ХLegio 2.0 / Библиотека источников / Знаменитые осады / Осада Сиракуз, 211 г. до н.э. / Всеобщая история

Всеобщая история


Полибий (Перевод: Ф.Г. Мищенко; И.Н. Веселовский)

Polybius. Historiae (Πολύβιος. Ιστοριον τα σωζομενα)

Первый вариант перевода

 

Восьмая книга

 

[...]

 

51 ...Когда Эпикид и Гиппократ2 завладели Сиракузами, то сами прервали дружбу с римлянами и прочих граждан принудили к тому же. Римляне, раньше еще уведомленные о насильственной смерти сиракузского тирана Гиеронима, выбрали в проконсулы Аппия Клавдия, дали в его распоряжение сухопутное войско, а начальство над флотом возложили на Марка Клавдия. Начальники расположились станом невдалеке от города и решили, что сухопутное войско поведет приступ против города со стороны Гексапил3, а флот против Ахрадины у портика, именуемого Скитским, где стена тянется вдоль моря на собственном основании4. Приготовив навесы5, метательные орудия и все прочее, нужное для осады, римляне надеялись при многочисленности рабочих рук покончить с приготовлениями в течение пяти дней и предупредить неприятеля. Но при этом они не приняли в расчет искусства Архимеда6, не догадались, что иногда дарование одного человека способно сделать больше, чем огромное множество рук7. Теперь они убедились в этом по опыту. Город был достаточно крепок тем уже, что облегающая кругом стена покоилась на высотах и поднимающемся перед городом утесе; к ним трудно подойти даже и тогда, если бы осаждаемые не оказывали никакого сопротивления, за исключением немногих определенных пунктов. Кроме того, помянутый выше Архимед заготовил внутри города, а равно и против нападающих с моря такие средства обороны, что защитникам не предстояло нужды утруждать себя непредусмотренными работами на случай неожиданных способов нападения; у них заранее готово было все к отражению врага на всякие случаи.

6. Итак, Аппий сделал попытку приблизиться с навесами и лестницами к той части стены, которая с востока упирается в Гексапилы, а Марк с шестьюдесятью пятипалубными судами направился против Ахрадины. Находившиеся на каждом судне люди вооружены были луками, пращами и легкими дротиками, чтобы прогнать врага, нападающего со стенных зубцов. Вместе с тем римляне отняли у восьми пятипалубных судов весла, у одних с правой стороны, у других с левой, открытыми стенками связали суда попарно и, действуя веслами только с наружных боков, стали подвозить к городской стене так называемые самбики8. Устройство этого осадного орудия следующее: делается лестница в четыре фута ширины и такой длины, чтобы и при установке9 она достигала верхнего края стены; с обеих сторон ее ограждают и закрывают10 высокими перилами, потом кладут ее наискось11 вдоль соприкасающихся стенок связанных между собой судов, так что лестница выступает далеко за корабельные носы. На вершинах мачт укрепляют блоки с канатами. Когда нужно действовать, канат привязывают к верхнему краю лестницы, и люди, стоящие на корме, тянут его на блоке, а другие, находящиеся на передней части корабля, следят за правильным подъемом лестницы и подпирают ее шестами12. Наконец, при помощи гребцов, размещенных по обеим наружным сторонам, римляне подходят с кораблями к суше и стараются только что описанное сооружение приладить к стене. На вершине лестницы находится доска, с трех сторон огороженная плетнем; на ней стоят четыре человека, которые и ведут борьбу с неприятелем, находящимся на зубцах стены и мешающим установке самбики13. Как только лестница установлена так, что эти четыре воина возвышаются над стеной, боковые стенки плетня снимаются, и воины тотчас с двух сторон взбираются на зубцы или башни; прочие товарищи их следуют за ними по самбике, надежно прикрепленной канатами к обоим кораблям. Сооружение это не без основания получило такое название: когда машина поднята, то корабль в соединении с лестницей напоминает по виду самбику14.

