ХLegio 2.0 / Библиотека источников / Стратегемы (военные хитрости) / Стратегемы (военные хитрости). Книга третья

Стратегемы (военные хитрости). Книга третья


Секст Юлий Фронтин (Перевод: А. Ранович)

Sextus Julius Frontinus. Strategemata

Если предыдущие книги соответствовали своему заглавию, и читатели внимательно проследили их до сих пор, я теперь предложу στρατηγήματα, касающиеся осады и обороны городов. Я не стану задерживать внимание каким-либо предисловием и сообщу сначала то, что полезно при осаде городов, затем то, что может быть поучительно для осажденных.

 

Оставив в стороне орудия и машины, изобретенные давно, так что здесь я не вижу больше материала для проявления ловкости, мы наметили следующие виды στρατηγήματα при осаде:

 

I. О неожиданном штурме.

II. Как ввести в обман осажденных.

III. Как вызвать предательство.

IV. Средства создать у неприятеля нужду в припасах.

V. Как внушить убеждение, что осада будет длительной.

VI. Как не допустить к неприятелю подмоги.

VII. Как отводить реки и портить воду.

VIII. Как навести страх на осажденных.

IX. Как ворваться с той стороны, откуда вас не ждут.

X. Как заманить осажденных в засаду.

XI. О притворном отступлении.

 

Напротив, стратегемы, относящиеся к защите осажденных:

 

XII. Как усилить бдительность своих.

XIII. Как выпустить и принять вестника.

XIV. Как внести подкрепление и подвезти провиант.

XV. Как создать впечатление обилия того, в чем ощущается недостаток.

XVI. О мерах против изменников и перебежчиков.

XVII. О вылазках.

XVIII. О стойкости осажденных.

 

I. О неожиданном штурме

 

1. Консул Т. Квинций, победив в бою эквов и вольсков, решил штурмовать город Антий. Созвав солдат на сходку, он разъяснил, насколько это необходимо и как это легко, если не откладывать. Использовав порыв, вызванный его речью, он напал на город.

2. М. Катон в Испании заметил, что может овладеть неким городом, если совершит нападение неожиданно. Итак, совершив в два дня четырехдневный переход по пересеченной и пустынной местности, он разгромил врагов, ничего подобного не ожидавших. Когда победители-соратники спросили его о причинах столь легко достигнутого успеха, он сказал, что они достигли победы тогда, когда четырехдневный путь уложили в два дня.

 

II. Как ввести в обман осажденных

 

1. Домиций Кальвин осаждал лигурийский город Луерию, сильный благодаря не только местоположению и укреплению, но и мужеству защитников. Кальвин начал частый обход со всеми войсками вокруг стен и затем отводил войско обратно в лагерь. Это стало для горожан настолько привычным, что они стали думать, будто римляне проделывают это для упражнения, и потому не принимали мер предосторожности против попыток нападения. И вот, превратив однажды привычную маршировку во внезапную атаку, Кальвин занял стены и принудил горожан к сдаче.

2. Консул Г. Дуеллий, время от времени устраивая упражнения солдат и гребцов, добился того, что карфагеняне стали беспечно относиться к обычному безвредному до тех пор маневру; подойдя внезапно с флотом, он занял стены.

3. Ганнибал захватил много городов в Италии тем, что высылал вперед своих переодетых римлянами солдат, владевших также благодаря долгому пребыванию на войне латинским языком.

4. Аркадцы, осаждая мессенскую крепость, изготовили некоторое количество вооружения по образцу вражеского; когда, по данным разведки, к неприятелю должно было прибыть подкрепление, аркадцы, снаряженные как те, которых ожидали, ввели в заблуждение противника, были впущены, как союзники, и в результате завладели местечком и нанесли большой урон неприятелю.

5. Кимон, предводитель афинян, покушаясь на какой-то город в Карии, ночью неожиданно поджег находившийся вне городских стен священный для жителей храм Дианы и рощу. Когда горожане выбежали на помощь против пожара, он захватил лишившийся защитников город.

6. Алкивиад, предводитель афинян, осаждал превосходно укрепленный город Агригент. Испросив у агригентцев разрешение выступить на народном собрании, он в театре, где по греческому обычаю было отведено место для совещания, долго говорил как бы о делах общественных, а пока он под видом совещания задерживал народ, афиняне, специально для этого заранее подготовленные, захватили оставшийся без охраны город.

7. Фиванец Эпаминонд в Аркадии, когда по случаю праздника много неприятельских женщин гуляли за городом, приказал многим своим солдатам переодеться женщинами и вмешаться в их среду; благодаря этому переодеванию их к вечеру впустили в ворота; они захватили город и открыли его для своих.

