ХLegio 2.0 / Армии древности / Войны Античности / Римские войны в Германии (I в. до н.э. – III в. н.э.)

Римские войны в Германии (I в. до н.э. – III в. н.э.)

А.В. Козленко

Ранние греческие, а затем римские авторы не отделяли германцев от кельтов. Этнические процессы, происходившие в III – II вв. до н.э. на территории европейского Барбарика, оставались для них окутанными тайной. Когда оттуда приходили орды завоевателей, никто не мог с уверенностью сказать, кто они и откуда вышли. Так рождались легенды о киммерийцах, народах, обитавших в сумрачных землях у самого входа в обитель мертвых. По созвучию имен с киммерийцами связывали кимвров, в конце II в. до н.э. опустошивших Галлию и в конечном итоге разбитых римским военачальником Г. Марием в сражениях при Аквах Секстиевых и Верцеллах, а также другие народы, населявшие территории между Черным и Балтийским морями. Археологическая культура Центральной и Северной Европы также демонстрирует определенное культурное единство, сложившееся в ходе кельтской экспансии III – II вв. до н.э. В этом мире просто не было места для германцев, как особого народа, отличного своей культурой, языком и общественным устройством. Лишь в конце II в. до н.э. на севере Европы, на границе современной Германии и Польши, складываются Оксывская и Ясторфская культуры, с которыми археологи связывают появление этнического субстрата, вышедшего на историческую арену в качестве германцев. Археологические данные этого времени особенно красноречивы. Могильники заполнены оружием и военным снаряжением. Среди положенных в них вещей встречаются импорты из отдаленных стран: сосуды, украшения, заколки для плащей. Эти памятники однозначно свидетельствуют о военной активности, далеких походах за добычей и службе в качестве наемников.

О германских наемниках в своих Записках подробно рассказывает Г. Юлий Цезарь. Их предводителем был Ариовист, которого около 60 г. до н.э. пригласили к себе на службу галлы. Сначала Ариовист помог секванам победить их традиционных противников эдуев. Затем, почувствовав свою силу, он обратил оружие против своих хозяев. В битве у Магетобриги галлы потерпели тяжелое поражение. В соответствии с условиями мира они должны были уступить германцам часть своей земли, выплатить дань и предоставить заложников. Не осмеливаясь более испытать военное счастье, галлы в 58 г. до н.э. обратились за помощью к римлянам. Цезарь потребовал у Ариовиста вернуть галлам взятых у них заложников и прекратить германские переходы через Рейн. Получив отказ, Цезарь двинулся прямо на Ариовиста и в сражении у современного Мюльхаузена разбил его армию. Множество германцев погибло на поле боя, немногие, в их числе сам Ариовист, спаслись бегством. Чтобы впредь воспрепятствовать германским вторжениям в Галлию, Цезарь дважды, в 57 и 53 гг. до н.э. переходил с армией через Рейн, а также неоднократно предпринимал против германцев акции устрашения, такие, как уничтожение племен узипетов и тенктеров. Тем не менее, в ходе Галльской войны наемные отряды германцев сражались как в армии галлов, так и в армии римлян, оказывая обеим сторонам немалую поддержку своей силой и боевой опытностью.


Рис. 1. Германский воин I - III вв. н.э.

Бонн, музей. Фотография автора.


В результате завоеваний Цезаря старый мир оказался поделен между римлянами и германцами, граница между которыми установилась по Рейну. На левом берегу находились умиротворенные и превращенные в римские провинции галльские территории, на правом берегу, территории свободные от римской власти. Германцев, однако, продолжали притягивать к себе богатые земли Галлии. Время от времени они продолжали осуществлять переходы через Рейн и грабить его левый берег. Против их набегов римляне должны были предпринять серьезные меры. В 38 г. до н.э. римская армия под командованием М. Випсания Агриппы впервые со времен Цезаря снова перешла через Рейн и вела боевые действия на правом берегу реки. В 29 г до н.э. Г. Каррина действовал против свевов, а в 25 г. до н.э. М. Виниций совершил новую экспедицию за Рейн, направленную против сугамбров и их союзников тенктеров. Однако, по всей видимости, этих мер оказалось недостаточно. Уже в 16 г. до н.э. сугамбры вновь вторглись в Галлию и нанесли поражение посланному против них легату М. Лоллию. Среди прочих трофеев в их руки попал орел V легиона. Это поражение, не столь тяжелое, сколь позорное, во многом предопределило направление германской политики Рима на несколько десятилетий вперед.

