ХLegio 2.0 / Флот / Корабли средневековья / Кобуксон – исторические реалии

Кобуксон – исторические реалии

А. Пастухов

От автора.


Настоящий обзор литературы и источников (как нарративных, так и изобразительных) по вопросу корейских военных кораблей кобуксон является компиляцией ряда высказываний автора, сделанных в разное время, в разных местах и по разным поводам. В связи с этим нельзя сказать, что это – тщательно проведенное научное исследование. Более того, хотелось бы отметить, что все использованные в тексте переводы с китайского языка сделаны автором «с листа» и являются рабочими, что подразумевают возможность их уточнений при возобновлении работы автора над данной темой. Датировки оставляются «как есть» по лунному календарю – уточняется только год. Вся иероглифическая часть опускается, как не актуальная для большинства читателей, что, вполне естественно, снижает научную ценность статьи, делая ее научно-популярным изложением исторических фактов.


Кобуксон – миф или реальность?


Последнее время часто возникают «сомнения» сторонников всевозможных «альтернативных» направлений истории (точнее, фриков и шарлатанов) в реальности существования корейских боевых кораблей, называемых в источниках кобуксон или квисон – «корабль-черепаха». Главным «аргументом» этих людей становится проблема бронирования корабля в XVI в. – тут же постулируется невозможность как производства нужного для этих целей количества металла, так и невозможность снабдить деревянные корабли хоть какой-либо серьезной металлической броней.

Мы не будем отвлекаться на полемику с заведомо антинаучными построениями и попробуем просто рассмотреть все, что известно об этих кораблях по историческим источникам – хроникам, дневникам флотоводцев и изображениям периода, когда кобуксоны были хорошо знакомой военным морякам реальностью.


Обзор источников.


Нами были привлечены следующие источники – корейская хроника династии И (1392-1910) «Иджо силлок», сборник докладов И Сунсина, дневник И Сунсина, дневник племянника флотоводца, сопровождавшего его в боях – И Буна, дневник корейского военачальника Син Ню (1658), собрание документов из архива И Сунсина «И Чхунму-гон чонсо» (1795), исследования современных отечественных, корейских, американских и европейских ученых.


Кобкусоны в отечественной научной литературе.


Одним из первых описаний кобуксонов было описание, сделанное в 1960-х годах отечественным исследователем-корееведа И.И. Хваном, включенное в состав т. 6 десятитомной детской энциклопедии. Однако на данный момент оно оказалось недоступным. В связи с этим провожу описания кобуксона, сделанные 3 крупными отечественными корееведами – Ю.В. Ваниным, М.Н. Паком и М.В. Воробьевым. При этом следует отметить, что ни один из них не специализируется на военной истории Кореи.


Ванин Ю.В. «Экономическое развитие Кореи в XVII-XVIII веках», М, «Наука», 1968, с. 94-95 – о кобуксонах:

Еще в конце XVI в. герой Имчжинской войны адмирал Ли Сун Син усовершенствовал подвижное военное судно, названное кобуксон («судно-черепаха»).

Это был большой корабль, покрытый особым металлическим навесом, предохранявшим экипаж от вражеского обстрела. Острые шипы не давали возможности взять его на абордаж. Нос корабля был приспособлен для тарана. По бокам судна имелось 22 амбразуры для пушек и устанавливалось по 10 весел, что делало корабль сравнительно быстроходным. Кобуксон Ли Сун Сина сыграл огромную роль в разгроме японского флота в годы Имчжинской войны.

Строительство кобуксонов не прекращалось и в последующие годы, впрочем в ограниченных размерах. В 1716 г., например, во всех провинциях Кореи имелось 121 обычное военное судно и 5 кобуксонов (см. «Сборник материалов по истории экономики Кореи в конце феодального периода», т. I, 1961, с. 16). В 1791 г. командующий флотом западной части провинции Кёнсан просил разрешения переделать в кобуксоны часть громоздких судов с надстройкой («судно-башня»), которые, по его словам, были более тихоходны, чем кобуксоны (см. там же, с. 45-46).

В начале XIX в. в Корее насчитывалось 17 кобуксонов. К этому времени в их устройстве произошли некоторые изменения. Судно стало больше по размерам, возросло число весел и пушек (см. Ли Хон Чжик «Большой словарь отечественной истории», т. I, Сеул, 1962, стр. 51).


«История стран Азии и Африки в Средние Века», М, изд-во МГУ, 1968, гл. 3 «Корея в позднее средневековье», автор М.Н. Пак, с. 386 – о кобуксонах:

Особенно большое значение имело введение в строй бронированных кораблей – «черепах» (кобуксон)1. Превосходство в конструкции кораблей, продуманная тактика морского боя, применение дымовой маскировки и военных хитростей обеспечили победы корейского флота.

1. Это был вместительный (80 человек команды) 20-весельный двухпалубный корабль, окованный сверху и с боков полосовым железом с выступающими остроконечными прутьями, мешавшими высадке противника на верхнюю палубу. Ряд отверстий в бортовой, носовой и кормовой частях был приспособлен для ведения огня и создания дымовой завесы. По внешнему виду корабль напоминал черепаху.


