ХLegio 2.0 / Библиотека источников / Стратегемы (военные хитрости) / Стратегемы (военные хитрости). Книга первая

Стратегемы (военные хитрости). Книга первая


Секст Юлий Фронтин (Перевод: А. Ранович)

Sextus Julius Frontinus. Strategemata

В числе других, интересующихся знанием военного дела, и я занялся его изучением. Достигнув, как мне кажется, достаточных успехов в этом начинании, поскольку это зависело от моего усердия, я полагаю, что проведенная мною до сих пор работа обязывает меня суммировать в кратких записях искусные деяния полководцев, которые греки охватывают одним названием – στρατηγήματα. Благодаря этому полководцы получат в свое распоряжение образцы продуманности и прозорливости, которыми будет питаться их собственная способность самим придумывать и создавать подобные военные планы; кроме того, сравнение с уже проверенным опытом позволит не бояться последствий новых замыслов.

Я прекрасно знаю и не отрицаю того, что, с одной стороны, историки в своих изысканиях уже касались и этого вопроса, а с другой стороны, все более или менее примечательное так или иначе опубликовано писателями. Но, я думаю, людям занятым надо оказывать помощь скорую. Ведь было бы долго прослеживать отдельные факты, рассеянные в огромном своде исторических трудов. А те, кто составили извлечения достопримечательного, приводят читателя в смятение нагромождением фактов. Мы усердно приложим старания к тому, чтобы по требованию момента нужный материал оказался под рукой. Обозрев все виды военных хитростей, я составил как бы план распределения их по типам. А чтобы изложение было возможно более четким применительно к разнообразию фактов, я их распределил по трем книгам. В первой будут даны примеры, подходящие к тому моменту, когда сражение еще не завязалось, во второй – примеры, относящиеся к сражению и достигнутому в результате миру; третья книга будет содержать στρατηγήματα, при наложении и снятии осады. Затем я к каждому роду фактов отнес соответствующие виды.

Я заранее не без основания прошу снисходительности к этому моему труду. Пусть не упрекнет меня в небрежности читатель, обнаружив, что я пропустил какой-либо пример: кому под силу пересмотреть все памятники, дошедшие до нас на обоих языках? А многое я сознательно позволил себе опустить; что я поступил так не без причины, поймет всякий, кто прочтет произведения других авторов, ставивших себе ту же задачу. Впрочем, каждый раздел легко дополнить; а поскольку я за этот труд, как и за прочие, взялся не ради снискания похвал, а скорее для общественной пользы, то если кто дополнит в чем-либо мой труд, я буду считать, что он мне помогает, а не критикует меня.

Если найдутся читатели, которым эти свитки придутся по сердцу, пусть они имеют в виду, что στρατηγικά и στρατηγήματα, хотя и очень сходны, различаются между собой. Все, что полководец совершает по заранее обдуманному плану, надлежащим образом, со всей официальностью и постоянством, это будет считаться στρατηγικά(стратегия), а если это лишь по видимости так, то это – στρατηγήματα. Сила этих последних, заключающаяся в искусности и ловкости, полезна и при обороне и при наступлении. Блестящие результаты здесь давали также речи, поэтому мы даем образцы и деяний и речей.

Типы поучительных для полководца примеров, касающихся поведения до начала боя:

 

I. Как скрыть свои планы.

II. Разведывание планов неприятеля.

III. Создание условий для войны.

IV. Как провести войско через места, угрожаемые неприятелем.

V. Как выбраться из самых трудных позиций.

VI. О засадах в пути.

VII. Как скрыть или восполнить недостаток снаряжения.

VIII. Как распылять силы неприятеля.

IX. Как успокоить солдатский мятеж.

X. Как сдержать несвоевременный порыв к битве.

XI. Как создать боевое настроение в войске.

XII. Как рассеять страх, внушенный солдатам неблагоприятными предзнаменованиями.

 

 

I. Как скрыть свои планы

 

1. М. Порций Катон считал, что покоренные им города Испании со временем снова возьмутся за оружие, полагаясь на свои укрепления. Поэтому он написал каждому городу в отдельности, чтобы они срыли укрепления, угрожая войной, если распоряжение не будет выполнено немедленно. Эти письма он приказал вручить всем городам в один и тот же день. Каждый город думал, что приказ относится только к нему. Если бы стало известно, что такое же распоряжение дано всем, мог бы возникнуть заговор о сопротивлении.

2. Гимилькон, вождь пунийцев, желая привести свой флот в Сицилию неожиданно, не сообщил, куда направляется, а вручил всем командирам запечатанные таблички, где указан был маршрут, и приказал, чтобы никто не вскрыл табличек, если только корабль не будет отогнан бурей от курса флагманского корабля.

3. Г. Лелий, отправляясь послом к Сифаку, взял с собой разведчиков под видом рабов и служителей. Среди них был Л. Статорий, который не раз бывал в этом лагере, и кое-кто из неприятелей, по-видимому, узнал его. Чтобы скрыть его действительное общественное положение, Лелий избил его палками, как раба.

4. Тарквиний Гордый отец, решив убить главарей габинов, но не желая никому доверить свое намерение, ничего не ответил вестнику, которого по этому поводу прислал к нему сын; только, гуляя по саду, он прутиком отсекал головки наиболее возвышающихся маков. Вестник, вернувшись без ответа, рассказал молодому Тарквинию, что у него на глазах проделал отец. Тот понял, что так надо поступить с выдающимися габинами.

5. Г. Цезарь, считая лояльность александрийцев сомнительной, с притворной беспечностью занялся осмотром города и построек и предавался довольно разгульным пиршествам, желая создать впечатление, что он, по примеру александрийцев, пленен прелестью местности и прожигает жизнь. А тем временем, притворяясь таким образом, он подтянул подкрепления и захватил Египет.

6. Вентидий во время Парфянской войны против царя Пакора, прекрасно зная, что некий Фарней, родом киррестиец, из тех, кто сказался другом, доносит парфянам все, что делается у римлян, обратил вероломство варвара себе на пользу. Он выражал притворно опасения по поводу того, чего больше всего хотел, а чего боялся, того будто бы желал. Беспокоясь о том, как бы парфяне не перешли Евфрат, прежде чем подоспеют легионы, которые были у него за Тавром в Каппадокии, он повел настойчивые разговоры с предателем, чтобы тот под видом обычного вероломства посоветовал парфянам переправить войско у Зевгмы, где и путь короче всего и Евфрат стекает по низкому руслу; если они пойдут этим путем, уверял он, он использует выгоды холмистой местности, чтобы увернуться от стрелков; но он опасается худшего, если они продвинутся ниже по открытому полю. Введенные в обман этим заявлением, варвары повели войско в обход нижней дороги, и пока они строили мосты между более растянутыми и требующими поэтому больше труда берегами и сооружали военные орудия, они потратили больше 40 дней. Этим временем воспользовался Вентидий, чтобы стянуть свои части; получив их за три дня до того, как подошли парфяне, он в бою победил и убил Пакора.

