ХLegio 2.0 / Библиотека источников / Стратегемы (военные хитрости) / Стратегемы (военные хитрости). Книга вторая

Стратегемы (военные хитрости). Книга вторая


Секст Юлий Фронтин (Перевод: А. Ранович)

Sextus Julius Frontinus. Strategemata

В первой книге мы расположили примеры поучительные, на мой взгляд, для полководца в отношении того, как вести себя до начала боя. Теперь мы приведем примеры, относящиеся к тому, что обычно делается во время самого сражения, и затем – к поведению после боя.

 

Типы примеров, относящихся к сражению, следующие:

 

I. Выбор времени для битвы.

II. Выбор места для битвы.

III. Построение войска.

IV. Как расстроить ряды неприятеля.

V. Засады.

VI. Как выпустить врага, чтобы он, будучи заперт, в отчаянии не возобновил сражения.

VII. Как скрыть свои неудачи.

VIII. Как решительностью восстановить боевой порядок.

 

Затем к типам деяний, относящихся к моменту после боя, я бы отнес следующие:

 

IX. Как при удачном исходе боя завершить незаконченную военную операцию.

X. Как выправить положение, если дело пошло плохо.

XI. Как сохранить верность колеблющихся.

XII. Что надо делать для защиты лагеря, когда нет уверенности в наличных силах.

XIII. О бегстве.

 

О поведении во время боя

 

I. Выбор времени для битвы

 

1. Сципион в Испании, обнаружив, что Гасдрубал, полководец пунийнев, вывел войско в бой утром натощак, задержал своих до седьмого часа, приказал им отдыхать и принимать пищу. А когда неприятель, уставший от голода, жажды и тяжести оружия, начал возвращаться в лагерь, он внезапно вывел войско и в завязавшемся сражении одержал победу.

2. Метелл Пий в Испании в войне против Гиртулея, когда тот на самом рассвете построил войско и двинул его к валу, а время года было тогда самое жаркое, задержал своих до шести часов дня; благодаря этому он с бодрыми и свежими воинами легко победил изнуренных зноем врагов.

3. Тот же Метелл, соединившись с войском Помпея против Сертория, часто выстраивал свое войско, но неприятель уклонялся от боя, считая себя не в силах меряться с двумя армиями. Через некоторое время Метелл заметил, что серторианские воины сильно разъярились, рвутся в бой, выставив плечи и потрясая копьями. Он решил, что надо уступить их пылу вовремя, и отвел свое войско. Его примеру последовал и Помпей.

4. Консул Постумий, когда его лагерь в Сицилии находился в трех милях от пунического и карфагенские командиры ежедневно выстраивались к бою под самой оградой лагеря, постоянно оборонялся малыми силами, вступая в легкие стычки перед валом. Когда пунийцы, привыкнув к его способу действий, перестали уже с ним считаться, он, подготовив всех остальных на отдыхе внутри лагеря, по-прежнему с небольшим отрядом сдерживал напор противника и задержал его дольше обычного; когда же к шести часам уставшие и изнывавшие к тому же от голода стали возвращаться к себе, он со своими свежими силами обратил в бегство неприятеля, измотанного вышеуказанными трудностями.

5. Ификрат-афинянин, разведав, что неприятель принимает пищу постоянно в одно и то же время, велел своим поесть пораньше, вывел войска и задерживал неприятеля так, чтобы не дать ему возможности ни сразиться, ни отойти. Когда день начал клониться уже к вечеру, он отвел своих, но удержал их под оружием. Враги, уставшие не столько от строя, сколько от голода, поспешили оправиться и поесть. Ификрат тогда снова выпел войско и обрушился на лагерь рассыпавшегося неприятеля.

6. Он же в войне против лакедемонян стоял лагерем вплотную против неприятеля, и обе стороны постоянно в одно и то же время выходили за фуражом и топливом. В один из дней он выслал для этих работ одетых воинами рабов и маркитантов, а солдат оставил. Когда враги разошлись по тем же делам, он штурмовал их лагерь и легко перебил или захватил в плен прибежавших отовсюду на тревогу безоружных солдат с вязанками.

7. Консул Вергиний, увидев, что вольски издали несутся и большом числе, приказал своим оставаться на месте и опустить копья; напав со свежими силами своего войска на запыхавшихся противников, он заставил их повернуть.

8. Фабий Максим прекрасно знал, что галлы и самниты сильны только при первом натиске, зато неутомимый дух его воинов только еще закаляется при затягивании сражения. Он приказал солдатам, чтобы они удовольствовались сдерживанием первого нападения неприятеля и изматывали его, затягивая дело. Успев в этом, он вывел на новую линию еще подкрепление, подавил неприятеля всеми силами и разбил его.

9. Филипп при Херонее учитывал, что у него солдаты закалены долгим опытом, а афиняне, хотя и ожесточены, но не имеют военного опыта и сильны только при нападении. Он поэтому затянул сражение; вскоре, когда афиняне уже выдохлись, он перешел в решительное наступление и порубил их.

10. Лакедемоняне, узнав от разведчиков, что мессенцы пришли в такую ярость, что идут в бой с женами и детьми, уклонились от боя.

11. Г. Цезарь в гражданской войне блокировал войско Афрания и Петрея и изводил его жаждой; в отчаянии войско уничтожило обоз и пошло в атаку; Цезарь удержал своих, считая неподходящим для сражения время, когда противник разъярен гневом и отчаянием.

12. Гн. Помпей, желая навязать бой отступающему Митридату, выбрал для сражения ночное время, чтобы помешать его отходу; подготовившись соответствующим образом, он неожиданно навязал сражение неприятелю. При этом он так построил войска, что луна била понтийскому войску в глаза, а римляне имели неприятеля на виду в лунном свете.

13. Известно, что Югурта, зная римскую доблесть, всегда завязывал сражение к исходу дня, с тем чтобы, если его войска будут обращены в бегство, он мог ускользнуть под покровом ночи.

14. Лукулл и войне против Митридата и Тиграна в Великой Армении у Тигранокерта имел не больше 15 тыс. человек, а неприятель — бесчисленное и потому малоподвижное войско. Этим воспользовался Лукулл: он напал на еще не выстроившегося неприятеля и так основательно его рассеял, что даже сами цари бежали, бросив свои инсигнии.

15. Тиб. Нерон в войне с паннонцами, когда свирепые варвары выступили на самом рассвете, удержал своих на месте и предоставил неприятелю страдать от тумана и дождей, которые в тот день выпадали часто; затем, заметив, что враг теряет силы не только от стоянки под дождем, но и от бездействия, по сигналу пошел в атаку и победил.

16. Г. Цезарь в Галлии установил, что германский царь Ариовист руководится правилом, чуть ли не законом, не сражаться в период убыли луны. Завязав бой именно в этот период, он победил неприятеля, скованного суеверием.

17. Божественный Август Веспасиан напал на иудеев в субботу, когда им запрещалось предпринимать серьезное дело, и таким образом победил их.

18. Лакедемонянин Лисандр в сражении с афинянами у Эгоспотам в определенные часы нападал на афинские корабли, затем отводил свой флот. Это стало привычным явлением. Когда однажды после его отхода афиняне рассеялись, чтобы стянуть свои силы, он по обыкновению развернул свой флот и остановил его; затем, когда большая часть врагов разбрелась, он напал на остальных, истребил их и захватил все корабли.

 

II. Выбор места для битвы

 

1. М. Курий видел, что не может сопротивляться развернутой фаланге царя Пирра; он поэтому постарался дать бой в теснине, где сдавленная фаланга сама себе служила помехой.

2. Гн. Помпей в Каппадокии выбрал для лагеря возвышенное место; уклон увеличил силу натиска солдат, и Помпей в стремительной атаке победил Митридата.

3. Г. Цезарь, собираясь сразиться с Фарнаком, сыном Митридата, построил войско на холме; это облегчило ему победу, так как дротики, пущенные сверху в подходившего неприятеля, сразу погнали его.

4. Лукулл для предстоящего сражения против Митридата и Тиграна в Великой Армении у Тигранокерта быстро занял с частью войска плоскую вершину ближайшего холма; оттуда он бегом спустился к расположенному внизу неприятелю и с фланга напал на его конницу; последняя повернула и смяла ряды собственных пехотинцев; прорвавшись вслед за ними, он одержал славную победу.

5. Вентидий в войне против парфян вывел свои войска не раньше, чем враг был уже всего в пятистах шагах, и таким образом, внезапно бросившись вперед, так близко подошел, что, примкнув вплотную к неприятелю, избежал стрел, которые обычно пускают с расстояния. Благодаря этой уловке, которая к тому же дала и доказательства решительности, он быстро одолел варваров.

6. Ганнибал, предполагая сразиться с Марцеллом у Нумистрона, поместился так, что с фланга у него были рытвины и крутые дороги; использовав природные укрепления, он победил знаменитейшего полководца.

7. У Канн Ганнибал обратил внимание, что от реки Волтурна больше, чем от других рек, по утрам дуют сильные ветры, которые гонят вихри песку и пыли. Он поэтому так построил войско, что вся сила ветра направлялась ему в спину, а римлянам вихрь бил в лицо и в глаза; это необычайно вредило неприятелю; благодаря этому он одержал свою знаменитую победу.

