 131-138.

28. Petersen, E., A. von Domaszewski, G. Calderini. 1896. Die Marcus-Säule auf Piazza Colonna in Rom. Bd. I-II. München.

29. Reinach, A.-J. 1906. Pilum // Daremberg Ch., Saglio E. Dictionnaire des antiquités grecques et romaines. IV (1): 481-484.

30. Ritterling, E. 1902. Zur Erklärung von Arrians Έκταξις κατ’ Άλανων // Wiener Studien 24: 359-372.

31. Roos, A. 1968. Testimonia de vita Arriani// Flavii Arriani quae exstant omnia ed. A.G. Roos. Vol. II: LVIII-LXVII. Lipsia.

32. Schulten, A. 1950. Pilum // RE. XX (40): 1333-1369.

33. Schwartz, E. 1895. Arrianus. 9 // RE II (3): 1230-1247.

34. Stadter, Ph.A. 1980. Arrian of Nicomedia. Capel Hill.

35. Vigneron, P. 1968. Le cheval dans l’Antiquité Greco-Romaine. T. I-II. Nancy.

36. Wheeler, E.L. 1979. The Legio as Phalanx // Chiron 9: 303-318.

 

Иллюстрации

 

Рис.1. Сарматский катафракт, поражающий контусом упавшего с коня противника.

Прорисовка изображения на сосуде из Косики. I в.

 

 

Рис.2. Сармат, охотящийся на кабана с помощью контуса.

Прорисовка изображения на сосуде из Косики. I в.

 

Рис.3. Сарматские катафракты, преследуемые римской конницей.

Рельеф колонны Траяна. Начало II в.

 

Рис.4. Римские вспомогательные.

Рельеф колонны Траяна. Начало II в.

 

Рис.5. Карробалисты римских легионов.

Рельеф колонны Траяна. Начало II в.

 

Увеличить

Рис.6. Схема предполагаемого сражения между армией Арриана и аланами в 135 г.

 

 

Резюме

 

Данная публикация является первым научным переводом на русский язык “Диспозиции против аланов” известного историка Арриана. Перевод сделан практически буквальным. Особое внимание при этом уделено военной терминологии.

В конце 135 г. аланы вторглись в Закавказья и проникли вплоть до Каппадокии. Для отражения вторжения наместник провинции Арриан собрал около 18000 воинов и, вероятно, вышел навстречу аланам. Устрашенные кочевники боя не приняли и отступили. Результатом столкновения с аланами явилось данное сочинение Арриана.

Фрагмент по контексту делится на четыре части. В первой части (§ 1-10) показано войско, идущее обычной для римлян походной колонной длиной более 10 км. Арриан опасался неожиданной атаки с фронта, о чем свидетельствует выдвижение стрелков вперед и положение обоза позади. Вторая часть сочинения (§ 11) рассказывает о приготовлении к построению. Третья часть (§ 12-24) описывает диспозицию армии. Войско строится на равнине, окаймленной возвышенностями. На последних размещаются лучники и дротикометатели под прикрытием тяжеловооруженных, тогда как в центре построятся легионы. Легионеры вооружены контусом (тяжелым пилумом) или ланцеей. Таким, очевидно, было обычное оружие легионеров в ту эпоху. Построение армии Арриана типично римское: легионы в середине, auxilia на флангах. Полководец понимает, что его всадники не могут противостоять наездникам с детства аланам ни по численности, ни по качеству, поэтому он совершенно справедливо размещает конных позади пеших. Сам военачальник с резервом встает за центром боевого порядка. Четвертая часть фрагмента (§ 25-31) дает возможное описание будущей битвы. Согласно описанию Арриана, его противниками были сарматские конные пиконосцы, в основном, без защитного вооружения. Предполагать, что сарматы атаковали в данном случае клином нет оснований. Полководец рекомендует подпустить врага на расстояние выстрела, после чего оглушить его боевым криком и в то же время пускать метательные снаряды. Это может оказать на противники сильное психологическое воздействие и заставить его отступить. Однако, автор предполагает и другой вариант: аланы все же приблизятся к пешему строю. В этом случае он рекомендует последнему сплотиться и встретить врага стеной щитов: именно таким образом пехота обычно отбивает конную атаку. После чего кочевники должны обратиться в бегство. Арриан предполагает преследовать противника легкими всадниками из когорт, которые будут выведены вперед через разомкнувшуюся пехоту. Действия конницы должны поддержать легковооруженные. Полководец опасается возобновления атаки отступающими, поэтому он приказывает легионам быстро идти вперед, чтобы, в случае надобности, снова вывести их вперед. Итак, в данном произведении Арриан подтверждает свою репутацию профессионального военного, показывая себя знатоком естественного взаимодействия родов войск.