Считая, что следует раз и навсегда отучить германцев от набегов на римскую провинцию, император Август передал военное командование своему пасынку Д. Друзу, уже успевшему зарекомендовать себя в качестве блестящего полководца в ходе недавней кампании против альпийских племен. Друз приступил к организации широкой наступательной операции за Рейном. С этой целью летом 12 г. до н.э. он создал мощную военную группировку, включавшую, по меньшей мере, пять легионов и примерно равное им по численности количество вспомогательных войск. Застав сугамбров врасплох при переправе через Рейн, Друз нанес противнику поражение и заставил их вернуться обратно. Осенью того же года он предпринял экспедицию к устью Рейна и заключил союзнический договор с жившими здесь батавами и фризами. Римский флот при содействии фризов вышел в океан и совершил разведывательное плавание до устья Везера. В следующем году войска при поддержке флота двинулись вглубь Германии. Воспользовавшись тем, что сугамбры выступили в поход на хаттов, римские войска достигли долины среднего Везера. Жившие здесь херуски изъявили Друзу свою покорность. В 10 г. до н.э. наступление было направлено главным образом против сугамбров и хаттов. Потерпев поражение в открытом бою, они были вынуждены сложить оружие. Маркоманны, соседи хаттов, чтобы избежать нападения римлян, снялись со своих мест и отступили далеко на восток. Теперь вся территория между Рейном и Везером оказалась в подчинении и римляне могли отодвинуть театр боевых действий далее на восток. В 9 г. до н.э. войска вновь проследовали вдоль течения р. Липпе до Везера. Здесь им подчинились свевы, а херуски, избегая столкновения, отступили на восток за Эльбу. Друз также подошел к Эльбе, однако, не став ее переходить, отдал приказ об возвращении. На пути к Рейну произошло еще несколько столкновений, но нигде сопротивление не увенчалось успехом. После внезапной смерти Друза, случившейся вследствие неудачного падения с коня, перелома бедра и начавшейся гангрены, командование войсками перешло к его брату Тиберию. В 8 и 7 гг. до н.э. военные операции на территории между Рейном и Везером продолжались под его руководством. В 5 г. н.э. римские войска, взаимодействуя с флотом, вновь достигли Эльбы и, перейдя на правый берег реки, получили изъявление покорности от живших здесь семнонов.


Увеличить

Рис. 2. Археологические находки с острова батавов, I в. н.э.

Лейден, музей древностей. Фотография автора.


Продвижение римлян вглубь Германии встречало растущее противодействие местных племен, которые заключали друг с другом союзы и коалиции. Особенное значение приобрел союз, созданный царем маркоманнов Марободом. Его власть признали гермундуры, квады, свевы, лугии, жившие на территории от Эльбы до Карпат. Армия Маробода насчитывала 80 тыс. человек пехоты и 4 тыс. всадников. Вначале его власть пользовалась поддержкой римлян, затем могущество Маробода начало внушать опасение. В 6 г. были начаты приготовления к войне. На Верхнем Рейне и на Дунае было сконцентрировано в общей сложности двенадцать легионов. Немедленному началу военной кампании помешало только паннонское восстание. С Марободом был немедленно заключен мир, все имеющиеся в наличии силы, включая германские вспомогательные части, были переброшены в Паннонию. Здесь в 6 – 9 гг. разгорелись тяжелые бои. Повстанцы были многочисленны и дисциплинированы, использовали римское оружие и тактику. Лишь с большим трудом римскому командованию удалось, наконец, справиться сними. Однако, едва в 9 г. был отпразднован триумф, как в Рим пришло известие о катастрофе в Тевтобургском лесу.

Римский военачальник, Пб. Квинктилий Вар попал в ловушку, которую расставили ему германцы. Лидером восставших и главой заговора был вождь херусков Арминий, ранее служивший в римской армии и пользовавшийся абсолютным доверием наместника. Ему удалось заманить римского военачальника в глухую и дикую местность, известную в древности под названием Тевтобургского леса. Здесь римляне были окружены превосходящими силами противника и перебиты. Те, кто не погиб в бою, вслед за Варом поспешили покончить с собой. Спастись удалось лишь немногим. Последствия разгрома были весьма значительны. Погибла целая армия, три легиона, шесть когорт и три алы, были потеряны орлы легионов, оружие и снаряжение. Вместе с тем, эти последствия могли быть еще более тяжелыми, если бы германцы сумели воспользоваться всеми плодами одержанной ими победы. Когда они появились на Рейне, здесь их уже встретили 2 легиона, спешно переброшенные из Галлии. Несколько позже, произведя дополнительный набор в Италии и стянув войска с других участков фронта, Тиберий привел еще 6 легионов. Граница снова была под надежным прикрытием, однако все линии коммуникации за Рейном были потеряны. Хотя в 11 г. римские войска снова переправились на правый берег, где провели три летних месяца, ни о каком возвращении к агрессивной политике прежних лет не могло быть и речи. Единственной целью этого похода была демонстрация силы.