8. Марий, назначив день для сражения против кимвров и тевтонов, накормил солдат и поставил их перед лагерем с таким расчетом, чтобы неприятельское войско выдохлось, преодолевая то расстояние, которое разделяло противников. К усталости он прибавил еще одну трудность: именно – варварам пришлось занять позицию против солнца, ветра и пыли.

9. Лакедемонянин Клеомен, имея дело с афинянином Гиппием, превосходившим его конницей, завалил равнину, на которой предполагал сразиться, порубленными деревьями и сделал дорогу непроезжей для конницы.

10. Иберы в Африке были перехвачены огромным множеством неприятелей; боясь окружения, они подошли вплотную к реке с крутыми берегами, протекавшей в этой местности. Укрепив таким образом свой тыл и совершая со свойственной им доблестью набеги один за другим на ближайшие части, они разбили все неприятельские войска.

11. Лакедемонянин Ксантипп одной только переменой позиции повернул ход Пунической войны. Приходившие уже в отчаяние карфагеняне подзадорили его платой, и он обратил внимание, что африканцы, превосходившие противника конницей и слонами, взбираются на холмы, а римляне, сила которых была в пехоте, занимают равнины. Тогда он вывел пунийцев на ровное место. Расстроив при помощи слонов ряды римлян и преследуя рассыпавшихся солдат нумидийской конницей, он разбил войска, до того одерживавшие победы на суше и на море.

12. Эпаминонд, предводитель фиванцев, вступая в бой против лакедемонян, приказал впереди фронта послать конницу, пустил огромное облако пыли навстречу неприятелю и создал у него впечатление, что готовится конное сражение. Одновременно он повел пехоту в обход с той стороны, где был спуск к противоположной неприятельской линии, и, напав неожиданно с тыла, порубил врага.

13. Триста лакедемонян заняли Фермопилы против бесчисленной рати персов; узкое ущелье допускало рукопашную схватку лишь с равным числом врагов; получилось поэтому, что при фактическом столкновении они оказывались равными по численности варварам, а доблестью они их превосходили; они поэтому перебили большое число персов и не были бы побеждены, если бы изменник Эфиальт Трахинийский не провел неприятеля в обход; появившись с тыла, неприятель уничтожил их.

14. Фемистокл, вождь афинян, видел, что против множества кораблей Ксеркса для Греции полезнее всего сразиться в узком Саламинском проливе, но не мог убедить и в этом сограждан. Благодаря хитрости он добился того, что варвары сами толкнули греков на полезный шаг. Притворившись предателем, он послал к Ксерксу предупредить его, будто соотечественники помышляют о бегстве и ему труднее будет осаждать каждый город и отдельности. Этим Фемистокл добился того, что, во-первых, персидское войско лишилось покоя, оставаясь всю ночь на страже; во-вторых, утром афиняне со свежими силами вступили в бой с ослабевшими от бессонницы варварами, как он и хотел, в тесном месте, где Ксеркс не мог использовать свое численное превосходство.

 

III. Построение войска

 

1. Гн. Сципион в операции против Ганнона в Испании у города Индибиле заметил, что пунийцы построены таким образом, что на правом фланге стоят испанцы, солдаты, правда, крепкие, но выполнявшие чуждое им дело, а на левом фланге – африканцы, менее сильные физически, но более стойкие духом. Он поэтому отвел свой левый фланг, а правым, укомплектованным самыми сильными воинами, сразился с неприятелем, построившись косым строем. Затем, разбив африканцев, он легко склонил к сдаче испанцев, стоявших в отдалении в качестве как бы зрителей.

2. Царь Филипп Македонский, ведя военные действия против гиллийцев, заметил, что центр неприятельской линии заполнен отборными солдатами, а фланги слабее. Поместив своих храбрейших воинов на правом фланге, он напал на левый фланг неприятеля и, смяв весь его боевой порядок, одержал решительную победу.

3. Фиванец Паммен, обозрев строй персов, где лучшие силы были помещены на правом фланге, подобным образом построил и свое войско, поместив всю конницу и всех храбрейших пехотинцев на правом фланге, а слабейших – против самой сильной части неприятеля. Последним он приказал при первом натиске неприятеля искать спасения в бегстве и укрыться в лесистых и труднопроходимых местах. Сведя, таким образом, к нулю усилия цвета неприятельского войска, он с лучшей частью своих сил обошел строй неприятеля с правого фланга и заставил его отступить.

4. П. Корнелий Сципион, прозванный впоследствии Африканским, ведя военные действия против карфагенского полководца Гасдрубала в Испании, день за днем выводил войско, построенное таким образом, что центр был укомплектован сильнейшими солдатами. Неприятель также стал выступать постоянно, построившись таким же образом. И вот, в тот день, когда Сципион задумал дать решительное сражение, он изменил боевой порядок, поместив сильнейших воинов (т. е. легионеров) на флангах, а легковооруженных в центре, отодвинув их назад. Выстроив, таким образом, войско в виде полумесяца и обрушившись флангами, на которых имел превосходство, на слабейшую часть неприятеля, он его разбил наголову.

5. Метелл в Испании в том сражении, в котором разбил Гиртулея, обнаружив, что его сильнейшие когорты размещены в центре, сам отвел свой центр назад, с тем, чтобы пустить его против врага лишь после того, как, сомкнув фланги, окружит со всех сторон центр неприятеля.

6. Артаксеркс, превосходя численностью греков, вступивших в Персиду, построил войско более широким фронтом, чем неприятель, поместив в центре пехоту, а конницу и легковооруженных по флангам; пока, таким образом, центр умышленно продвигался медленно, он окружил и порубил неприятельские силы.

7. Ганнибал при Каннах, напротив, отвел назад фланги, выдвинул вперед центр и при первой атаке поразил наших. Когда бой развернулся и фланги, в свою очередь, стали, согласно приказу, продвигаться дугою вперед, он зажал неприятеля в центре своего войска, сдавил его с обеих сторон и порубил его. [Он имел в своем распоряжении войско из ветеранов, получивших длительный опыт; выполнить такого рода маневр могут только опытные солдаты, ориентирующиеся в любой обстановке. ]

8. Во время второй Пунической войны Гасдрубал, уклоняясь от навязываемого боя, построился на кочковатом холме позади виноградников. Ливий Салинатор и Клавдий Нерон развели свои войска в стороны и, обнажив центр, окружили Гасдрубала с обеих сторон и, напав на него, одержали победу.

9. Ганнибал, побежденный в ряде сражений Клавдием Марцеллом, стал отводить для лагеря позиции, где можно было, прикрываясь горами, болотами или другими подобными естественными преградами, построить войско так, чтобы можно было в случае перевеса римлян отнести войско без потерь за укрепления, а в случае их отступления сохранить инициативу в наступлении.

10. Лакедемонянин Ксаптипп в Африке в деле против М. Атилия Регула поставил на первой линии легковооруженные части, а цвет войска – в резерве и приказал своим вспомогательным войскам, метнув дротики, отступить перед врагом, а когда они окажутся на линии своих войск, немедленно разбежаться в стороны и вновь ринуться вперед с флангов; в результате, когда враг попал под удар наиболее сильной части, фланговые, в свою очередь, его окружили.

[11. Так же поступил Серторий в Испании против Помпея. ]

12. Лакедемонянин Клеандрид построил против луканов войско густым строем, так что получалась видимость гораздо меньшего войска; усыпив бдительность врага, он уже в разгаре боя раздвинул ряды и, окружив неприятеля с флангов, разбил его.

13. Лакедемонянин Гастрон прибыл на помощь египтянам против персов. Зная, что греческий солдат крепче египетского и персы больше боятся его, он распорядился, чтобы они поменялись оружием, и поместил греков в первом ряду; когда они бились с переменным успехом, он подослал египетский отряд; персы, оказывавшие сопротивление грекам, которых принимали за египтян, теперь, когда подошло множество солдат, которых персы боялись, принимая за греков, отступили.

14. Гн. Помпей в Албании, ввиду того, что неприятель превосходил его численностью и конницей, велел пехотинцам поместиться возле холма в теснине, прикрыв шлемы, чтобы блеск их не обнаружил; затем он приказал всадникам выехать вперед на открытое место, как будто предшествуя пехоте, и предписал им при первом натиске врага отъехать назад и, поравнявшись с пехотой, разойтись в обе стороны. Когда этот маневр был выполнен, на освободившемся месте поднялась неожиданно пехота, хлынула на неосторожно въехавших в теснину врагов и в возникшем неожиданном для них сражении порубила их.

15. М.Антоний, когда парфяне обрушили на его войско бесконечное множество стрел, приказал своим остаться на месте и устроить черепаху; стрелы пронеслись над ней, я неприятель выдохся, не нанеся ущерба воинам.