8. Лакедемонянин Аристипп выбрал праздничный день тегейцев, когда весь народ вышел из города для совершения празднества Минервы, и послал в Тегею вьючный скот, нагруженный набитыми мякиной хлебными тюками; сопровождавшие его солдаты, принятые за купцов и оставшиеся без наблюдения, открыли ворота своим.

9. Антиох в Каппадокии перехватил вьючных животных, вышедших из осажденной крепости Суенда для фуражировки. Перебив сопровождавших их обозников, он переодел в их платье своих солдат и подослал их под видом подвозчиков хлеба. Обманув таким образом стражу, они вошли в крепость и впустили воинов Антиоха.

10. Фиванцы никакими силами не могли покорить гавань Сикиона. Они наполнили огромный корабль солдатами, а наверху положили товары, чтобы обманным образом придать ему вид торгового корабля. Затем они поставили несколько человек у той части стены, которая дальше всего отстояла от моря, а несколько человек, высадившись с корабля, притворно затеяв с ними ссору, вступили в драку; когда сикионцы отвлеклись, чтобы разнять дерущихся, фиванские корабли захватили опустевшую гавань и город.

11. Этолиец Тимарх, убив командующего царя Птолемея, Хармада, надел по-македонски хламиду и шапку убитого; принятый поэтому по ошибке за Хармада, он был впущен в Санскую гавань и захватил ее.

 

III. Как вызвать предательство

 

1. Консул Папирий Курсор под Тарентом обещал Милону, занимавшему город с гарнизоном эпиротов, безопасность ему самому и его соотечественникам, если он поможет овладеть городом. Совращенный этой наградой, Милон убедил тарентинцев, чтобы они отправили его послом к консулу. От него он по сговору принес всяческие обещания и тем усыпил бдительность горожан; в результате он передал неохраняемый город Курсору.

2. М.Марцелл, склонив некоего сиракузца Сосистрата к измене, узнал от него, что охрана будет ослаблена в праздничный день, когда Эпикид предполагал выставить много вина и яств. Он подстерег, таким образом, момент веселья и связанной с ним распущенности, поднялся на укрепления и, перебив караулы, открыл для римского войска город, прославленный значительными победами.

3. Тарквиний Гордый, не будучи и силах взять Габии, высек розгами своего сына Секста Тарквиния и послал его к неприятелю. Жалуясь на жестокость отца, тот убедил габинцев, чтобы они использовали его ненависть против отца; избранный в полководцы для ведения войны, он предал Габию отцу.

4. Персидский царь Кир умышленно изувечил лицо приближенного своего Зопира, в верности которого он был убежден, и отослал его к неприятелю. Зопира сочли злейшим врагом Кира, что подтверждалось нанесенным ему увечьем, и это убеждение он еще подкреплял тем, что в боях выбегал поближе вперед и направлял свои дротики против Кира; в результате он сдал Киру порученный ему город Вавилон.

5. Филипп, отбитый от города Сания, подкупил начальствующего их Аполлодора и уговорил его поместить у самого входа в ворота телегу, нагруженную каменной глыбой; затем он немедленно дал сигнал к наступлению и, так как горожане пришли в сметение из-за заграждения у ворот, подавил их.

6. Ганнибал под Тарентом, который был занят римским гарнизоном под начальством Ливия, подбил на измену некоего тарентинца Кононея и надоумил его на такой обман: ночью он должен выходить из города под предлогом охоты, так как днем якобы нельзя было из-за неприятеля. Когда он выходил, неприятели сами доставляли кабанов, которых он подносил Ливию в качестве якобы своей добычи. Когда это повторялось довольно часто и потому стало привлекать мало внимания, Ганнибал однажды ночью присоединил к его спутникам переодетых охотниками пунийцев. Когда караульные пропустили их, нагруженных охотничьей добычей, они немедленно напали и убили их. Затем они взломали ворота и впустили Ганнибала с войском. Ганнибал перебил всех римлян, за исключением тех, которые укрылись в замке.

7. Лисимах, царь македонский, осаждал Эфес, которому оказывал помощь архипират Мандрон, часто приводивший в Эфес корабли, нагруженные добычей. Подбив Мандрона на измену, Лисимах дал ему храбрейших из македонцев, которых тот ввел в Эфес под видом пленных со связанными руками. Позднее, захватив в крепости оружие, они передали город Лисимаху.

 

IV. Средства создать у неприятеля нужду в припасах

 

1. Фабий Максим, опустошив поля кампанцев, чтобы окончательно лишить их твердости для выдерживания осады, отошел на время посева, так что они затратили остаток зерна на сев; затем, вернувшись, он истоптал всходы и, доведя город до голода, овладел им.

[2. Так же поступил Антигон против афинян. ]

3. Дионисий, завоевав много городов, хотел напасть на Региум, изобильно снабженный. Он для видимости заключил мир и попросил, чтобы город доставил провиант его войску. Добившись этого и исчерпав хлебные запасы города, он напал на город, оставшийся без продовольствия, и победил его.