Увеличить

Рис. 3. Меч типа Кессель, I в. н.э.

Лейден, музей древностей. Фотография автора.


Удобный момент для реванша представился после смерти императора Августа. Тиберий отправился в Рим, чтобы унаследовать трон, а во главе рейнской армии был поставлен молодой сын Друза Германик, с именем которого солдаты связывали самые радужные надежды. Начало наступления было положено поздней осенью 14 г. Продвигаясь вверх по Липпе, Германик проник довольно далеко вглубь страны и на обратном пути счастливо избежал засады, уготованной ему племенами бруктеров, узипетов и тубантов. В феврале 15 г. наступление возобновилось. Сам Германик выступил против хаттов, столицу которых Маттий он разрушил, в то время как его легат А. Цецина также успешно действовал против херусков и марсов. Еще до наступления осени Германик предпринял новую большую кампанию на северо-западе, опустошив всю территорию между Эмсом и Липпе. Продвижение римских войск сопровождалось упорным сопротивлением. Арминий развернул активную деятельность по организации совместного отражения римской агрессии. Путем переговоров ему удалось собрать мощную коалицию племен, главную роль в которой играли херуски. В 16 г. он решился дать сражение римской армии на полях Идиставизо, но был разбит, потерял большинство своих воинов и сам лишь случайно избежал смерти. Римские потери были также велики.

Убедившись, что война затягивается, а сопротивление германцев невозможно сломить одним ударом, император Тиберий посоветовал Германику прекратить военные операции и предоставить варваров их собственным раздорам. Этот момент стал переломным в германской политике Империи. Римское наступление на Германию, длящееся уже три десятилетия, было прекращено. Агрессивные устремления в отношении территорий за Рейном сменилась политикой сдерживания. Новая стратегия нашла выражение в отмене главного командования на германском фронте и разделении его на два оборонительных участка: верхнее- и нижнегерманские войска, в образовании новых лагерей легионов с выраженными оборонительными функциями, и, наконец, в планомерном создании рейнской военной зоны. Дальнейшее развитие событий показывает правильность принятого решения. В прошлом общая для всех угроза цементировала разобщенные племена германцев и сдерживала существующие между ними противоречия. Когда непосредственная опасность миновала, эти противоречия немедленно дали знать о себе. Уже через три года оказались устранены наиболее опасные противники Рима: Маробод был изгнан, а Арминий погиб от руки своих соплеменников.


Рис. 4. Битва при Идиставизо.

Диорама, Делфт, военный музей. Фотография автора.


На смену военному давлению пришла дипломатия, на смену военным операциям пограничная война. В 28 г. фризы, выплачивавшие дань римской администрации, возмутились, убили сборщиков дани и осадили римский гарнизон, стоявший в укреплении Флеве. На помощь римский наместник Л. Апроний прислал довольно крупный отряд вспомогательных войск, который снял осаду. Последовавшее за этим вторжение в земли фризов оказалось неудачным. Римские отряды, не согласовывая действий друг с другом, действовали наобум и понесли значительные потери. В 47 г. войну против фризов и их союзников хавков вел Гн. Домиций Карбулон. Вначале римский флот рассеял корабли, на которых варвары грабили галльское побережье, затем военачальник перенес боевые действия на территорию противника. В тот момент, когда римское войско выступало для преследования бегущего неприятеля, прибыло письмо императора Клавдия, предписывавшее немедленно прекратить боевые действия и вернуться в лагеря. В 58 г. фризы, занявшие пустовавшие земли на берегах Рейна и островах в его устье, были внезапно атакованы римской кавалерией, рассеяны и принуждены удалиться. В том же году военные действия велись против ампсивариев и их союзников бруктеров и тенктеров.