7. Итак, по изготовлении самбики римляне решились подойти к башням. Однако Архимед соорудил машины приспособительно к метанию снарядов на любое расстояние15. Так, если неприятель подплывал издали, Архимед поражал его из дальнобойных камнеметальниц16 тяжелыми снарядами или стрелами и повергал в трудное беспомощное положение. Если же снаряды начинали лететь поверх неприятеля, Архимед употреблял в дело меньшие машины, каждый раз сообразуясь с расстоянием, и наводил на римлян такой ужас, что они никак не решались идти на приступ или приблизиться к городу на судах. Наконец Марк, раздосадованный неудачами, вынужден был сделать еще попытку — тайком ночью подойти к городу на кораблях. Когда римляне подошли к берегу на расстоянии выстрела, Архимед употребил другое средство, направленное против воинов, сражавшихся с судов, именно: он велел сделать в стене приблизительно на высоте человеческого роста множество отверстий, с наружной стороны имевших в ширину пальца четыре; у отверстий изнутри стены он поставил стрелков и маленькие скорпионы17, через отверстия обстреливал корабельных воинов и тем отнимал у них всякую возможность сделать что-нибудь. Таким образом, далеко ли или близко находился неприятель, Архимед не только разрушал все его планы, но и производил в его рядах большие опустошения. Как только римляне покушались поднять самбики, Архимед приводил машины в боевое состояние по всей стене. Все время они оставались невидимы, но лишь только требовалось употребить их в дело, машины изнутри выдвигались над стеною и простирали свои жерла далеко за зубчатые укрепления. Некоторые машины метали камни весом не менее десяти талантов18, другие выбрасывали груды свинца. Каждый раз, как только самбики приближались, жерла Архимедовых машин отклонялись вместе с подставкою19 вправо или влево, смотря по надобности, и при помощи задвижки20 метали камни в неприятельское сооружение. Вследствие этого не только ломалась машина римлян, но и корабль, и находившиеся на нем солдаты подвергались большой опасности.

8. Некоторые машины отражали нападения неприятеля, защищенного и прикрытого плетнем от стрел, выпускаемых через отверстия в стену; тогда бросаемые камни соответствующей тяжести прогоняли с передних частей корабля нападающих римлян. Кроме того, с машины спускалась прикрепленная к цепи железная лапа21; управлявший жерлом машины захватывал этой лапой нос корабля в каком-нибудь месте и потом внутри стены опускал нижний конец машины. Когда нос судна был таким образом поднят и судно поставлено отвесно на корму, основание машины утверждалось неподвижно, а лапа и цепь при помощи веревки отделялись от машины. Вследствие этого некоторые суда ложились набок, другие совсем опрокидывались, третьи, большинство, от падения на них передних частей с значительной высоты погружались в море, наполнялись водой и приходили в расстройство. Изобретательность Архимеда приводила Марка в отчаяние; с прискорбием он видел, как осажденные глумятся над его усилиями и какие они причиняют ему потери. Однако подшучивая над своим положением, Марцелл говорил, что Архимед угощает его корабли морской водой, а его самбики как бы с позором прогнаны с попойки палочными ударами. Так кончилась осада сиракузян с моря.

9. Аппий с войском очутился в столь же трудном положении и потому совсем отказался от приступа. И действительно, находясь еще на далеком расстоянии от города, римляне сильно терпели от камнеметальниц и катапульт22, из коих были обстреливаемы; ибо сиракузяне имели в запасе множество метательных орудий превосходных и метких. Оно и понятно, так как Гиерон дал средства на них, а Архимед изобрел машины и мастерски исполнил их. Итак, когда римляне приближались к городу, часть их была непрерывно обстреливаема через отверстия в стене, о чем сказано выше23, терпела урон и не могла продолжать наступления, другие, рассчитывавшие пробиться вперед силою и огражденные плетенками, гибли под ударами камней и бревен, падавших сверху. Много бед причиняли сиракузяне римлянам и теми лапами при машинах, о коих я говорил раньше24: лапы поднимали воинов в полном вооружении и кидали их оземь. Наконец Аппий с товарищами возвратился в стоянку, устроил совещание с трибунами, на котором и принято было единогласное решение испытать всевозможные иные средства, но отказаться от надежды взять Сиракузы приступом; согласно принятому решению они и действовали. Так, в течение восьми месяцев римляне оставались под стенами города, и не было такой уловки или отважного дела, перед которыми они остановились, но ни разу уже не осмеливались идти на приступ. Такова чудесная сила одного человека, одного дарования, умело направленного на какое-либо дело25. Вот и теперь: располагая столь значительными силами сухопутными и морскими, римляне могли бы быстро овладеть городом, если бы кто-либо изъял из среды сиракузян одного старца. Но так как этот один был среди сиракузян, они не дерзали нападать на город или, по крайней мере, употреблять те способы нападения, отразить которые Архимед был в силах. Полагая, что осажденные при своем многолюдстве вернее всего могут быть вынуждены к сдаче голодом, римляне решили этим способом добиваться цели и потому, пользуясь флотом и сухопутным войском, задерживали подвоз припасов в город морем и сушею. Но вместе с тем римские военачальники26 не желали понапрасну тратить время под Сиракузами и с целью извлечь из своего пребывания в Сицилии какую-либо выгоду вне этого города разделили войска между собою, причем Аппий с двумя третями их продолжал осаду города, а Марк с остальною третью ходил войною на сицилийцев, действовавших заодно с карфагенянами (Сокращение, Герон, Об осадах. Свида).