[4. Таким же образом он, говорят, поступил и с Гимерой. ]

5. Александр, собираясь штурмовать Левкадию, имевшую провиант в изобилии, захватил сначала близлежащие крепостцы и дал возможность всем оттуда бежать в Левкадию, чтобы продовольствие, распределяемое среди большего числа людей, скорее было израсходовано.

6. Фаларис Агригентский, осаждая некоторые местечки в Сицилии, защищенные укреплениями, заключил для видимости союз с ними и сложил у них излишек, как он говорил, своего зерна. Затем он принял меры, чтобы склады, куда свозили зерно, были повреждены и стали протекать. Полагаясь на сложенный на складах провиант, они растранжирили собственную пшеницу; напав на них в начале лета, Фаларис голодом принудил их к сдаче.

 

V. Как внушить убеждение, что осада будет длительной

 

1. Лакедемонянин Клеарх разведал, что фракийцы снесли в горы все продовольствие и держатся лишь одной надеждой, что недостаток провианта заставит его отступить. И вот к тому времени, когда, по его расчетам, должны были явиться их послы, он приказал на виду у всех убить одного из пленных и раздать по палаткам кусочки его тела как бы для еды. Фракийцы, считая, что человек, способный испробовать столь отвратительную пищу, в своем упорстве на все готов, сдались.

2. Когда лузитане заявили Тиб. Гракху, что у них продовольствия на десять лет и потому они не боятся осады, Гракх сказал: “Значит, я вас покорю в одиннадцатом году”. Устрашенные таким заявлением, лузитане, хотя были снабжены провиантом, тотчас сдались.

3. Когда А. Торквату, осаждавшему город, сказали, что молодежь там старательно упражняется в метании дротиков и стрел, он ответил: “Я, значит, вскоре продам их дороже”.

 

VI. Как не допустить к неприятелю подмоги

 

1. Расчет диктовал Сципиону, после возвращения Ганнибала в Африку, необходимость покорить ряд городов, занятых сильными гарнизонами противной стороны. Он стал время от времени подсылать какой-нибудь отряд для нападения; напоследок он являлся сам, как бы для разграбления, но, притворившись, что испугался, отходил назад. Ганнибал решил, что Сципион на самом деле напуган. Стянув отовсюду гарнизоны, он пустился последовать его, как бы собираясь дать генеральное сражение. Сципион таким путем добился цели: города лишились защитников, и он через Масиниссу и нумидийцев захватил их.

2. П. Корнелий Сципион, убедившись в трудности взять штурмом Делмин, защищаемый собравшимися отовсюду силами, начал нападать на другие города; отвлекши силы для защиты этих городов, он захватил лишившийся войска Делмин.

3. Пирр, царь Эпира, в войне, против иллирийцев, хотел взять город, бывший столицей этого племени; отчаявшись в этом предприятии, он начал нападать на другие города. В результате враги, спокойные за свой город, как достаточно укрепленный, разбились для охраны других. Отвлекши их таким способом, Пирр вновь напал со всеми войсками и захватил лишившийся защитников город.

4. Консул Корнелий Руфин в течение некоторого времени безуспешно осаждал город Кротон, который был неуязвим благодаря принятому в город луканскому войску. Тогда Руфин сделал вид, будто отказался от своего начинания. Затем он прельстил большой наградой пленника и послал его в Кротон, чтобы тот, заявив, будто бежал из-под стражи, убедил кротонцев, что римляне ушли. Поверив этому, кротонцы отослали вспомогательные войска. Лишившись защитников, обессиленный город был внезапным штурмом взят.

5. Карфагенский полководец Магон победил Гн. Пизона и осадил его в какой-то башне. Подозревая, что к нему придут на выручку, он послал перебежчика убедить приближавшихся на помощь, что Пизон уже пленен. Отпугнув их таким образом, он завершил победу.

6. Алкивиад в Сицилии, желая захватить Сиракузы, послал из Катании, где он тогда стоял с войском, в Сиракузы некоего человека испытанной ловкости. Когда его ввели в народное собрание, он стал убеждать сиракузцев, что катанийцы настроены в высшей степени враждебно к афинянам, и если Сиракузы окажут им помощь, они раздавят их вместе с Алкивиадом. Поддавшись этим убеждениям, сиракузцы, оставив собственный город, выступили со всеми силами, чтобы напасть на Катанию; напав с тыла на оставшиеся без защиты, как он и надеялся, Сиракузы, Алкивиад взял город.

7. Афинянин Клеоним, приступив к Трезенам, которые тогда защищало войско Кратера, пустил за стены города копья, на которых было, написано, что он явился для освобождения их республики. Одновременно он отослал несколько пленных, которых привлек на свою сторону, чтобы они отстранили Кратера. Возбудив этой уловкой у осажденных внутреннюю борьбу, он пододвинул войско и овладел городом.