Эти войны, больше похожие на военные набеги, не могли существенно изменить ситуацию. Однако, в конце 60-х гг. произошло событие, всколыхнувшее, устоявшееся было равновесие и ставшее катализатором дальнейших изменений. Гражданская война, вспыхнувшая после смерти императора Нерона, непосредственно затронула галльские и германские провинции империи. Зимой 69 г. рейнская армия провозгласила императором Вителлия и выступила в поход на Рим. Гарнизоны в германских лагерях оказались ослаблены. В это время вспыхнуло восстание батавов, вождь которых Юлий Цивилис объявил себя сторонником императора Веспасиана. Восставших поддержали служившие в римской армии батавские вспомогательные когорты и зарейнские германцы: фризы, хавки, бруктеры, тенктеры и канненефаты. С этими силами Цивилис блокировал Ветеру. Когда наместник попытался оказать помощь осажденным, Цивилис сумел ему воспрепятствовать. Весной 70 г. восстание распространилось на территорию Галлии. Треверы окружили остатки легионов в Могонциаке, Новезии и Бонне, и заставили сложить оружие. Получив известие об этих событиях, гарнизон Ветеры, не в силах более выдерживать голод, сдался Цивилису.


Рис. 5. Римский форт в Заальбурге.

Модель, Делфт, военный музей. Фотография автора.


Только после того как гражданская война в Италии завершилась, правительство, наконец, смогло заняться восстанием. Летом 70 г. военачальником германской армии был назначен Кв. Петилий Цериал, один из лучших полководцев империи. В состав его армии вошли легионы с дунайской границы, остатки разбитой армии Вителлия, а также легион, прибывший из Виндониссы. Треверы практически не оказали ему сопротивления. Удовлетворившись казнью зачинщиков мятежа, Цериал устроил в Трире квартиры для своей армии и стал ожидать прибытия подкреплений из соседних провинций. В этот момент Цивилис нанес неожиданный удар. Никем не ожидаемые, его отряды появились перед городом, захватили укрепления и мост через Мозель. Солдаты обратились в бегство, однако Цериал, увидев, что германцы увлеклись грабежом, сумел организовать контратаку и одержал полную победу. Вдоль Рейна римская армия двинулась в Нижнюю Германию. У Ветеры состоялось еще одно сражение, в котором победа вновь досталась римскому полководцу. После того, как осенью того же года Цериал вторгся в область батавов, среди восставших начались раздоры. Цивилис вместе со своими союзниками ушел за Рейн, а его сограждане сдались на милость Рима.

Для императоров династии Флавиев германское направление внешней политики имело первостепенное значение. В наказание за измену и трусость Веспасиан распустил старые германские легионы и набрал новые, количество которых было доведено до восьми. На нижнем Рейне стояли четыре легиона: XXII Primigenia и X Gemina, размещавшиеся в Новиомаге (Нимвеген), VI Victrix в Наиссе (Нейс), XXI Rapax в Бонне. Столько же легионов стояло на Верхнем Рейне: XIV Gemina и I Adiutrix в Могонциаке (Майнц), VIII Augusta в Аргенторате (Страсбург) и XI Claudia в Виндониссе (Виндиш). Положение обеих армий не было одинаковым. Для укреплений Нижней Германии надежной защитой являлся Рейн, течение которого здесь имеет максимальную ширину. По-другому было в Верхней Германии. Здесь в верхнем течении реки находилась область Декуматских полей, клином проходившая между римскими провинциями Верхняя Германия и Реция. Жившие здесь хатты несомненно представляли серьезную опасность для их глубокого тыла. При Веспасиане и, в большей степени, при его сыне Домициане, были предприняты серьезные шаги для разрешения этой проблемы. В 74 г. легат Гн. Пинарий Клемент оттеснил хаттов от Рейна и заложил ряд сторожевых крепостей на его правом берегу и на Неккаре. В 83 г. Домициан начал новое наступление на хаттов, в котором было задействовано семь легионов и большое количество вспомогательных войск. По просекам, проделанным в лесной чаще, войска нанесли удар вглубь территории противника.


Рис. 6. Нападение германцев на укрепленную римскую ферму.

Реконструкция, Бонн. Фотография автора.


