ХLegio 2.0 / Метательные машины / Восток / К вопросу о терминах «чхорэк» и «тэупхо» в корейской хронике XV в. «Тонгук пёнгам»

К вопросу о терминах «чхорэк» и «тэупхо» в корейской хронике XV в. «Тонгук пёнгам»

А. Пастухов

В истории корейского народа насчитывается немало ярких и драматических страниц, которые неизменно привлекают к себе внимание как корейских, так и зарубежных исследователей. Одним из таких эпизодов является героическая оборона крепости Кучжу от монгольских завоевателей в конце 1231 – начале 1232 г.1. Упоминания об этих событиях встречаются как в «Корё са», так и в созданном в XV в. сводном труде по военной истории Кореи «Тонгук пёнгам». Но, несмотря на то, что, казалось бы, учёные имеют на руках все необходимые для воссоздания истории героической обороны этой крепости материалы, некоторые обстоятельства до сих пор остаются недостаточно изученными. В частности, до сих пор не решен вопрос о двух видах корейского оружия, при помощи которого были отражены штурмы монголов. Речь идет о таинственных «чхорэк» и «тэупхо».

 

1. «Чхорэк» – расплавленный металл или зажигательная смесь?

 

До настоящего времени считалось, что «чхорэк» – это расплавленное железо, которое выливали на осадные приспособления монголов с целью зажечь деревянные и кожаные щиты их ограждений. Данное мнение является давно устоявшимся в научных кругах и базируется на трудах таких авторитетных ученых, как С.А. Школяр и Дж. Нидэм2. Определение «чхорэк» как «расплавленное железо» настолько прочно вошло в научный обиход, что даже в книге Стивена Тёрнбулла об осадной технике Дальнего Востока, появившейся недавно в научно-популярной серии “Men at Arms” издательства Osprey, приводятся упоминания об особых зажигательных снарядах из расплавленного железа, якобы применявшихся корейскими военными при обороне крепости Кучжу от монгольских завоевателей. Книга предназначена для широкого круга читателей и снабжена наивными иллюстрациями, демонстрирующими применение этих снарядов корейцами в соответствии с представлениями автора3.

 

Рис. 1. Изображение процесса метания снаряда «чхорэк» по С. Тёрнбуллу

Художник Уэйн Рейнольдс. Воспроизведено по: Stephen Turnbull. Siege Weapons of the Far East (1). AD 612-1300. Osprey Publishing, Oxford, 2001, стр. 27, pl. C.

 

Тем не менее, реальные физические параметры такого материала, как железо, заставляют усомниться в правильности традиционного подхода к вопросу о сущности «чхорэк».

Во-первых, температура плавления железа составляет 1539ºС4, что делает невозможными те технологические процессы, которые приводит С.А. Школяр в своей книге «Китайская доогнестрельная артиллерия»5.

Во-вторых, для поддержания необходимой температуры плавления необходимо наличие одного из двух видов топлива: древесного или каменного угля в больших количествах. Наличие больших запасов древесного угля в крепости маловероятно, т.к. ее цитадель относительно мала и не приспособлена для хранения столь специфического вида топлива, применявшегося преимущественно ремесленниками, жившими в неукрепленной части города, в технологических процессах6. О применении же каменного угля в Корее эпохи Корё на данный момент сведений нет. В Китае широкое применение каменного угля для плавки железа началось в эпоху Мин, о чем имеются соответствующие записи в различных сочинениях эпохи Мин, однако данные сведения являются анахронизмом по отношению к сведениям «Тонгук пёнгам» и поэтому здесь не рассматриваются7.

В-третьих, совершенно невозможно поддержание расплавленного железа в жидком состоянии в течение сколько-нибудь длительного времени, равно как невозможна быстрая плавка железа в случае необходимости быстро пополнить запас снарядов с «расплавленным металлом» для отражения очередного штурма.

В-четвертых, описания практики применения подобных снарядов, приведенные С.А. Школяром касательно т.н. «башенных» судов, заставляет усомниться в том, что корейские и китайские металлурги XIII в. смогли настолько усовершенствовать технологический процесс плавления металлов, что его можно было производить в условиях не только ограниченного до минимума места (боевой площадке на башне судна), но и в условиях постоянной качки.