 

Примечания к VIII книге

 

1. отрывок об осаде Сиракуз впервые издан Казобоном (р. 1031) из сочинения анонимного военного писателя, обыкновенно именуемого Героном из Византии, De obsidione repellenda (πως χρ τν πολιορκουμένης πόλεως στρατηγν ντιτάσσεσθαι). Отрывок начинался иными словами, чем в издании Гульча, именно: τν ‛Ρωμαίων πολιορκούντων τν Συράκουσαν ’Άππιος δ’ ν γεμν κτλ.; у Казобона отрывок кончался первыми словами § 5 нашей 5-й главы προειρημένος νήρ. Гронов (1670 г.) в своем издании пополнил этот отрывок по тем же рукописям, но, опуская первые слова, начинал так: Извлечение из Герона вошло целиком в издание Тевено Veter. Mathetn. opera. Paris, 1693, р. 326. Наши главы 61—96 содержатся и в так называемом сокращении, в ватиканском списке Урбина. Швейггейзер восстановил начало отрывка из Свиды под словом ργον, где Полибию приписываются слова: ο δ ‛Ρωμαΐοι πολιορκοΰντες τος Συρακουσίους, ργον εχονττο и далее ’Άππιος δ’ γ γεμν κτλ. Таково чтение нашего отрывка еще в издании Л. Диндорфа (1866). Рассказ Полибия об осаде Сиракуз в другой редакции, в той, в какой он вошел в главу об осадах городов (περ πολιορκιν) хрестоматии Константина, издан впервые Вешером по афонской, теперь парижской рукописи, средняя часть коей, где находится и наш отрывок, принадлежит Х веку (Poliorcétique des Grecs. Paris, 1867, р. IV. XV—XXIV. 321—328); дополненный примечаниями и сличением рассказов Полибия и Ливия об осаде Сиракуз, отрывок издан Вешером вторично: Fragments inedits de Polybe relatifs an siege de Syracuse (Revue Archeologique. XIX. 1869, р. 50—60. 124—130). По изданию Вешера Диндорф прибавил конец отрывка в IV т. своего издания 1868, Addenda, p. 146—147. Таким образом, рассказ Полибия, соответствующий Ливию XXIV 29 cл. XXV 23—31, восстановляется по Герону, древнему сокращению, отрывку из хрестоматии Константина и из Свиды. Существенное разногласие между Ливием и Полибием касается М. Клавдия Марцелла и Аппия Клавдия Пульхра. У Ливия, согласно с древним сокращением и с Плутархом (Marcellus), флотом командует Марцелл, тогда как в афонской рукописи флотом командует Аппий, а сухопутным войском Марцелл. [назад к тексту]

2. Эпикид и Гиппократ. Per hos juncta societas Hannibali ac Syracusano tyranno. Liv. XXIV 6. Умерщвление Гиеронима (215 г. до Р. X.) рассказано с драматическими подробностями Ливием XXIV 7. В другом месте Ливий говорит: Romani, quum bellum nequaquam contemnendum in Sicilia oriretur, morsque tyranni duces magis impigros dedisset Syracusanis quam causam aut animos mutasset, М. Marcello alteri consulum eam provinciam decernunt ... Appius naves ad ostium portus habere coepit. XXIV 21—27. [назад к тексту]

3. Гексапил, северные или северо-западные ворота, ведущие к Мегарам и Леонтинам. Северный город, лежавший на материке, назывался собственно Сиракузами; он соединялся мостом с древним, островным городом на Ортигии. Восточное предместье Сиракуз на известковом плоскогорье называлось Ахрадиною; оно присоединено было к городу Гелоном и обведено громадной стеной, выдерживавшей нападения афинского войска (414 г.) и римского (212 г.). [назад к тексту]