Воробьев М.В. «Очерки истории Кореи», СПб, «Петербургское востоковедение», 2002, с. 122-123 – о кобуксонах:

В 1413 г. Так Син построил своеобразный «броненосец» (кобуксон). Он был усовершенствован Ли Сунсином в 1592 г. Дно корабля было обшито десятью металлическими листами. Корабль-черепаха (его нос был оформлен в виде головы черепахи) достигал в длину примерно 20 м., в ширину в носовой части – 3,6 м, по корме 3 м. Обшивка корабля с каждой стороны составляла 7 листов, общая высота 2,2 м, толшина 12 см. Надводная носовая часть закрывалась четырьмя щитами высотой 1,2 м, а кормовая часть – семью щитами высотой 2,3 м. Борта двух дек прикрывались особыми щитами. Верхняя палуба скрывала внутренность корабля. Металлические пики для абордажа были замаскированы. Корабль мог открыть огонь из 72 амбразур одновременно. Носовая часть имела таран в виде головы черепахи длиной 1,3 м. Пользуясь горючей смесью селитры и фосфора, из ее пасти выпускали огонь и дым, наводящий ужас на врагов и служивший морякам дымовой завесой. Внутри корабль делился на две палубы. В нижней было 12 кают: в двух хранились железные изделия, в трех – луки, пики и мечи, в остальных размещался экипаж. С каждого борта на корабле было по десять весел. Скорость корабля (на веслах и под парусами) превышала скорость других кораблей. Он был очень устойчив на воде, что способствовало меткости стрельбы, имел незначительную осадку, позволявшую ему плавать по мелководью. Впервые кобуксон участвовал в сражении в начале июня 1592 г. у Сачена (sic!), протаранил большой корабль с многоярусной башней и вел орудийный обстрел.


Следует отметить, что описание, приведенное в книге М.В. Воробьева, несмотря на кажущуюся детальность, является далеко не лучшим.


Изображения кобуксона XVIII-XIX вв.


До наших дней не дошло ни одного аутентичного изображения кобуксона XV-XVII вв. Все наши представления о нем происходят из изображений, приведенных в собрании документов из архива И Сунсина «И Чхунму-гон чонсо», опубликованных в Корее в 1795 г. по повелению государя Чонджо, прилагавшего большие усилия для того, чтобы сохранить в корейцах волю к сопротивлению иностранным посягательствам и стремившегося всеми силами укрепить армию и флот. Однако следует отметить, что изображения из этого сборника не могут быть признанными аутентичными и, скорее всего, отражают реалии второй половины XVIII в. Кроме того, существует ряд изображений кобуксона на предметах искусства XIX в. – в частности, ширмах с изображениями батальных сцен Имджинской войны. Аутентичность этой иконографической традиции несомненна, но она восходит своими корнями к упомянутому выше собранию документов из архива И Сунсина.


Рис. 1. Цветное изображение однопалубного кобуксона по «И Чхунму-гон чонсо»


Рис. 2. Это же изображение вместе со страницей текста «И Чхунму-гон чонсо»


Рис. 3. Изображение на корейской ширме 1880-х годов


Кобуксон – конструкция и упоминания в документах.


Кобуксоны, вопреки расхожему мнению, не были изобретением корейского флотоводца И Сунсина, и использовались отнюдь не только во время войны с японцами в 1592-1598 годах. Первые кобуксоны появились в самом начале правления династии И, и конструктором, разработавшим этот корабль, хроника называет корабельного мастера Тхак Сина. Корабли изначально предназначались для размещения огнестрельного оружия, разрабатываемого корейским конструктором Чхве Мусоном и его сыном.

Самое первое упоминание кобуксона в «Иджо силлок» помещено под 1413 г. и весьма лапидарно:


Государь, прибыв в Ёмджиндо, наблюдал за боем кобуксонов с японскими кораблями.


Судя по тому, что кобуксоны сражались с японцами в реальном бою, и для наблюдения за битвой прибыл государь Тхэджон, это был далеко не первый боевой поход кораблей такого типа – на экспериментальный бой государя не пригласили бы, боясь оконфузиться.

Одно из первых сообщений о применении кобуксонов (1415) дает описание преимуществ от его применения:


В-шестых, использование кобуксона позволяет решительно атаковать многочисленных врагов, которые не могут причинить никакого вреда. Можно сказать, это верный способ достичь победы. В дальнейшем, строго приказав искусно изготовить [корабли], подготовим средства для [решительной] победы.


Интересно, что описания кобуксона и в этом, втором по счету, случае упоминания корабля-черепахи, нет – видимо, его очень хорошо представляли себе все, кому предназначалась эта информация.

Единственное место в «Иджо силлок», где хоть что-то говорится о конструкции корпуса кобуксона, датировано 21-м днем 2-го месяца 16 года правления государя Ёнджо (1751):


Ённамский1 кюнсеса2 Пак Мунсу доложил: «Я, подданный, свидетельствую о подробностях устройства боевых кораблей типа кобуксон – как правило, боевые корабли изменяются с течением времени. Возрастает размер корпуса, в любых условиях управлять им становится затруднительно. Так и с «кораблями-черепахами». Изначально они, как корабли мэнчун3, сверху были прикрыты толстыми досками4 для защиты от камней и стрел. И мне, подданному, необходимо взглянуть в записки И Сунсина, Князя Верного и Воинственного5. Как правило, слева и справа у «корабля-черепахи» [было] по 6 портов для огнестрельного оружия6. В настоящее время делают по 8 портов. Видно, что «корабль-черепаха» больше, чем был ранее. Так что и он не мог не измениться».


Последним случаем упоминания кобуксонов в «Иджо силлок» является запись за 17-й день 6-го месяца 4-года правления государя Коджона (1867) – в провинции Чолла еще оставался 1 кобуксон. Во время совещания было доложено о том, что «войска в лагере Чхонсанджин управления Чиндобу содержатся по обстоятельствам, 1 кобуксон из Карипхо требует на содержание 2190 нян7».

По данным конца XVIII в. существовало 2 разных типа кобуксоновтхондже ён квисон8 и Чолла чва суён квисон9.


Рис. 4. Двухпалубный кобуксон


Рис. 5. Однопалубный кобуксон10

На этом изображении можно легко найти 10 амбразур и 2 люка на борту корабля и в защитном куполе над палубой, которые упомянуты в описании, приведенном у М.В. Воробьева. Соответственно, 22 порта и 12 люков, как пишут сами корейцы, может быть общим количеством люков и портов, а не количество на борт.