 

VII. Как отводить реки и портить воду

 

1. П. Сервилий отвел реку, из которой брал воду город Исавра, и жаждой принудил неприятеля сдаться.

2. Г. Цезарь вызвал недостаток воды в городе кадурков, окруженном рекой и изобиловавшем источниками, тем, что источники отвел посредством подземных каналов, а к пользованию речной водой не допускал, обстреливая реку.

3. Л. Метелл в Ближней Испании направил сверху реку в лагерь неприятеля, расположенный в низине; когда у неприятелей началось смятение от неожиданного наводнения, он перебил их через специально для этого случая расположенных в засаде людей.

4. Александр под Вавилоном, который разделяется рекой Евфратом на две части, прорыл ров и рядом возвел вал; неприятель понял это так, что земля выкапывается ради вала, а он неожиданно отвел реку и вступил в город по осушенному старому руслу, предоставившему свободный проход.

[5. То же самое, говорят, проделала против вавилонян Семирамида, отклонив течение Евфрата. ]

6. Клисфен Сикионский прорвал водопровод, ведший в Крисы; когда вскоре жители стали страдать от жажды, он вернул им воду, испортив ее чемерицей: когда они, пользуясь ею, ослабели от поноса, он их покорил.

 

VIII. Как навести страх на осажденных

 

1. Филипп никакими силами не мог взять крепостцу Принасс. Тогда он под самыми стенами раскопал землю, делая вид, что строит подкоп; защитники подумали, что под них подкопались, и сдались.

2. Фиванец Пелопид собирался захватить два города магнетов, находившиеся на небольшом расстоянии друг от друга. Когда он подводил войско к одному из них, он распорядился, чтобы от другого лагеря по уговору примчались с бросающейся в глаза резкостью четыре всадника в венках, как бы вестники победы; чтобы подкрепить обман, он велел поджечь находившийся между городами лес, чтобы получилось впечатление горящего города; кроме того, он велел провести туда же некоторое число людей под видом пленных. Осажденные были устрашены этой видимостью и, считая, что отчасти они уже побеждены, прекратили сопротивление.

3. Персидский царь Кир запер Креза в Сардах. В том месте, где очень крутая гора была совершенно неприступна, он воздвиг у стен мачты, высотою доходившие до вершины горы, поставил на них чучела в персидском вооружении и ночью пододвинул их к горе. Затем он на рассвете подступил к стенам с другой стороны. Когда восходящее солнце осветило чучела, походившие на вооруженных людей, горожане, решив, что город взят с тыла, в беспорядке обратились в бегство и дали врагам победу.

 

IX. Как ворваться с той стороны, откуда вас не ждут

 

1. Сципион под Карфагеном подошел к стенам города перед самым отливом, следуя, как он говорил, руководству бога, и, когда отхлынули воды прилива, ворвался в город с той стороны, откуда его не ждали.

2. Фабий Максим, сын Кунктатора, под Арпами, занятыми гарнизоном Ганнибала, приняв в соображение местоположение города, послал темной ночью шестьсот солдат, чтобы они поднялись при помощи лестниц на стены в наиболее укрепленной и потому имевшей меньше людей части города и вырвали ворота. Те выполнили приказ; этому благоприятствовал рокот падающей воды, заглушавшей шум производимой работы. Сам он по сигналу напал с другой стороны и взял Арпы.

3. Г. Марий в Югуртинской войне осаждал у реки Мулухи крепость, расположенную на скалистой горе; доступ в крепость был возможен только по одной узкой тропинке, а вся остальная часть была, как по заказу, обрывистой. Но вот он узнал через некоего лигурийца, рядового солдата из вспомогательных войск, который, отправившись как-то за водой и собирая между скал на горе улиток, добрался до вершины, что можно проникнуть в крепость. Он послал нескольких центурионов с наиболее ловкими солдатами, к которым он придал также наилучших трубачей; они пошли все босые и с обнаженной головой, чтобы им удобнее было осматриваться и упираться в камни, щиты и мечи они приладили к спине. Под водительством лигурийца, помогая себе ремнями и железными шипами, на которые они опирались при подъеме, они добрались до задней, не имевшей защитников части крепости и, согласно предписанию, начали трубить и шуметь. В этот момент Марий настойчиво призвал солдат яростнее насесть на защитников крепости, которых отозвала масса невооруженного населения, так как она якобы подверглась нападению с тыла; ринувшись на них, Марий взял крепость.

4. Консул Л. Корнелий Руфин захватил много городов Сардинии тем, что ночью высадил сильнейшие части и приказал им спрятаться и выжидать, пока он сам не пристанет с кораблями. Затем, когда неприятель вышел ему навстречу, он притворным бегством завлек его для преследования далеко, а те тем временем совершили нападение на покинутые города.