Захватив район Тавна, римляне начали здесь большое строительство. Через лес была проложена дорога от Могонциака к Нидде, для защиты которой были выстроены крепости в Хофхейме, Хиддернхейме, Окарбене и Фридберге. В южной части Десятинных полей дороги соединили Роттвайль с крепостями на верхнем Рейне: Аргенторатом и Виндониссой. Таким образом было положено начало знаменитому Германскому лимесу, прикрывшему важный участок границы на наиболее опасном направлении. В 98 г. Траян заложил цепь укреплений от Вёрта на Майне до до Каннштадта. Границу Реции он перенес к северу на линию Гунценгаузена и примкнул у Лёрха к германской линии укреплений. При его преемнике Адриане были сооружены валы и палисады, придавшие лимесу законченный вид. Пограничная линия начиналась у Гённингена. Через долину р. Лана и нижнее течение Эмса она шла на юго-восток до Цугмантеля, где начиналась дорога к Могонциаку. После этого она поворачивала на северо-восток к Тавну. Достигая здесь передовых постов Бюцбаха, она резко сворачивала на юг и далее шла по левому берегу Майна и Неккара до Лёрха. Около 155 г. Антонин Пий передвинул границу с линии Майн - Неккар далее на восток, выстроив цепь пограничных крепостей Валдюрна, Остербуркена, Орингена и Майнхарда. На протяжении 80 км по линии Валлдюрн - Лёрх был возведен 4 - метровый вал с частоколом и ров шириной 6 м и глубиной 3 м. В нескольких километрах от вала на расстоянии 500 – 1000 м. одна от другой располагались кастеллы и наблюдательные башни. В законченном виде система укреплений Германского лимеса представляла собой надежную защиту границы, косвенным признанием качества которой было сокращение общего числа германских легионов. Начиная с середины II в. их количество не превосходило четырех: XXX Ulpia в Ветере (Ксантен) и I Minerva в Бонне составляли гарнизон Верхней, а XXII Primigenia в Могонциаке (Майнц) и VIII Augusta в Аргенторате (Страсбург) – Нижней Германии.

Строительство укреплений и умеренная политика императоров династии Антонинов дали превосходные результаты. На германской границе установилось длительное затишье, а столкновения здесь стали редкостью. Даже в эпоху Маркоманнской войны 166 – 180 гг., охватившей дунайскую границу империи на всем ее протяжении и потрясшей самые основы римского мира, в Германии местные племена продолжали сохранять спокойствие. Лишь в 162 и 171 гг. источники фиксируют волнения среди хаттов, ставшие, в конечном счете, лишь незначительным эпизодом на фоне более масштабных событий. Без всяких потрясений на рейнской границе обошлась смена династии и гражданская война 193 – 197 гг., приведшая к власти Септимия Севера. В то время как новый император ведет войны на восточной границе империи и в Британии, германцы сохраняют мир. Это позволяет привлекать вексилляции рейнских легионов к боевым операциям далеко в стороне от мест их постоянной дислокации. Лишь в 213 г., инспектируя дунайскую границу, сын Севера Каракалла должен был использовать военную силу при разрешении пограничных противоречий между варварами.

Среди племен, которые понесли при этом наказание, перечисляются алеманы. Это имя впервые появляется на страницах истории, но ему еще предстоит обрести в них постоянную прописку. Поздние римские авторы считали алеманов не племенем, а союзом племен, перечисляя при этом народы, входившие в их состав: буцинобантов, ретовариев, бризигавов и лентиензов. Вероятно, часть их относилась к местному населению, а часть была пришельцами, вытолкнутыми к римской границе в результате начавшегося в Центральной Европе процесса переселения племен. Утверждение могущественного союза племен, обладавшего многочисленным боеспособным населением, в непосредственной близости от территории римских провинций не могло не тревожить римское командование. В 213 г. Каракалла отразил исходящую от них угрозу и почти на два десятилетия обеспечил спокойствие на пограничной территории. Однако, в 233 – 234 гг. алеманы вновь начинают совершать набеги на территорию Декуматских полей. В 235 г. войну с ними вел Максимин Фракиец. Под личным командованием императора римская армия глубоко вторглась на территорию противника и вела бои с германцами среди болот и лесов. Снова римское оружие одержало внушительную победу, надолго заставившую варваров уважать неприкосновенность границы. Но, как и в прошлый раз, решительного успеха достичь не удалось, и по прошествии еще двух десятков лет алеманы снова попытали военное счастье, нанеся империи удар, во многих отношениях ставший для нее фатальным.

Публикация:
Германские племена в войнах против Римской империи. Конец I века до нашей эры ― начало III века новой эры. М.: Рейтар, 2007