В-пятых, железо, даже будучи расплавленным, представляет собой достаточно вязкую субстанцию, которую невозможно расплескать, как напалм, для эффективного воспламенения поражаемых целей8.

Все вышеупомянутые соображения заставляют внимательнее взглянуть на описываемый в «Тонгук пёнгам» случай применения «чхорэк» и, проанализировав оригинальный текст на ханмуне, выдвинуть непротиворечивую гипотезу, объясняющую как принцип устройства оружия, так и технологию его применения.

Оригинальный текст «Тонгук пёнгам» гласит буквально следующее:

«Монъпйёнъ чха чжок чхомок чжон и чжин конъ Кйёнъсон и пхочха ёнъ чхорэк сачжи со ки чжон чхо монъин как чжу Кйёнъ чжо *нучха кып тэсанъ *и и ухйёк чжунъ чжанъ пйёнъ пак сонъ чжо и чхон чжидо Со хйёль сонъ чжу чхольэк и со *нучха чжи чха хам»

«Монгольские воины нагрузили возы сеном и дровами и, придвинувшись, атаковали. Кёнсон, растопив «чхорэк», из передвижных камнеметов излил [ее] и зажег это сено. Монголы бежали. Снова сделали передвижные башни и винеи, обтянули их шкурами быков изнанкой наружу, спрятали внутри воинов и подошли к слабому основанию крепостной [стены. Там] стали делать подкоп. Со пробил [отверстие в стене] крепости [и] вылил «чхорэк». Так сжег передвижные башни и обрушил подкоп9».

 

Рис. 2. Передвижной камнемет «пао чэ»

Из сунского трактата «У цзин цзунъяо»

 

Из описания понятно, что, по меньшей мере, первый случай применения «чхорэк» протекал достаточно спонтанно – нагрузить возы сеном и дровами и придвинуть их к стенам крепости можно достаточно быстро. Во всяком случае, гораздо быстрее, нежели можно определить направление атаки, расплавить железо и подготовить снаряды к стрельбе10. Следовательно, «чхорэк» не был таким относительно тугоплавким металлом, каким является железо. Однако другие металлы, применяемые в технологиях эпохи Корё, либо были не менее тугоплавкими (медь – температура плавления 1084,5ºС), либо температура их плавления была явно недостаточна для воспламенения дерева и сена (свинец и олово – температура плавления, соответственно, 327,4ºС и 231,91ºС). Соответственно, можно сделать вывод, что термин «чхорэк» не имел никакого отношения к металлургии и это вещество представляло собой химическое соединение из преимущественно органических компонентов, широко применявшихся в технологических и бытовых процессах того времени с невысокой температурой плавления, не требующей колоссальных запасов топлива для поддержания вещества в расплавленном состоянии.

Следовательно, необходимо исследовать все значения как самого сочетания «чхорэк», так и входящих в его состав иероглифов.

Термин «чхорэк» состоит из иероглифов «чхоль», имеющего основное значение «железо», и «эк», имеющего основное значение «жидкость». Буквальным толкованием этого сочетания может быть «расплавленное железо» или «железная жидкость»11. Оба сочетания зафиксированы в толковом словаре «Тонъа Prime куго сачжон» и объясняются следующим образом:

1)  Расплавленное железо;

2)  Вода, в которую на длительное время погружают шлак из кузницы. Используется в качестве лекарства.

По указанным выше причинам мы не касаемся значения «расплавленное железо» и обращаемся ко второму, фармакологическому значению термина. Поиски в данном направлении дают аналогичный термин – «кымэк» или «кымчжып» (кит. «цзинь чжи»), означающий «золотую жидкость» или «золотой сок». Фармакологическое значение этого средства таково: человеческие фекалии разводят в воде и дают больному в качестве рвотного средства12. Кроме того, этот термин может означать и просто человеческую мочу.

Но этими же терминами преимущественно обозначаются зажигательные снаряды в китайских военных трактатах13. С.А. Школяр также отмечает случаи боевого использования «золотого сока» в качестве компонента отравляющих веществ кожно-нарывного действия14.