Рис. 6. Современная сравнительная реконструкция внутреннего сечения двухпалубного и однопалубного кобуксонов


Рис. 7. Современная корейская реконструкция кобуксона

На реконструкции без труда находятся 12 люков и 22 амбразуры для стрельбы из легкого огнестрельного оружия – надпись «люки» (мун – букв. «дверей») на рисунке обведена, надпись «амбразуры» (чхонпхохёль) подчеркнута.


Рис. 8. Современная корейская реконструкция кобуксона в разрезе


Рис. 9. Основной боевой корабль корейского флота – пханоксон

Размерения корабля типа пханоксон:
Длина – 90 чхок11
Ширина – 18 чхок 4 чхон12
Высота – 11 чхок 3 чхон


Рис. 10. Современная корейская сравнительная реконструкция сечений корабля пханоксон (справа) и кобуксон (слева)


Рис. 11. Действующая реконструкция кобуксона, сделанная корейцами (слева)

Естественно, любая реконструкция – это допущение. Тем не менее, реконструкция кобуксона, сделанная корейцами, вполне может самостоятельно передвигаться по воде.


Идея военного корабля с закрытой верхней палубой не ограничивалась кораблями типа кобуксон – например, сохранился интересный эскиз проекта корабля, предложенного к производству в 1747 г. военными моряками провинции Чолладо.

В производстве кораблей этого типа было отказано исключительно по экономическим соображениям.


Рис. 12. Эскиз проекта корабля, предложенного к производству в 1747 г. военными моряками провинции Чолладо


Имел ли кобуксон металлический броневой пояс и броневую палубу?


Вопрос о характере «бронезащиты» из доступных источников неясен. Сложно назвать броней шестиугольные пластины металла с укрепленным на них острием. Согласно дневнику И Сунсина, металлического бронирования бортов и палубы не было:

…В условиях надвигающейся угрозы японского вторжения я выстроил корабль-черепаху, на носу которого была установлена голова дракона, через пасть которого можно было стрелять из пушки, по всей поверхности "панциря черепахи" (палубы - прим. А) рассыпаны железные острия (букв. клювы - прим. А), из под которой команда могла видеть то, что происходит снаружи, а снаружи нельзя было увидеть то, что происходит внутри. Этот корабль мог ворваться в расположение сотен вражеских кораблей, нанося им тяжелые повреждения, стреляя из пушек…


Следует отметить, что И Сунсин является наиболее авторитетным источником сведений по данному вопросу – лучше него этот вопрос мог знать только На Дэён, погибший в одном из боев с японцами.

В приводившемся тексте «Иджо силлок» 1751 года было упоминание, что борта и «черепаший панцирь» были изготовлены из хупхан, что может быть переведено и как «толстая пластина», и как «толстая доска». Скорее всего, имеется в виду именно второе значение. Однако следует отметить, что, хотя металлическое бронирование не являлось необходимостью для кораблей XVI-XVIII веков, идея подобной защиты, что называется, «витала в воздухе». Вот что пишет об этой идее американский исследователь С. Тёрнбулл:

В 1578 г. он (Нобунага – прим. авт.) предпринял строительство нескольких так называемых «железных кораблей», надводная часть которых была частично обшита железными листами. Они были 22 метра в длину и 13 (sic!) метров шириной, и каждый был вооружен «пушкой». Под «пушкой», вероятно, имелся в виду фитильный мушкет крупного калибра. Отомо Сорин получил в подарок две португальские пушки в 1551 г., но их оказалось трудно скопировать. Большие мушкеты, называвшиеся «стенными ружьями», достигали в длину трех метров, но на море они не могли широко использоваться, поскольку «железные корабли» имели серьезные технические недостатки. Они могли противостоять пиратскому флоту, но, когда их атаковали корабли Мори, один из них был взят на абордаж и перевернулся. Тем не менее, эти тяжелые и тихоходные суда помогли разбить флот Мори…13


Однако о металлическом бронировании кобуксона даже этот автор, известный своим достаточно вольным обращением с материалом, пишет с крайней долей неопределенности:

По сохранившимся описаниям можно восстановить внешний вид подобного судна. Оно было около 30 метров в длину и 10 метров в ширину, приводилось в движение посредством паруса и весел. На носу оно имело резную драконью голову, а панцирь черепахи представлял собой округлую дощатую крышу, полностью закрывавшую палубу, что затрудняло действие вражеской абордажной команды, а также давало защиту пушкарям, чьи пушки выглядывали из портов по обоим бортам судна… Пушки, которыми оснащались корабли-черепахи, были около метра длиной, стреляли они картечью или дротиками с железными наконечниками. По вражеским судам могли также выпускать горящие стрелы… Учитывая, что на каждом корабле имелось до сорока и более пушек, они действительно были хорошо вооружены, однако более всего корабли-черепахи примечательны своей броней. Когда корабль вступал в бой, мачта убиралась под палубу; … Для защиты от вражеских абордажных команд «панцирь» был усеян железными шипами, спрятанными под пучками соломы. Некоторые описания идут еще дальше, утверждая, что «панцирь» был обшит железными листами. Это трудно проверить, но, вне зависимости от наличия железных пластин, корабль-черепаха превосходил все, что имелось тогда у японцев, так же, как и боевая тактика адмирала Ли превосходила японскую14.


Однако, как выясняется из источников, металлическое бронирование военных кораблей в XVI-XVII веках не было необходимым – например, корейский военачальник Син Ню так пишет о русских кораблях-дощаниках, с которыми он встретился в бою на Амуре 10 июля 1658 г.:

Утро 6-го дня. Некоторое время шел дождь.

Одна баба из лесных варваров побывала в плену у врагов. За нее заплатили выкуп и освободили. Дацзян15 расспрашивал ее о положении у врагов. Она сообщила нам: «Враги имеют 13-14 кораблей новой постройки, очень больших. На каждом корабле есть надстройка, в которой живут матросы и солдаты. Между собой хвастаются и говорят, что велико ли наше войско, или мало – мол, как встретимся, то боя не избежать».

