ХLegio 2.0 / Библиотека источников / Античные писатели о военной технике / Всеобщая история

Всеобщая история

Полибий (Перевод: Ф.Г. Мищенко)

Polybius. Historiae (Πολύβιος. Ιστοριον τα σωζομενα)

Первая книга

 

[...]

 

20. Когда весть об акрагантском деле дошла до римского сената, римляне сильно обрадовались и воспрянули духом. Они не довольствовались уже первоначальными планами, ни спасением мамертинов, (2) ни полученною в этой войне добычею и надеялись даже совершенно очистить остров от карфагенян и тем усилить свое могущество; к этому-то обращались все надежды их и помыслы. (3) Касательно сухопутного войска они видели, что все идет как должно, (4) ибо находили, что Луций Валерий и Тит Отацилий, выбранные после тех консулов, которые завоевали Акрагант, ведут сицилийские дела успешно. (5) Но так как на море неоспоримое господство принадлежало карфагенянам, то вообще в этой борьбе не было перевеса ни на той, ни на другой стороне. (6) Вслед за покорением Акраганта многие материковые города перешли на сторону римлян в страхе перед их сухопутными силами, зато большее еще число городов приморских отложилось от них из страха перед карфагенским флотом. (7) По этой причине перевес в войне, как становилось для них яснее с каждым днем, клонился то на одну, то на другую сторону; кроме того, римляне видели, что Италия подвергается частым опустошениям от карфагенского флота, тогда как Ливия остается совершенно невредимою. Вот почему они решали померяться силами с карфагенянами и на море. Поэтому-то я и остановился подольше на этой войне, (8) дабы выяснить в самом начале, каким образом, когда и по каким причинам римляне впервые вступили на море. (9) Они видели, что война затягивается и истощает их, а потому в первый раз теперь принялись за сооружение судов в числе ста пятипалубных и двадцати трехпалубных1. (10) Но так как для сооружения пятипалубных судов не было опытных строителей, ибо в то время никто в Италии таких судов не употреблял, то предприятие это поставило римлян в большое затруднение. (11) Но здесь-то и можно видеть со всею ясностью величие духа римлян и отвагу в начинаниях. (12) Действительно, не имея средств2 к морской войне не то что значительных, но каких бы то ни было, никогда раньше не помышляя о морских завоеваниях и впервые задумав это теперь, они принялись за дело с такою уверенностью, что решились тотчас, еще до испытания себя, померяться в морской битве с теми самыми карфагенянами, которые со времен предков их неоспоримо владычествовали на море. (13) Подтверждением только что сказанного мною о необычайной отваге римлян может служить следующее: когда они в первый раз задумали переправить свои войска в Мессену, у них не было не только парусных кораблей, но длинных судов вообще и даже ни одной лодки; (14) пятидесятивесельные суда и трехпалубные они взяли у тарантян3 и локров4, а также у элейцев5 и жителей Неаполя6 и на них смело переправили войска. (15) В это время на римлян в проливе напали карфагеняне; один палубный, неприятельский корабль в порыве усердия бросился вперед, очутился на берегу и попал в руки римлян; по образцу его римляне и соорудили весь свой флот, (16) так что очевидно, не будь такого случая, они при своей неопытности не могли бы выполнить задуманное предприятие.

21. Пока одни заняты были возложенным на них сооружением судов, другие собирали команду и на суше обучали ее гребле следующим образом: (2) они посадили людей на берегу на скамьи в том самом порядке, в каком они должны были занимать места для сидения на судах, посередине поставили келевста и приучали их откидываться всех разом назад, притягивая руки к себе, а потом с протянутыми руками наклоняться вперед, начинать и кончать эти движения по команде келевста7. (3) Когда люди были подготовлены, римляне спустили на море едва конченные корабли, а после кратковременных серьезных упражнений суда направились по приказанию консула вдоль Италии. (4) Дело в том, что вождь римского флота Гней Корнелий8 отдал приказ корабельным начальникам плыть по снаряжении кораблей к проливу, а сам с семнадцатью судами за несколько дней раньше пошел в Мессену, чтобы принять необходимые меры к приему флота. (5) Когда представился случай овладеть городом липарян9 с помощью измены, Гней Корнелий слишком легковерно понадеялся на это и, отплыв с помянутыми выше кораблями, пристал к самому городу. Получив известие об этом в Панорме10, (6) военачальник карфагенян Ганнибал отправил сенатора Боодеса с двадцатью кораблями. Подошедши сюда ночью, Боодес запер в гавани флот Гнея. (7) На рассвете команда решилась бежать на сушу, а оробевший Гней не знал, что делать, и сдался неприятелю. (8) Имея в своих руках неприятельские корабли и начальника их, карфагеняне тотчас возвратились к Ганнибалу. (9) Несколько дней спустя, когда несчастие Гнея было еще свежо и памятно, Ганнибал едва не стал жертвою подобной же ошибки. (10) Он слышал, что римский флот, идущий вдоль Италии, уже близко; желая точнее узнать численность и вообще расположение сил неприятеля, Ганнибал пустился в море с пятьюдесятью кораблями. (11) Он обогнул уже оконечность Италии, как столкнулся с неприятельским флотом, который шел в стройном порядке: большую часть своих кораблей он потерял, а с остальными успел бежать, хотя не имел уже никакой надежды на спасение.