Следовательно, как в случае с «чхорэк», в случае с «кымчжып» следует разложить слово на составляющие и исследовать их отдельно.

Иероглиф «кым» имеет основное значение «металл», также «золото». Однако второстепенным значением этого иероглифа является «желтый цвет». В современном корейском языке имеется сочетание «кымсэк», означающее «желтый цвет». Подобное значение зафиксировано в «Тонъа Prime куго сачжон». Иероглиф «эк» в смысле «жидкость» равен иероглифу «чжып». Существует даже иероглифическое сочетание «экчжып», имеющее значение «жидкость»15. Следовательно, сочетание «кымчжып» можно истолковать как «жидкость/сок, имеющая желтый цвет».

Если в случае с сочетанием «кымчжып» очевидно второе значение иероглифа «кым» – «золотой/желтый цвет», то в сочетании «чхорэк» цветовое значение первого компонента не столь очевидно. Однако действительно, иероглиф «чхоль» имеет дополнительное значение «черный»16. Следовательно, сочетание «чхорэк» следует толковать аналогично сочетанию «кымчжып»: «черная жидкость».

Т.о., на данный момент в ходе произведенных разысканий мы имеем два термина, встречающихся в китайских и корейских источниках, истолкованных теперь вне связи с металлургическими процессами и, по всей видимости, обозначающие зажигательные составы, созданные на основе органических соединений. В зависимости от входящих в состав этих смесей компонентов, они имели желтый или черный цвет.

В случае, если данное предположение оказывается верным, становятся легко объяснимыми все технологические процессы, описанные в книге С.А. Школяра, а также подробности применения «чхорэк» при обороне Кучжу. Приготовление подобных зажигательных смесей в больших количествах во время осады вполне возможно и технологично, не требует длительного времени изготовления и особых мер предосторожности, достаточно эффективно и гибко в применении17.

Видимо, «чхорэк» (равно как и «кымчжып») являлось вязким веществом с высокой адгезией, важной при поражении вертикальных деревянных и кожаных конструкций. Химический состав смеси имел характерную особенность – при нагревании смеси происходило усиленное выделение газов, что объясняет особые меры предосторожности, применявшиеся при стрельбе подобными снарядами в соответствии с требованиями «У цзин цзунъяо»18. Вкратце снаряды типа «чхорэк» и «кымчжып» можно охарактеризовать как гранаты фонтанирующего типа, особо эффективные при поражении осадных сооружений противника, а также при отражении ночного штурма в сочетании с применением пороховых снарядов19.

Согласно технологическому процессу производства выстрела снарядом «чхорэк»/«кымчжып» обернутый мокрым войлоком кувшин с зажигательной смесью протыкали у горловины раскаленным шилом. Раскаленный металл воспламенял выделяемый газ при доступе кислорода. Граната давала фонтан пламени. Для того чтобы минимизировать риск воспламенения камнеметов и прочих крепостных сооружений, кувшин с зажигательной смесью обертывался мокрым войлоком. При поражении цели кувшин разбивался, липкая жидкость разбрызгивалась по поверхности и, за счет повышенной адгезивной способности, длительное время удерживалась даже на вертикальных конструкциях. Температура горения состава была такова, что позволяла не только поджечь деревянные конструкции, но и прожечь защитный слой из свежесодранных шкур, которыми покрывали осадные конструкции. При отражении ночного приступа массовый пуск гранат, дававших в ночном небе сильные языки пламени, сопровождающийся грохотом разрывов пороховых снарядов, должен был производить колоссальное впечатление на вражеских солдат и коней.

Дополнительным соображением для подобного истолкования значения терминов «кымчжып» и «чхорэк» является, как ни странно, фармакологическое значение данных терминов – видимо, названия, схожие с распространенными видами лекарств традиционной дальневосточной медицины, были даны этим составам не только по причине соответствующей окраски, но и по причине высокой степени вязкости, характерной для подобных жидкостей.

Следовательно, применение китайскими и корейскими военными «снарядов с расплавленным металлом» является результатом неправильного истолкования специфических терминов и должно быть отвергнуто, как несоответствующее элементарным законам физики20.