16. Против Сципиона в Африке Ганнибал имел войско из пунийцев и союзников, часть которых состояла не только из разнородных элементов, но и из италиков. И вот, позади 80 слонов, которые были поставлены в центре, чтобы расстроить ряды неприятелей, он поместил вспомогательные войска галлов, лигуров, балеарцев и мавров, чтобы они не могли убежать, поскольку за ними стояли пунийцы, но противостояли неприятелю, и если не нанесут ущерба, то во всяком случае изматывали бы его. Далее, на второй линии он поставил пунийцев и македонян, чтобы они со свежими силами схватились с уже уставшими римлянами; в арьергарде он поставил италиков, так как не полагался на их верность и опасался, что они будут действовать вяло: ведь он большинство из них вывел из Италии против их воли. Этому построению Сципион противопоставил в центре цвет легиона, построенный в три линии, – гастатов, принципов и триариев; при этом он поставил когорты не сплошь, а оставил интервалы между манипулами, с тем чтобы пущенных неприятелем слонов можно было легко пропустить, не расстраивая рядов. А интервалы он также занял легковооруженными, чтобы не было зияющих перерывов в строе, и приказал им при нападении слонов податься назад или в стороны. На конец, конницу он распределил по флангам и поручил командование правым крылом римских всадников Лелию, левым крылом нумидийцев – Масиниссе. Такое продуманное построение войска, несомненно, было причиной победы.

17. Архелай против Л. Суллы поставил в центре снабженные серпами квадриги, чтобы расстроить ряды неприятеля, на второй линии – македонскую фалангу, на третьей – вооруженные по римскому образцу вспомогательные отряды, прибавив к ним беглецов-италиков, на упорство которых он больше всего рассчитывал; легковооруженных он поместил позади; наконец, с обоих флангов он поставил свою многочисленную конницу для окружения неприятеля.

В ответ Сулла провел на обоих флангах рвы большой ширины и на их концах воздвиг укрепления; этим он обезопасил себя от окружения неприятелем, превосходившим его численностью, особенно конницей. Затем он выстроил пехоту тройным строем, оставив интервалы, по которым он мог бы, когда потребуется, выдвинуть легковооруженные части и конницу, поставленную в арьергарде. Далее, он велел бойцам второй линии забить крепко и землю множество частых кольев, и, когда стали приближаться квадриги, он за частоколом укрыл бойцов первой линии. Только тогда он приказал подвижным частям [велитам] и легковооруженным с боевым кличем пустить в ход копья. В результате неприятельские квадриги, натолкнувшиеся на частокол или напуганные криком и копьями, повернули на своих и расстроили македонскую фалангу; та стала поддаваться. Так как Сулла наседал, Архелай выставил против него конницу. Но тут римляне внезапно выпустили свою конницу, отогнали неприятельских всадников и завершили победу.

18. Г. Цезарь таким же способом, устроив частокол, перехватил и задержал квадриги галлов.

19. Александр, опасаясь у Арбел численности неприятеля и уверенный в доблести своих воинов, построил войско фронтом во все стороны так, чтобы в случае окружения они могли биться со всех сторон.

20. В операции Павла против македонского царя Персея последний направил свою двойную фалангу в центр, окружил ее легковооруженными, а на обоих флангах поместил конницу. Павел придал тройному строю клинья, между которыми постепенно выводил велитов. Видя, что таким путем не удастся прорвать фронт, он начал отходить, чтобы этой уловкой заманить неприятеля на труднопроходимые места, которые он заранее подыскал. Но и здесь фаланга, заподозрив хитрость со стороны отступающих, продвинулась, не нарушая строя. Тогда Павел приказал всадникам с левого фланга проскакать вдоль края фаланги галопом с таким расчётом, чтобы, держа оружие на перевес, самим напором отбить острия неприятельского оружия; обезоруженные таким образом македоняне расстроили свои ряды и обратили тыл.

21. Пирр в войне за Тарент у Аускула, следуя стиху Гомера, по которому худших надо взять в середину, поместил на правом фланге самнитов и эпиротов, на левом – бруттиев и луканов с саллентинцами, а в центре - тарентинцев. Конницу и слонов он распорядился оставить в резерве. Консулы, напротив, очень выгодно распределив конницу по флангам, поместили в первом ряду и в резерве легионы и влили в них вспомогательные войска. Известно, что с обеих сторон здесь было 40 тысяч; Пирр потерял половину войска, римляне не досчитались 5 тысяч.

22. Гн. Помпей при Палеофарсале против Г. Цезаря построил войско в три линии, из коих каждая имела в глубину по десять рядов. Наиболее сильные по доблести личного состава легионы он поместил на флангах и в центре, промежутки между ними заполнил новобранцами. На правом фланге он разместил 600 всадников вдоль реки Эпинея, который своим руслом и разливом делает местность труднодоступной, остальную конницу вместе с вспомогательными войсками – на левом фланге, чтобы оттуда обойти войско Юлия.

Против этого построения Г. Цезарь расположил легионы в центре тоже в три линии, а левый фланг пододвинул к болоту, чтобы его нельзя было обойти. На правом фланге он расположил конницу, придав к ней наиболее быстрых пехотинцев, приученных биться в конном сражении. Далее, шесть когорт он оставил в резерве для внезапных бросков и на правом фланге, откуда ожидалась неприятельская конница, поставил когорты под углом. Ничто так не содействовало победе Цезаря в тот день: высыпавшую конницу Помпея они заставили повернуть и отдали на убой.

23. Император Цезарь Август Германик, когда хатты раз за разом совершали конные набеги и убегали в леса, приказал своим всадникам, как только они дойдут до непроезжего места, соскочить с коней и сражаться пешими. Этим он добился того, что условия местности не служили помехой для его победы.

24. Г. Дуеллий, видя, что подвижные пунические корабли ускользают от его тяжелых судов и доблесть солдат остается бесплодной, придумал железные крючья; зацепив при их помощи неприятельский корабль, он перебрасывал на него мостки, по которым римляне переходили на неприятельское судно и убивали противников и рукопашной схватке.

 

IV. Как расстроить ряды неприятеля

 

1. Консул Папирий Курсор-сын, сражаясь с переменным успехом против упорных самнитов, тайно от своих приказал Спурию Навтию, чтобы небольшое число фланговых и конюхов сели на мулов и, влача по земле ветви, с большим шумом помчались вниз с лежавшего напротив холма. Завидев их, он возгласил, что это прибыл его победоносный коллега и надо самим стяжать славу победы в настоящем сражении. В результате римляне с большей уверенностью в себе ринулись вперед, а враги, задыхаясь от пыли, обратились в бегство.

2. Фабий Рулл Максим в свое четвертое консульство тщетно пытался в Самниуме прорвать фронт неприятеля; напоследок он незаметно вывел из рядов гастатов, послал их со своим легатом Сципионом в обход и приказал занять холм, с которого можно было попасть в тыл неприятелю. Когда это было выполнено, римляне приободрились, а самниты устрашились и, замыслив бегство, были перебиты.

3. Император Минуций Руф, когда его теснили скордиски и даки, превосходившие его численностью, выслал вперед брата и с ним немного всадников с трубами; он приказал, чтобы брат, когда увидит, что бой начался, внезапно появился с другой стороны и велел трубачам заиграть; вследствие отголоска в горах у неприятеля создалось впечатление, что наступает огромное множество; устрашившись, он обратился в бегство.

4. Консул Ацилий Глабрион имел своим противником войско царя Антиоха, расположившееся в Ахайе перед Фермопильским ущельем. Из-за неудобств позиции не только его усилия были тщетны, но он даже был бы отражен с большими потерями, если бы не послал в обход Порция Катона, который в то время, будучи уже консуляром, был по народному решению военным трибуном в войске. Сбросив с вершины горы Каллидром этолийцев, укрепившихся здесь, Катон неожиданно появился на нависающем над царским лагерем холме с тыла. Войска Антиоха были устрашены, а римляне ворвались с двух сторон и, разбив врага наголову, захватили лагерь.

5. Консул Г. Сульпиций Петик перед боем с галлами приказал погонщикам тайно отойти с мулами на ближайшие горы и, когда сражение разгорится по-настоящему, показаться перед сражающимися как будто бы на конях. В результате галлы, думая, что к римлянам пришла подмога, отступили уже на пороге победы.

6. Когда Марий у Акве Секстие намеревался дать на следующий день бой тевтонам, он ночью послал Марцелла с небольшим отрядом конницы и пехоты в тыл врага, а чтобы создать впечатление большого войска, он послал с ним также невооруженных конюхов и маркитантов и большое количество вьючного скота, накрытого тряпками, так что он походил на конницу. Марцеллу он приказал, как только он увидит, что завязывается сражение, в свою очередь броситься в тыл неприятеля; эта инсценировка навела такой страх, что грозный неприятель обратился в бегство.

7. Лициний Красс в войне против беглых рабов, собираясь вывести солдат против Каста и Канника, предводителей галлов, послал 12 когорт с легатом Г. Помпонием и Кв. Марцием Руфом за гору в обход. Когда сражение уже началось, эти когорты, выбежавшие с громким криком с тыла, настолько поразили врагов, что началось повальное бегство, и нигде не давалось отпора.

8. М. Марцелл, опасаясь, что слабые крики обнаружат малочисленность его войска, приказал поднять боевой клич также маркитантам, обозникам и всякого рода сопровождающим и устрашил неприятеля видимостью большого войска.

9. Валерий Левин в сражении против Пирра, убив простого воина и держа окровавленный меч, заверил оба войска, что убит Пирр. Неприятельские войска, думая, что их вождь убит и они покинуты, были приведены в смятение этой ложью и в страхе отошли в лагерь.

10. В сражении против Г. Мария в Нумидии Югурта, который вследствие прежнего общения с римским лагерем владел также латинским языком, выехал на передовую линию и громко объявил, что им убит Г. Марий. Этим он заставил многих наших повернуть.