Это сочинение представляет из себя именно фрагмент, поскольку отсутствует начало, где излагалась цель работы, и конец. Уникальность фрагмента состоит в том, что только он подробно показывает римскую тактику II в. Первая часть сочинения носит совершенно конкретный характер. Арриан называет по именам командиров, знает какие чины руководят в данное время отрядами, не обязательно те, которые должны были бы быть по “штатному расписанию”. Описание боя более абстрактно: нет ни названий местностей, ни конкретного описания вооружения и тактики аланов. Сюда же вставлены описательные фразы (§ 10; 15; 16; 23), которые, в принципе, не нужны в диспозиции. Все это говорит за то, что в основе сочинения лежала конкретная кампания, для которой был разработан определенный план действий и конкретная диспозиция. Они затем были литературно обработаны. Вероятно, “Диспозиция” первоначально была отдельным произведением Арриана, которое затем, в переработанном виде, могло как входить в несохранившуюся “Аланику”, так и составлять отдельное небольшое сочинение. Оно могло входить и в несохранившуюся тактику римской пехоты, куда, как и в “Тактическое искусство”, были вставлены наблюдения из личного опыта Арриана.

 

The summary

 

The publication is a first scientific translation from ancient Greek into Russian the Dispositions against the Alans of famous historian Arrian. The translation is made practically literal. It pays a special attention to the military terminology.

In the end of the 135 AD, the Alans invaded the Transcaucasia and penetrated up to Cappadocia. For repulse of the invasion, the governor of the Roman province Arrian collected about 18000 soldiers and, probably, came to meet the Alans. The frightened nomads did not take a fight and retreated. This work of Arrian arose from the expidition against the Alans.

The work according to the context is divided into the four parts. In the first part (§ 1-10) the Roman army going in march column of the length more of 10 km is shown. Arrian was careful not to be attack in the front, and so he stationed in the front rank the bowmen and the train behind the troops. The second part of the work (§ 11) tells us about a preparation of array. The third part (§ 12-24) describes a disposition of the army. The formation was form up on a valley bordered by heights. On the latter the archers and javeliners, covering the heavy-armed infantrymen were placed, whereas two legions were in the centre of the array. A legionary was armed with kontus (heavy pilum) or lancea. Thus, it is obviously, the weapon of the legionary was usual in this time. The formation of the Arrian’s army was the typical Roman one: the legions in the centre, the auxilia on the flanks. The commander understood his horsemen cannot resist the Alans, rider from the childhood, neither on number, nor on quality, therefore he correctly placed his hors behind the foot. The general with the reserve stood behind the centre of battle-formation. The fourth part of the work (§ 25-31) shows us the possible description of a future battle. According to it, Arrian was as opponents the Sarmatian mounted lancers, mainly, without armour. To assume the Sarmatian charged in this case by wedge is unfounded. The general recommends to approach the enemies on the range of bow shot and then to deafen them with the war-cry and, at the same time, to throw them a volume of missiles. It might exert a psychological influence on the opponents and to force to retreat them. However, Arrian also assumes other variant, i.e. the Alans nevertheless will approach the foot formation. In this case he recommends the latter to be close and to receive the enemy with the wall of shields: just this way an infantry usually repulse a charge of cavalry. Then the nomads should take to flight. Arrian assumes to pursue the opponents by the light horsemen of cohorts which will reach forward through the opened infantry. The fight of the hors should be covering fire by light-armed footmen. The general is afraid of recommence of the flight attack, therefore he orders the legions fast to come, in case of need, again to withdraw them in front. So, in the work Arrian confirms his reputation of the professional soldier, showing itself as a military expert of close co-ordinated action of armed forces.

The work is just a fragment as there is not the beginning, which an aim of the work was, and the end. The uniqueness of the fragment is it that only one shows the Roman tactics of the 2nd century AD in detail. The first part of the work has a concrete character. Arrian names the names of commanders, knows who, in the time, led the troops, it is not necessary those which should be according to a “list of staff”. The description of the fight is more abstract, i. e. there have not neither the names of districts, nor specific description of arms and tactics of the Alans. It is the descriptive phrases (§ 10; 15; 16; 23) which, in principle, are not necessary in a military disposition. All this speaks us that the specific campaign underlay the work. Certain plan of actions and disposition were worked for the campaign. They then were literary dressed. Probably, the Disposition originally was a separate work of Arrian which then, in an overworked form, might be a member the lost Alanica or it was the separate work. The Disposition might be a member the lost Arrian’s Tactics of Roman infantry in which, as Art of Tactics, the personal military observations of Arrian were put.

 


[1] Работа выполнена при поддержке Group Research Support Scheme Grant № 1720 / 841 / 1998.

Публикация:
Stratum Plus №3, 1999, стр.173-188