ХLegio 2.0 / Армии древности / Организация, тактика, снаряжение / Боевые слоны Селевка и битва при Ипсе

Боевые слоны Селевка и битва при Ипсе

А.А. Абакумов

Генеральное сражение при Ипсе1 во Фригии (301 г.2), в котором Антигон Одноглазый потерпел поражение от коалиции своих противников3, стало одним из ключевых событий в истории эллинизма. Оно подвело черту под попытками сохранить империю Александра Македонского4 – сначала под властью династии Аргеадов, затем самого Антигона. В сражении участвовало крупное соединение боевых слонов5, которое принадлежало Селевку (к тому времени правителю Вавилона и восточных сатрапий) и досталось ему от индийского правителя Чандрагупты6. Произошло это, очевидно, в 302 г.7 – тогда между ними был заключён мирный договор, хотя точно не установлено, что послужило тому причиной.

Договор у античных авторов упоминается неоднократно (см., например: Strab. XV. 2. 9; Iust. XV. 4. 21; Plut. Alex. 62. 4), но об открытой войне между Селевком и Чандрагуптой8 говорит только Аппиан: «Перейдя реку Инд, он воевал с царём живущих по берегу этой реки индийцев, Андрокоттом, пока не заключил с ним дружбы и брачного союза» (App. Syr. 55). При этом Аппиан, по мнению Дж. Грэйнджера, в данном случае не является надёжным источником9. Относительно того, была ли война на самом деле, кто её начал, как она велась10 и чем закончилась11, мнения исследователей расходятся. Так, И.Г. Дройзен полагал, что войну начал именно Селевк12; напротив, как считал Г.М. Бонгард-Левин, «скорее, не Селевк, а Чандрагупта был активным действующим лицом в конфликте. Вероятно, маурийский правитель, воспользовавшись напряженной обстановкой и борьбой диадохов за власть, предъявил определённые требования своему западному соседу, желая получить ряд областей по Инду и к западу от него... Судя по материалам античных сочинений, перевес оказался на стороне Чандрагупты»13. Так или иначе, по договору Селевк уступил Чандрагупте бывшие македонские владения в Индии, а взамен стал хозяином слонового корпуса, которому «в предстоящей войне с Антигоном было предназначено сыграть решающую роль»14. Сами условия договора специалистами тоже оцениваются по-разному – одни считают, что поскольку Селевк уступил владения за Индом, он потерпел неудачу, а по мнению других, он получил за них достойную компенсацию15, и таким образом договор не стоит расценивать как поражение Селевка16. «Соглашение с Чандрагуптой Селевк заключил как равный с равным», – резюмирует Дж. Грэйнджер17. А.Б. Ранович допускает, что номинально Чандрагупта мог признать верховную власть Селевка18; к этому же ранее склонялся и Дж. Макдональд19. Х. Шарфе усматривает в отправке слонов «и, возможно, воинов» явную демонстрацию «феодальной субординации» и проводит параллель между этим соглашением и соглашением Александра Македонского с Пором20.

«Селевк Никатор заключил соглашение о взаимных браках и получил в обмен пятьсот слонов», – пишет Страбон (XV. 2. 9. Здесь и далее пер. Г.А. Стратановского). Ниже он ещё раз называет эту цифру, рассказывая о главной военной базе Селевка – городе Апамея: «Здесь Селевк Никатор содержал пятьсот слонов и большую часть своего войска, так же как и позднейшие цари» (XVI. 2. 10). Страбону вторит Плутарх: «Андрокотт, который вскоре вступил на престол, подарил Селевку пятьсот слонов» (πεντακοσίους ελέφαντας εδωρήσατο)» (Plut. Alex. 62. 4). Согласно Диодору, Селевк привел в Каппадокию с востока 480 слонов (Diod. XX. 113. 4), а в самом сражении при Ипсе, по словам Плутарха, участвовало 400 животных (Demetr. 28. 6). Обычно предполагается, что первоисточником послужило утраченное сочинение историка Гиеронима из Кардии, лично участвовавшего в битве при Ипсе21.