11. Афинянин Миронид, сражаясь против фиванцев и находясь в опасном положении, внезапно поскакал на правый фланг своего войска и воскликнул, что на левом он уже одержал победу; внушив таким образом своим бодрость, а врагам страх, он победил.

12. Кир противопоставил очень сильной неприятельской коннице стадо верблюдов; кони, пораженные невиданными животными и их запахом, не только сбросили всадников, но и разметали ряды своей пехоты и отдали их врагу на разгром.

13. Пирр, царь Эпира, в войне за Тарент таким же образом использовал слонов, чтобы расстроить ряды римлян.

14. Лагерь вольсков был расположен возле кустарника и леса. Камилл поджег все, что способно было, воспламенившись, перебросить огонь на вал, я лишил противника лагеря.

15. П. Красс в союзнической войне таким же примерно образом попался со всем войском.

16. Испанцы выставили на первой линии против Гамилькара быков, запряженных в повозки, наполнив их сосновыми ветками, салом и серой, и при сигнале к бою зажгли их; погнав затем быков на врагов, они произвели у них переполох и прорвали их строй.

17. Фалиски и тарквинийцы переодели многих своих людей в жрецов, несших перед собою, как фурии, факелы и змей. Этим они привели в расстройство римское войско.

[18. Того же добились вейенты и фиденаты, схватив факелы. ]

19. Скифский царь Афей, сражаясь против более многочисленного войска трибаллов, приказал, чтобы женщины, дети и все невоенноспособные подвели к крайней неприятельской линии стада ослов и быков и выставили поднятые вверх копья. Затем он пустил слух, будто к нему подходит подмога от дальних скифов; этим заверением он заставил врага уйти.

 

V. Засады

 

1. Ромул, подойдя к Фиденам, расположил часть войска в укрытии и, притворившись, будто обратился в бегство, завел последовавшего за ним сгоряча неприятеля в то место, где у него были скрыты солдаты; последние напали на рассыпавшихся и не ожидавших опасности врагов и перебили их.

2. Консул Кн. Фабий Максим, посланный на помощь сутринцам против этрусков, привлек все силы неприятеля на себя; затем, притворившись устрашенным, он отступил, как бы убегая, на более возвышенную позицию; когда неприятель, не соблюдая строя, стал подходить, Фабий напал на него и не только выиграл сражение, но и отнял лагерь.

3. Семпроний Гракх в операции против кельтиберов притворился, будто боится, и удержал войско на месте. Затем он послал легковооруженных, чтобы они, завязав стычку с неприятелем и тотчас же отступив, выманили неприятеля. Тогда он напал на непостроившихся врагов и так их разгромил, что захватил и лагерь.

4. Консул Л. Метелл, ведя войну и Сицилии против Гасдрубала, был очень осторожен, ввиду наличия у противника большего войска и 130 слонов. Сделав вид, что он не уверен в себе, он удерживал войска в Панорме и провел впереди своей стоянки огромных размеров ров. Обозрев затем войско Гасдрубала, где на первой линии стояли слоны, он приказал гастатам пустить дротики в зверей и немедленно ретироваться за укрепления. Раздраженные такой издевкой, вожаки погнали слонов в самый ров: как только они туда попали, воины часть их убили копьями, часть погнали назад на своих, расстроив ряды неприятеля. Тогда Метелл, только этого и ждавший, вырвался со всем войском вперед и, напав на пунийцев с фланга, разгромил их и завладел даже слонами.

5. Скифская царица Тамирис, ведя бой с переменным успехом против персидского полководца Кира, в притворном страхе ускользнула в хорошо знакомые ее воинам теснины; там она неожиданно повернула фронт и, используя природные условия местности, одержала победу.

6. Египтяне, готовясь к бою на полях, прилегавших к болотам, покрыли эти болота водорослями и, когда началось сражение, притворились, будто убегают, и завлекли неприятеля в засаду. Последний, заехав слишком быстро в незнакомые места, застрял в болоте и был окружен.

7. Вириат, из разбойника ставший вождем кельтиберов, притворился, будто отступает перед римскими всадниками, и завел их в местность с очень глубокими рытвинами. Сам он выбрался по твердым, известным ему тропам; римляне, не зная местности, увязли в болоте и были перебиты.

8. Полководец Фульвий в войне с кимврами, расположившись лагерем поблизости от неприятеля, приказал всадникам подъехать к неприятельским укреплениям, завязать стычку с варварами и в притворном бегстве отступить. Так повторялось несколько дней; кимвры всякий раз яростно преследовали отступающих. Фульвий заметил, что лагерь их при этом обычно остается без охраны. И вот, пока часть войска выполняла обычный маневр, он сам налегке с солдатами засел скрытно позади неприятельского лагеря и, когда враги по обыкновению выбежали, неожиданно совершил нападение, прорвался через покинутый вал и захватил лагерь.

9. Когда войско фалисков, значительно превосходившее наше, расположилось лагерем на нашей земле, Гн. Фульвий поручил своим солдатам поджечь некоторые здания вдали от лагеря, чтобы фалиски подумали, что это дело рук их сотоварищей, и разбрелись в надежде на добычу.

10. Эпирот Александр, устроив засаду против иллирийцев, перерядил некоторых своих солдат в иллирийцев и приказал им опустошать свои (т. е. эпирские) области. Когда иллирийцы это увидели, они повсеместно предались грабежу тем беспечнее, что приняли шедших впереди за своих разведчиков. Последние умышленно завели их в труднопроходимые места, где они были разбиты и обращены в бегство.

11. Сиракузец Лептин в войне против карфагенян также приказал разорить собственные поля и поджечь некоторые селения и крепостцы. Карфагеняне, думая, что это дело рук их людей, тоже вышли как бы на подмогу и, попав в засаду, были разгромлены.

12. Магарбал, направленный карфагенянами против восставших африканцев, знал, что это племя жадно к вину. Он примешал к большому количеству вина мандрагору, являющуюся чем-то средним между ядом и снотворным. Затем он завязал легкую стычку и намеренно отступил; после этого он глубокой ночью покинул в лагере кой-какой обоз и все отравленное вино и притворно бежал. Захватив лагерь, варвары на радостях с жадностью распили вино со снадобьем, а когда они лежали вповалку, как мертвые, Магарбал вернулся и часть перебил, часть взял в плен.

13. Ганнибал, зная, что и его лагерь и римский расположены в безлесных мёстностях, нарочно оставил в пустынной местности внутри лагеря многочисленные стада вьючного скота. Римляне, овладев этой якобы добычей, при крайнем недостатке в дровах, нагрузились нездоровой пищей. Ночью Ганнибал привел свое войско обратно и нанес жестокие потери беспечным и отяжелевшим от полусырого мяса римлянам.

14. Тиб. Гракх в Испании, получив известие, что неприятель страдает от недостатка провианта, покинул лагерь, обильно снабженный всякими яствами. Захватив лагерь и обнаружив запасы, неприятель немедленно кинулся на еду. Гракх неожиданно вернулся с войском и подавил отяжелевшего врага.

15. Хиосцы, воюя против эритрейцев, захватили на возвышенности их разведчика, убили его и отдали его одежду своему солдату. Последний, сигнализируя с той же горы, заманил эритрейцев и засаду.

16. Известен был установившийся обычай арабов сигнализировать о подходе неприятеля днем дымом, ночью – огнем. И вот арабы распорядились не прерывать сигнализации, а когда противник подойдет, прекратить ее. Последний, думая, поскольку огненные сигналы прекратились, что его прибытие осталось незамеченным, слишком уверенно двинулся вперед и был разбит.

17. Александр Македонский, когда неприятель устроил укрепленный лагерь на высоких горах, отвел часть своих сил, а оставшимся приказал развести огни, как обычно, и создать впечатление, что войско здесь все. Сам он повел свой отряд в обход и по глухим районам и, ударив на неприятеля сверху, сбил его.

18. Мемнон Родосский, имея превосходство в коннице, хотел заставить неприятеля, укрепившегося на холмах, спуститься на равнину. Он направил некоторых солдат под видом перебежчиков в стан неприятеля принести к нему весть, будто в войске Мемнона бушует столь гибельный мятеж, что постепенно от него откалываются отдельные части. Чтобы это заявление вызывало доверие, он приказал на виду у врага возводить в разных местах небольшие форты, будто туда предполагают укрыться мятежники. Подстрекаемые создавшейся у них уверенностью, враги, находившиеся в горах, спустились на равнину и при попытке захватить форты были окружены конницей.

19. Гарриба, царь молоссов, подвергся военному нападению иллирийца Бардила, имевшего несколько большее войско. Удалив своих небоеспособных людей в соседнюю область Этолии, он пустил слух, будто уступил этолийцам свои города и владения. Сам он с боеспособными войсками устроил ряд засад в горах и труднопроходимых местах. Иллирийцы, боясь, что владения молоссов будут захвачены этолийцами, не позаботившись о боевом порядке, начали быстро продвигаться, спеша за мнимой добычей. Когда они, ничего не подозревая, двигались в беспорядке, Гарриба из засады разбил их наголову.