7. Митридат, блокируемый Помпеем, замыслил на следующий день отступление. Чтобы скрыть свое намерение, он произвел фуражировку на более широком пространстве, вплоть до равнин, примыкающих к расположению неприятеля; он также назначил на следующий день аудиенцию многим лицам, чтобы отвлечь подозрение, и распорядился развести по всему лагерю побольше огней: затем, во вторую ночную смену, он вывел свое войско мимо самого неприятельского лагеря.

8. Император Цезарь Домициан Август Германик, желая подавить стоявших под оружием германцев и зная, что они с большей энергией начнут военные действия, если заранее проведают о прибытии столь важного полководца, выставил в качестве цели своей поездки производство переписи в Галлии. Обрушившись, таким образом, войной внезапно, он подавил дикие и необузданные племена и обеспечил спокойствие провинции.

9. Интересы государства требовали, чтобы Клавдий Нерон уничтожил Гасдрубала и его войска раньше, чем он соединится со своим братом Ганнибалом. Нерон решил соединиться со своим коллегой Ливием Салинатором, которому раньше было поручено ведение войны, но в силах которого он не был уверен. При этом Нерон хотел, чтобы Ганнибал, против которого он стоял, не заметил его хода. Поэтому он отобрал десять тысяч храбрейших солдат и предписал оставшимся с ними легатам держать те же караулы и посты, разводить столько же огней и сохранять лагерь в том же виде, так чтобы Ганнибал ничего не заподозрил и не предпринял решительных действий против оставшегося малочисленного войска. Затем, пробравшись скрытыми путями и присоединившись к своему коллеге в Умбрии, он запретил расширить лагерь, чтобы не подать, таким образом, пунийцу вести о своем прибытии; ведь Гасдрубал, конечно, уклонился бы от боя, если бы узнал, что консулы объединили свои силы. Итак, напав с удвоенным войском на ничего не подозревавшего неприятеля, он победил его и раньше, чем об этом могла дойти весть, вернулся к Ганнибалу. Так он одной уловкой обманул бдительность одного из хитрейших пунических полководцев и победил другого.

10. Фемистокл убеждал своих возвести поспешно стены, которые они должны были разрушить по приказу лакедемонян. Послам, прибывшим из Лакедемона для предъявления запроса, Фемистокл ответил, что приедет, чтобы опровергнуть этот слух. И действительно, он прибыл в Лакедемон. Там он оттянул некоторое время, прикидываясь больным, а когда заметил, что его проволочки начали внушать подозрение, стал утверждать, что спартанцам сообщили ложный слух, и попросил послать в Афины нескольких знатных людей проверить сведения об укреплении Афин. А своим он затем тайно написал, чтобы они задержали прибывших, пока работы не будут закончены; тогда он признается лакедемонянам, что Афины укреплены и что их знатные посланцы сумеют вернуться лишь при условии, что его отпустят. Лакедемоняне легко на это согласились, не желая заплатить смертью многих за гибель одного.

[11. Л. Фурий, приведя войско на невыгодную позицию, решил скрыть свою тревогу, чтобы остальные не оробели; понемногу сворачивая, как бы намереваясь совершить далекий обход для нападения на врага, он повернул фронт и вывел невредимым войско, не заметившее, что происходит. ]

12. Метелл Пий в Испании на вопрос, что он намерен сделать завтра, ответил: “Если бы моя туника могла заговорить, я бы ее сжег”.

13. Кто-то осведомился у М. Лициния Красса, когда он собирается сняться с лагеря. Тот ответил: “Ты боишься, что не услышишь сигнала?”

 

II. Разведывание планов неприятеля

 

1. Сципион Африканский, воспользовавшись случаем посылки посольства к Сифаку, приказал отправиться вместе с Лелием под видом рабов трибунам и центурионам, чтобы они разведали силы царя. Чтобы свободнее изучать расположение лагеря, они умышленно упустили коня и, гоняясь будто бы за убегающим, обошли большую часть укреплений. Когда они донесли о виденном, война была завершена сожжением лагеря.

2. Кв. Фабий Максим во время Этрусской войны, когда римским полководцам еще не были известны более тонкие приемы разведки, приказал своему брату Цезону, знавшему этрусский язык, пробраться, переодевшись этруском, в Циминийский лес, куда наши солдаты до того не проникали. Тот так умело и ревностно выполнил задание, что прошел лес насквозь и, обнаружив, что умбры Камерты не враждебны римлянам, подговорил их к союзу.

3. Карфагеняне, заметив, что у Александра столь большие силы, что он стал угрозой и для Африки, приказали одному из граждан, человеку энергичному, по имени Гамилькар Родин, отправиться под видом изгнанника к царю и всеми мерами войти к нему в дружбу. Добившись этого, он сообщил согражданам планы царя.

4. Те же карфагеняне послали людей, которые, пребывая долгое время в Риме под видом послов, перехватывали планы наших.

5. М. Катон в Испании, не имея другого способа проникнуть в планы неприятеля, приказал трем сотням воинов одновременно напасть на неприятельскую заставу, захватить и доставить невредимым в лагерь одного пленника; тот под пыткой сообщил все тайны своих.

6. Консул Г. Марий во время войны с кимврами и тевтонами, чтобы проверить верность галлов и лигуров, послал им письма, где в первой части предписывалось не вскрывать раньше времени внутренней части, которая была запечатана. Затем он до назначенного срока потребовал письма обратно; найдя их распечатанными, он понял, что у них враждебное настроение.

[Есть и другой способ разведки, которым полководцы сами себе добывают сведения без какого-либо помощника извне. Так ]

7. Консул Эмилий Павел во время Этрусской войны, собираясь у города Ветулонии спустить войско на равнину, издали наблюдал множество птиц, поднявшихся из лесу в необычно быстром полете; он сообразил, что там скрывается какая-то засада, так как птицы, во-первых, были встревожены; во-вторых, взлетели сразу во множестве. Он выслал разведчиков и обнаружил, что десять тысяч бойцов угрожают там перехватить римский отряд; направив легионы с другого фланга, чего не ожидали неприятели, он их разбил.

8. Подобным образом Тисамен, сын Ореста, услыхав, что неприятель занимает естественно укрепленный холм, выслал вперед разведчиков, чтобы выяснить обстановку; так как те доносили, что его предположение неверно, он вступил на дорогу; вдруг он увидел, что с подозрительного холма взлетело огромное количество птиц и не садилось вовсе. Он решил, что там скрывается неприятельский отряд; поэтому он повел войско в обход и избежал засады.