Утро 10-го дня. Вечером моросило.

Если бы, отбив сошедших с кораблей врагов, мы разом подожгли бы вражеские корабли, то никто бы из врагов не остался бы в живых, а у нас не было бы потерь. Но дацзян пожалел жечь добро, находящееся на их кораблях, и поэтому поступил такой бездушный приказ. Мы очень пожалели об этом.

Из 11 вражеских кораблей 7 сгорели, 4 остались. А все потому, что дацзян пожалел жечь нагруженное на них добро. Мы не очень хорошо провели огневую атаку, а, поскольку уже смеркалось, повторить нападение мы не смогли.

12-й день. Моросит. Дует сильный ветер. Все еще стоим на месте битвы.

Вчера покинул наш мир получивший в бою тяжелую рану И Чхунъин из Онсона16. Сегодня продолжаем стоять на месте сражения. Передают, что несколько варваров перессорились по поводу своих подвигов, так как награды задерживаются.

Вражеские корабли очень большие. В передней части палубы сделана надстройка из досок. Надстройка перекрыта широкими досками вместо стропил и перекрыта переплетенными стволами небольших деревьев, которые покрыты сверху берестой и сверху промазаны глиной. Все это покрыто толстыми досками. Даже дом на равнине крепостью с ним не сравниться. Доски изготовлены из цельных бревен и, как кажется, очень прочны. Даже если стрелять из хунъи пао17 – и то, разбить трудно. А еще надстройка сверху окружена прочными дощатыми щитами и если бы они спрятались в каюте, да не пристали к берегу, и не высадились на сушу, а оставались бы на корабле и продолжали сражаться, то исход боя трудно было бы предсказать.

Нельзя не преклоняться перед их мастерством в стрельбе. Раньше они сражались с Цинами и всегда их побеждали – убитым не было счета. А теперь всего полдня сражения – и все их корабли потоплены! Действительно – победа и поражение предначертаны судьбой, а не оружием – теперь это стало совершенно ясно!


Таким образом, мы видим, что надстройки из толстых досок и бруса не пробивались из стрелкового оружия и мало- и среднекалиберной артиллерии. Эффективно действовать против таких кораблей могла только тяжелая артиллерия, либо требовалось применить зажигательные стрелы. Следовательно, вопрос о наличии или отсутствии металлического броневого закрытия верхней палубы кобуксона надо искать в связи с применяемой кобуксонами тактикой.


Тактика кобуксонов.


Как уже было сказано выше, в XV-XVIII веках корабельная артиллерия и, тем более, ручное оружие – аркебузы, арбалеты и луки – не могли с легкостью пробить даже деревянный борт, если он имел значительную толщину. Так что металлическое бронирование кажется избыточным. В то же самое время кобуксон имел значительное стрелковое и артиллерийское вооружение. Это позволяет предположительно реконструировать его тактику.

Современные японские исследователи трактуют название мэкура-бунэ как отражение тактики кобуксонов – прорвавшись в строй судов врага, он метался среди них, как слепой фехтовальщик в толпе, и поражал все, что попадало в сектор обстрела. Фактически, кобуксон представлял собой плавающую платформу, закрытую от стрел и мушкетных пуль, безопасную в отношении абордажа, и поражающую противника свинцом, чугуном и стрелами во всех возможных направлениях. Учитывая, что по словам И Сунсина и его племянника И Буна, сопровождавшего дядю в большинстве боев, верхний «панцирь» корабля был покрыт металлическими остриями, прикрытыми для маскировки соломенными матами, высадка абордажной команды на «панцирь» кобуксона привела бы лишь к тяжелым ранениям членов абордажной команды.

Таким образом, особенностью тактики кобуксонов был прорыв в самый центр построения вражеских судов и расстрел их с близкой дистанции, не опасаясь потерь от стрелкового оружия и абордажных команд. Именно так кобуксоны и действовали в реальных боях.

Подобная тактика требовала высочайшего уровня подготовки экипажа – воды у берегов Кореи очень опасны и в некоторых боях с японцами И Сунсин использовал знание течений и фарватеров, чтобы посадить японские корабли на мель или разбить их о скалы. Когда корабль при слабом обзоре активно действует среди строя вражеских кораблей, это подразумевает, что экипаж хорошо знает условия плавания в данном районе, а артиллеристы могут вести быстрый и эффективный огонь по врагу. Видимо, выход из активного употребления кобуксонов вызван тем, что такую подготовку обеспечить было сложно и вне конкретных боевых условий она была малопригодна.


Китайцы и японцы о кобуксонах.


Китайские современные исследователи дают несколько иные данные о кобуксоне:

Размерения:

  • Длина: 30-37 м.
  • Ширина: 10-13 м.
  • Экипаж: 50-60 чел. военных моряков, 70 чел. Гребцов.

По их мнению, надежных доказательств бронирования кобуксонов железными листами нет. Китайские военные моряки принимали участие в боях с японским флотом на заключительном этапе войны и если когда-либо обнаружатся записи минского адмирала Чэнь Линя, то, возможно, ситуация с бронированием кобуксонов станет более ясной.

С японской стороны в описание кобуксонов внесли свой вклад 2 самурая - участника битвы при Ангольпхо 9.07.1592:

Около 8 утра 58 больших и более 50 малых судов, составлявших эскадру противника, подошли к нам и завязали бой. Среди них было 3 больших «слепых корабля»18, покрытых железом.


Однако это упоминание сделано со стороны разбитого при помощи кобуксонов противника, который мог искать оправдания своему поражению.


Общий уровень кораблестроения в Корее XVII в.