 

2. «Тэупхо» – алебарда или камнемет с противовесом?

 

Аналогично следует рассмотреть другой вид корейского секретного оружия, сыгравшего огромную роль при защите Кучжу – «тэупхо». В статьях и научных работах укоренилось мнение, что это – особый вид клинкового оружия, примененный корейцами при отражении очередного штурма крепости.

Современный корейский перевод текста «Тонгук пёнгам» звучит следующим образом: «Монгольские воины изготовили «облачные лестницы» и в один день намеревались атаковать крепость. Пак Со встретил вражескую атаку при посредстве «тэупхо» и разбил. Так как неразбитого ничего не было, враг не мог подойти близко. «Тэупхо» было великим мечом, великим оружием!»

Нелепость подобного утверждения очевидна – сражение за Кучжу однозначно было одним из выдающихся оборонительных сражений средневековья, проводившихся с применением самых современных на то время технических средств. Однако толкование оружия, позволившего столь эффективно отбить приступ, как «великого меча» противоречит всем остальным сообщениям о мерах, принимаемых Пак Со и Ким Кёнсоном при отражении монгольских штурмов. Равно ни в одном другом корейском, китайском или монгольском тексте нет упоминания об аналогичном клинковом оружии. Следовательно, истолкование термина «тэупхо» как «великий меч» является ошибочным и происходит по причине неправильного толкования иероглифического текста «Тонгук пёнгам».

Если исследовать термин «тэупхо», то буквальное значение каждого иероглифа, входящего в его состав, следующее:

1) «тэ» - великий, большой.

2) «у» - универсальный предлог в ханмуне

3) «пхо» - бухта

Сочетание всех трех иероглифов является совершенно бессмысленным, даже если предположить, что имеется в виду образное описание оружия типа «великая бухта»21.

Для выяснения истины следует обратиться к оригинальному тексту «Тонгук пёнгам»:

«Монъбйёнъ чжо унчже чжанъ конъ сонъ Со и тэупхо йёнъгйёк чжи му пульпхасвэ чже пуль тыккын тэупхо чжа тэчханъ тэбйёнъ я»

В переводе это означает следующее:

«Монгольские войска изготовили «облачные лестницы» и с силой атаковали крепость. Со контратаковал при помощи «тэупхо». Ничего не разбитого на части. Лестницы нельзя было пододвинуть ближе к стенам. Что было «тэупхо»? Великое новшество, великое оружие!».

Судя по сообщению, что все монгольские осадные сооружения были разбиты на части и лестницы оставались на каком-то расстоянии от стены, можно смело утверждать, что это оружие не являлось клинковым, обладало дробящим действием и действовало на дистанции.

Очень важен вопрос составителя: «Что было «тэупхо»?22» и ответ на него: «Великое новшество, великое оружие!». Из этого сообщения следует, что оружие типа «тэупхо» не было распространено в Корее ранее и было впервые применено именно при осаде Кучжу. Весь текст «Тонгук пёнгам» свидетельствует о том, что сражение за Кучжу велось преимущественно с применением различных видов метательного и стрелкового оружия.

Перед отступлением монголов от стен Кучжу один из старых монгольских военачальников обошел крепость и осмотрел видневшиеся на стене крепостные орудия. Однако он не увидел каких-либо видов клинкового оружия, которое его бы впечатлило:

«Ю иль монъчжанъгун ки чжильсип чжи сонъха хванси сонъ *ну киге тхан валь о чжа кёль паль чжонъ кун ми сонъ кён пхи конъ йё чха и чхонъ пуль ханъ чжа сонъчжунъ чже чжанъ тхаиль сим санъ ви чжанъ санъ ый»

«Среди монголов был военачальник в возрасте около 70 лет. Он подошел к подножию стены, обошел крепость и, осмотрев крепостные укрепления и механизмы, со скорбью произнес: «Я сам, завязав волосы в косу23, последовал за войском, но до сих пор не имел возможности видеть, чтобы так сильно атакованная крепость так и не сдалась. Все командиры в этой крепости когда-либо станут министрами и крупными военачальниками».

 

 

Рис. 3. Осада монголами Багдада в 1258 г.