Реконструируя ход сражения, большинство антиковедов отталкивалось от этих цифр. Однако в 1940 г. их оспорил В. Тарн, который счёл цифру в 500 животных сильно завышенной: «Исключая Ипс, самой большой армией слонов, которую греки когда-либо видели в бою, были 200 слонов Пора. Самая большая, которой когда-либо командовали сами греки, состояла из 120 слонов Эвмена, а самым большим корпусом из эллинистических царей (150 слонов) обладал Антиох III». Цифра «пятьсот» значительно больше любой из этих и поэтому, по мнению историка, нереальна. Дело не в том, что Чандрагупта не мог предоставить Селевку столько слонов – в его распоряжении, по словам Плиния, насчитывало 9 000 слонов (Plin. NH. VI. 22). В. Тарн считает, что в данном случае допущена неточность – в индийских источниках цифра «500» не обозначала конкретное число. Это была фигура речи, которая обычно означала просто «много» и использовалась в особых, торжественных случаях («500 архатов Будды», «500 советников Ашоки» и т.д.). К их числу относился и договор между Селевком и Чандрагуптой, который обеспечил долгий и прочный мир между двумя великими державами22.


Рис. 1. Две монеты Селевка I

Scullard H.H. The Elephant in the Greek and Roman World. Ithaсa, N.Y., 1974. Pl. XIIIg, h


Первоисточником Тарн считает не Гиеронима (который в канун битвы при Ипсе сопровождал армию Антигона), а Мегасфена – посла Селевка при дворе Чандрагупты. Он явно знал о договоре, но, скорее всего, от местных информаторов; не будучи в курсе индийских метафор и иносказаний, он воспринял число «пятьсот» буквально – как воспринимал «рассказы о разных чудесах – о людях без ртов и носов, людях с огромными ушами, золотоносных муравьях и т.п.»23 Гиероним, по мнению Тарна, вообще не привел в своем труде точной цифры. Разброс в оценках между Диодором (480 слонов) и Плутархом (400 слонов) он объясняет тем, что Плутарх здесь использовал куда менее достоверный источник (например, сочинение Дурида Самосского).

Откуда у Плутарха появилась цифра «четыреста», Тарн объясняет весьма оригинальным способом – арифметическим. Неустановленный источник Плутарха, по его мнению, обратился к примеру из более поздней истории – когда из Бактрии для Антиоха I были отправлены двадцать слонов, из них четыре (т.е. 1/5) утратили боеспособность. Он взял известное число «пятьсот» и по аналогии вычел из неё 1/5, т.е. потери при переброске корпуса с Востока в Малую Азию24. А вот приложить тот же метод к 480 слонам Диодора уже не получается – возникает путаница. Если Селевк действительно потерял всего 20 слонов из 500, это не составляет 1/5.

Сам В. Тарн определяет численность корпуса Селевка в 150 слонов, опять-таки апеллируя к позднейшей истории Селевкидов. Именно столько слонов было у Антиоха III Великого в конце III в. (Polyb. XI. 34. 12), который якобы стремился подражать основателю династии во всём и в том числе в этом. 150 животных (или 130, если потери в пути составили 20 слонов) – это всё равно больше, чем у любого другого из диадохов. «Я не утверждаю, что так всё и было, но считаю, что так вполне могло быть», – так оценивает историк свою гипотезу25.

Если за первой частью рассуждений В. Тарна касательно индийских источников и Мегасфена историки признают право на существование, то вторую (арифметические подсчёты) многие прямо называют умозрительной. Однако Б. Бар-Кохва не соглашается с Тарном и в том, что цифра «пятьсот слонов» чрезмерно завышена. Слоновый корпус он считает любимым детищем Селевка, который благодаря полученному при Гидаспе опыту (он лично отражал атаку слонов Пора) мог оценить потенциал нового рода войск и озаботиться тем, чтобы обзавестись самым большим стадом. Для индийского же царя плата в 500 животных за мирный договор и территориальные приобретения вряд ли была слишком высока.