20. Т. Лабиен, легат Г. Цезаря, хотел сразиться с галлами до прибытия германцев, шедших, как ему было известно, к ним на помощь. Он притворно проявил нерешительность и, расположив лагерь на противоположном берегу, назначил на следующий день выступление. Галлы, считая, что он собирается бежать, начали переправляться через отделявшую их от римлян реку. Лабиен стянул войско и, пока галлы боролись с трудностями переправы, порубил их.

21. Ганнибал разведал, что лагерь римского полководца Фульвия укреплен небрежно, а Фульвий к тому же безрассудно смел. И вот, на рассвете, под прикрытием густого тумана, он выслал к караулам нашего лагеря несколько всадников. Фульвий немедленно двинул туда войско. Ганнибал с противоположной стороны захватил лагерь и, обрушившись оттуда в тыл римлянам, перебил восемь тысяч храбрейших солдат вместе с самим командиром.

22. В другой раз Ганнибал, когда римское войско было поделено между диктатором Фабием и начальником конницы Минуцием, причем Фабий выжидал благоприятного случая, а Минуций пылал жаждой сражаться, расположился лагерем на поле, находившемся между армиями неприятеля. Спрятав часть пехоты среди обрывистых скал, он, чтобы выманить неприятеля, послал занять ближайший холм. Когда Минуций вывел войска для отпора, внезапно поднялись спрятанные Ганнибалом в засаде войска, и они уничтожили бы войско Минуция, если бы в решающую минуту не подоспел Фабий.

23. При Требии Ганнибал, имея перед собой отделенный рекой лагерь консула Семпрония Лонга, в жестокий мороз поместил в засаде Магона с отборными воинами. Затем, чтобы подзадорить легковерного Семпрония, он приказал нумидийским конникам подъехать к его валу, но при первом нападении наших бежать по известным им бродам. Консул, напав на них и преследуя их с еще не поевшим войском, заморозил его, переправляясь через реку при сильном холоде; когда вскоре римляне окоченели и обессилели от голода, Ганнибал выдвинул своих солдат, которых предварительно специально для этого согрел при помощи огня, масла и дыма. Сыграл свою роль и Магон, выполнивший свою задачу разгромить тыл неприятеля.

24. При Тразименском озере, где между озером и подошвой горы узкая дорога вела в открытое поле, Ганнибал, притворившись, будто обращается в бегство, прорвался через теснины в открытое место и там раскинул лагерь. Ночью он расположил солдат на ближайшем холме и вдоль стен ущелья и на рассвете, прикрываясь еще и туманом, построил войско. Когда Фламиний, преследуя мнимого беглеца, вступил в теснину, он не успел обнаружить засаду, как подвергся нападению сразу с фронта, с флангов и с тыла и был уничтожен вместе с войском.

25. В деле против диктатора Юния Ганнибал приказал 500 всадникам глубокой ночью, разбившись на несколько турм, непрерывно по очереди появляться кругом перед лагерем неприятелей. В результате римляне были растревожены и измучены пребыванием и течение всей ночи на валу под дождем, который как раз лил непрерывно. Когда утром Юний дал сигнал отбоя, Ганнибал вывел отдохнувших воинов и напал на его лагерь.

26. Точно так же фиванец Эпаминонд, когда лакедемоняне построили на Истме вал и защищали Пелопоннес, при помощи небольшого числа легковооруженных всю ночь тревожил врага. Затем он на рассвете отозвал своих. Но когда лакедемоняне отошли на отдых, он внезапно двинул все войско, которое провело ночь на поле, и прорвался прямо по укреплениям, покинутым защитниками.

27. Ганнибал, приготовившись к бою при Каннах, велел 600 нумидийским всадникам перебежать к неприятелю; чтобы внушить больше доверия, перебежчики передали нашим мечи и щиты и были отведены в тыл. Как только начался бой, они обнажили заранее спрятанные меньшие мечи, подобрали щиты лежавших воинов и разгромили строй римлян.

28. Япиды также под видом сдачи передали проконсулу П. Лицинию поселян; когда их приняли и поместили на последней линии, они разгромили тыл римлян.

29. Сципион Африканский, имея против себя оба лагеря – Сифака и карфагенян, – решил ночью напасть на лагерь Сифака, где было много горючего материала, и поджечь его; он рассчитывал при этом перебить нумидийцев, когда они станут в страхе выбегать из лагеря, а пунийцев, которые наверно прибегут на помощь своим союзникам, захватить в засаду. Оба его плана удались; напав на прибежавших без оружия, как на случайный пожар, он их перебил.

30. Митридат, не раз побежденный доблестью Лукулла, покусился на него коварством. Он подучил некого Адафанта, выдающегося силача, чтобы он перебежал к неприятелю и, завоевав доверие, совершил злодеяние. Тот взялся за поручение усердно, но без успеха. Дело в том, что Лукулл, приняв его в конницу, держал его под тайным надзором, так как, с одной стороны, не следовало доверять перебежчику, а, с другой стороны, не следовало отпугнуть и других. Потом он, проявив при частых вылазках ловкость и усердие, приобрел доверие и выбрал [для покушения] время, когда командиры дали отдых всем лагерным солдатам, а палатка командующего находилась в отдалении. Случай помог Лукуллу. К бодрствующему Лукуллу заговорщика всегда пускали, но в тот раз он застал Лукулла уставшим от ночных размышлений и отдыхающим. Заговорщик хотел войти, ссылаясь на то, будто должен сообщить нечто экстренное и важное, но рабы, заботясь о здоровье своего господина, решительно его не пропустили. Тогда он, боясь, что навлек на себя подозрение, бежал на заготовленных перед входом лошадях к Митридату, не выполнив поручения.

31. Серторий в Испании стоял лагерем близ местечка Лаврон, по соседству с лагерем Помпея; здесь было только два района, откуда можно было добывать провиант, один – поблизости, другой был расположен подальше. Серторий постоянно нападал при помощи легко вооруженных отрядов на ближний район, а дальний запретил солдатам трогать и в конце концов убедил противников, что дальний район безопаснее ближнего. Когда именно сюда направились помпеянцы, он приказывает Октавию Грецинию с десятью когортами, вооруженными по римскому образцу, и Тарквинию Приску с двумя тысячами всадников выступить и устроить засаду фуражирам; те ревностно выполняют приказ. Разведав характер местности, они ночью укрывают указанные части в соседнем лесу, причем располагают на первой линии легко вооруженных испанцев, наиболее пригодных для скрытых операций, несколько глубже – тяжело вооруженную пехоту, а всадников – дальше всех, чтобы они не выдали замысла шумом. Всем приказано отдыхать, соблюдая тишину, до третьего часа дня. Когда затем чувствовавшие себя в безопасности помпеянцы нагрузились провиантом и стали думать о возвращении, сторожевые, прельщенные спокойствием, также разошлись для сбора фуража; тут-то выпущенные первыми испанцы со свойственной этому племени быстротой бросаются на разбредшихся, ничего подобного не ожидавших римлян, ранят и убивают их. Затем, раньше чем можно было начать организовать сопротивление, вырывается вперед из леса тяжелая пехота, громит и обращает в бегство пытающихся построиться римлян; на бегущих выпускается конница, преследует и рубит их на всем пути обратно к лагерю. Приняты были также меры, чтобы никто не убежал: остальные 250 всадников, отправленные вперед, мчась во весь опор сокращенными путями, не доскакав до лагеря Помпея, повернули обратно, навстречу первым рядам беглецов. Когда при виде этого Помпей выслал легион с Д. Лелием на защиту своих, всадники, отодвинувшись в сторону, как бы отступили, затем обошли и этот легион и с тыла напали на него, а одновременно с фронта подоспели те, кто был занят раньше преследованием фуражиров. Таким образом, и легион вместе со своим легатом был раздавлен между двумя линиями неприятелей. Когда Помпей стал выводить на его защиту все войско, Серторий показал с холмов и своих построившихся воинов и добился того, что Помпей оказался в невыгодном положении. Таким образом, при помощи одной ловкой операции Серторий не только нанес двойное поражение, но и заставил Помпея пассивно наблюдать избиение своих войск. Это было первое сражение между Серторием и Помпеем. По свидетельству Ливия, войско Помпея потеряло 10 тысяч человек и весь обоз.

32. Помпей в Испании, расположив заранее части для нападения из засады, притворным страхом завлек наседающего неприятеля к месту засады: затем, когда обстоятельства потребовали, он повернул и с фронта и с флангов изрубил насмерть неприятелей, захватив при этом в плен их предводителя Перперну.

33. Он же в войне в Армении против Митридата, превосходившего его численностью и качеством всадников, расположил 3 тысячи легковооруженных и 500 всадников в долине под прикрытием кустарника, росшего между обоими лагерями. Затем на рассвете он выслал против вражеского охранения всадников, дав им указание, чтобы они, когда вся конница завяжет бой с неприятельским войском, понемногу отступали, сохраняя строй, на такое расстояние, чтобы дать возможность появиться с тыла отрядам, для этого подготовленным. Все это было выполнено по плану; мнимые беглецы повернулись, и Помпей порубил центр растерявшегося неприятеля, причем подошедшая вплотную пехота зарубила даже лошадей. Этим сражением он убавил у царя уверенность в силе своей конницы.