Теперь я привожу выдержки из труда Н.К. Витсена о кораблестроении Корее, составленного со слов голландцев, побывавших в Корее в 1650-1680-х годах, а также со слов Н.Г. Спафария-Милеску, с которым Витсен имел достаточно тесное общение. К сожалению, я не знаю выходных данных книги, поскольку в свое время получил черновики перевода еще до выхода книги в свет, но в свободной продаже ее еще не встречал:

Далее он сказал, что корейцы имели свои особые корабли и орудия для ловли китов…

К ним не прибывают иноземные корабли, кроме японских, на восточном берегу, и то только в тех местах, где им разрешено строить дома. Кроме того, что въезд в Корею с севера через сушу очень труднодоступен, он еще и запрещен. Так как в соседнем северо-восточном море очень много китов, корейцы выходят в море, хотя и недалеко, охотиться на них, убивая их длинными гарпунами, такими, как у японцев. И, хотя они редко плавают в Японию, все же знают, в каком направлении и на каком расстоянии от них она находится.

Пленные нидерландцы, от них получили эти сведения, иначе они никогда не достигли бы Японии, куда они убежали, т.к. у них не было карт, и никто из них никогда там не бывал.

Мужчины корейцы моряки неважные. Их рыболовные джонки несколько больше, чем голландские суда для ловли сельди.

Но японцы уступают корейцам в кораблестроении, так как корейские корабли прочнее и сделаны из дерева лучшего качества. (В 1652 году свидетельствуют наши нидерландцы, бывшие там в плену, что корабли были построены очень легкими)19.

В Корее делают джонки с двумя палубами и 20-24 веслами. За каждым веслом 5-6 гребцов. Команда джонки состоит из 200-300 человек – солдат и гребцов. На джонке несколько небольших железных пушек и много огнестрельного оружия.

Корабли у них сзади плоские, а корма и нос несколько выше подняты над водой. Они могут употреблять и весла, когда плывут под парусами и спасаются от иноземных пушек. Они боятся, да им и не позволено без разрешения уплывать далеко от берега. И корабли не пригодны для этого, они построены очень легко, почти без железа, даже якорь из дерева. Корабли плавают главным образом в Китай. Порох и печать им известны уже более тысячи лет, как они говорят, так же как и компас, хотя и другого вида, чем у нас: только кусочек дерева, спереди острый, а сзади тупой. Его бросают в бочку с водой, и острый конец показывает на север. По всей вероятности, в нем скрыта магнетическая сила. Они различают 8 направлений ветра. Компасы бывают и из двух деревяшек, положенных крест на крест. Один из концов, показывающий на север, выступает немного вперед.

Корабли у них низкого качества. Они могут теперь причаливать к Тсусиме и там продавать эти товары или другие жизненно необходимые предметы.


Следует отметить противоречивость информации, приводимой голландскими очевидцами, что отражает степень знакомства тех или иных путешественников с состоянием корейского кораблестроения в XVII в.


Сигнализация на военных флотах Дальнего Востока.


В условиях наличия многочисленных флотов вопрос сигнализации становится одним из ключевых для ведения организованного боя. По данному вопросу отечественных исследований нет. Однако относительно сигнализации в военном флоте традиционных флотов Дальнего Востока до распространения оптики и радиотелеграфа можно обратиться к следующему документу:

  • «Походный устав армии», впервые документ был опубликован тайпинами в 1855 г. в Нанкине20.

Системе сигнализации военно-морского флота посвящены соответствующие разделы военных трактатов «Пёнхак чинам» (Путеводная игла военной науки) и «Пёнхак тхон» (Свод военной науки). К сожалению, я не смог оперативно найти свои выборочные переводы из «Пёнхак тхон», чтобы показать реальную систему сигнализации в корейском флоте.

Относительно применения оптических приборов в Корее – первая подзорная труба появилась в Корее в 1631 г. Она была привезена членом посольства, ездившим в Пекин и встречавшимся там с представителями католической миссии. Отдельные подзорные трубы попадали в Корею в качестве посольских даров из Китая и Японии на протяжении XVII-XIX веков. Однако эти трубы оставались редкостью, служившей по большей части игрушкой для своих владельцев.


***


В завершение обзора приведу главу из своей неопубликованной работы об огнестрельном оружии и технике в Корее периода Чосон (1392-1910)21.


Конструкция корабля кобуксон периода Имджинской войны (1592-1598) по документам периода правления государя Чонджо (1776-1800).


Вопреки распространенному мнению о том, что корабль, получивший характерное для корейского языка смешанное корейско-китайское название кобуксон22 был изобретен перед Имджинской войной известным корейским флотоводцем И Сунсином (1545-1598), он впервые упоминается под 1413 г., когда государь Тхэджон (1400-1418) наблюдал за сражением японских пиратов с корейскими кобуксонами. Изобретение этого корабля связывается с именем некоего Тхак Сина. До 1592 г. эти корабли строились крайне редко, несмотря на рекомендацию государя Тхэджона, впечатленного действиями кобуксонов в бою, стремиться увеличивать их количество на флоте: «Кобуксоны могут ворваться во вражеский строй и атаковать, а враги не могут ничего предпринять, чтобы повредить им. Это действительно мудрый способ добиться победы!». Лишь жесткая позиция И Сунсина в ходе дискуссий о характере подготовки Кореи к войне, развернувшихся с 1589 г.23, позволила вообще отстоять существование корейского флота и подготовить его к войне с Японией.