Действительно, после Ипса слоновых корпусов такой численности история не знает, но это, по мнению историка, обусловлено объективными причинами. Держать большое стадо для эллинистических правителей стало просто невыгодно – как в экономическом отношении (для Селевкидов ситуация особенно осложнилась с отпадением Бактрии), так и в военном (с развитием военной мысли численное превосходство слонов потеряло смысл – их атаку можно было остановить простейшими полевыми заграждениями)26. Особо Бар-Кохва останавливается на подсчётах Тарна, иронизируя по поводу того, что он явно переоценивает познания Дурида (которого выше сам же и критикует) в арифметике и желание ею заниматься. В сохранившихся цифрах Бар-Кохва не видит никаких противоречий, считая, что они просто отображают численность корпуса Селевка на разных этапах. Сначала у него было 500 слонов, после марша в Малую Азию осталось 480, а к лету 301 г. до н.э. Селевк лишился ещё 80 животных – возможно, они не перенесли суровой каппадокийской зимы27.

С критикой концепции В. Тарна в защиту древних авторов выступают и другие историки – например, Л. Шобер28. По мнению Дж. Грэйнджера, Чандрагупта, выделив Селевку именно 500 животных из своего 9-тысячного (согласно Плинию) стада, поступил весьма дальновидно – во-первых, он возложил на вавилонского царя дополнительную заботу об их содержании, а во-вторых, избавился от самых старых слонов29. Однако Г. Скаллард, в частности, занял куда более взвешенную позицию. В числе прочего он согласился с тем, что цифра о «пятистах слонов Селевка» принадлежит скорее Мегасфену: «Гиеронима, судя по цитатам из Диодора, больше интересовал Антигон, а не Селевк, о деятельности которого в 311–302 гг. до н.э. он ничего не сообщал; напротив, Мегасфен был послом Селевка у Чандрагупты»30. В целом Скаллард заключил, что вопрос о численности корпуса Селевка однозначного ответа не имеет – основные источники утрачены, в имеющихся есть расхождения, поэтому их данные следовало бы принимать с оговоркой31. При этом стоит отметить, что сам В. Тарн первоначально соглашался с общепринятой версией и оспорил её только потом – проанализировав индийские источники (которые, к слову, его оппонент Б. Бар-Кохва не использует)32. По мнению С. Шервин-Уайт и А. Курт, у Селевка действительно было несколько сотен слонов, но вряд ли именно пятьсот33.

Однако в любом случае численное превосходство корпуса Селевка над корпусом Антигона (по Плутарху, 75 животных), было, несомненно, подавляющим34. Следует отметить находчивость и профессионализм Селевка, организовавшего переброску такого соединения из Индии в Малую Азию практически без потерь, учитывая, что слонам предстояло пройти 3000 миль, а одному взрослому слону в день требуется 600 фунтов корма35.

К сожалению, ход битвы, изменившей весь дальнейший ход эллинистической истории, можно реконструировать лишь в самых общих чертах. В нашем распоряжении имеется только краткий рассказ Плутарха (Demetr. 28–30), причём внимание автора акцентировано прежде всего на действиях самого Деметрия. От XXI книги Диодора с описанием битвы при Ипсе осталось лишь несколько фрагментов (XXI. 1–5). У Антигона было 70 000 пехотинцев, 10 000 всадников и 75 слонов, а у союзников – 64 000 пехотинцев, 15 000 всадников36, 400 слонов и 120 боевых колесниц (Plut. Demetr. 28. 6), из которых на долю Селевка приходилось 20 000 лёгкой пехоты, большая часть конницы, все слоны и колесницы (Diod. XX. 113. 4). По установившейся традиции, в центре боевого порядка находилась тяжёлая пехота, которую с флангов прикрывала конница. Деметрий командовал отборным кавалерийским соединением на одном (очевидно, правом) крыле; ему противостоял Антиох, сын Селевка (Plut. Demetr. 29. 3–4).