Иранская миниатюра, начало XIV в. На переднем плане хорошо виден камнемет противовесного типа.

 

Следовательно, учитывая характер действия оружия и его относительную новизну, предположим, что это был какой-то новый вид камнемета. Для подтверждения догадки попробуем рассмотреть подробнее термин «тэупхо».

Определение корейских ученых «тэупхо» как «великий меч» основывается на неверном прочтении иероглифа «чханъ» как «ин» в ответе на вопрос «Что такое «тэупхо»?». В современном издании текста «Тонгук пёнгам» стоит иероглиф «чханъ», что позволяет сказать: «Великое новшество (тэ чханъ). Великое оружие (тэ пйёнъ)». Однако в средневековом ксилографическом издании, копия которого находилась в моем распоряжении при написании данной статьи, вместо иероглифа «чханъ» стоит иероглиф «ин» (лезвие), отличающийся от иероглифа «чханъ» только лишь отсутствием одной малозаметной черты. Т.о. возможно прочтение ответа на вопрос составителя «Тонгук пёнгам»: «Великое лезвие (тэ ин). Великое оружие (тэ пйёнъ)» Допущена явная ошибка, но непонятно, ошибка ли это средневекового резчика или же современного наборщика?

Следует внимательнее рассмотреть содержание термина «тэупхо». Очень вероятно, что в хронике допущен ряд ошибок: для корейского составителя иероглиф «катапульта», состоявший из ключа «камень» и фонетика «обертывать» звучал «пхо». Аналогично звучал иероглиф «вздутие/куча экскрементов», с тем же фонетиком, ключом в котором выступал иероглиф «вода». Первые два иероглифа в сочетании дают слово «тэу» (кит. «даюй»), что может означать «грандиозный» (при условии, что иероглиф «у» написан в допустимом, а не нормативном варианте – без ключа «слово»)24. В сочетании можно получить «тэу пхо» (кит. «даюй пао»)25, что в переводе означает «грандиозный камнемет».

Однако для последующего переписчика сочетание «тэу пхо» (из-за ошибки в написании иероглифа «пхо» имеющего значение «грандиозное вздутие» или «грандиозная куча экскрементов») не имело никакого смысла и он, по всей видимости, заменил его на более осмысленное «пхо»/«бухта», пишущееся через тот же ключ «вода». Однако в китайском языке иероглиф «бухта» звучит как «пу», что делает более обоснованной гипотезу об ошибке именно корейского переписчика или гравера – при аутентичном китайском произношении подобная ошибка вряд ли могла иметь место. Т.о. можно предположить, что «тэупхо» Пак Со представляло собой какой-то камнемет, отличный по конструкции или эффективности применения.

Поскольку мы убедились, что в хронике имеется ряд описок в иероглифах, мы принимаем версию современного издания текста с иероглифом «чханъ» в качестве основной, а версию ксилографа – в качестве ошибочной. Т.о., мы видим, что описание «тэупхо» после подобного истолкования выглядит следующим образом: «Что такое «грандиозный камнемет»? Великое новшество. Великое оружие!». Какова же конструкция «тэупхо», что заставила корейцев восхвалять новаторство Пак Со, а монголов оставило равнодушным?

Судя по тому, что это оружие определяется как «камнемет» (пхо), а не стреломет (но), оно отличалось по конструктиву от камнеметов натяжного типа, применявшихся в Китае и Корее тех лет. Существовало три основных типа камнемета:

1) торсионный

2) натяжной

3) с противовесом

Поскольку для Азии вообще не характерны камнеметы торсионного типа, следует допустить, что камнемет, примененный Пак Со, имел противовес26. Это объясняет, почему монгольский военачальник ни словом не обмолвился о столь эффективном оружии – камнеметы такого типа были широко распространены на мусульманском Востоке, а к 1231 г. монголы успели завершить завоевание Мавераннахра, где, вполне возможно, этот военачальник мог неоднократно видеть применение подобных орудий.

Однако традиционно считается, что подобные камнеметы стали известны странам конфуцианского культурного региона только после осады монголами Сяньяна и Фаньчэна в 1268-1273, где показали себя намного более эффективными, нежели традиционные китайские натяжные камнеметы.