9 марта 1591 г. И Сунсин был назначен на должность левого (старшего) командующего флотом в провинции Чолла, имевшим в своем подчинении основную базу в бухте Ёсу и 5 более мелких баз. Он тут же начал улучшать систему наблюдения и оповещения, строить укрепления для обороны баз при нападении с суши, ремонтировать и строить новые корабли. Большое внимание он уделял улучшению тактики корейского флота и обучению экипажей. В отличие от своих японских коллег, он прекрасно понимал, что бой на воде сильно отличается от боя на суше, и не считал зазорным вести активный огневой бой, который отныне становился для флота не вспомогательным, а основным видом боя. В сотрудничестве с талантливым корабелом На Дэёном он предпринял строительство мощных кораблей, представлявших собой улучшенный вариант известного с 1413 г. кобуксона. Первый корабль из готовящейся серии ему подобных был выведен на испытания в море 23 мая 1592 г., всего за 1 день (!) до вторжения японцев: «После завтрака отправились на артиллерийские испытания кобуксона» - записал в тот день в своем «Военном дневнике» И Сунсин.

Вопреки распространенной легенде о том, что кобуксон адмирала И Сунсина являлся первым в мире броненосцем, поскольку его верхняя палуба была якобы бронирована железными листами, мы можем опираться только на сведения аутентичных документов времен Имджинской войны, никоим образом не подтверждающим эту версию. Так, сам И Сунсин описывает свое изобретение следующим образом: «На носу корабля установлена голова дракона. Можно стрелять из пушки через эту голову. Верхняя палуба имеет острые железные острия. Наши матросы могут видеть противника, находясь внутри корабля, а враг – нет. Мы можем ворваться в строй из сотен вражеских кораблей и уничтожить их нашей огневой мощью». Слова адмирала дополняет его племянник И Бун, принимавший участие в боях Имджинской войны в свите адмирала: «Мы выстроили новый военный корабль, такой же большой, как и пханоксон. На верхней палубе оставлен проход в виде креста. Остальная поверхность палубы усеяна железными остриями, которые не дадут врагу высадиться для абордажа… Нос изготовлен в виде головы дракона, а руль – хвоста черепахи. По обеим сторонам головы дракона имеется по орудийному порту, еще по 6 находится по каждому борту. Кобуксоном его называют за форму… В бою мы прикрываем верхнюю палубу соломенными матами до того момента, пока кобуксон не выдвигается в первые ряды атакующего флота. Если враги попытаются высадиться на палубу, чтобы взять нас на абордаж, то они найдут свою смерть на железных остриях. Когда враги окружают нас, мы уничтожаем их из наших мощных орудий. Действительно, кобуксон проникает в ряды многочисленных вражеских судов тогда, когда пожелает и, куда бы он не направлялся, [ворвавшись в их строй], везде находит себе добычу».

Как мы видим из этих описаний, кобуксон времен начала Имджинской войны представлял собой боевой корабль с низкими бортами (вражеские воины могли бы легко высадиться на его верхнюю палубу) относительно небольшого размера (всего 12 бортовых орудий), закрытый со всех сторон от глаз стороннего наблюдателя. Никаких более уточнений относительно его конструкции мы не находим. М.Н. Пак добавляет, что экипаж кобуксона составлял 80 человек, но не приводит при этом никаких ссылок. В работе современного южнокорейскоо историка Ким Джэгына приводится таблица с расписанием судовых ролей команды кобуксона по позднейшим данным24. Согласно этой таблице, его экипаж насчитывал 148-158 человек (в XVIII веке считалось, что было 2 разновидности кобуксоновквисон и тхонъён25 квисон):

  • Капитан (сонджик) – 2 человека
  • Кантатор26 (мусан) – 2 человека
  • Рулевой (тхагон) – 2 человека
  • Такелажник27 (ёсу) – 2 человека
  • Швартовщик28 (чонсу) – 2 человека
  • Стрелок из лука29 (сабу) – 14 человек
  • Мастер-оружейник по огнестрельному оружию (хвапхогон) – 8 человек
  • Канонир (пхосу) – 24 человека
  • Полицейские чины левой/правой руки (чва/у пхододжан) – 2 человека
  • Гребцы (ногун) – 90/100 человек

Японские документы отмечают, что кобуксоны были крупнее японских кораблей и быстрее на ходу. Их обшивка успешно противостояла пулям японских аркебуз, а его действия в строю японских судов, по образному сравнению японского хрониста «напоминали яростные действия слепого воина, ворвавшегося с мечом в гущу врагов». Эта особенность и послужила причиной того, что японцы называли кобуксон мэкура-бунэ (слепой корабль). Японские моряки панически боялись кобуксонов, осознавая свое бессилие перед ними30.

Известные в наше время модели кобуксона, его полноразмерные реплики, а также изображения восходят к гораздо более позднему периоду – концу XVIII в., когда в составе корейского флота еще имелись кобуксоны. Некоторые изображения этого легендарного корабля относятся даже к XIX в, когда в Корее были предприняты попытки консолидировать нацию перед угрозой вторжения европейских держав и Японии путем пропаганды славных страниц корейской истории. Например, монохромные изображения кобуксона с огромным якорем и черепашьими головами относятся к «И Чхунму-гон чонсо» (конец XVIII века), а полноцветное панно с изображением маневров корейского флота под руководством И Сунсина выполнено художником Чхон Хёхёном в 1880-х годах.

Дошедшее до наших дней описание кобуксона относится к периоду правления государя Чонджо (1776-1800), много предпринявшего для усиления корейской армии и флота31. Поскольку именно оно положено в основу всех позднейших представлений об этом корабле, уместно привести его основные параметры:

  • Общая длина 64,8 чхок (20,74 м.), ширина в носовой части 12 чхок (3,84 м.), в середине – 14,5 чхок (4,64 м.), в кормовой части 10,6 чхок (3,40 м.).
  • Борт корабля состоял из 7 досок шириной по 7,5 чхок (2,4 м.) и толщиной в 4 чхон (12,6 см.). Максимальная длина доски – 115 чхок (36,8 м.)32, а минимальная – 68 чхок (21,76 м.).
  • Вместо головы дракона на носу корабля была установлена голова черепахи высотой 3 чхок (96 см.) и длиной 4 чхок 3 чхон (1,38 м.), в которой был установлен механизм, предназначенный для распыления дыма от сгорающей серы.
  • По каждому борту имеется 22 орудийных порта и 12 люков. На верхней палубе имеется еще 24 порта. Над кораблем поднят флаг с иероглифом Кви (черепаха).
  • Внутри корабля имеется 24 отсека – 2 из них используются в качестве трюмов для хранения металлических изделий, 3 – в качестве корабельного арсенала, а остальные служат кубриками для команды.
  • В верхней части кобуксона располагаются еще 2 каюты – для капитана и офицеров.
  • С каждого борта имеется по 10 весел, мачты убираются в проход, оставленный на верхней палубе.
  • Верхняя палуба обшивалась металлическими листами с остриями, предназначенными для предотвращения высадки абордажной команды с вражеского судна.

