ХLegio 2.0 / Армии древности / Организация, тактика, снаряжение / Военная знать и проблема происхождения катафрактов у сарматов

Военная знать и проблема происхождения катафрактов у сарматов

Т.М. Кармов

Феномен сарматской тяжеловооруженной кавалерии всегда был актуален в трудах историков и археологов, занимающихся военным делом позднеантичного мира. В последнее время он приобрел особое звучание. Все большее значение придается проблеме происхождения и генезиса такой кавалерии и ее последующему появлению в римском мире. Традиционная точка зрения на появление и развитие тяжеловооруженной кавалерии, и конкретно "катафрактов", в знатной сарматской среде, уже долгое время не пересматривалась, и, более того, превратилась в особый устоявшийся стереотип. Стереотип этот базируется главным образом на двух постулатах выведенных исследователями-классиками скифо-сарматского военного дела: А.И. Мелюковой, В.Д. Блаватским, К.Ф. Смирновым и А.М. Хазановым.

1. Появление тяжеловооруженной конницы — "катафрактов" у сарматских племен юга европейской части России — это восточный импульс из Центральной Азии, или в одном из вариантов, воспринятый через парфян, примерно в I до н.э. — начале I в. н.э., а с приходом алан катафракты — вид тяжеловооруженной конницы - окончательно оформляется в том виде, в котором мы привыкли его видеть сейчас.

2. Развитие такой кавалерии в этом регионе шло линейно, то есть по пути увеличения удельного веса тяжеловооруженной конницы с течением времени.

Безусловно, рассматривая первый тезис, нельзя не отметить большое количество восточного импорта в погребениях в Приазовье и Западном Предкавказье, будь то портупейныескобы, фалары или ханьские зеркала и т. п, но поскольку речь идет о военной стороне вопроса, то необходимо сфокусировать свое внимание прежде всего на наличие сходств в облике оружия из местных комплексов и восточными материалами. Длинные мечи, как один из важнейших элементов всаднического тяжелого вооружения, появляются в этом регионе, по мнению А.М. Хазанова и, вслед за ним, по М.Г. Мошковой, именно с востока. Фундаментальная работа К.Ф. Смирнова по савроматскому оружию является краеугольным камнем теории проникновения длинных мечей, по его мнению, "савроматских", с территории Приуралья и Поволжья. Короткий акинак ассоциируется со скифами и противопоставляется длинному рубящему "савроматскому" клинку. Эту идею К.Ф. Смирнов воспринимает от А.И. Мелюковой. До конца 40-х годов считалось, что скифы использовали только акинаки (М.И. Ростовцев, Б.М. Граков). С середины 60-х годов исследователи начинают отмечать присутствие длинных мечей и у скифов, но в своей сводке А.И. Мелюкова, приведя из ста мечей лишь 15 длинных, а вслед за ней и К.Ф. Смирнов, считает наличие этого факта савроматским влиянием, и проникновение савроматских групп в Северное Причерноморье. Однако С.А. Скорий, основываясь на новых материалах, указывает, что мнение о более широком распространении длинных мечей данного типа среди савроматов, чем среди скифов, не верно. Также маловероятно, считает он, чтобы длинный скифский меч появился под савроматским влиянием. Длинный меч становится господствующим клинковым оружием гораздо позже, только в позднесарматское время.

Что касается второго наиважнейшего элемента тяжеловооруженного всадника — доспеха, то здесь мы наблюдаем следующую картину. Присутствие чешуйчатого доспеха в скифских погребениях военной знати перед падением Великой Скифии, по мнению ряда исследователей (в частности Е.В. Черненко, М.В. Горелик), было весьма широкое. Более значительное, чем распространение доспеха в савроматских и сарматских памятниках прохоровского и раннесусловского времени, лишь с первого века до н.э., не считая одиночные находки, можно говорить о постепенном появлении доспехов у сарматов. Но, в отличие от предшествующего периода, панцирь присутствует уже в несколько другом облике: в виде комбинированного доспеха, чешуйчатого и кольчужного. На Кубани самые ранние фрагменты кольчужных панцирей относятся примерно ко второй половине I до н.э. — началу нашей эры. Они состоят как из железных колечек, так и бронзовых. Аналогии можно найти на западе, в римских лагерях и на лимесах. Этот факт конфликтует с утверждением А.М. Хазанова о юго-восточном, иранском происхождении сарматской кольчуги. И, наконец, третий элемент — наконечники копий, почти полностью отсутствуют в погребальных савроматских комплексах. Зато широко представлены в погребениях скифской знати. К.Ф. Смирнов и М.Г. Мошкова объясняют это вероятным отсутствием традиции захоронения воинов вместе с копьями у савроматов и ранних сарматов. В более позднее время наконечники копий появляются в погребениях вновь, и в могилах дружинников в том числе. Итак, на основе археологического материала нельзя сделать вывод о появлении тяжеловооруженной копьеносной конницы — катафрактов, с приходом сарматов. Наоборот, элементы тяжелого наступательного и оборонительного вооружения широко представленные во всаднических погребениях V-IV вв до н.э. в Северо-Восточном Причерноморье, с приходом сарматских племен исчезают, чтобы появиться затем лишь на рубеже эр и в первые века н.э. Что же касается упоминаний применения скифами тяжеловооруженной кавалерии, то можно вспомнить о битве при Фате, когда элитный центр в виде ударного кулака использовался для пробивания строя противника.

Что же касается линейности развития, то из первого утверждения можно вывести второе, и заключить, что развитие такой кавалерии в данном регионе не могло происходить линейно, поскольку все признаки появления катафрактов присутствовали еще у скифов. Развитие этого вида тяжелой кавалерии помешало появлении новых групп кочевников стоявших на более низкой ступени общественного развития и разгрома Великой Скифии. Прежде чем сложились новые условия, прошло некоторое время, пока у сарматов не появилась новая богатая военная аристократия, в среде которой и продолжилось развитие кавалерии-катафрактов. Безусловно, как отмечают современные исследователи, такие как В.П. Никоноров, М. Мельчарек, А.К. Нефедкин, катафракты сарматов сильно отличались от парфянских и сасанидских, как в вооружении, так и в тактике. Некоторые из них, приписывают сарматам катафрактов весьма условно с определенными оговорками.

Таким образом, можно заключить, что появление тяжеловооруженной копьеносной конницы у сарматов Северо-Восточного Причерноморья — это закономерный итог развития кавалерии еще со скифской эпохи, на основе, главным образом местной традиции, возможно, при некотором влиянии с востока. Процесс ее формирования всецело был связан с развитием и ростом знатной военной прослойки скифо-сарматского общества и носил отнюдь не линейный характер, поскольку новые группы кочевников с востока постоянно прерывали его, истребляя в военных конфликтах или включая в свой состав прежнюю аристократию.

Публикация:
Материалы конференции "Война и военное дело в античном мире" (16-17 февраля 2004 г.)