9. Гасдрубал, брат Ганнибала, понял, что войска Ливия и Нерона соединились, хотя они это скрыли от него, не удвоив лагеря: он заметил, что кони отощали от похода, а люди загорели, как это бывает на марше.

 

III. Создание условий для войны

 

1. Александр Македонский, имея огромное войско, всегда выбирал такую тактику, чтобы сражаться в открытом бою.

2. Г. Цезарь в гражданской войне, обладая войском, состоящим из варваров, и зная, что вражеское войско состоит из новобранцев, всегда стремился сразиться в открытом бою.

3. Фабий Максим в борьбе против Ганнибала, упоенного военными успехами, решил уклониться от рискованной решительной схватки и только оборонять Италию. За это он заслужил прозвание Кунктатора и великого полководца.

4. Византийцы в борьбе против Филиппа, избегая всячески решительного боя и отказавшись даже от обороны границ, отступили за городские укрепления; этим они достигли, что Филипп, не имея терпения для продолжительной осады, отступил.

5. Гасдрубал, сын Гисгона, во второй Пунической войне, когда его войско было побеждено в Испании, а П. Сципион наседал, разделил войско по городам; в результате Сципион, чтобы не растратить свои силы на штурм многих городов, увел свои войска на зимние квартиры.

6. Фемистокл при приближении Ксеркса, поскольку афиняне, по его мнению, не в силах были ни вступить в пеший бой, ни защитить границы, ни выдержать осаду, посоветовал вывезти детей и жен в Трезены и другие города и, покинув город, перенести военные операции на море.

[7. Такую же тактику применил в том же городе Перикл против лакедемонян. ]

8. Сципион, когда Ганнибал оставался еще в Италии, переправил войско в Африку и перенес войну с родной территории на вражескую.

9. Афиняне, когда лакедемоняне укрепили афинскую крепость Декелею и часто совершали оттуда набеги, послали флот для нападения на Пелопоннес; этим они добились, что лакедемонское войско, находившееся в Декелее, было отозвано.

10. Император Цезарь Домициан Август, когда германцы, по своему обыкновению, совершали нападения на наших из лесов и незаметных укрытий, имея при этом возможность безопасного отступления вглубь лесов, провел просеку в 120 миль и тем не только изменил характер войны, но и покорил неприятелей, так как обнажил их убежища.

 

IV. Как провести войско через места, угрожаемые неприятелем

 

1. Консул Эмилий Павел вел а Лукании войско вдоль берега по узкой дороге, и при этом тарентинцы, ставшие с флотом в засаде, обстреливали его из скорпионов; тогда он прикрыл фланг марширующих пленниками; щадя их, неприятель прекратил обстрел.

2. Когда лакедемонянин Агесилай возвращался нагруженный добычей из Фригии, следовавший за ним неприятель, используя выгоды местности, совершал нападения на его отряд; тогда Агесилай выставил с обоих флангов своего войска ряды пленных; так как неприятель их щадил, лакедемоняне могли свободно пройти.

3. Он же, когда фиванцы занимали теснины, по которым ему предстояло пройти, свернул с пути, как будто направляясь в Фивы. Фиванцы встревожились и отошли, чтобы защищать стены города. Агесилай вернулся на дорогу, по которой раньше решил идти, и без всякой помехи прошел по ней.

4. Никострат, полководец этолийцев в войне против эпиротов, когда дорога в ту страну стала для него опасной, сделал вид, что собирается вторгнуться через другое место. Масса эпиротов сбежалась, чтобы помешать этому. Тогда Никострат, оставив небольшой отряд, чтобы создать видимость, будто войско остается на месте, с остальными силами вступил в страну через проход, по которому его не ждали.

5. Перс Автофрадат вел войско в Писидии, но писидийцы заняли некоторые теснины. Автофрадат притворился, будто спасовал перед трудностью перехода, и начал отводить войско назад; писидийцы приняли это всерьез. Тогда он ночью выслал очень сильный отряд захватить эту самую позицию и на следующий день провел войско.

6. Филипп, царь македонский, двигаясь в Грецию, услыхал, что Фермопилы заняты. В это время к нему явились послы этолийцев для мирных переговоров. Задержав их, он форсированным маршем поспешил к ущелью, и, так как охрана была ослаблена в ожидании возвращения послов, он неожиданно прошел через Фермопилы.

7. Ификрат, полководец афинян против лакедемонца Анаксибия, должен был на Геллеспонте возле Абидоса провести войско через места, занятые неприятельскими заставами, причем в одной стороне прохода теснились горы, а другую омывало море. Помедлив некоторое время, когда выпал день холоднее обычного, не внушавший поэтому никому опасений, он выбрал наиболее крепких солдат и приказал им согреться маслом и вином и пробраться вдоль самого берега моря, а в обрывистых местах переправляться вплавь. Таким путем он внезапно с тыла подавил охрану теснины.

8. Гн. Помпей, не имея возможности переправиться через реку из-за стоявшего на противоположном берегу неприятеля, начал то выводить войско вперед, то отводить назад. Внушив таким образом неприятелю убеждение, что не надо заграждать путь для продвижения римлян, он внезапно пошел в атаку и форсировал переправу.

9. Александр Македонский, когда индийский царь Пор не давал ему переправить войско через Гидасп, приказал своим часто выбегать вперед по направлению к реке. Путем такого рода упражнений он добился того, что Пор перестал на другом берегу принимать меры предосторожности, и внезапно переправил войско выше по течению.

9а. Он же, когда неприятель препятствовал переправе через реку Инд, стал посылать в различных местах всадников в реку, угрожая начать переправу. Держа таким образом варваров в состоянии напряженного ожидания, он занял расположенный несколько дальше остров сначала незначительным, а затем более крупным отрядом и оттуда переправил его на другой берег. Когда же неприятель бросился для подавления этого отряда, Александр перешел по ставшему свободным броду и соединил свои войска.

10. Ксенофонт, когда противоположный берег был занят армянами, приказал отыскать две переправы;

когда его отогнали от ниже лежащего брода, он перешел к выше лежащему; когда и здесь он натолкнулся на сопротивление неприятеля, он снова направился к нижнему броду, приказав, однако, части солдат остаться на месте. Последние, когда армяне вернулись для обороны нижнего брода, переправились через верхний. Армяне думали, что греки все спускаются вниз, но были обмануты; оставшиеся перешли реку без всякого сопротивления и оказались передовыми защитниками своих переправляющихся частей.

11. Консул Аппий Клавдий в первой Пунической войне не мог переправить войско из Регия в Мессану, так как пунийцы стерегли пролив. Тогда он пустил слух, что не может вести войну, начатую без разрешения народа, и притворился, будто ведет флот по направлению к Италии: когда в результате пунийцы, поверив в взятое им направление, отошли, он повернул корабли и пригнал их к Сицилии.