34. Красс в войне против беглых рабов у Кантенны укрепил два лагеря вплотную у лагеря неприятеля. Ночью он стянул войска, оставил в большем лагере палатку главнокомандующего, чтобы ввести в обман врагов, а сам вывел все войско и поместил его у подножия горы. Разделив конницу, он приказал Л. Квинцию часть выставить против Спартака и изматывать его боем, другой частью завязать сражение с галлами и германцами из группировки Каста и Канника и притворным бегством завлечь их туда, где стоял с войском он сам. Когда варвары пустились их преследовать, всадники отошли на фланги, и внезапно обнаружившееся римское войско с криком ринулось вперед. Ливий передает, что в этом сражении убито было 35000 человек вместе с предводителями, отобрано 5 римских орлов, 26 знамен, много трофеев, в том числе 5 пучков фасций (fasces) с топорами.

35. Г. Кассий в Сирии в деле против парфян и их предводителя Осака выставил с фронта конницу, предварительно скрытно поместив с тыла в пересеченной местности пехоту. Затем он завлек парфянское войско в подготовленную засаду и разгромил его.

36. Парфяне и Лабиен были в приподнятом настроении в результате последовательных побед, в то время как Вентидий сам сдерживал своих, притворяясь напуганным. Раззадорив неприятелей, Вентидий завел их на неудобную позицию, подкрался и напал на них и нанес им такое поражение, что парфяне покинули Лабиена и ушли из провинции.

37. В войне против парфян Фарнастана Вентидий имел незначительное число солдат, а у парфян, как он видел, возрастала самоуверенность благодаря многочисленности войска. Он поместил сбоку от лагеря в незаметной долине 18 когорт, расположив конницу позади пехоты, затем направил против неприятеля чрезвычайно малый отряд. Обратившись притворно в бегство, отряд завлек беспорядочно преследовавшего неприятеля дальше места засады, и поднявшееся с фланга войско обратило в бегство и перебило неприятеля, в том числе и Фарнастана.

38. Лагери Г. Цезаря и Афрания занимали противолежащие равнины, и обе стороны были чрезвычайно заинтересованы в занятии ближайших холмов; но это было трудно вследствие крутизны скал. Цезарь построил войско так, как будто собирается вернуться обратно в Илерду; недостаток провианта делал это его намерение правдоподобным. Затем в кратчайший срок он, незаметно сворачивая, внезапно повернул, чтобы занять горы. При виде этого афранианцы в смятении, как если бы лагерь был взят, в свою очередь бросились в беспорядке к тем же горам. Цезарь предугадал, что так будет, и напал на непостроившегося неприятеля частью с высланной вперед пехотой, частью с придвинувшейся с тыла конницей.

39. Антоний у Форум Галлорум, узнав о приближении консула Пансы, устроил засаду в лесистых местах Эмилиевой дороги, перехватил и разгромил войско Пансы, а ему самому нанес такую рану, что он через несколько дней скончался.

40. Царь Юба в Африке во время гражданской войны притворным отступлением раззадорил Куриона и вызвал у него необоснованную решительность. Прельщенный тщетной надеждой, Курион, преследуя якобы бегущего царского военачальника Саборру, спустился в открытое поле; здесь он был окружен нумидийской конницей и пал, потеряв войско.

41. Мелант, предводитель афинян, был вызван неприятельским царем Ксанфом Беотийским и вышел на поединок. Подойдя вплотную, он заявил: “Несправедливо и против договора поступаешь ты, Ксанф; против меня одного ты вышел в сопровождении еще одного”. Кода тот, недоумевая, кто же его сопровождает, оглянулся и отвернулся, Мелант одним ударом сразил его.

42. Афинянин Ификрат у Херсонеса, зная, что предводитель лакедемонян Анаксибий ведет войско пешим порядком, высадил с кораблей очень сильный отряд и поставил его в засаде, а кораблям велел плыть на виду так, как будто на них погружены все солдаты; таким образом он с тыла напал на спокойно шедших по дороге и ничего не подозревавших лакедемонян, подавил и разбил их.

43. Либурны, занимая мелководья, выставили из воды только головы, внушив таким образом неприятелю представление, что там – глубокое место; преследовавшая их трирема села на мель и была захвачена.

44. Алкивиад, предводитель афинян, действовал на Геллеспонте против лакедемонского предводителя Миндара, имевшего значительное войско и больше кораблей. Ночью Алкивиад высадил часть солдат, скрыв за мысом также несколько кораблей, а сам с немногими кораблями выступил с таким расчетом, чтобы подзадорить неприятеля своей слабостью; когда неприятель стал его преследовать, он бежал, пока не завлек его в подготовленную засаду; затем, когда неприятель был отбит и стал высаживаться, он был перебит специально для этого заранее высаженными воинами.

45. Он же, готовясь к морскому сражению, установил на мысу несколько мачт и приказал оставленным при них людям, чтобы они, как только заметят, что бой начался, распустили паруса. В результате неприятель подумал, что к Алкивиаду подходит на помощь другой флот, и повернул обратно.

46. Мемнон Родосец в морском бою, имея флот в 200 кораблей и желая втянуть в сражение неприятельские корабли, распорядился поднять мачты на небольшом числе кораблей и повести их первыми. Неприятель, увидев издали число мачт и сделав отсюда заключение о числе кораблей, вступил в сражение и был захвачен и побежден превосходящими силами.

47. Тимофей, предводитель афинян, намеревался дать лакедемонянам морское сражение; когда их флот выдвинулся для боя, он выслал вперед двадцать быстроходнейших судов, чтобы они всяческими уловками и разными маневрами измотали неприятеля. Затем, видя, что противник передвигается уже с меньшей маневренностью, он выступил вперед и легко победил успевшего измотаться неприятеля.

 

VI. Как выпустить врага, чтобы он, будучи заперт, в отчаянии не возобновил сражения

 

1. В том сражении, которое произошло под командованием Камилла, галлы нуждались в плавучих средствах, чтобы переправиться через Тибр. Сенат решил перевезти их и снабдить их также провиантом.

Людям того же племени впоследствии, когда они бежали, была дана возможность пройти по Помптинскому полю, которое называется Галльским.

2. Т. Марцию, римскому всаднику, когда были убиты два Сципиона, войско вручило верховное командование. Когда окруженные им пунийцы, чтобы не умереть неотомщенными, сражались с особенным ожесточением, он раздвинул манипулы и, предоставив пунийцам путь для бегства, разгромил их, когда они рассыпались, без риска для своих.

3. Ю. Цезарь велел выпустить окруженных германцев, храбро сражавшихся в отчаянии, и напал на них, когда они бежали.

4. Ганнибал, когда окруженные римляне у Тразименского озера сражались с величайшим ожесточением, раздвинул ряды, дав им возможность уйти, а когда они шли, он их уложил, не понеся никаких потерь.

5. Антигон, царь македонский, подверг осаде этолийцев; мучимые голодом, они решили совершить вылазку и умереть вместе. Антигон открыл им дорогу для бегства и, сломив таким образом их наступательный порыв, настиг их сзади и перебил.

6. Агесилай Лакедемонский, сражаясь против фиванцев, заметил, что неприятель, зажатый природными условиями местности, в отчаянии дерется с необычайной яростью. Раздвинув ряды свои солдат и открыв фиванцам путь к спасению, он вновь сомкнул строй против отступающих и, нападая сзади, перебил их, не подвергая риску своих.

7. Консул Гн. Манлий, вернувшись из боя, обнаружил, что римский лагерь захвачен этрусками. Окружив все входы постами, он привел запертых врагов до такой бешеной ярости, что в сече сам был убит. Ввиду этого легаты его сняли посты с одного входа и открыли выход этрускам; затем они бросились на выходящих в беспорядке, а тут подошел навстречу второй консул Фабий и изрубил их.

8. Фемистокл после победы над Ксерксом не позволял своим разрушить мост, разъяснив, что выгоднее изгнать Ксеркса из Европы, чем вынудить его отчаянно сражаться. Он же послал к Ксерксу людей, чтобы указать ему, какой опасности он подвергается, если не ускорит отступление.

9. Пирр, царь Эпира, захватил какой-то город и запер ворота; увидев, что запертые в силу крайней необходимости храбро сражаются, он дал им возможность бежать.

10. Он же, среди других наставлений полководцу, оставил и такое: не надо упорно наседать на бегущего неприятеля, не только для того, чтобы он по необходимости не сопротивлялся ожесточеннее, но и для того, чтобы и впоследствии он легче решался отступать, зная, что победители не будут преследовать бегущих до полного их уничтожения.

 

VII. Как скрыть свои неудачи

 

1. В сражении римского царя Тулла Гостилия против вейентов альбанцы, покинув римское войско, устремились к ближайшим холмам, и это смутило дух наших. Тогда царь заявил, что альбанцы поступили так по его распоряжению, чтобы окружить неприятеля. Это заявление внушило вейентам страх, римлянам – уверенность; удачный замысел восстановил пошатнувшееся положение.

2. Когда префект Л. Суллы с сопровождавшим его немалым конным отрядом в разгар сражения перебежал к неприятелю, Сулла объявил, что это сделано по его приказу. Таким образом он не только не допустил упадка духа солдат, но даже укрепил его некоей надеждой на пользу, какая должна была последовать от этого решения.