Амстердамский бургомистр Николас Корнелиус Витсен приводит также сведения о корейских кораблях, записанных им со слов голландцев, вернувшихся из корейского плена, куда они попали в результате крушения йота «Спервер» в 1653 г. Однако непонятно, насколько эти сведения можно отнести к кобуксонам: «Корейские корабли прочнее (японских – прим. авт.) и сделаны из дерева лучшего качества (в 1652 г. свидетельствуют наши нидерландцы, бывшие там в плену, что корабли были построены очень легкими)… В Корее делают джонки с двумя палубами и 20-24 веслами. За каждым веслом 5-6 гребцов. Команда джонки состоит из 200-300 человек – солдат и гребцов. На джонке несколько небольших железных пушек и много огнестрельного оружия… Корабли у них сзади плоские, а корма и нос несколько выше подняты над водой. Они могут употреблять и весла, когда плывут под парусами и спасаются от иноземных пушек. Они боятся, да им и не позволено без разрешения уплывать далеко от берега. И корабли их непригодны для этого, они построены очень легко, почти без железа, даже якорь из дерева. Корабли плавают, главным образом, в Китай»33.

Некоторые из сведений Витсена можно счесть отражающими конструктивные особенности кобуксона (2 палубы, 20 весел, 5 гребцов на весло, небольшое количество пушек), но остальные могут быть отнесены и к кораблям других типов.


Библиография.


1. Первоисточники:

1. «Иджо силлок» (Хроника правления династии И)

2. И Сунсин «Нанджун ильги» (Дневник во время смуты), 15692-1598.

3. «И Чхунму-гон чонсо» (полное собрание документов из архива И Сунсина, князя Верного и Воинственного), 1795.

4. Син Ню «Пукчоннок» (Записки о карательном походе на Север), 1658.


2. На русском языке:

1. Ванин Ю.В. «Экономическое развитие Кореи в XVII-XVIII веках», М, «Наука», 1968

2. Витсен Николас Корнелиус «Северная и Восточная Татария», Издание Фонда имени Исаака Массы, готовится к печати.

3. Воробьев М.В. «Очерки истории Кореи», СПб, «Петербургское востоковедение», 2002

4. «История стран Азии и Африки в Средние Века», М, изд-во МГУ, 1968, гл. 3 «Корея в позднее средневековье», автор М.Н. Пак

5. Тёрнбулл С. «Самураи. Военная история», СПб, «Евразия», 1999


3. На корейском языке:

1. Ким Джэгын «Чосон ванджо кунсон ёнгу» (Исследование боевых судов периода Чосон), Сеул, «Ильджогак», 1991.

2. О Бунгын «Чосон сугунса» (История флота периода Чосон), Сеул, «Хангук мунхваса», 1998.

3. Пан Санхён «Чосон чхоги сугун чедо» (Флот в начале периода Чосон), Сеул, «Минджок мунхваса», 1991.

4. Син Ню «Пукчоннок» (Записки о карательном походе на Север), Сеул, «Чонхва инсвэ мунхваса», 1980, исследование и перевод на современный корейский язык Пак Тхэгын.

5. «Юккун панмульгван торок» (Собрание Музея Корейской Армии), Сеул, изд-во Корейской Военной Академии, 1996.

6. «Хан минджок чонджэн чхонрон» (Очерки военной истории Кореи), Сеул, «Кёхак ёнгуса», сост. И Джэ и другие, 1988

7. «Хан минджок чонджэн тхонса. Чосон сидэ чонпхён» (Общая история войн корейского народа. Том 1. Период Чосон.), Сеул, «Кукпанъ кунса ёнгусо», 1996, сост. Ю Чэсон.

8. Чха Мунсоп «Чосон сидэ кундже ёнгу» (Исследование военной системы периода Чосон), Сеул, «Тандэ чхульпханбу», 1989.


4. На английском языке:

1. Bak Hae-il: “A Short Note on the Iron-clad Turtle Boats of Admiral Yi Sun-sin," Korea Journal 17:1 (January 1977)

2. Brennecke Jochen: Geschichte der Schiffahrt, Künzelsau 1986 (2nd. ed.)

3. Clark Allen: Admiral Yi Sun-sin and his Turtle Boat Armada(Review), Korea Journal (Sept. 1973)

4. Hawley, Samuel: The Imjin War. Japan's Sixteenth-Century Invasion of Korea and Attempt to Conquer China, The Royal Asiatic Society, Korea Branch, Seoul 2005, ISBN 89-954424-2-5

5. Kim, Zae-Geun: An Outline of Korean Shipbuilding History, Korea Journal, Vol. 29, No. 10 (Oct. 1989)

6. Pak Younhee «Admiral Li Sunshin and his kobukson armada”, Seoul, «Hanjin chulpansa», 1978.

7. Roh Young-koo: "Yi Sun-shin, an Admiral Who Became a Myth", The Review of Korean Studies, Vol. 7, No. 3 (2004)

8. Swope, Kenneth M. Swope: "Crouching Tigers, Secret Weapons: Military Technology Employed During the Sino-Japanese-Korean War, 1592–1598", The Journal of Military History, Vol. 69 (Jan. 2005)

9. Underwood H.H. “Korean boats and ships” Seoul, 1979.


4. Интернет:

1. Для исследования данного историко-культурного феномена а Республике Корея работает Исследовательский Центр «Кобуксон»: 거북선연구원: Keobukseon Research Center

2. Сайт, посвященный И Сунсину и его кобуксонам: Admiral Yi Sun-sin - A Korean Hero.