12. Лакедемонские полководцы решили плыть в Сиракузы, но боялись расположенного вдоль берега флота пунийцев; и вот они приказали десять захваченных ими пунийских кораблей пустить вперед, будто победителей, а свои корабли присоединили к их бортам или привязали к кормам; обманув пунийцев этой видимостью, они прошли.

13. Филипп не мог переплыть узкий морской пролив, называемый Στενά, из-за афинского флота, сторожившего эту удобную позицию. Тогда он написал Аптипатру, будто Фракия восстала, захватив гарнизоны, которые он там оставил: пусть он последует туда, бросив все. Филипп принял меры, чтобы это письмо было перехвачено неприятелем. Афиняне, думая, что узнали тайну македонян, отвели свой флот. Филипп без всякой помехи пересек узкий пролив.

13а. Он же не мог занять Херсонес, находившийся под началом афинян, так как путь отрезали не только византийские, но и родосские и хиосские корабли. Он склонил их на свою сторону возвратом кораблей, которые он успел захватить, предлагая им стать как бы посредниками в налаживании мира между ним и византийцами, из-за которых началась война. Затянув на долгое время переговоры, он умышленно вставлял всякий раз в условия что-нибудь новое, а тем временем подготовил флот и на нем внезапно ворвался в пролив, застигнув неприятеля врасплох.

14. Афинянин Хабрий не мог проникнуть в гавань Самоса, так как ему препятствовал неприятельский морской пост. Тогда он приказал нескольким кораблям пройти мимо гавани, рассчитывая, что стоявшие на страже станут их преследовать; отвлекши их при помощи этой хитрости, он с остальным флотом достиг гавани без помехи.

 

V. Как выбраться из самых трудных позиций

 

1. Кв. Серторий в Испании, настоятельно стремясь переправиться через речку, так как с тыла наседал враг, возвел на берегу вал в виде вогнутого месяца, навалил на него дрова и зажег; отрезав таким образом неприятеля, он свободно перешел реку.

2. Подобным образом фиванец Пелопид добился переправы: охватив лагерем побольше места над берегом, он соорудил вал из горючих материалов и зажег его; пока огонь удерживал неприятеля на расстоянии, он переправился через реку.

3. Кв. Лутаций Катул, разбитый кимврами, имел один шанс на спасение – переправиться через реку, берег которой занимал неприятель. Он показал свои войска на ближайшем холме, как будто собираясь расположиться там лагерем. Он приказал своим не разгружать обоза, не снимать с себя поклажи и чтобы никто не отходил от рядов и знамен; а чтобы укрепить неприятеля в (ложном) убеждении, он приказал раскинуть на виду немного палаток, развести огни, некоторым солдатам заняться возведением вала, другим – отправиться за сбором дерева, так чтобы их видно было. Кимвры, думая, что все это делается всерьез, в свою очередь выбрали место для лагеря и рассеялись по ближайшим полям, чтобы заготовить все, что необходимо на привале; этим они дали Катулу возможность не только перейти реку, но и потревожить их лагерь.

4. Крез, не будучи в состоянии перейти Галис и не имея средств построить корабли или мост, провел канал выше по течению, позади лагеря, и русло реки оказалось, таким образом, в тылу его войска.

5. Гн. Помпей в Брундизии решил уйти из Италии и перенести военные действия в другое место. Цезарь наседал с тыла. Собираясь сесть на корабли, Помпей заградил некоторые дороги, другие перегородил стенами, иные перекопал рвами и, устроив заграждение из стоймя врытых бревен, покрыл его фашинами и засыпал землей. Некоторые подступы к порту он обезопасил громадным сооружением, проложив густыми рядами балки. Устроив все это, как будто он собирался защищать город, он оставил кое-где под стенами стрелков, а прочие войска без шума вывел на корабли. Вскоре, когда он уже был в плавании, стрелки также спустились по известным им дорогам и на маленьких судах присоединились к нему.

6. Консул Г. Дуеллий оказался запертым протянутой при входе цепью в Сиракузской гавани, куда он неосторожно заехал. Тогда он перевел всех солдат на корму, а гребцы изо всех сил стали гнать наклонившиеся суда: облегченные носовые части прошли над цепью. Когда эта часть прошла, солдаты, перейдя на другую сторону, надавили на носовую часть, и под их тяжестью корабли соскользнули поверх цепи.

7. Лакедемонянин Лисандр со всем своим флотом был осажден в афинской гавани. Сняв корабли неприятеля в том месте, где море вливается по очень узкой горловине, он приказал солдатам тайно выйти на берег и, подложив катки, перевел корабли в ближайший порт Мунихию.

8. Гиртулей, легат Кв. Сертория, продвигаясь в Испании с немногими когортами по длинной узкой дороге между двумя отвесными горами, обнаружил подход огромного неприятельского войска. Он прорыл поперечный ров между горами, воздвигнул вал из дерева и поджег его. Отрезав таким образом врага, он спасся.

9. Г. Цезарь во время гражданской войны вывел свои войска против Афрания и не имел возможности отдохнуть в безопасности. И вот, где он стоял, он оставил первую и вторую линию строя под оружием, а третью линию поставил скрытно на работу в тылу и вырыл ров в пятнадцать футов, куда при закате солнца укрылись вооруженные воины.

10. Перикл Афинский, загнанный пелопоннесцами в такое место, которое было окружено крутизнами и имело только два выхода, провел с одной стороны огромной ширины рои как бы для того, чтобы отрезать врага, а с другой стороны стал прокладывать дорогу как бы для того, чтобы по ней выбраться. Осаждавшие, не предполагая, что войско Перикла собирается вырваться через ров, который он сам выкопал, сосредоточили свои силы у дороги. Перикл, перебросив через рои заранее заготовленные мостки, вывел свое войско, не встретив сопротивления.

11. Лисимах – один из тех, к кому перешла держава Александра, - отвел было для лагеря высокий холм, но по неосторожности лагерь оказался расположенным ниже. Опасаясь нападения неприятеля сверху, он провел позади вала тройной ров, затем, устроив обыкновенные рвы вокруг всех палаток, он окопал весь лагерь и преградил доступ неприятелю; затем он открыл проход, засыпав рвы землей и ветками, и выбрался на более высокое место.

12. Г. Фонтей Красс в Испании, отправившись с тремя тысячами людей на грабеж, был окружен в неудобной местности Гасдрубалом. Сообщив свой план только высшим командирам, он в начале ночи, когда этого меньше всего можно было ожидать, прорвался через неприятельские заставы.