3. В другой раз, когда посланные Суллой вспомогательные войска были окружены неприятелем и перебиты и он опасался, что эта потеря наведет страх на все войско, он заявил, что он намеренно послал эти отряды на невыгодную позицию, так как они замыслили мятеж. Таким образом, он выдал совершенно явное поражение за мнимый акт мщения и укрепил дух солдат, убедив их в этом.

4. Сципиону послы Сифака сообщили от имени своего царя, чтобы он не переправлялся из Сицилии в Африку в расчете на союз с ним. Опасаясь, что гибель надежды на союз с иноземцами подорвет дух войска, Сципион спешно отпустил послов и распространил слух, будто Сифак сам вызывает его на союз.

5. Серторий во время боя пронзил кинжалом варвара, донесшего ему о гибели Гиртулея, чтобы он не довел этой вести до сведения других и его воины из-за этого не приуныли.

6. Афинянина Алкивиада теснили в бою абидосцы; вдруг он заметил, что к нему во весь опор скачет мрачный письмоносец; он запретил ему сказать при всех, какую весть он несет. Расспросив его наедине, он узнал, что царский командующий Фарнабаз штурмует его флот; скрыв это и от неприятеля и от своих воинов, он закончил сражение, немедленно повел войско для спасения флота и оказал помощь своим.

7. Когда Ганнибал вступал в Италию, его покинули три тысячи карпетанов. Чтобы и другие не заразились их примером, он объявил, что сам отпустил их, и для большей убедительности отпустил по домам, сверх того, еще нескольких, наименее ценных.

8. Л. Лукулл, заметив, что македонские всадники, бывшие в его вспомогательном войске, по внезапному сговору перебегают к неприятелю, велел трубить к походу и послал турмы в погоню за ними. Неприятель, думая, что начинается сражение, встретил перебежчиков копьями. Македонцы, видя, что, с одной стороны, неприятель их не принимает, а с другой стороны, их теснят те, от кого они дезертировали, по необходимости вовлеклись в настоящее сражение и напали на неприятеля.

9. Датам, предводитель персов, в войне против Автофрадата в Каппадокии узнал, что часть его всадников перебегает к противнику. Он приказал всем остальным отправиться с ним и, нагнав перебежчиков, похвалил их, что они так резво поскакали впереди его, и увещевал их так же храбро напасть на врага. Перебежчики от стыда почувствовали раскаяние и изменили свое намерение, не думая, что оно было разгадано.

10. Консул Т. Квинций Капитолин, когда римляне стали отступать, ложно заявил, будто на другом фланге враги обращены в бегство. Ободрив этим своих, он одержал победу.

11. В бою Гн. Манлия против этрусков был ранен его коллега М. Фабий, командовавший левым флангом, и вследствие этого эта часть стала отступать, думая, что консул даже убит. Манлий бросился к ней навстречу с турмами всадников, крича, что и коллега жив и что он сам на правом фланге одержал победу. Ободрив этой своей решительностью своих воинов, он добился победы.

12. В войне Мария против кимвров и тевтонов межевщики как-то по неосторожности отвели для лагеря место так, что вода оказалась во власти варваров. Когда солдаты потребовали воды, он показал пальцем на врага и сказал: “Ее надо добыть оттуда”. Этим внушением он достиг того, что варвары были окончательно уничтожены.

13. Когда Т. Лабиен после Фарсальской битвы и поражения его партии бежал в Диррахий, он перемешал истину и ложь: не скрыв исхода битвы, он выдумал, будто потери обеих сторон сравнялись вследствие тяжелого ранения Цезаря. Этим вымыслом он внушил бодрость остаткам сторонников Помпея.

14. М. Катон неосторожно пристал с одним суденышком к Амбракии в тот момент, когда этолийцы атаковали союзные корабли. Хотя он не имел при себе никакой охраны, он начал давать сигналы голосом и жестами, как будто он зовет идущие следом свои корабли. Этим он устрашил врагов, считавших, что корабли совсем близко, раз их призывают так, как призывают находящихся совсем поблизости. Чтобы не подвергнуться разгрому с прибытием римского флота, этолийцы прекратили атаку.

 

VIII. Как решительностью восстановить боевой порядок

 

1. Сервий Туллий в юности в битве царя Тарквиния против сабинян вырвал знамя у слишком вяло сражавшихся знаменосцев и бросил его в гущу неприятеля; чтобы вновь им завладеть, римляне стали биться столь яростно, что и знамя возвратили и одержали победу.

2. Консул Фурий Агриппа, когда фланг стал поддаваться, выхватил у знаменосца военное знамя и бросил его к врагам – герникам и эквам. В результате положение было восстановлено: римляне налегли с величайшим пылом, чтобы получить обратно знамя.

3. Консул Т. Квинций Капитолин бросил знамя в ряды врагов-фалисков и велел солдатам вновь добыть его.

4. М. Фурий Камилл, военный трибун с консульской властью, видя, что войско колеблется, схватил знаменосца за руку и потащил его к врагам – вольскам и латинам; прочим стыдно стало не последовать за ним.

[5. То же сделал Сальвий Пелигн в войне с персами. ]

6. М. Фурий вышел навстречу повернувшему вспять войску и заявил, что пустит в лагерь только победителей. Вернув солдат в строй, он достиг победы.

7. Сципион у Нуманции, видя, что войско повернуло, объявил, что будет считать личным врагом каждого, кто вернется в лагерь.

8. Диктатор Сервилий Приск, отдав приказ легионам напасть на неприятелей-фалисков, велел убить заколебавшегося знаменосца; устрашенные этим примером солдаты атаковали врага.

[9. Так же поступил начальник конницы Косс Корнелий в операции против фиденцев. ]

10. Тарквиний и бою против сабинян приказал медлившим всадникам скинуть уздечки и, разгорячив коней, прорвать строй неприятеля.

11. Консул М. Атилий в Самнитской войне выдвинул против солдат, бежавших из строя в лагерь, отряд своих воинов, заявляя, что им придется сражаться со своими и с верными гражданами, если они не предпочтут сражаться с врагами; таким способом он всех вернул в строй.

12. Легионы Л. Суллы стали уже отступать под напором Митридатова войска, предводительствуемого Архелаем; тогда Сулла обнажил меч, выбежал вперед на первую линию и, обращаясь к солдатам, сказал, что если кто спросит, где они покинули своего полководца, пусть ответят, что оставили его сражающимся в Беотии; устыдившись, все последовали за ним.

13. Божественный Юлий при Мунде, когда его войско стало отходить, велел увести с глаз его коня и пеший выбежал на первую линию; солдатам стыдно стало покинуть полководца, и они возобновили бой.

14. Филипп, опасаясь, что его воины не выдержат натиска скифов, поместил надежнейших всадников в тылу и предписал им не позволять никому из соратников бежать из строя, а кто будет упорно отходить, тех убивать. Огласив это распоряжение, он достиг того, что даже самые трусливые предпочли пасть от рук врага, чем от рук своих товарищей. Победа была одержана.

 

О поведении после боя

 

IX. Как при удачном исходе боя завершить незаконченную военную операцию

 

1. Г. Марий, победив в бою тевтонов, ввиду наступления ночи окружил их остатки; приказав немногим солдатам время от времени поднимать крик, он тревожил врага и не дал ему заснуть. Благодаря этому он на следующий, день легче разгромил неотдохнувшего неприятеля.

2. Клавдий Нерон, победив пунийцев под предводительством Гасдрубала, которых перехватил при переходе из Испании в Италию, бросил голову Гасдрубала в лагерь Ганнибала. В результате Ганнибал был сражен горем (убитый был ему братом), а войско – гибелью надежды на подход подмоги.

3. Л. Сулла показал осаждаемым в Пренесте головы убитых в бою вождей, насаженные на копья, и тем сломил упорство и самоуверенность их.

4. Точно так же Арминий, предводитель германцев, велел насадить на копья и поднести к неприятельскому валу головы убитых им.

5. Домиций Корбулон осаждал Тигранокерт, и казалось, что армяне собираются упорно выдерживать осаду. И вот он казнил Ваданда, одного из захваченных им мегистанов, и голову его пустил из баллисты внутрь неприятельских укреплений. Случайно голова попала в центр собрания, которое как раз происходило у варваров; при виде головы, усматривая в ней как бы предзнаменование, пораженные варвары поспешили сдаться.

6. Сиракузец Гермократ, победив в бою карфагенян, опасался, что пленных, которых он захватил громадное количество, не будут достаточно бдительно охранять, так как исход боя мог создать у победителей желание попировать и беспечное настроение. Он поэтому выдумал, будто в ближайшую ночь подойдет неприятельская конница; вызвав таким образом чувство настороженности, он добился того, что караулы несли с большей бдительностью, чем обычно.

7. Он же после удачной операции, когда его солдаты по этой причине слишком распустились и предались сну и выпивке, послал в неприятельский лагерь перебежчика, чтобы он удержал их от бегства: сиракузцы якобы всюду расставили засады; те, боясь засад, задержались и лагере. На другой день Гермократ поручил их разгром оправившимся солдатам и завершил войну.

8. Мильтиад, разбив огромное множество персов у Марафона, убедил афинян, задержавшихся изъявлениями радости своей, поспешить на помощь городу, куда устремился персидский флот. Когда он забежал вперед и заполнил стены города воинами, персы решили, что афинян – огромное множество, что у Марафона сражались одни солдаты, а стены защищают другие; они поэтому немедленно стянули корабли и направились обратно в Азию.