Сражение произошло на ровной местности, благоприятной для действий конницы и элефантерии. Союзники здесь имели преимущество, но Антигон, по-видимому, надеялся не дать им его реализовать – пёстрая армия коалиции собралась воедино лишь недавно и благодаря фракийским и восточным контингентам казалась полуварварской. Так что он мог рассчитывать на победу классическим способом: атака отборной конницы своего правого крыла, лишение вражеской фаланги кавалерийского прикрытия и выход ей во фланг и тыл одновременно с наступлением собственной37. Правда, перед своей последней битвой Антигон был непривычно угрюм и подавлен – но своих планов не изменил и, как обычно, «хвастливо говорил о своих врагах, что без труда разгонит их сборище» (Plut. Demetr. 28. 2. Пер. С.П. Маркиша).

Собственных слонов Антигону хватало только для того, чтобы прикрыть фланги; очевидно, он выбрал один фланг, а в центре, возможно, собирался остановить корпус Селевка с помощью заграждений – т.е. повторить тот приём, который использовали против его сына при Газе (312 г.) сам Селевк вместе с Птолемеем38. Союзники – если исходить из того, что слонов у них было всё-таки 400 – по-видимому, выставили примерно сотню животных против слонов Антигона (под начало Лисимаха – хотя есть мнение, что упоминание Диодором «слонов Лисимаха» является ошибкой переписчика39), а остальных в бой пока не вводили40. По мнению В. Тарна, первоначально они находились в резерве, позади фаланги союзников, откуда Селевк и руководил боем41; напротив, Б. Бар-Кохва считает это нецелесообразным и полагает, что слоны стояли впереди фаланги вместе с легкой конницей и пехотой42.

Сказать что-либо определённое о снаряжении слонов при Ипсе не представляется возможным. Судя по описанию Диодора, на первых македонских слонов ещё не ставили башен43 – на катафалке Александра были изображены только корнак и воин в полном вооружении (XVIII. 27. 1). По мнению П. Гуковского, поскольку в битвах между диадохами сражаются лишь сами слоны, а не их экипажи (ср. описание битвы при Рафии (V. 84. 2) у Полибия), башни тогда ещё не появились44. Согласно Плутарху, башни впервые использовал Антигон Одноглазый в битве при Паретакене (Eum. 14. 4), но среди исследователей нет единого мнения относительно того, можно ли здесь ему доверять45. Таким образом, вопрос о предполагаемом «авторстве» Антигона однозначного решения не имеет, тем более, что другими источниками ни оно, ни наличие башен на слонах в других битвах диадохов не подтверждается. Следовательно, можно предположить, что при Ипсе на слонах башен не было и, кроме погонщиков, они в лучшем случае несли на себе по одному воину. Если даже допустить, что на слонах Антигона башни всё-таки имелись, они не обеспечили им никакого преимущества – из короткой ремарки Диодора следует, что бой с вражескими слонами шёл на равных.

Слонам должен был придаваться эскорт из лёгкой пехоты, упоминающийся ещё в «Махабхарате» (VI. 44. 24) и использовавшийся, в частности, Деметрием в битве при Газе46. Возможно, 20 000 пехотинцев Селевка при Ипсе и играли роль слоновой стражи из расчёта 50 человек на одного слона47.

Согласно Плутарху, конница Деметрия атаковала отряд Антиоха (возможно, обойдя слонов и ударив с фланга), опрокинула его и начала преследование48. В это же время слоны Селевка оказались развёрнуты таким образом, чтобы не пустить Деметрия обратно на поле боя. Как считает Б. Бар-Кохва, характер местности на этом участке был таков, что для того, чтобы его надёжно перекрыть, потребовалось бы никак не меньше трёхсот слонов49.