13. Л. Фурий, приведя войско на невыгодную позицию, решил скрыть свою тревогу, чтобы остальные не оробели; понемногу сворачивая, как бы намереваясь совершить далекий обход для нападения на врага, он повернул фронт и вывел войско, не заметившее, что происходит, невредимым.

14. Трибун П. Деций во время Самнитской войны посоветовал консулу Корнелию Коссу, застигнутому неприятелем на неудобной позиции, чтобы он выслал небольшой отряд занять находившийся поблизости холм; для руководства операцией он предложил себя. Неприятель, отвлеченный в другую сторону, упустил консула, но окружил, и осадил Деция. Но и эту опасность сломил Деций, совершив ночью вылазку, и невредимо присоединился со своими солдатами к консулу.

15. То же сделал под командованием консула Атилия Калатина, тот, чье имя передают по-разному: одни называют его Лаберием, другие – Кв. Цедицием, большинство – Кальпурнием Фламмой. Видя, что войско оказалось в долине, где боковые стороны и склоны были заняты неприятелем, он попросил и получил триста солдат; внушив им, чтобы они своей доблестью спасли войско, он сбежал в середину долины. Неприятель спустился со всех сторон, чтобы его подавить, и, задержанный долгим и упорным боем, дал консулу возможность вывести свое войско.

16. Консул Кв. Минуций попал в Лигурии в ущелье, и всем уже мерещился образ Кавдинского поражения. Минуций приказал вспомогательным отрядам нумидийцев, способных вызвать презрение как, собственным безобразием, так и безобразием лошадей, подъехать к занятым выходам. Настороженный неприятель, чтобы не ввязаться в бой, вначале выставил заставу. Нумидийцы, нарочно, чтобы усилить презрение к себе, стали притворно падать с лошадей и представлять смешное зрелище. Варвары, для которых это было внове, расстроив ряды, все больше увлекались зрелищем. Когда нумидийцы это заметили, они понемногу подъехали ближе и, дав шпоры, прорвались через расступившиеся заставы неприятеля. Затем они зажгли ближайшие поля их, и лигурам пришлось отозвать воинов для защиты имущества и выпустить запертых римлян.

17. Л. Сулла в союзнической войне был застигнут среди теснин у Эзернии неприятельским войском под командованием Дуиллия. Испросив у него беседу, он стал вести бесплодные переговоры об условиях мира; заметив, однако, что неприятель вследствие перемирия распустился и стал невнимателен, он выступил ночью, оставив сигналиста, чтобы тот распределил стражу, внушая представление, будто все остаются на месте, а в начале четвертой стражи последовал за ним. Таким образом он вывел своих невредимыми со всем обозом и орудиями в безопасное место.

18. Он же в борьбе против Архелая, префекта Митридата в Каппадокии, стесненный неудобством позиции и численностью неприятеля, завел разговоры о мире и, выгадав время на перемирие, отвлек этим внимание и ускользнул от противника.

19. Когда Гасдрубал, брат Ганнибала, не мог выбраться из горного прохода, так как выходы были осаждены, он вступил в переговоры с Клавдием Нероном и обязался, когда его выпустят, уйти из Испании. Затем он хитроумными переговорами об условиях выгадал несколько дней, в течение которых неукоснительно выводил войско частями по узким, а потому оставленным без внимания, тропинкам, а затем он с оставшимися налегке ушел без труда.

20. Спартак ночью засыпал телами убитых пленников и скота ров, которым М. Красс его окружил, и перешел его.

21. Он же, будучи осажден на Везувии, там, где гора была совершенно недоступной и потому не охранялась, сплел веревки из лесных прутьев. Спустившись при их помощи, он не только спасся, но и напал на Клодия с другой стороны и навел такой страх, что несколько когорт потерпели поражение от семидесяти четырех гладиаторов.

22. Он же, будучи заперт проконсулом П. Варинием, воткнул в землю перед воротами столбы с небольшими интервалами и привязал к ним стоймя трупы в одежде и с оружием, так что на расстоянии они казались заставой, и развел по всему лагерю костры; обманув неприятеля пустыми призраками, он в тиши ночной вывел войско.

23. Брасид, предводитель лакедемонян, был застигнут у Амфиполя множеством афинян, с численностью которых он не мог померяться. Притворившись хромающим, чтобы во время долгого обхода линии разредить густоту неприятеля, он прорвался там, где ряды его были реже всего.

24. Ификрат во Фракии, расположившись лагерем в низине, обнаружил, что неприятель занимает ближайший холм; с него был один спуск, по которому неприятель мог на него обрушиться. Ночью, оставив в лагере немногих людей, он приказал им развести побольше огней, а войско вывел и расположил по сторонам выше названного спуска и дал варварам пройти. Когда, таким образом, неудобство позиции, на которой он раньше находился, обратилось против врагов, он с одной частью войска порубил их тыл, а с другой захватил их лагерь.

25. Дарий, чтобы скрыть от скифов свой уход, оставил в лагере собак и ослов. Слыша их лай и рев, неприятель думал, что Дарий остается на месте.

26. Чтобы ввести наших в такое же заблуждение, лигуры привязали в разных местах веревками к деревьям бычков; частым мычанием с разных сторон они внушили представление, будто неприятель остается на месте.

27. Ганнон, запертый неприятелем, навалил на самое удобное для вылазки место горючие материалы и зажег их. Неприятель отвлекся для охраны прочих выходов. Тогда он вывел солдат прямо через огонь, предупредив их, чтобы они защитили лица щитами, а ноги – одеждой.

28. Ганнибал, чтобы избавиться от неудобной позиции и недостатка провианта под натиском Фабия Максима, ночью привязал к рогам быков связки кустарников и, зажегши их, отпустил быков. Пламя разгоралось от самого движения, скот бесился, и горы, по которым он разбежался, осветились далеко. Римляне, сбежавшиеся посмотреть, сначала приняли это за чудо. Затем, когда они донесли Фабию точные сведения, он из опасения засады удержал своих в лагере; варвары прошли, не встретив сопротивления.

 

VI. О засадах в пути

 

1. Фульвий Нобилиор, ведя войско из Самния в Луканию, узнал от перебежчиков, что неприятель намерен напасть на его арьергард. Он приказал храбрейшему легиону идти вперед, а позади велел следовать обозу. В результате неприятель воспользовался случаем и начал грабить обозное имущество. Фульвий направил пять когорт из упомянутого легиона вправо от дороги, пять когорт — влево и, развернув строй с обоих флангов, запер занятого грабежом неприятеля и порубил его.

2. В другой раз неприятель теснил его с тыла, а между ними была река, не настолько большая, чтобы препятствовать переправе, однако затруднявшая ее быстротой течения. Фульвий поместил один из легионов в укрытии по сю сторону реки, так чтобы враги продвигались смело в расчете на малочисленность противника. Когда так и случилось, легион, специально для этого подготовленный, напал из засады на неприятеля и разгромил его.