5. Перикл, вождь афинян, осаждал город, сильный благодаря сплоченному единству защитников. Ночью он распорядился протрубить сигнал и поднять боевой клич с той стороны стен, которая прилегала к морю. Враги, решив, что он проник с той стороны в город, оставили ворота, через которые он и ворвался, так как они были лишены охраны.

6. Алкивиад, афинский предводитель, ночью неожиданно подошел к Кизику для штурма, а трубачам велел трубить у другой части стен. Защитников могло хватить для обороны всех стен, но все сбежались на тот единственный участок, откуда, как они думали, готовится прорыв, и Алкивиад одолел стены в том месте, где не было оказано сопротивления.

7. Фрасибул, милетский полководец, желая захватить гавань Сикиона, раз за разом нападал на город с суши; когда неприятель направился туда, куда его заманивали, неожиданно для него флот Фрасибула захватил гавань.

8. Филипп при осаде некоего приморского города соединил вне поля зрения по два корабля настилом и настроил на них башни. Затем он напал с других башен с суши; отвлекши защитников города, он причалил с моря с кораблями, снабженными башнями, и подступил к стенам там, где не было обороны.

9. Перикл, намереваясь штурмовать пелопоннесскую крепость, к которой было всего два подступа, перерезал один из них рвом, а другой начал укреплять. Защитники крепости, успокоившись насчет одной стороны, стали сторожить только ту, где на их глазах возводились укрепления. Перикл, заранее заготовив мостки и перебросив их через ров, подступил к крепости с той стороны, которая не охранялась.

10. Антиох в войне против Эфеса приказал родосцам, находившимся в его войске, напасть ночью с большим шумом на гавань. Когда вся масса толпой устремилась сюда и прочие укрепления остались без защитников, он сам подступил с другой стороны и взял город.

 

X. Как заманить осажденных в засаду

 

1. Катон на виду у осажденных лацетанов отодвинул свои войска и приказал лишь немногим, самым невоинственным суессетанам из вспомогательных отрядов напасть на стены. Лацетаны, совершив вылазку, легко их отогнали и стали пылко преследовать бегущих. Тогда поднялись скрытые ранее войска, и Катон взял город.

2. Л. Сципион в Сардинии, чтобы выманить защитников некоего города, прекратил начатую было атаку и с частью солдат отступил для вида. Тогда горожане необдуманно стали их преследовать. Сципион обрушился на город с теми силами, которые он укрыл поблизости.

3. Ганнибал, осаждая город Гимеру, умышленно дал взять свой лагерь, приказав пунийцам отступить якобы перед превосходящими силами противника. Гимерцы, обманутые этой удачей, на радостях покинули город и бросились к пуническому валу. Ганнибал выпустил специально на этот случай оставленное в засаде войско и захватил беззащитный город.

4. В другой раз, чтобы выманить сагунтинцев, он стал подступать к стенам редким строем и при первой вылазке горожан притворно бежал; двинув затем войско и отрезав неприятеля от города, он с двух сторон изрубил его.

5. Карфагенянин Гимилькон под Агригентом поставил часть войск в засаде возле города и приказал им, когда горожане выступят, зажечь сырое дерево. Затем, выступив на рассвете с остальной частью войска, чтобы выманить врага, он симулировал бегство и, отступая, завлек преследовавших горожан подальше. Стоявшие в засаде возле стен подожгли кучи дров. Увидав поднявшийся дым, агригентцы решили, что подожжен город, и в страхе бросились назад защищать город; здесь навстречу им появились стоявшие в засаде близ стен, а с тыла стали теснить их те, кого они раньше преследовали; попав между двух огней, они были перебиты.

6. Вириат, расположив солдат в засаде, послал несколько человек, чтобы они угнали скот сегобригийцев; последние выбежали в большом числе, чтобы отбить скот, и стали преследовать грабителей, обратившихся для виду в бегство; завлеченные в засаду, они были перебиты.

7. Когда в Гераклее во главе гарнизона двух частей был поставлен Лукулл, всадники-скордиски, делая вид, что собираются угнать скот, спровоцировали вылазку; затем, симулируя бегство, они завлекли преследовавшего их Лукулла в засаду и убили восемьсот солдат вместе с ним самим.

8. Харес, афинский полководец, собираясь напасть на прибрежный город, поместил флот скрытно за некоторыми мысами, а самому быстроходному судну велел плыть мимо неприятельской стоянки. Завидев судно, все корабли, охранявшие гавань, погнались за ним. Харес въехал с остальным флотом в оставшуюся без защиты гавань и захватил город.

9. Барка, полководец пунийцев, когда наши осаждали с моря и с суши Лилибей в Сицилии, показал издали часть своего военного флота; когда при виде его наши выплыли, он с остальными кораблями, скрытыми ранее, занял гавань Лилибея.