4. ibid. на собственном основании π’ ατς τς κρηπΐδος, только на своем основании, не опираясь на скалу, где не мог бы быть подведен подкоп. [назад к тексту]

5. навесы γέρρα vineae, общий термин для сооружений, которые укрывали осаждающих от метательных снарядов и стрел из осажденного города. Это — род подвижного деревянного шалаша на катках или колесах, который покрывали плетением из ивовых прутьев, бычьими кожами и т. п. Liv. V 7. X 34. XXI 61 и др. Tacit. Hist. II 21. III 20 и проч. [назад к тексту]

6. ibid. Архимеда, величайшего математика древности, уроженца Сиракуз (287—212 гг. до Р. X.). Убит при взятии Сиракуз Марцеллом. Liv. XXV 31. Plut. Marcell. 19. Главное издание его сочинений Гейберга (1880, 3 тома). [назад к тексту]

7. I 35 4 прим. [назад к тексту]

8. самбики, или самбуки, sambuca. Вешер (Poliorcétique, р. 60 прим.) считает подлинною форму σανδύκη. У Полибия чуть ли не древнейшее упоминание этого осадного орудия. Более обстоятельное, хотя гораздо менее ясное описание орудия, сделанного колофонцем Дамием, дает Битон с рисунком (Wescher, о. с. р. 57—61). Афиней полагает, что устройство его хорошо известно всякому, и потому не дает никаких пояснений: α δ κ τν πλοίων μηχανα, ς τινες σαμβύκας προσαγορεύουσιν, οκ χουσι τι ξιον γραφς δι τ πσιν ατς εγνώστου εναι. Wescher, р. 27. Ср. Apollodor. ibid. р. 169. LXIX. Ср. V 37 10 прим. Краткие описания осадных машин и других сооружений с рисунками даны Антони Dictionnaire des antiquités romaines et grecques. Paris, 1861. Самбики — лестницы футов в 60 длины, употреблялись при осаде городов как с суши, так и с моря. Они поднимались с помощью веревок на блоках, укрепленных на верхних концах мачт. [назад к тексту]

9. и при установке ξ ποβάσεως, собств. от места подъема по лестнице, от того места, на которое лестница упирается нижним концом и которое несколько удалено от основания стены. Швейггейзер толкует так: altitudinem scalae non solum eam fuisse, ut per se murum aequaret; sed tantam, ut postquam ex consentaneo a basi muri intervallo inferne insistens erecta fuisset ad scandendum, et ad murum fuisset adplicita, tunc aequaret muri altitudinem. [назад к тексту]

10. ibid. ограждают и закрывают δρυφακτώσαντες κα σκεπάσαντες. Свида объясняет сл. δρύφακτος: ξύλινοι θώρακες, κιγκλίδες, περιφράγματα, отсюда Швейггейзер: δρυφακτόω sepire, concellare огораживать, замыкать. [назад к тексту]

11. ibid. наискось πλαγίαν. Швейггейзер переводит e transverse в том смысле, что лестницу клали поперек досок, образовавших палубы соединенных судов, следовательно, вдоль кораблей. Вернее, нам кажется, πλαγίαν понимать так, как мы переводим. [назад к тексту]

12. следят ... шестами. Один конец веревки прикреплялся к верхнему краю лестницы, другой проходил по блоку, укрепленному на вершине мачты, и лестница поднималась или опускалась, когда тянули за нижний конец веревки. Находившиеся на носу люди должны были следить за тем, чтобы лестница установлена была правильно, в надлежащем расстоянии от стены и в уровень со стеною. [назад к тексту]

13. самбику, музыкальный инструмент. Почти то же самое свидетельствует Афиней (XIV 8, р. 634): ταν ξαρθ (τ ργανον πολιορκητικν, τ π δύο νεν πρασαγόμενον τοΐς τν ναντίων τείχεσι, καλεΐται σαμβύκη) γίνεται σχμα νες κα κλίμακος νοποιούμενον μοιον τ τς σαμβύκης. [назад к тексту]

14. V 37 10 прим. [назад к тексту]

15. на любое расстояние πρς παν μβελς διάστημα intra teli jactum. Швейгг. [назад к тексту]