3. Ификрат по Фракии, ведя войско строем, растянутым в длину из-за условий местности, получил донесение, что неприятель собирается напасть на его арьергард. Он приказал когортам разделиться и стать с обеих сторон, а остальным – подтянуться и пойти быстрее, и когда весь отряд проходил, он задерживал всех наиболее отборных воинов. Напав, таким образом, со свежими и выстроенными солдатами на занятого повсюду грабежом неприятеля, он разбил его и отнял добычу.

4. В лесу, по которому собиралось пройти наше войско, бойцы подрубили деревья таким образом, чтобы они держались на ничтожной опоре, до ближайшего толчка. Затем они скрылись у опушки, и, когда неприятель вступил в лес, они, опрокинув ближайшие деревья, толкнули тем самым и дальние. Вызвав таким образом повсеместное падение деревьев на римлян, они разбили большой отряд.

 

VII. Как скрыть или восполнить недостаток снаряжения

 

1. Л.Цецилий Метелл, не имея достаточно кораблей, чтобы переправить слонов, связал между собой бочки, настлал на них мостки, поместил на них слонов и переправил через Сицилийский пролив.

2. Ганнибал не мог заставить слонов переплыть некую очень глубокую реку и не имел достаточного количества кораблей или материала для постройки плотов. Тогда он приказал ранить самого свирепого слона под ухом, а нанесшему рану — немедленно переплыть реку и побежать вперед. Разъяренный слон, преследуя виновника причиненной ему боли, переплыл реку и свои примером увлек остальных.

3. Карфагенские предводители, не имея волокна для снаряжения флота, использовали для плетения канатов волосы остриженных женщин.

[4. То же сделали массилийцы и родосцы. ]

5. М. Антоний при своем бегстве от Мутины дал солдатам луб в качестве щитов.

6. У Спартака и его войска были щиты из прутьев, покрытых корой.

[7. Здесь, мне кажется, уместно привести славный поступок Александра Македонского. Когда при переходе через африканские пустыни он и войско жестоко страдали от жажды, солдат подал ему воду в шлеме. Александр у всех на глазах вылил ее, принесши своим примером воздержания больше пользы, чем если бы он мог поделиться. ]

 

VIII. Как распылять силы неприятеля

 

1. Когда Кориолан мстил войной за позор своего осуждения, он не допустил опустошения полей патрициев, а поджег и разорил поля плебеев, чтобы вызвать раздор и расстроить единодушие римлян.

2. Ганнибал, желая бесславием подорвать авторитет Фабия, с которым не мог сравниться ни доблестью, ни военным искусством, не тронул его полей, опустошив все прочие. В ответ Фабий объявил свои владения общественным достоянием и этим проявлением величия духа достиг того, что граждане не взяли под сомнение его добросовестность.

3. В пятое консульство Фабия Максима галлы, умбры, этруски и самниты соединили свои войска против римского народа; Фабий в свою очередь, укрепив против них лагерь за Апеннинами на Сентинском поле, написал Фульвию и Постумию, стоявшим на защите города, чтобы они двинули войска в Клувию. Когда это было выполнено, этруски и умбры ушли защищать свою землю. Фабий и его коллега Деций напали на оставшихся самнитов и галлов и победили их.

4. Когда сабиняне набрали огромное войско и, оставив свои владения, заняли наши, М. Курий отправил скрытыми путями отряд, чтобы опустошить их поля и поджечь в разных местах деревни. Благодаря этому Курию удалось, во-первых, нанести ущерб незащищенным владениям неприятеля, во-вторых, без боя отвлечь в сторону неприятельское войско и бить его по частям.

5. Т. Дидий, не полагаясь на свои малые силы и затягивая военные действия до прибытия легионов, которых он ждал, узнал, что неприятель выступил против них. Созвав сходку, он приказал подготовить солдат к битве и умышленно ослабить надзор за пленными. Некоторые из них бежали и сообщили своим, что готовится атака. Чтобы не распылить своих сил в виду сражения, те отказались от мысли выступать против тех легионов, которым готовили засаду; легионы совершенно спокойно прибыли к Дидию, не встретив отпора.

6. Во время Пунической войны некоторые города решили перейти от римлян на сторону пунийцев, но хотели раньше, чем отпасть, получить обратно заложников, которых дали раньше. Они поэтому инсценировали среди соседей мятеж, для подавления которого римляне должны были направить послов, задержали этих послов, в свою очередь, как заложников, и вернули их не прежде, чем получили обратно своих.

7. Римские послы, направленные к царю Антиоху, который держал при себе Ганнибала уже после поражения карфагенян и проводил его планы против римлян, вели с ним частые беседы. Этим они достигли того, что царь стал относиться с подозрением к человеку, который до этого был ему очень близок и полезен своей хитростью и военным опытом.

8. Кв. Метелл в борьбе против Югурты подкупил направленных к нему послов, чтобы они выдали ему царя; когда явились другие, он поступил с ними так же; тот же образ действий он применил и к третьему посольству. С пленением Югурты дело, правда, подвигалось туго: Метелл требовал выдачи его живым. Однако он добился очень многого; его письма к друзьям царя были перехвачены, царь всех их наказал и, лишившись их советов, впоследствии не мог приобрести друзей.

9. Г. Цезарь узнал от какого-то захваченного водоноса, что Афраний и Петрей собираются ночью сняться с лагеря. Чтобы расстроить планы неприятеля, не создавая вместе с тем трудностей для своих, он приказал тотчас же по наступлении ночи объявить сбор в поход и провести мимо лагеря противника с шумом и звоном мулов; думая, что Цезарь снимается с лагеря, те, которых он хотел задержать, сами задержались на месте.

10. Сципион Африканский, чтобы перехватить шедшую к Ганнибалу помощь с провиантом, отослал

Минуция Терма с тем, чтобы потом к нему присоединиться.

11. Дионисий, тиран сиракузский, когда огромное множество африканцев собралось переправиться в Сицилию, чтобы напасть на него, укрепил во многих местах опорные пункты и предписал защитникам, чтобы они сдавали их по мере того, как неприятель будет подходить, и, получив свободу, тайно вернулись в Сиракузы. Африканцам пришлось в захваченных крепостцах оставлять гарнизоны. Доведя их таким образом до желаемой малочисленности и став почти равным им по силам, Дионисий атаковал и победил их, так как свои силы он стянул, а неприятельские распылил.