1. Ённам – общее название южных провинций Кореи – Чолла, Чхунчхон и Кёнсан.

2. Чиновник Налогового ведомства.

3. Один из традиционных для военных флотов Дальнего Востока типов боевых кораблей.

4. Возможен вариант перевода «толстыми пластинами».

5. Чхунму-гон – посмертный титул, присвоенный И Сунсину за заслуги перед отечеством.

6. Использованное в тексте слово чун - это не обязательно пушка. Оружие такого типа – это и ручница, и тяжелый мушкет.

7. Нян – корейская старинная денежная единица. Могла быть медной или серебряной. Если брать нян серебром, то это составляло 37,3 гр. серебра, а медный нян представлял собой его заменитель в связи с малым использованием серебра в денежном обращении внутри Кореи. В этом случае считалось, что 2 нян медных денег равны 1 серебряному нян. 2190 нян – это эквивалент содержания 45 китайских солдат в 1860-е годы в течение 1 года.

8. Корабль флота 3 объединенных южных провинций – Кёнсан, Чолла и Чхунчхон, однопалубный.

9. Корабль флота левой полупровинции Чолла, двухпалубный.

10. Из публикации полного собрания документов И Сунсина «И Чхунму-гон чонсо», осуществленной в 1795 г. по приказу государя Чонджо (1776-1800).

11. 1 чхок – 31 см.

12. 1 чхон – 3,1 см.

13. Тёрнбулл С. «Самураи. Военная история», СПб, «Евразия», 1999, с. 249.

14. Там же, с. 315-316 – о кобуксонах.

15. Маньчжурский полководец Шархуда, командовавший объединенными корейско-цинскими силами.

16. Один из корейских стрелков, получивших ранение в бою накануне.

17. Дульнозарядная пушка европейского образца крупного калибра – 20-40 фунтов.

18. Мэкура-бунэ (букв. «слепой корабль») – японское название кобуксонов.

19. Ошибка Витсена – голландские моряки с йота «Спервер», ставшие первыми европейцами, побывавшими в Корее и вернувшимися оттуда (за исключением нескольких иезуитов, посетивших страну во время Имджинской войны и не оставившие никаких записок о стране), попали в плен к корейцам только в 1653 г. и вернулись через Японию в 1668 г.

20. «Тайпинское восстание 1850-1864 гг. Сборник документов», М, «Издательство Восточной литературы», 1960, док. № 26 «Походный устав армии», перевод Соловьева О.Г., с. 102-105.

21. Возможно, эта глава будет со временем переработана и усовершенствована.

22. Кор. кобук (черепаха) и родовая морфема китайского происхождения сон, входящая с состав наименований различных типов кораблей. На ханмуне (литературном китайском языке, применявшемся в период Чосон в качестве официального) это название должно звучать как квисон.

23. Несмотря на то, что Ли Сунсин был назначен на должность командующего военно-морскими силами левой полупровинции Чолла лишь в 1591 г., он успел проделать гигантскую работу по укреплению корейского флота до начала вторжения японцев в мае 1592 г.

24. См. Ким Джэгын «Чосон ванджо кунсон ёнгу» (Исследование боевых судов периода Чосон), Сеул, «Ильджогак», 1991, с. 133, табл. 4.

25. Тхонъён означает «используемый в флоте трех южных провинций». В настоящее время этот термин служит синонимом «используемый И Сунсином».

26. Мы вынуждены использовать здесь этот византийский термин, поскольку сложно найти ему эквивалент в современной военной терминологии. В обязанности мусана входило воодушевление воинов в ходе битвы. Например, в сражении при Мённян (1597) И Сунсин был вынужден ободрять своих матросов, павших духом после того, как японские корабли окружили немногочисленный корейский флот.

27. Здесь, по всей видимости, имеются в виду специалисты по постановке мачты и управлению парусом.

28. Буквально «якорщики». Это могут быть как специалисты по швартовке судна, так и специалисты по захвату вражеского судна в бою при помощи абордажных крюков саджоку.

29. По нашему мнению, это могли быть не специалисты по стрельбе из обычного лука, поскольку каждый военнослужащий был обязан обучаться стрельбе из лука, независимо от своей специальности, а расчеты многозарядных арбалетов чогальло (кит. чжугэ ну), возможно, активно применявшихся в корейском флоте в бою на близких дистанциях.

30. Абордажная тактика японского флота была явно отсталой по сравнению с принципами боя, использовавшимися в корейском флоте – навязать артиллерийский бой, массированным огнем потопить флагманские корабли и, разорвав строй противника, уничтожить флот врага по частям.

31. Государь Чонджо пытался перенести столицу из Сеула в Сувон и поэтому укреплял армию и флот, т.к. боялся недовольства переносом столицы среди правящего класса, а также негативной реакции со стороны империи Цин, которая могла принять факт переноса столицы за попытку изменить существующий порядок вещей и смену династии в Корее. Ср. перенос столицы в период Чжоу привел к образованию династии Восточная Чжоу, а перенос столицы в периоды Хань, Цзинь, Сун, Юань и Мин – к созданию соответственно Восточной Хань, Восточной Цзинь, Южной Сун, Северной Юань и Южной Мин.

32. Часть досок выдвинуты далеко за транец, образуя своего рода защиту рулевой группы.

33. См. Витсен Николас Корнелиус «Северная и Восточная Татария», Издание Фонда имени Исаака Массы, готовится к печати, с. 49-50, 56.

Публикация:
XLegio © 2012