 

XI. О притворном отступлении

 

1. Когда Формион, афинский полководец, опустошил поля халкидян, он жаловавшимся на это послам дал благосклонный ответ и в ту ночь, когда предполагал отослать послов, выдумал, будто получил от своих сограждан письмо, из-за которого ему необходимо вернуться. Пройдя некоторое расстояние вспять, он отослал послов. Когда они донесли, что все спокойно и что Формион ушел, халкидяне, окрыленные проявленной к ним гуманностью и отводом войска, ослабили охрану города, и, когда вслед за этим Формион возвратился, они не могли отразить нападения, которого не ждали.

2. Агесилай, лакедемонский полководец, осаждал Фокею. Установив, что те, кто служил в охране города, уже тяготятся трудностями войны, он несколько отошел якобы для других операций и дал охране города возможность свободно уйти; немного спустя он вновь привел войско и победил фокейцев, покинутых защитниками.

3. Алкивиад устроил засаду против византийцев, укрывавшихся за стенами, и, симулировав отступление, разгромил переставших остерегаться неприятелей.

4. Вириат, отступая, совершил трехдневный переход, затем, совершив этот переход обратно в один день, разгромил сегобригийцев, беспечно занявшихся в тот день больше всего жертвоприношением.

5. Эпаминонд у Мантинеи, узнав, что к неприятелю на помощь пришли лакедемоняне, решил, что может захватить Лакедемон, если выступит туда тайно; ночью он велел развести много огней, чтобы видимостью пребывания на месте скрыть свое выступление. Но его выдал перебежчик, и лакедемонское войско подоспело. Тогда он отказался от задуманного похода на Спарту, но обратил тот же план против Мантинеи; таким же образом, разведши огни, он обманул лакедемонян, будто остается, и, совершив сорокамильный переход, вернулся к Мантинее и занял ее, поскольку она оказалась лишенной поддержки.

 

Стратегемы, относящиеся, напротив, к защите осажденных

 

XII. Как усилить бдительность своих

 

1. Алкивиад, афинский полководец, во время осады Афин лакедемонянами, опасаясь небрежности стражи, заявил стоявшим и карауле, чтобы они высматривали огонь, который он ночью покажет из Акрополя; увидев его, они, в свою очередь, должны зажечь свет; кто при этом замешкается, понесет наказание. В напряженном ожидании сигнала предводителя все бодрствовали всю ночь, и опасность, которую таила в себе ночь, была избегнута.

2. Ификрат, афинский полководец, стоял с гарнизоном и Коринфе. Перед подходом неприятеля, обходя лично караулы, он пронзил копьем часового, которого застал спящим. Когда кое-кто стал порицать жестокость этого поступка, он сказал: “Каким я его застал, таким и оставил”.

[3. Так же, говорят, поступил фиванец Эпаминонд. ]

 

XIII. Как выпустить и принять вестника

 

1. Римляне, осажденные в Капитолии, послали к Камиллу с мольбой о помощи Понтия Коминия. Чтобы ускользнуть от галльских постов, он спустился с Тарпейской скалы, переплыл Тибр и прибыл в Вейи. Выполнив поручение, он тем же путем вернулся к своим.

2. Кампанцы ввиду того, что осаждавшие их римляне держали строгие караулы, направили человека под видом перебежчика к неприятелю. Письмо было запрятано у него в поясе. Улучив случай, он бежал и доставил письмо пунийцам.

[3. Некоторые также зашивали порученное письмо в кожу охотничьей добычи и скота.

4. Иные затыкали письма в заднюю часть вьючного животного, пока шли мимо поста.

5. Некоторые записывали поручение на внутренней части влагалища. ]

6. Л. Лукулл желал дать знать в Кизик, осажденный Митридатом, о своем прибытии; единственный вход в город – узкий и соединявший остров с континентом небольшой мост был занят вражескими охранениями. Тогда он приказал одному из своих людей, опытному пловцу и мореходу, зашить письма в два надутых меха, соединенных внизу двумя планками на некотором расстоянии одна от другой, и проделать на них переход в семь миль. Рядовой умело выполнил распоряжение: раздвинув ноги, как рулевые весла, он направлял свой курс, а стоявшие на посту, глядя на него издали, приняли его за морское животное.

7. Консул Гирций неоднократно посылал Дециму Бруту, осажденному Антонием в Мутине, письма, написанные на свинце. Солдаты привязывали их к руке и переплывали реку Скултенну.

8. Он же привязывал письма щетиной к шее голубей, которых предварительно держал взаперти и доводил до изнеможения мраком и голодом, а затем выпускал возможно ближе к городским стенам. В жажде света и пищи голуби направлялись к высочайшим зданиям, и Брут их вылавливал. Таким путем он получал сведения обо всем, особенно когда он, насыпав в определенных местах корм, приучил голубей садиться там.