На втором этапе сражения лёгкая конница Селевка атаковала фалангу Антигона, на одном из флангов оставшуюся без прикрытия. Не вступая в ближний бой, всадники расстреливали её издали50. Тем временем на другом крыле шло ожесточённое сражение между слонами Антигона и Лисимаха (Diod. XXI. 2). Постоянный обстрел (а затем, очевидно, начавшееся наступление фаланги союзников)51 деморализовал воинов Антигона. Ряды его фаланги смешались, а воины – значительную часть которых составляли наёмники – начали разбегаться или переходить на сторону противника. Антигон до последнего надеялся на возвращение Деметрия – это ещё могло бы переломить ситуацию, однако он так и не смог прорваться через слоновый заслон на выручку отцу – даже несмотря на то, что его лошади были приучены не бояться слонов52. Успешная нейтрализация Деметрия стала залогом победы союзников. Антигон погиб, Деметрию с трудом удалось спастись53. Их владения в Азии разделили между собой члены коалиции.

Планы сторон у Плутарха не отражены, поэтому историки строят самые разнообразные предположения. В частности, определённой популярностью пользуется версия о том, что Деметрий не разбил Антиоха и его бегство на самом деле было притворным – чтобы убрать Деметрия с поля боя и лишить Антигона прикрытия. Как отмечал В. Тарн, «возможно, Селевк разработал хитроумный план: его конница – лёгкая конница из восточного Ирана – должна была намеренно обратиться в бегство, чтобы дать слонам возможность отрезать Деметрия от остальной армии. Если всё произошло именно так и Деметрий на самом деле не одержал победу, тогда он должен был оказаться перед непростым выбором. Когда прекращать погоню и вместе с тем как удержать контроль над собственными солдатами? Если слишком рано, враг может перегруппироваться и ударить в спину, а если слишком поздно – есть риск далеко оторваться от своих. Умение выбрать нужный момент как раз и отличало по-настоящему выдающегося кавалерийского военачальника»54. Именно этим, по мысли историка, мог объясняться тот факт, что сам Селевк против обыкновения конницей не командовал и поручил это сыну, поскольку для проведения такого манёвра требовалось его личное присутствие55.

С тем, что «перекрыть сложную местность таким количеством слонов было слишком сложной задачей, чтобы решить её без подготовки и планирования», соглашается и Б. Бар-Кохва56. Однако он отвергает предположение В. Тарна относительно того, что слоны Селевка находились позади фаланги – по его мнению, их должны были поставить вперед, чтобы не раскрыть противнику свой план раньше времени. По мнению Г. Скалларда, из описания Плутарха следует, что Антиох действительно потерпел поражение и бегство его не было притворным. Таким образом, Селевк просто быстро сориентировался и умело использовал создавшуюся ситуацию. Впрочем, как считает историк, версия Тарна тоже имеет право на существование57.

Весьма вольную реконструкцию сражения предлагает Р.В. Светлов. По его версии Антигон разместил всех своих слонов на правом крыле против слонов Селевка; последние сначала опрокинули противостоявших им животных, а затем были развёрнуты против конницы Деметрия58. По-видимому, автор руководствовался сообщением Диодора о самом факте боя слонов при Ипсе, но имя Лисимаха у него никак не фигурирует, и, как видно на схеме, слонов на его участке нет вообще.