Таким образом, если «мусульманские» камнеметы были известны в Корее еще в 1231 г., то возникает вопрос о том, какими путями информация о таком секретном и эффективном оружии попала в Корею. Этот факт рисует совершенно в ином свете как уровень международных связей Кореи XIII в., так и уровень развития военной техники в этой стране, долгое время считавшейся аутсайдером военной истории27.

 

 

Рис. 4. Реконструкция противовесного камнемета европейского типа.

Мангонель из замка Ла Батьяз, в Мартиньи (кантон Вале), Швейцария, фото Г.А. Креттон. Воспроизведено по: Renaud Beffeyte. Les machines de guerre au Moyen Age, Editions Ouest-France, Rennes, 2000, стр. 11.

 


 

1. Осада крепости Кучжу монголами началась в 9 месяце 1231 г. и завершилась сдачей крепости по приказу корейского правительства в первом месяце 1232 г.

2. См. С.А. Школяр, «Китайская доогнестрельная артиллерия», Москва, «Наука», 1980.

3. См. С. Тёрнбулл “Siege Weapons of the Far East. AD 612-1300 (1)”, Osprey Publishing, Oxford, 2001 p. 38: “An alternative incendiary substance was molten iron. Ceramic containers were filled with molten iron and thrown from trebuchets, and this could have an incendiary effect if the bombs hit a wooden structure. The high phosphorus content of Chinese cast iron gave it a comparatively low melting point, so when used in the defense of cities it was melted in mobile furnaces that could be dragged along the walkways of the city walls. When Kaifeng fell to the Jin in 1126, the inventory of captured siege equipment included ‘20,000 fire arrows and a model of the trebuchet for hurling projectiles filled with molten metal’. Trebuchets hurling molten iron were a feature of Kim Kyong-son’s defense of the Korean city of Kuju against the Mongols in 1231, and the Mongol general Bayan used molten-iron bombs fired from trebuchets at Yingcheng in 1280”. Буквальный перевод пассажа гласит: «Альтернативным зажигательным средством было расплавленное железо. Керамические сосуды наполнялись расплавленным железом и метались из требюше, это давало зажигательный эффект, если снаряд попадал в деревянную конструкцию. Высокое содержание фосфора в китайском чугуне давало относительно низкую температуру плавления, поэтому, при защите городов, его (железо - прим. А) плавили в передвижных печах, которые могли быть перемещаемы вдоль городских стен. Когда Кайфэн пал под ударами Цзинь в 1126 г., опись захваченной осадной техники включала «20000 огненных стрел и камнемет для метания снарядов, наполненных расплавленным железом». Камнеметы, метающие расплавленное железо были характерной чертой во время защиты Ким Кёнсоном корейского города Кучжу от монголов в 1231 г., и монгольский военачальник Баян использовал снаряды, наполненные расплавленным железом, метаемые из требюше в Иньчэне в 1280 г.». Стоит заметить, что как бы велико ни было содержание фосфора в железной руде, существенно понизить температуру плавления железа не удастся. А также стоит отметить, что автор произвольно переносит в Корею реалии Китая.

4. Имеется в виду температура плавления чистого железа. Температура плавления чугунов лежит в диапазоне 1400-1500ºС, а температура плавления железосодержащего состава, максимально насыщенного фосфором, - не ниже 1100ºС. Подобные температуры плавления не подразумевают использования технологий плавления в открытом тигле.

5. Касательно описания процессов см. «КДА», с. 183-184.

6. Для отопления в Корее эпохи Корё (как, впрочем, и в эпоху Ли Чосон) использовались дрова. См. напр. «История цветов», Ленинград, «Художественная литература», 1991, с. 516.