9. Афинянин Писистрат захватил флот мегарцев, на котором те подплыли ночью к Элевсину, чтобы захватить занятых исполнением мистерий афинянок. Отомстив им жестоким избиением, он посадил на эти самые захваченные суда афинских воинов и поместил на виду несколько почтенных женщин, якобы пленниц. Мегарцы, обманутые видимостью, толпою вышли навстречу, думая, что это их корабли возвращаются, да притом с успехом, и, безоружные, вновь были разгромлены.

10. Кимон, вождь афинян, победив персидский флот при острове Кипре, надел на своих солдат захваченное оружие и поплыл на тех же варварских кораблях в Памфилию к реке Эвримедонту. Персы, признавшие и корабли и стоявших на них людей по внешнему виду за своих, не приняли никаких мер предосторожности; таким образом, подвергшись неожиданному нападению, они в один день оказались побежденными и в морском и в пехотном сражении.

 

X. Как выправить положение, если дело пошло плохо

 

1. Т.Дидий в Испании провел ожесточеннейшее сражение, которое прервала ночь. С обеих сторон было большое число убитых. Дидий позаботился ночью похоронить многих своих. На другой день испанцы также занялись этим делом. Обнаружив, что на их стороне больше убитых, чем у римлян, они, согласно этому расчету, заключили, что они побеждены, и пошли на условия римского полководца.

2. Римский всадник Т. Марций командовал остатками войска; поблизости были два пунических лагеря на расстоянии нескольких миль один от другого. Подбодрив солдат, Марций глубокой ночью напал на ближайший лагерь, а так как упоенный победой неприятель не готовился к защите, он не оставил даже вестника поражения. Дав солдатам кратчайшую передышку, Марций в ту же ночь, опередив известие о происшедших событиях, напал на другой лагерь. Итак, использовав дважды ту же удачу, уничтожив пунийцев в обоих лагерях, он возвратил римскому народу потерянную Испанию.

 

XI. Как сохранить верность колеблющихся

 

1. П. Валерий в Эпидавре опасался вероломства горожан, так как не имел достаточно войска. Он поэтому устроил гимнические игры вдали от города. Когда почти весь город вышел туда посмотреть зрелище, он запер ворота и впустил эпидаврян лишь после того, как получил от знати заложников.

2. Гн. Помпей, относясь с подозрением к хавкийцам и опасаясь, что они не примут его гарнизона, попросил у них, чтобы они позволили больным некоторое время у них лечиться. Послав туда под видом больных самых сильных, он занял и удержал город.

3. Александр, после завоевания и усмирения Фракии, направляясь в Азию, опасался, как бы фракийцы после его ухода не взялись за оружие. Он поэтому увел с собой, под видом оказания почести, царей, начальствующих и всех, у кого, по-видимому, остались думы об утраченной свободе; над оставшейся чернью он поставил начальниками плебеев. В результате знать, опутанная его милостями, не желала ничего предпринимать, а плебс, лишенный главарей, и не мог бы ничего сделать.

4. Антипатр, увидав войско пелопоннесцев, которые при известии о смерти Александра соединились для свержения его власти, притворился, будто не знает, зачем они явились; он поблагодарил их за то, что они явились на помощь Александру против лакедемонян, и прибавил, что он напишет царю об этом; впрочем, поскольку якобы в настоящее время нет необходимости в их помощи, он убедил их уйти по домам. Таким образом он развеял опасность, нависшую в связи с событиями.

5. К Сципиону Африканскому в Испании среди пленных привели необычайной красоты девицу брачного возраста (к тому же и знатного рода); все взоры обратились на нее. Сципион взял ее под тщательную охрану и передал ее жениху, по имени Алицию, и сверх того дал этому жениху и качестве свадебного подарка золото, которое родственники девицы поднесли Сципиону в дар как выкуп за пленницу. Побежденное этим двойным великодушием, все племя отдалось под власть римского народа.

[6. Об Александре Македонском также рассказывают, что к необычайно красивой пленнице, которая была обручена с вождем соседнего племени, он отнесся с такой сдержанностью и деликатностью, что даже не посмотрел на нее; когда вскоре девица была отослана к жениху, он своим благодеянием привлек к себе племя. ]

7. Император Цезарь Август Германик во время той войны, в которую он за победу над врагами удостоился прозвания Германик, устроив кастеллы в области кубиев, распорядился уплатить по оценке за доходы с земель, которые занял укреплениями. Слава об этой его справедливости укрепила верность всех.

 

XII. Что надо делать для защиты лагеря, когда нет уверенности в наличных силах

 

1. Консул Т.Квинций, когда вольски готовились напасть на его лагерь, оставив только одну когорту на страже, а остальное войска отпустил на отдых. Трубачам он приказал сесть на лошадей, ездить вокруг вала и трубить. Этой обманчивой видимостью они держали врага на расстоянии и, кроме того, в течение всей ночи оставляли его в напряжении. На рассвете Квинций внезапно сделал вылазку и легко победил уставшего от бессоницы неприятеля.

2. Кв. Серторий в Испании сильно уступал численностью неприятельской коннице, которая в своей необычайной самоуверенности подступала к самым укреплениям. И кот ночью он вырыл ямы и перед ними выстроил войско. Когда затем конники по обыкновению стали приближаться, он отступил; преследователи попадали в ямы и были таким образом побеждены.

3. Харес, предводитель афинян, ожидая подкрепления, боялся, что тем временем неприятель, учитывая малочисленность его войск в данное время, атакует его лагерь. Тогда он выслал многих из своих ночью в противоположную сторону и приказал им вернуться в лагерь таким путем, чтобы они были особенно хорошо видны неприятелю, и создать видимость подхода новых сил. Так он при помощи мнимого подкрепления создал себе безопасность, пока не прибыла действительная подмога.

4. Афинянин Ификрат стоял лагерем в поле и разведал, что фракийцы собираются явиться ночью с холмов, с которых был только один спуск, чтобы разграбить лагерь. Он тайком вывел войско и распределил его по обеим сторонам дороги, по которой предстояло фракийцам пройти. Когда враги стали сбегать к лагерю, где многочисленные огни, разведенные немногими оставшимися, оставляли впечатление, будто там остается множество людей, он напал на них с фланга и разгромил их.

 

XIII. О бегстве

 

1. Галлы перед сражением с Атталом передали все золото и серебро верным хранителям с тем, чтобы в случае поражения они его рассыпали; благодаря этому им было бы легче ускользнуть от неприятеля, занятого подбиранием добычи.

2. Царь Сирии Трифон, потерпев поражение, разбросал по всему пути своего бегства деньги и, задержав всадников Антиоха войсками их, ускользнул.

3. Кв.Серторий, разбитый в сражении Кв.Метеллом Пием и считая, что даже путь к бегству не обеспечен, велел солдатам разойтись по одиночке, указав им место, где собраться.

4. Вириат, вождь лузитанов, укользнул от наших войск и ушел из неудобной позиции таким же способом, как Серторий, - сначала распустив, затем вновь собрав войско.

5. Гораций Коклес, теснимый войском Порсенны, приказал своим вернуться в город через мост, а чтобы неприятель не последовал за ними, подрубить мост. Пока это происходило, он сам, стоя у входа на мост в качестве его защитника, задерживал наступающих. Услыхав затем грохот обрушившегося моста, он бросился в реку и, отягощенный оружием и ранами, переплыл ее.

6. Афраний в Испании у Илерды, убегая от Цезаря, когда тот настигал его, разбил лагерь. Цезарь сделал то же самое и разослал людей на фуражировку; тогда Афраний неожиданно дал сигнал к выступлению.

7. Антоний отступал от наседавших парфян, и всякий раз, как он на рассвете пытался подвинуться, варвары обрушивали на отходящий отряд град стрел. Тогда он задержал своих до пятого часа, создав впечатление, что остановился совсем. Под этим впечатлением парфяне удалились оттуда, и он в остальную часть дня без помехи прошел по намеченному пути.

8. Филипп, побежденный в Эпире, боясь, чтобы римляне не нажимали на него при отступлении, испросил перемирие для погребения убитых и, когда благодаря этому караулы были ослаблены, ускользнул.

9. П.Клавдий был побежден пунийцами в морском сражении, и ему необходимо было прорваться через вражеское охранение. Тогда он приказал разукрасить оставшиеся двадцать кораблей, как победоносные; наведя таким образом страх на пунийцев, решивших, что наши одержали победу, он умудрился уйти.

10. Пунийцы, побежденные на море, старались отогнать наседавших римлян; они притворились, будто их корабли сели на мель, и, ведя себя так, будто прочно застряли, добились того, что победитель, боясь разделить их же участь, оставил им место для бегства.

11. Коммий Атребат, побежденный божественным Юлием, бежав из Галлии в Британию, прибыл к океану, когда ветер был как раз попутный, но начался отлив. Хотя его корабли застряли на обмелевшем берегу, он тем не менее распорядился поднять паруса. Преследовавший его Цезарь издали увидел надутые паруса, полные ветра, и, решив, что враг от него ускользнул по благоприятному курсу, отошел.

Публикация:
Вестник древней истории, №1, 1946