Рис. 2. Схема битвы при Ипсе

Светлов Р.В. Пирр и военная история его времени. СПб., 2006. Карт. IV


Независимо от того, был ли манёвр Селевка результатом планирования или блестящей импровизацией, он сыграл в разгроме Антигона важную, если не решающую роль. Некоторые из исследователей прямо заявляют, что «именно слоны Селевка выиграли сражение»59. По оценке Я. Зайберта, «слоны выполнили свою задачу – они вывели из боя конницу Деметрия, и он не смог прийти отцу на помощь. Таким образом, они способствовали конечной победе союзников, однако своим успехом Селевк обязан не слонам как таковым и не их числу, а правильным использованием последних на поле боя»60. Дж. Грэйнджер считает, что поскольку Селевк командовал одним крылом, а Лисимах другим, победа принадлежит им обоим61, а слоны и конница Селевка сделали для неё не меньше, чем тяжёлая пехота Лисимаха62. «Если верить Плутарху, то сражение при Ипсе было первым, которое было решено слонами», – отмечает Г. Дельбрюк63. По словам Р. Гэйбела, «битва при Ипсе стала крупнейшим успехом слонов в эллинистической войне; что характерно, успех пришёл, когда их использовали в обороне. Это стало главным тактическим уроком битвы»64. Сам Селевк получил от Деметрия прозвище «элефантарха» (ελεφαντάρχης - Plut. Demetr. 25. 7). «Такой успех послужил новым толчком к приобретению слонов другими эллинистическими властителями», – заключает В. Кребс65.

Битва при Ипсе стала главным сражением в истории слонового корпуса Селевка – о том, что случилось с ним дальше, античные источники почти ничего не сообщают. Согласно Страбону, Селевк содержал своих слонов «и бóльшую часть своего войска, так же как и позднейшие цари», в Апамее (XVI. 2. 10) – главной военной базе, построенной на рубеже IV и III вв. и защищавшей южную оконечность Сирии. Известно, что примерно тогда же слоны весьма необычным образом были задействованы в строительстве Антиохии – будущей столицы царства Селевкидов66. Как сообщает Либаний, Селевк, «определяя границы города… расставил слонов там, где собирался построить городские башни» (Or. 11. 90).

В «Стратегемах» Полиэна (IV. 9. 3) есть упоминание об участии слонов Селевка в кампании против Деметрия в Киррестике (286 г.)67: «Выдвинув вперёд восемь слонов, он обошёл по узкой тропе фланг неприятеля». Однако Плутарх, описывая те же события (Demetr. 49. 2–6), о слонах не говорит вообще. Это может свидетельствовать как о том, что к тому времени корпус Селевка уже не являлся эффективной боевой силой68, так и о том, что в конкретной операции участвовали именно эти животные, а сведения об остальных просто не сохранились. Отсутствие упоминания о слонах у Плутарха, возможно, объясняется спецификой самого источника. Как бы то ни было, группа из восьми слонов и отряд гипаспистов во главе с самим Селевком внезапно появились у незащищённого крыла армии противника; Селевк заставил его наёмные войска капитулировать без боя, тем самым переломив ход сражения в свою пользу и положив конец военной карьере Деметрия.

Последующая история элефантерии Селевка остается неизвестной. Возможно, она принимала участие в решающей битве между Селевком и Лисимахом69 при Курупедионе в 281 г.70, однако источники это не подтверждают71. Очевидно, по той или иной причине новый царь Антиох I на отцовский корпус рассчитывать больше не мог, раз он затребовал новых слонов с востока (B.M. 92688). По-видимому, именно этим животным он впоследствии был обязан своей знаменитой победой над галатами (Luc. Zeux. 9-11) – сатрап Бактрии отправил царю 20 слонов, а в битве участвовало 16.

По мнению П. Арманди, в 281 г. бóльшая часть слонов Селевка после его убийства Птолемеем Керавном72 досталась последнему и была переброшена на Балканы73. Несколько десятков слонов Керавн предоставил Пирру Эпирскому74. Как сообщает Мемнон, в сражении с галатами в начале 279 г. сам Керавн восседал на слоне, что и стало причиной его гибели – когда слон был ранен и сбросил седока, галаты захватили его в плен (FGrH 434 F. 8.8)75. В 277 г. теми слонами, которые ещё оставались из стада Керавна, завладел новый царь Македонии Антигон Гонат76.

Согласно другой версии, предложенной В. Тарном77, слоны Селевка после убийства царя погибли во время смуты в Сирии (OGIS 219). Её же придерживается и Г. Скаллард, считая, что поскольку об использовании слонов в битве при Курупедионе и после неё информации нет, в западном походе Селевка они не участвовали и находились в апамейском слоновнике. При этом он допускает, что ранее часть слонов успели отправить в Вавилон, откуда их затем вернул Антиох I; что до Птолемея Керавна, то он завладел корпусом не Селевка, а Лисимаха78.