12. Лакедемонянин Агесилай, воюя с Тиссаферном, притворился, будто направляется в Карию якобы потому, что считал выгоднее для себя сразиться в гористой местности против врага, превосходившего его конницей. Этим ложным планом он отвлек Тиссаферна в Карию, а сам ворвался в Лидию, центр неприятельского царства, и, подавив действовавшие там силы, завладел царской казной.

 

IX. Как успокоить солдатский мятеж

 

1. Консул Авл Манлий узнал, что солдаты на зимних квартирах в Кампании составили заговор, чтобы перерезать хозяев и завладеть их имуществом. Он распространил слух, что они будут зимовать в том же месте; отсрочив таким образом план заговорщиков, он избавил Кампанию от опасности и при случае наказал виновных.

2. Л. Сулла, когда в легионах римских граждан свирепствовал опасный дух раздора, хитростью отрезвил ожесточившихся. Он поспешно приказал объявить, что враг подходит, издать клич, призывавший к оружию, и дать боевой сигнал; все единодушно объединились против врага, и раздоры заглохли.

3. Когда войско Помпея перебило сенаторов в Милане, он, боясь возникновения беспорядков, если вызовет только виновных, приказал явиться с ними вместе и таким, которые не были причастны к преступлению. В результате виновные не побоялись явиться, так как, поскольку их не выделили, они думали, что их вызывают не в связи с их проступком, а те, у кого совесть была чиста, бдительно сторожили виновных, чтобы на них самих не легло пятно в случае бегства тех.

4. Г. Цезарь, когда некоторые его легионы затеяли мятеж и, казалось, угрожали даже гибелью полководцу, утаил свой страх, вышел перед воинами и требующими отставки сверх ожидания с угрожающим видом дал ее. Раскаяние заставило уволенных дать удовлетворение императору и впредь более послушно отдаться делу.

 

X. Как сдержать несвоевременный порыв к битве

 

1. Кв. Серторий, познав на опыте, что ему не меряться силами со всем римским войском, желал втолковать это варварам, требовавшим боя; он вывел двух коней: одного очень сильного, другого чрезвычайно тощего, – и велел привести также двух юношей в таком же роде: крепкого и слабого. Более крепкому он приказал оторвать у тощей лошади весь хвост, а юноше слабому – выщипать хвост у сильного коня по одному волоску. Слабый выполнил приказ, а здоровеннейший безрезультатно возился с хвостом хилого коня. Тогда Серторий сказал: “Этим я показываю вам, воины, характер римских когорт; они непобедимы, когда нападают на них всех вместе, но кто на них нападает по частям, будет их терзать и рвать”.

2. Он же, видя, что солдаты опрометчиво требуют сигнала к бою, и опасаясь, что, если им не уступить, они нарушат приказ, позволил отряду конницы завязать сражение с неприятелем и, когда ему пришлось плохо, послал на подмогу несколько других; так он сберег всех своих и спокойно и без ущерба показал, к какому исходу должно было привести желанное сражение. После этого солдаты были ему вполне послушны.

3. Агесилай Лакедемонский расположился лагерем против фиванцев над берегом. Он заметил, что у неприятеля гораздо больше сил, и хотел поэтому удержать своих от желания дать бой. Он заявил, что боги дали ему указание сразиться с холмов, и, поставив у берега незначительную охрану, поднялся на холмы. Фиванцы, истолковав это как проявление страха, перешли реку, легко оттеснили охрану и, слишком яро бросившись на остальных, были из-за неудобства позиции побеждены уступавшими им в численности.

4. Скорилон, вождь даков, знал, что римский народ раздирается гражданской войной, однако не считал возможным перейти в нападение, так как при возникновении внешней войны могло восстановиться согласие между гражданами. Он выпустил перед своими соотечественниками двух собак, а в то время как они ожесточенно дрались, он показал волка; собаки, забыв спор между собой, немедленно бросились на волка; этим примером он удержал варваров от нападения, которое пошло бы на пользу римлянам.

 

XI. Как создать боевое настроение в войске

 

1. Консулы М. Фабий и Гн. Манлий в войне против этрусков, когда войско из-за раздоров оттягивало сражение, со своей стороны стали притворно медлить, пока солдаты под влиянием издевательств неприятеля сами не стали требовать боя и клялись, что вернутся победителями.

2. Фульвию Нобилиору приходилось сразиться, имея мало войска, с огромной армией самнитов, пополнявшейся все новыми подкреплениями. Он заявил, будто бы склонил один неприятельский легион к измене, и для верности приказал трибунам, высшим чинам и центурионам снести, сколько кто имеет денег, золота и серебра, чтобы было чем заплатить изменникам; тем, кто принесет, он обещал после победы выдать сверх того большие награды. Внушенная римлянам мысль [об измене] придала им бодрости и уверенности в себе, и, когда вслед за тем начались военные действия, этим была обеспечена славная победа.

3. Г. Цезарю предстояло дать сражение германцам и Ариовисту, а его воины упали духом. Он тогда на сходке заявил, что в этот день он пошлет в дело только десятый легион. Этим он достиг того, что солдаты десятого легиона взбодрились, поскольку была как бы засвидетельствована их исключительная храбрость, а прочие – от стыда при мысли, что слава доблести достанется другим.

4. Г. Фабий прекрасно знал, что, с одной стороны, у римлян настолько развито чувство свободы, что от оскорбления оно еще обостряется, и, с другой стороны, от пунийцев нельзя ожидать справедливости и умеренности. И вот он послал к карфагенянам послов насчет условий мира; те прислали ответ, проникнутый несправедливостью и высокомерием, и римское войско воспылало жаждой сразиться.

5. Агесилай, предводитель лакедемонян, стоял с войском близ союзного государства Орхомена и узнал, что очень многие солдаты отдавали свои самые ценные вещи на хранение внутри крепости. Он распорядился, чтобы горожане не возвращали ничего, принадлежащего солдатам, добиваясь, чтобы солдаты бились яростнее, зная, что бьются за все свое добро.

6. Эпаминонд, вождь фиванцев, собираясь дать бой лакедемонянам, решил использовать не только силу, но и настроение солдат. На сходке он заявил, будто лакедемоняне решили в случае победы перебить всех мужчин, их жен и детей увести в рабство и разрушить Фивы. Возбужденные этим заявлением, фиванцы при первой же атаке разбили лакедемонян.

7. Леотихид, предводитель лакедемонян, собираясь дать морское сражение в тот самый день, когда союзники одержали победу, притворился, что не знает о случившемся, и пустил слух, будто получил известие о победе своей партии; благодаря этому его солдаты оказались и более бодром боевом настроении.

8. Авл Постумий в сражении с латинянами предъявил образ двух юношей на конях и поднял дух воинов, говоря, что это явились [на подмогу] Кастор и Поллукс; так он восстановил боевой дух.