 

XIV. Как ввести подкрепление и подвести провиант

 

1. Во время гражданской войны, когда в Испании город Атегуа помпеянской партии подвергался осаде, ночью мавр под видом цезарианца, состоящего для поручений при трибуне, снял нескольких часовых; получив от них тессеру, он стал снимать других постовых и благодаря своему упорному обману провел помпеянский гарнизон через самую гущу войск Цезаря.

2. Когда Ганнибал осаждал Казилин, римляне спускали по течению Волтурна муку в бочках, чтобы осажденные ее вылавливали. Ганнибал помешал этому, протянув цепь поперек реки; тогда они пустили орехи; течение подносило их к городу, и таким образом они облегчили нужду союзников в провианте.

3. Мутинцам, осажденным Антонием, Гирций доставил по реке Скултенне соль, в которой они особенно нуждались, упакованную в бочки.

4. Он же пустил скот по течению; перехваченный осажденными, он облегчил нужду в самом необходимом.

 

XV. Как создать впечатление обилия того, в чем ощущается недостаток

 

1. Когда галлы осаждали Капитолий, римляне, дойдя до крайней степени голода, стали бросать хлеб в неприятеля; создав таким образом видимость обилия продовольствия, они выдержали осаду, пока не подоспел Камилл.

[2. Афиняне, говорят, так же поступили и войне против лакедемонян. ]

3. Осажденные Ганнибалом в Казилине дошли, казалось, до крайнего голода, так как Ганнибал отнял у них даже возможность питаться травой, распахав пространство между лагерем и городом. Тогда они бросили семена в подготовленный участок и тем самым создали впечатление, что у них есть чем поддерживать существование, пока созреет посев.

4. Остатки разгромленного войска Вара подверглись осаде и, по-видимому, испытывали недостаток в хлебе. И вот они всю ночь водили пленных вокруг амбаров, затем отпустили их, обрубив им кисти рук. Пленные убедили осаждающих, чтобы они не связывали своих надежд на скорую победу с голодовкой римлян, так как у них еще большое количество припасов.

5. Фракийцы, осажденные на крутой горе, куда доступа врагам не было, снесли каждый по небольшому количеству пшеницы, накормили ею нескольких овец и погнали к неприятельским позициям. Враги поймали и убили их и, обнаружив у них во внутренностях остатки хлеба, подумали, что у фракийцев остается еще очень много пшеницы, раз они скармливают ее даже скоту; они поэтому сняли осаду.

6. Когда солдаты Фрасибула, полководца милетцев, страдали от длительной осады их Галиаттом, надеявшимся принудить их к сдаче голодом, Фрасибул к моменту прибытия послов Галиатта велел свезти весь хлеб на форум и, назначив на это время обед, представил весь город пирующим. Этим он внушил неприятелю убеждение, будто у него есть запасы, чтобы выдержать длительную осаду.

 

XVI. О мерах против изменников и перебежчиков

 

1. Клавдий Марцелл узнал о плане ноланца Л. Бантия, который старался склонить своих земляков к измене и был предан Ганнибалу за то, что по его милости, будучи ранен при Каннах, был излечен, а затем отпущен из плена. Однако Марцелл не решался его убить, чтобы его казнью не вызвать раздражения у остальных ноланцев. И вот он вызвал его к себе и заговорил с ним; он сказал, что он – храбрейший солдат, чего он раньше не знал, уговаривал его остаться при нем и, помимо словесных похвал, подарил ему также коня. Такой благосклонностью Марцелл не только завоевал его преданность, но привязал к себе также и его земляков, чья верность зависела от него.

2. Когда у Гамилькара, пунического полководца, галлы из вспомогательных отрядов стали часто переходить к римлянам и уже вошло в обычай, что римляне принимали их как союзников, Гамилькар подговорил самых преданных галлов притвориться перебежчиками; когда римляне вышли вперед, чтобы принять их, они их перебили. Эта хитрость оказалась полезной Гамилькару не только в данное, но и на будущее время и привела к тому, что римляне стали относиться с подозрением и к действительным перебежчикам.

3. Карфагенский полководец Ганнон в Сицилии узнал, что около четырех тысяч галльских наемников сговорились перебежать к римлянам, так как они несколько месяцев не получали жалованья. Наказать их он не решался, боясь мятежа. Он поэтому обещал щедро вознаградить их за просрочку. Когда галлы благодарили его за это, он обещал им и подходящий момент предоставить возможность пограбить. Вместе с тем он направил преданнейшего казначея к консулу Отацилию; выдав себя за перебежчика по вымышленным мотивам, он донес, что в ближайшую ночь четыре тысячи галлов будут высланы для грабежа и их можно будет перехватить. Отацилий, с одной стороны, не сразу поверил перебежчику, однако, с другой стороны, не счел возможным оставить такое дело без внимания. Он расположил в засаде отборнейший отряд. Галлы были перехвачены, и Ганнону от этой хитрости была двойная польза: галлы нанесли римлянам урон и сами все были перебиты.