7. Тем не менее, вопрос о времени начала применения народами Центральной Азии и Дальнего Востока каменного угля в качестве топлива остается открытым. По данным монгольского ученого Ням-Осорын Цултэма, в Туве найдены остатки т.н. Элегестинского городища с развалинами железоделательных мастерских начала XIII в. В качестве топлива при выплавке металла использовался коксованный уголь из местных копей. См. Ням-Осорын Цултэм «Искусство Монголии с древнейших времен до начала ХХ века», Москва, «Изобразительное искусство», 1986, с.44. Об этом же пишет известный отечественный археолог Л.Р. Кызласов в «Городище Дён-терек» в сборнике «Древнемонгольские города», Москва, 1965, с. 117-118. Однако Рашид ад-Дин в «Сборнике летописей» пишет, что монголы «заготовили в лесу много дров и уголь целыми харварами (ослиными вьюками – прим. А)», что может относится к традиционному выжиганию угля из дерева. См. Рашид ад-Дин «Сборник летописей», НИЦ «Ладомир», Москва, 2000, с. 154.

8. Для эффективного воспламенения, например, осадной башни, важное значение имело не только поражение цели зажигательным снарядом, но и площадь поражения. При увеличении площади поражения шансы на то, что осаждающие успеют потушить горящие конструкции, значительно уменьшаются. Наиболее эффективным в этом отношении являются составы типа напалма, однако, подобные субстанции составляются преимущественно из компонентов органического происхождения.

9. Букв. «землю таким образом затопил». Из дальнейшего текста становится ясно, что монгольские воины в подкопе были задавлены при его обрушении.

10. Согласно данным китайских документов конца эпохи Мин (XVI-XVII вв.), для выплавки железной руды до получения чугуна требовалось 6 часов, а для загрузки печи, рассчитанной на получение 20 баней (1 бань равен 10 цзиней, т.е. 6 кг., следовательно, производительность печи составляла около 120 кг. в день – прим. А) железа в день требовалось не менее 10 человек, а для ее обеспечения углем и дровами – не менее 100.

11. В «БКРС» зафиксировано также сочетание «те я» (кор. «чхорэк») в значении «окалина».

12. См. «История цветов», Ленинград, «Художественная литература», 1991, с. 224.

13. См. «КДА», с. 47, 183-184. «Цзинь чжи пао» (кор. «кым чжып пхо») – букв. «золото-сок-снаряд».

14. См. «КДА», с. 201. Однако кажется маловероятным, что фекальная масса может обладать каким-либо ярко выраженным кожно-нарывным действием даже в сочетании с усиливающими элементами, количество которых в смеси было слишком мало. Более вероятно использование все той же зажигательной жидкости в выпаренном состоянии – при попадании на кожу она обеспечивала адгезию и удержание отравляющих компонентов смеси на коже в течение длительного времени, одновременно оказывая термическое воздействие на организм пораженного, вызывая тем самым изъязвления смешанного термо-химического происхождения.

15. В «БКРС» зафиксировано также инвертированное сочетание «чжие» (кор. «чжыпъэк») со значением «влага/жидкость».

16. См. «Се манчжа окпхён», Сеул, издательство «Тосо чхульпхан», 1995.

17. Вполне возможно, что компоненты смеси в холодном состоянии не вступали в реакцию между собой, что делало возможным как заготовление смеси впрок, так и быструю переброску передвижных камнеметов с зажигательными снарядами на угрожаемый участок.

18. «У цзин цзунъяо» – военный трактат эпохи Сун, один из основных источников С.А. Школяра при написании «КДА».

19. Указание на применение пороховых и зажигательных снарядов в ночном бою приводит С.А. Школяр. См. «КДА», с. 184.

20. С.А. Школяр опровергает мнение чешского исследователя Я. Прушека о применении на Дальнем Востоке составов типа «греческого огня» тем, что применительно к Китаю «оно не подтверждается ни одним историческим фактом». См. «КДА», с. 326. Однако не следует забывать, что это высказывание, основанное на анализе трактата эпохи Сун «У цзин цзунъяо» справедливо лишь для событий до монгольского нашествия. Кроме того, в «Тонгук пёнгам» речь идет о войне в Корее, а в 1231 г. монголы успешно применили зажигательные смеси «инго» (кит. «жэньгао» - букв. «человечий жир») как раз при осаде Кучжу. С.А. Школяр также отмечает о применении подобных снарядов при осаде монголами Цайчжоу в 1234 г., называя их «жэнь ю пао», причем этим средством пользовались осажденные чжурчжэни. См. «КДА», с. 183. В «Алтан тобчи» зафиксировано историческое предание, очень напоминающее легенду о княгине Ольге и птицах с привязанными к хвосту горящими веществами. При этом объектом огневого нападения становится чжурчжэньская крепость. См. «АТ», с. 200. Рашид ад-Дин упоминает о применении монголами нефтяных снарядов (карурэ), например, при осаде Ходжента, см. «СЛ», с. 201 и Бухары, там же, с. 207. Эти события имели место в 1220 г. Т.о. к 1231 г. монгольские войска имели достаточный опыт применения зажигательных смесей для ведения крепостной войны, что позволяет нам усомниться в правильности мнения С.А. Школяра.