9. Лакедемонянин Архидам, ведя войну против аркадцев, задержал солдат в лагере и велел ночью тайно провести вокруг него лошадей. Утром он показал их следы, будто бы здесь проехали Кастор и Поллукс, и убедил солдат, что они окажут им помощь во время сражения.

10. Перикл, вождь афинян, готовясь к бою, заметил рощу, откуда можно было видеть оба фронта. Роща была чрезвычайно густая и глухая; это было пустынное место, посвященное Плутону. Здесь он поставил во весь рост в колеснице, запряженной белоснежными конями, человека громадного роста на очень высоких котурнах, в пурпурном одеянии и с роскошной шевелюрой; он должен был при боевом сигнале выехать вперед, обратиться по имени к Периклу и ободрить его, заявляя, что боги явились на помощь афинянам; в результате чуть ли не до того, как было пущено первое копье, враги обратили тыл.

11. Л. Сулла, чтобы солдаты с большей готовностью шли в бой, притворился, будто боги предсказывают ему будущее. Дошло до того, что перед боем он перед всем войском молил и просил статуэтку небольшого размера, которую вывез из Дельф, чтобы она ускорила обещанную победу.

12. Г. Марий имел при себе некую вещунью из Сирии, от которой, он будто бы вперед знал исход сражений.

13. Кв. Серторий, имея в своем распоряжении солдат-варваров с неразвитым умом, возил с собой по Лузитании белую лань прекрасного вида и утверждал, что от нее он наперед узнает, что надо делать и чего избегать; варвары поэтому повиновались его приказам, как внушенным якобы свыше. [Такого рода уловками надо пользоваться не только в том отношении, что мы будем их применять к лицам, которых считаем несмышленными, но гораздо больше в том отношении, что будут измышляться такие вещи, чтобы их принимали за указания богов. ]

14. Александр Македонский перед принесением жертвы исписал краской руку гаруспика, которую тот должен был приложить к внутренностям жертвы; письмена гласили, что Александру даруется победа. Когда эти письмена отпечатались на теплой печени и царь показал их воинам, он поднял их дух, поскольку бог якобы обещал победу.

[15. То же сделал гаруспик Судин, когда Евмен собирался вступить в сражение с галлами. ]

16. Фиванец Эпаминонд в войне против лакедемонян, считая полезным подкрепить уверенность солдат религиозной верой, вытащил ночью оружие, прикрепленное к украшениям в храмах, и убедил солдат, будто боги следуют по его пути, чтобы помочь им в бою.

17. Лакедемонянин Агесилай, захватив несколько персов, внешний вид которых внушал немало страха, пока они были покрыты одеждой, выставил их обнаженными перед солдатами, чтобы их дряблые белые тела вызвали презрение.

18. Сиркузский тиран Гелон, начав войну против пунийцев и захватив многих в плен, выбрал наиболее хилых, главным образом из вспомогательных войск, отличавшихся чрезвычайной чернотой, и вывел их обнаженными перед всем войском, чтобы убедить его, что эти враги достойны презрения.

19. Кир, персидский царь, чтобы поднять дух соотечественников, в течение целого дня изнурял их рубкой какого-то леса; на следующий день он предложил им обильнейшее угощение и спросил, какой день им больше нравится. Когда все прославляли сегодняшний день, Кир сказал: “Но к этому можно прийти через то; вы не можете быть свободны и счастливы, если раньше не победите мидян”. Этим он вызвал у них жажду боя.

20. Л. Сулла, видя вялость своих солдат перед сражением против Архелая, командующего войском Митридата, довел их изнурительным трудом до того, что они сами стали требовать сигнала к бою.

21. Фабий Максим, опасаясь, что войско в расчете на корабли, куда можно будет спастись, не будет биться достаточно стойко, велел сжечь их перед тем, как начать сражение.

 

XII. Как рассеять страх, внушенный солдатам неблагоприятными предзнаменованиями

 

1. Сципион, переправив войско из Италии в Африку, поскользнулся, сходя с корабля; видя, что солдаты поражены этим, он своей твердостью и величием души обратил источник страха в источник бодрости, заявив: “Приветствуйте, воины, я придавил Африку”.

2. Г. Цезарь, поскользнувшись нечаянно при посадке на корабль, сказал: “Я держу тебя, мать земля”. Этим истолкованием происшествия он как бы заявил, что намерен вновь занять ту землю, с которой уезжал.

3. Консул Т. Семпроний Гракх выстроил войско против пиценов, как вдруг землетрясение навело страх на обе стороны. Сципион речью успокоил своих и склонил их напасть на потерявшего голову от суеверного страха неприятеля; атака увенчалась победой.

4. Когда по внезапному чуду щиты всадников изнутри и груди коней покрылись кровью, Серторий истолковал это как знамение победы, ибо на эти места обычно брызжет вражеская кровь.

5. Солдаты фиванца Эпаминонда опечалились, так как ветер сорвал украшение в виде повязки, свисавшее с его копья, и отнес его на гробницу какого-то лакедемонянина. Эпаминонд сказал: “Не бойтесь, воины; это предвещает лакедемонянам гибель; уже гробницы украшаются для похорон”.

6. Он же, когда упавший ночью с неба метеор напугал тех, кто заметил его, сказал: “Боги явили нам этот свет”.

7. Однажды, когда перед сражением против лакедемонян упал стул, на котором он сидел, и смущенные солдаты все истолковали это, как дурное предзнаменование, Эпаминонд сказал: “Воистину, нам запрещается сидеть”.

8. Г. Сульпиций Галл, чтобы солдаты не восприняли предстоявшее лунное затмение как дурное предзнаменование, заранее о нем предупредил, объяснив основания и причины затмения.

9. Точно так же Агафокл Сиракузский, когда его солдаты были устрашены случившимся как раз перед днем сражения затмением луны, объяснил причины этого явления и разъяснил, что, каково бы ни было затмение, это – явление естественное и не имеет отношения к их задачам.

10. Перикл, когда в его лагерь попала молния и напугала солдат, созвал сходку, в присутствии всех ударил камнем о камень и высек огонь; он успокоил волнение, разъяснив, что таким же образом от столкновения облаков рождается молния.

11. Когда афинянин Тимофей собирался дать морской бой коркирцам, его кормчий начал было давать отбой уже выступавшему флоту, так как кто-то из гребцов чихнул. Тимофей сказал ему: “Ты удивляешься, что из стольких тысяч людей один простудился”.

12. Когда афинянин Хабрий готовился к морскому бою, перед его кораблем упала молния, и солдаты испугались такого предзнаменования; Хабрий заявил: “Теперь особенно надо вступить в бой, так как величайший из богов – Юпитер – обнаружил, что он явился к нашему флоту”.

Публикация:
Вестник древней истории, №1, 1946