16. ibid. камнеметальниц λιθοβόλοις (или πετροβόλοι) balista, для тяжелых снарядов, весивших иногда до 300 фунтов и более. Машина состояла из рычага с желобом на конце для помещения метательного снаряда. Нижний конец рычага упирался в туго натянутые тетивы, которые прикреплялись к станку; желоб опускался и поднимался посредством веревок, намотанных на горизонтальный ворот. Другие метательные орудия καταπέλται ξυβελεΐς catapulta, для метания целых пуков стрел. Стрелы помещались в желобе, прикрепленном к станку. Два деревянных рычага (κεραία), вложенные в тетивы, соединялись сзади третьей, туго натянутой тетивой; за отпущением этой тетивы следовало выбрасывание снаряда из желоба, или жерла. Тетива натягивалась крючком или веревкою. Римляне впервые познакомились с разрушительным действием этих орудий при осаде Сиракуз. Н. Droysen, Gr. Kriegsalterthüm. 187 сл. (Hermann’s Lehrb. der gr. Antiquitäten. II B. Freib. 1889). [назад к тексту]

17. скорпионы σκορπίδια, нечто вроде самострелов или ручных камнеметальниц (manubalistae), как называет их Вегеций (IV 22). Название их он объясняет так: quod parvis subtilibusque spicutis inferant mortem. О скорпионах упоминает и Ливий XXVI 47. Ср. Droysen, о. с. 191 сл. [назад к тексту]

18. 262 кг. [назад к тексту]

19. с подставкою καρχησί (περιαγόμεναι), которая находилась у верхнего конца мачты и поворачивалась вправо или влево вместе с помещавшимся на ней жерлом метательного орудия. Н. Droysen, о. с. 196 сл. [назад к тексту]

20. ibid. при помощи задвижки διά τίνος σχαστηρίας. Подробное описание машины у Герона (Wescher, Poliorcétique, 74—81) показывает, что задвижка (или язычок) удерживала нажиматель (χείρ) от падения на выбрасываемый снаряд. Когда снаряд нужно было выпустить, язычок отодвигался в сторону, нажиматель падал, тетива опускалась и снаряд вылетал из орудия. σχαστήρια от σχάζειν laxare, remittere, solvere. [назад к тексту]

21. железная лапа χερ σιδηρ, впервые упоминается на сиракузских кораблях в 425 г. Фукидидом (IV 25); от сиракузян перенял машину Никий (id. VII 65 сл). [назад к тексту]

22. камнеметальниц и катапульт τοίς τε πετροβόλοις κα καταπέλταις balistis et catapultis. . Первые назначались для метания камней и иных тяжестей, вторые для метания стрел; первые у Герона называются εθύτονοι, вторые — παλίντονοι. Происходят ли названия обеих машин от того, что в баллистах помещение для снаряда находилось под острым углом к станку, а в катапультах было параллельно ему, трудно решить окончательно. У эллинов осадные орудия получают большое значение только с Македонской эпохи. Rüstow и. Köchly. Geschichte des gr. Kriegswesens. 1852. 378—405. Н. Droysen о. с. 187—207. [назад к тексту]

23. 7 6 [назад к тексту]

24. 8 3 [назад к тексту]

25. Ср. 5 3 [назад к тексту]

26. военачальники. Взятие Сиракуз рассказано в VIII 37. [назад к тексту]

 


 

Второй вариант перевода

 

Книга VIII

 

[...]

 

Римляне, заготовив плетеные щиты, снаряды и все остальное для осады города, надеялись благодаря своей многочисленности в течение пяти дней подавить противника военным снаряжением, не учтя силы Архимеда и не предвидя, что могут быть обстоятельства, при которых одна душа совершит больше, чем любое множество рук. Но им пришлось убедиться в этом на деле. Город был хорошо укреплен, так как его окружала расположенная на возвышенных местах стена и перед ним лежала гряда, так что если бы даже никто не препятствовал, подойти было бы нелегко, кроме как в нескольких ограниченных местах; а названный муж создал в городе такие сооружения, направленные также и против наступающего с моря,, что обороняющимся не приходилось хлопотать в момент опасности: у них был готов ответ на все, что предпринимали противники.