4. Таким же способом Ганнибал отомстил перебежчикам. Зная, что некоторые из солдат прошлой ночью перешли к неприятелю, и уверенный, что в его лагере находятся вражеские лазутчики, он громогласно заявил, что не следует называть перебежчиками отважнейших воинов, ушедших по его собственному приказу, чтобы выведать планы неприятеля. Услыхав это заявление, лазутчики донесли об этом своим. Тогда римляне схватили перебежчиков, отрубили им руки и отпустили.

5. У Диодота, защищавшего с отрядом Амфиполь, явилось подозрение, что две тысячи фракийцев собираются, по-видимому, пограбить город. Он выдумал, будто к ближайшему берегу пристало несколько неприятельских кораблей, которые можно разграбить. Подстрекнув фракийцев этой надеждой, он выпустил их, затем запер ворота и не впустил их обратно.

 

XVII. О вылазках

 

1. Римляне, защищавшие Панорм, когда Гасдрубал начал осаду, нарочно поставили на стенах мало защитников. Когда, учитывая их малочисленность, Гасдрубал неосторожно подступил к стенам, римляне совершили вылазку и разбили его.

2. Эмилий Павел, когда все лигуры неожиданно напали на его лагерь, притворился напуганным и долго держал солдат на месте; затем, когда неприятель уже устал, он совершил вылазку из четырех ворот, разбил и захватил в плен лигуров.

3. Римский военачальник Ливий, занимавший крепость Тарента, послал к Гасдрубалу послов, чтобы тот позволил ему уйти невредимым; внушив этим притворным предложением неприятелю настроение беспечности, он совершил вылазку и разгромил его.

4. Гн. Помпей, осажденный у Диррахия, совершив вылазку в удачном месте и в удачное время, не только вызволил своих, но и окружил кольцом Цезаря, яростно пробивавшегося к крепости, снабженной двойным укреплением. Оказавшись между осажденными и теми, что появились кругом вне стен, Цезарь подвергся немалой опасности и понес чувствительный урон.

5. Флавий Фимбрия в войне против сына Митридата у Риндака в Азии насыпал с фланга валы, затем перед фронтом вырыл ров и держал солдат спокойно на валу до тех пор, пока неприятельская конница не вступила в узкий проход между укреплениями. Тогда он совершил вылазку и перебил шесть тысяч человек.

6. Г. Цезарь в Галлии, когда Амбиориг уничтожил войска легатов Титурия Сабина и Котты, получил сообщение от Кв. Цицерона, который тоже находился в осаде, и стал подходить с двумя легионами. Когда враги обрушились на него, он, притворившись напуганным, держал солдат в лагере, нарочно устроенном теснее обычного. Галлы, предвкушая уже победу, устремились к лагерю, как на готовую добычу, заполнили рвы и стали растаскивать вал; когда таким образом галлы оказались не в боевом порядке, Цезарь внезапно со всех сторон двинул войско и порубил их.

7. Титурий Сабин, имея противником большое войско галлов, держал свое войско за укреплениями и тем внушил противнику подозрение, что он боится; для усиления этого впечатления он направил перебежчика, утверждавшего, что римляне я отчаянии и помышляют о бегстве. Варвары, подстрекаемые представившейся надеждой на победу, нагрузились бревнами и ветвями, чтобы засыпать рвы, и толпою бегом устремились к нашему лагерю, расположенному на холме. Титурий сверху пустил на них все свои силы и, перебив многих галлов, очень многих заставил сдаться.

8. Аскуланцы, когда Помпей собирался штурмовать город, показали на стенах небольшое число стариков и больных, и когда вследствие этого римляне стали беспечны, они совершили вылазку и обратили их в бегство.

9. Осажденные нумантинцы не выстраивались в боевой порядок даже перед валом и так упорно отсиживались, что у Попилия Лената возникла решимость штурмовать город при помощи лестниц. Затем он заподозрил засаду, ибо даже и тут не было оказано сопротивления, и отозвал своих; нумантинцы совершили вылазку и напали на врагов, когда они были обращены к ним спиной и спускались.

 

XVIII. О стойкости осажденных

 

1. Римляне, чтобы продемонстрировать уверенность в себе, когда Ганнибал стоял у стен города, направили через противоположные ворота пополнение войскам, находившимся в Испании.

2. Они же, когда случайно умер владелец поля, на котором находился лагерь Ганнибала, пустили это поле в продажу по той же цене, по какой оно шло до войны.

3. Они же, когда Ганнибал их осаждал, а они осаждали в свою очередь Капую, вынесли решение, чтобы не отзывать войска из Капуи, пока она не будет взята.

Публикация:
Вестник древней истории, №1, 1946