22. По прибытии к Сицилии римляне узнали о поражении Гнея, тотчас послали за Гайем Билием11, начальником сухопутных войск, и поджидали его. (2) Вместе с тем они стали готовиться к морскому бою, когда получили весть, что флот неприятельский недалеко. (3) Так как корабли римлян вследствие дурного устройства были неловки в движениях, то на случай битвы придумано было кем-то следующее приспособление, в позднейшее время называвшееся вороном12: (4) на передней части корабля утверждался круглый столб в четыре сажени длиною и в три ладони в поперечнике, с блоком наверху. (5) К столбу прилажена была лестница, подбитая с помощью гвоздей поперечными досками в четыре фута ширины и в шесть сажен длины. (6) В дощатом основании лестницы было продолговатое отверстие, коим лестница и накладывалась на столб в двух саженях от начала ее; по обоим продольным краям лестницы сделаны были перила вышиною до колен. (7) На конце столба прикреплено было нечто наподобие железного заостренного песта с кольцом наверху, так что все вместе походило на орудие хлебопека; (8) через кольцо проходил канат, с помощью которого во время схватки судов ворон поднимался на блоке и опускался на палубу неприятельского корабля спереди или с боков, когда во избежание бокового нападения нужно было повернуть корабль в сторону. (9) Как только вороны пробивали палубные доски и таким образом зацепляли корабли, римляне со всех сторон кидались на неприятельское судно, если сцепившиеся корабли стояли бок о бок; если же корабли сцеплялись носами, тогда воины переправлялась по самому ворону непрерывным рядом по двое. (10) При этом шедшие во главе воины держали щиты перед собою и отражали удары, направляемые с фронта, а следующие за ними опирались краями щитов о перила и тем ограждали себя с боков. (11) Сделав такого рода приспособления, римляне выжидали благоприятного момента для морской битвы.

 

[...]

 

Примечания к I книге

 

1. пятипалубных… трехпалубных, суда в пять рядов и в три ряда весел, один над другим. До I пунической войны римляне употребляли только военные барки и триеры; пентеры, по карфагенскому способу построенные и назначавшиеся исключительно для военных целей, до тех пор и в Италии не строились. [назад к тексту]

2. не имея средств и пр. Все это место о неопытности римлян в морском деле, о том, будто римляне в ту пору первый раз замочили весла и в воде, есть не больше, по словам Моммзена, как детская сказка. "Торговый флот Италии около этого времени должен был быть очень обширен, и в италийских военных кораблях равным образом недостатка не было" (Римская история I, 490 сл. Перев. 1877). Весною 494 г. Р. римляне спустили на море флот, какого до тех пор у них не было. О прежних морских силах римлян см. Моммзен, там же I, 391 сл. Ср. Полиб. III 22 сл. [назад к тексту]

3. у тарантян, жители города Таранта, лат. Tarentum, теп. Tarento, в Тарентском з., что между Бруттием, Луканией и Калабрией. [назад к тексту]

4. ibid. локров, жители Локров Эпизефирских, город в нижней Италии, при мысе Зефирии на южной оконечности Бруттийского полуо-ва, колония локров озольских. [назад к тексту]

5. ibid. элейцев, город Элея, лат. Velia, колония фокеян, в Лукании подле р. Галеса. [назад к тексту]

6. ibid. жителей Неаполя, Неаполь, город в Кампании, на западном склоне Везувия, колония халкидян из Кум. [назад к тексту]

7. келевста, κελευστής, лат. pausarius, или hortator, под флейту которого гребцы ударяли веслами. [назад к тексту]

8. Гней Корнелий Сципион Азина конс. 494 г. Р. = 260 г. до Р. X. вместе с Г. Дуилием, освобожден из карфагенского плена Регулом. [назад к тексту]

9. липарян, город Липара на острове того же имени, самом большом из Липарских о-вов у северного берега Сицилии. [назад к тексту]

10. в Панорме, теп. Palermo, город на северо-западном берегу Сицилии. [назад к тексту]

11. за Гаием Билием, другая форма имени Г. Дуилия, как вм. Duellius говорилось Bellius; ф. Bilios восстановлена из рукоп. λίβιος. [назад к тексту]

12. вороном. Это было подобие абордажного моста, который перебрасывался на неприятельский корабль и благодаря которому римляне обращали морское сражение в сухопутное. Для той же цели служили т. н. железные руки ferrea manus. Описание ворона у Полибия не совсем ясно. [сажень – 1,85 м; фут – 30 см.] [назад к тексту]

Публикация:
Полибий. Всеобщая история. Т. 1, СПб, 1994