Аппий, заготовив плетеные щиты и лестницы, решил подойти с ними к части стены, примыкающей с востока к Гексапилам. 27

И вот они с таким снаряжением замышляли подойти к городским башням. А названный муж, приготовивший орудия для обстрела с любого расстояния, пока враги подплывали издали, поражал их более мощными и крупными камнеметами и стрелами, доводя до полной растерянности и беспомощности, а когда орудия оказывались слишком дальнобойными, пользовался меньшими, все время учитывая существующее в данный момент расстояние, и привел противников в такое замешательство, что вовсе прекратил их наступление и приближение кораблей, пока раздраженный Марк не был вынужден ночью тайно подойти к берегу. Когда корабли находились близ берега внутри линии обстрела, у Архимеда снова было приготовлено приспособление против сражающихся с кораблей. Он покрыл всю стену до высоты человеческого роста отверстиями, имевшими с внешней стороны величину ладони; поставив внутри стены лучников и малые метательные орудия и ведя обстрел через эти отверстия, он подавил действия морской пехоты. Таким образом он не только лишил возможности нападения неприятелей, как находящихся вдали, так и подошедших близко, но и истребил большую часть из них. Когда же они пытались поднять самбуки, то оказалось, что он приготовил вдоль всей стены орудия, которые до поры оставались незаметными, а когда возникла в них надобность, они поднимались из-за стены в выдвигали далеко вперед под бруствером свои краны: из них одни несли камни не менее десяти талантов весом, другие - свинцовые грузы. И вот, когда самбуки приближались, то краны, передвигаемые по мере надобности канатом, при помощи особого спуска сбрасывали на машину камень; от этого не только ломалась самая машина, но подвергался опасности и весь корабль и те, кто на нем находился.

Некоторые из сооружений бросали камни, предназначенные для того, чтобы обратить в бегство находящихся в носовой части корабля, когда они приближались под прикрытием плетеных щитов, обезопасив себя таким образом от ранения несущимися сквозь стену стрелами; в то же время они спускали железную руку, связанную из цепи, при помощи которой тот, кто управлял краном, ухватывался за нос корабля, а затем отводил эту машину внутрь стены. Поднимая нос корабля, он ставил его прямо на корму, а затем укреплял пяту машины в неподвижном положении, а руку и цепь выбрасывал из машины при помощи особого спуска. От этого одни корабли падали на бок, другие совсем переворачивались, а большая часть, погрузившись в воду, после того как нос был брошен с высоты, наполнялись водой и смятением. Марк, пораженный ответными мерами Архимеда и видя, что находящиеся в городе с уроном для него и с насмешками отражают его атаки, был удручен ходом дел, но все же подшучивая над собственными неудачами, сказал, что Архимед черпает воду из моря его кораблями, как вино - кубками, а самбуки высечены и позорно изгнаны, как клятвопреступники. Таков был конец осады с моря.

Войска Аппия, попав в такие же затруднения, отказались от атаки. Еще когда они находились на далеком расстоянии, их истребляли удары камнеметов и катапульт, так как запас снарядов у осажденных был превосходен и по количеству и по силе: ведь хозяином этих орудий был Гиерон, а строителем и создателем изобретений - Архимед. А когда они приблизились к городу, то одним не позволяли подойти упомянутые выше бойницы в стене, все время причинявшие им ущерб; другие же, несшие плетеные щиты, гибли от ударов камней и досок, падавших им на головы. Немало вреда причиняли им и механические руки, о которых я говорил выше: они бросали людей, выхватывая их вместе с доспехами. Наконец, действовавшие под командой Аппия отступили в лагерь и на совещании с военными трибунами единодушно решили испытать, для того чтобы взять Сиракузы, все средства, кроме штурма. Так они и сделали: осаждая город в течение восьми месяцев, они не упустили ни одной военной хитрости и ни одного приема, но предпринять попытку штурма более не решались. Так, в иных обстоятельствах один человек и одна душа, надлежащим образом одаренная, оказывается чем-то великим и удивительным. Имея такие силы, и морские и сухопутные, римляне могли надеяться сразу овладеть городом, если бы кто-нибудь отнял у сиракузян одного старика; а пока он оставался, не решались и напасть таким способом, против которого мог защищаться Архимед. Решив, что осажденные, ввиду своей многочисленности, скорее всего должны будут подчиниться им из-за нужды в продовольствии, они действовали в соответствии с этой надеждой и кораблями отрезали помощь с моря, а пешими войсками - с суши.

 

Примечания

 

27. Северные ворота Сиракуз. [назад к тексту]

Публикация:
Полибий. Всеобщая история. Т. 2, СПб, 1997; Архимед. Сочинения. М., 1962