21. Следует отметить, что сочетание «тэупхо» не встречается ни в одном современном толковом словаре корейского языка. Это сочетание не отмечено даже в тех словарях, где есть специальные разделы, посвященные устаревшим словам (кор. «Етмаль ва иду»). Видимо, в данном случае имеет место неправильная иероглифическая запись редкого средневекового военно-технического термина.

22. Иероглиф «чжа» имеет здесь смысл вопросительной частицы и служит для оформления вопроса о сути примененного оружия.

23. Т.е. стал совершеннолетним. Смысл фразы в том, что, даже дожив до своего возраста и смолоду участвуя в боях, он ни разу не видел столь упорной и стойкой обороны.

24. В китайском языке отмечены случаи, когда иероглиф «юй» без ключа «слово» используется аналогично иероглифу «юй», аналогичному по написанию, но с ключом «слово», в смысле «огромный, грандиозный».

25. Согласно БКРС, иероглиф «пу» – «бухта» имеет также значение прилагательного – «огромный, безбрежный».

26. Косвенно этот факт можно подтвердить параллельным сообщением «Цзинь ши» об изобретении Цян Шэня – камнемете типа «э пао», активно использованного чжурчжэнями при обороне Кайфэна в 1232 г., т.е. всего на год позже событий в Корее. В жизнеописании Цян Шэня очень скупо сказано о самом камнемете: «[машину обслуживали] всего несколько человек, но она могла метать большие камни на расстояние свыше 100 бу (около 150 м. – прим. А) и била без промаха». С.А. Школяр отмечает, что «не исключено, например, что созданный им камнемет был противовесной машиной, знания о которой могли прийти к чжурчжэням из стран Среднего Востока, где противовесные орудия в то время были преобладающим видом артиллерийского вооружения». См. «КДА», с. 101. Буквальный смысл термина: «разрушающий камнемет».

27. Однако, учитывая то, что слово «тэупхо» ни разу более не употребляется в последующих записях как «Тонгук Пёнгам», так и «Корё са», можно предположить, что имело место прямое заимствование у монголов, применивших этот тип камнемета при осаде Кучжу, что по каким-то причинам было не отмечено составителями «Тонгук Пёнгам». Если попытаться развить данную гипотезу, то даже можно связать использование этого вида камнемета с именем корейского офицера Сон Мунчжу, последовательно принимавшего участие в обороне Кучжу и Чукчжу, и прославившегося в качестве знатока монгольской осадной тактики и технических средств борьбы. Действительно, при описании штурма Чукчжу есть косвенное указание, что, по меньшей мере, часть военно-технических новинок, примененных при обороне Кучжу, была активно использована корейцами по совету Сон Мунчжу: «Панпхо пёльгам Сон Мунчжу раньше был в Кучжу и знал осадное искусство монгольских войск. Так что, [когда] планы [врага] невозможно было заранее оценить, он вдруг говорил людям: «Сегодня враг применит такое-то орудие. Нам следует на эту хитрость ответить так-то». Готовясь к встрече врага по приказу, видели, что враг поступает согласно сказанному. В крепости все говорили о его сверхъестественных знаниях». См. «Тонгук Пёнгам», Сеул, «Мёнмундан», 1987. Т.е. заимствование этого оружия могло быть локальным и произойти в момент конкретного противостояния. А в связи с тем, что большая часть защитников Кучжу погибла, то вполне возможно, что их опыт не был использован в Корее в дальнейшем.

Публикация:
XLegio © 2004