Наконец, как считает Б. Бар-Кохва, слоны к этому времени могли просто вымереть естественным образом: Чандрагупта предоставил Селевку уже взрослых, обученных животных, минимальный «призывной» возраст которых составлял 12 лет, а срок жизни в неволе – не больше 30 из отведённых природой 6079. К тому же индийский царь вряд ли собирался отказываться от своей монополии и отправил Селевку одних самцов80 – таким образом, выращивать в Апамее «пополнение» Селевк возможности не имел81. О том, что пойманные слоны редко переживали сорокалетний рубеж, пишут и другие авторы – в частности, Дж. Кистлер82. С другой стороны, в «Артхашастре» (II. 31) 40 лет считаются временем пика активности и физических возможностей слона – правда, не уточняется, идёт речь о рабочем животном или о боевом. В любом случае двадцати лет между битвой при Ипсе и гибелью Селевка было вполне достаточно для того, чтобы для определённой части слонов (учитывая иной климат, иные условия содержания, и т.п.) военная служба уже закончилась. Не исключено также, что на судьбу корпуса Селевка как эффективной боевой единицы повлияли все три приведённых фактора.

Битва при Ипсе наглядно иллюстрирует основные приёмы использования элефантерии в эллинистическую эпоху – слонов отправляли сражаться друг с другом или использовали как своего рода «живой щит» против неприятельской конницы. Наследники Селевка (в частности, Антиох III) часто изображали слонов на монетах в ознаменование военных побед83, тем самым превратив слона в своеобразный символ своей державы. Победа союзников продемонстрировала, что к концу IV в. элефантерия была в полной мере инкорпорирована в вооружённые силы, действуя согласованно с другими родами войск84. Это сражение, где участвовало наибольшее в античной истории количество боевых слонов, одновременно стало и самым значительным их достижением.


The War Elephants of Seleucus and the Battle of Ipsus


Elephant corps of King Seleucus I was the largest elephant unit in Hellenistic military history. The author attempts to clear up its exact number (traditional point of view and W.W. Tarn’s hypothesis) and actions in the crucial battle of Ipsus (301 BC). This battle was the greatest achievement of war elephants, affecting further development of Hellenistic military thought.



1. Настоящая публикация – дополненный вариант статьи, ранее опубликованной в «Вестнике Алтайского государственного университета» (2010. № 4/1. С. 9-12).

2. Здесь и далее все даты – до н.э.

3. При Ипсе сражались контингенты Селевка, Лисимаха и Кассандра. Ещё один участник коалиции, Птолемей, в битве не участвовал.

4. В 306 г. Антигон и Деметрий, затем Птолемей и вслед за ним Селевк, Лисимах и Кассандр провозгласили себя царями, закрепив тем самым распад империи Александра Македонского (подробнее см., например: Дройзен И.Г. История эллинизма. Т. 2. М., 1893. С. 261 след.; Billows R.A. Antigonos the One-Eyed and the Creation of the Hellenistic State. Berkeley, 1997. P. 155ff.; Bosworth A.B. The Legacy of Alexander: Politics, Warfare and Propaganda under the Successors. Oxford, 2007. P. 246 ff.). Плутарх называет Ипс «битвой царей» (Pyrrh. 4. 3).

5. Элефантерия появилась в македонской армии после завоевательных походов Александра Великого. Собранный им в Индии корпус предположительно насчитывал около 200 слонов (Arr. Anab. Alex. VI. 2. 2), уже после его смерти из Индии было доставлено ещё около 120 слонов (Diod. XIX. 28. 4). Эти животные были разделены между диадохами и участвовали в их войнах друг с другом. До возвращения Селевка с востока самым большим корпусом обладал Антигон Одноглазый (Paus. I. 12. 4).

6. В греческих источниках – Сандрокотт или Андрокотт.

7. Шофман А.С. Распад империи Александра Великого. Казань, 1984. С. 189. Дж. Грэйнджер считает, что Селевк провел на востоке четыре года (с 307 по 303 гг.), и договор был заключен в 303 г. (Grainger J.D. Seleukos Nikator: Constructing a Hellenistic Kingdom. L.; N.Y., 1990. P. 112).

8. Ряд исследователей высказывает предположение, что Чандрагупта в своих войнах использовал греческих наёмников и европейские методы подготовки войск (см.: Macdonald G. The Hellenic Kingdoms of Syria, Bactria and Parthia // CHI. Vol. I. Cambridge, 1922. P. 430; Cary M. The Legacy of Alexander: A History of the Greek World: 323–146 BC. N. Y., 1932. P. 66; Массон В.М., Ромодин В.А. История Афганистана. Т. 1. М., 1964. С. 94).

9. Grainger J.D. Seleukos… P. 109.

10. «В 305 г. Селевк пытался разгромить своего противника и дошел до реки Дэйамны. Чем кончилось это столкновение, неизвестно» (Шофман А.С. Распад… С. 189).

11. С.В. Смирнов, ссылаясь на фрагмент из Орозия (III. 23. 44–46), предполагает, что Селевк заключил мирный договор после проигранного им генерального сражения (Смирнов С.В. Формирование государства Селевкидов при Селевке I (политический и социально-экономический аспекты). Автореф. дисс. ... канд. ист. наук. М., 2011. С. 17).

12. Дройзен И.Г. Указ. соч. Т. 2. С. 297.

13. Бонгард-Левин Г.М., Ильин Г.Ф. Индия в древности. М., 1985. С. 209.

14. Бенгтсон Г. Правители эпохи эллинизма. М., 1982. С. 73.

15. «Селевк на переговорах с индийским князем Сандрокоттом счёл 500 слонов справедливой платой за все утраченные владения за Индом» (Glover R.F. The Tactical Handling of the Elephant // GR. 1948. Vol. XVII, No. 49. P. 2). Ср.: «Пятьсот слонов ни при каких условиях не могут считаться достойной компенсацией за уступленные территории. Скорее всего, соглашение включало дополнительные пункты – например, торговые преференции» (Macdonald G. Op. cit. P. 431).

16. Шофман А.С. Распад… С. 189.

17. Grainger J.D. Seleukos… P. 109.

18. Ранович А.Б. Эллинизм и его историческая роль. М.; Л., 1950. С. 92.

19. Macdonald G. Op. cit. P. 431.

20. Scharfe H. The Maurya dynasty and the Seleucids // Zeitschrift für vergleichende Sprachforschung. 1971. Bd 85.2. P. 217.

21. Bar-Kochva B. The Seleucid Army: Organization and Tactics in the Great Campaigns. Cambridge, 1976. P. 77.

22. Tarn W.W. Two Notes on Seleucid History // JHS. 1940. Vol. 60. P. 84–86.

23. Tarn W.W. Two Notes… P. 89.

24. Tarn W.W. Two Notes… P. 88.

25. Tarn W.W. Two Notes… P. 84.

26. Bar-Kochva B. The Seleucid Army... P. 77.

27. Bar-Kochva B. The Seleucid Army... P. 76.

28. Schober L. Untersuchungen zur Geschichte Babyloniens und der Oberen Satrapien von 323-303 v. Chr. Frankfurt, 1981. S. 183–186; Billows R.A. Antigonos… P. 174.

29. Grainger J.D. Seleukos… P. 110.

30. Scullard H.H. The Elephant in the Greek and Roman World. Ithaсa, N.Y., 1974. P. 269.

31. Scullard H.H. The Elephant… P. 270.

32. В первом издании своего труда «Эллинистическая цивилизация» (1927 г.., рус. пер. 1949 г.) В. Тарн указывает, что в битве при Ипсе участвовали 480 слонов Селевка (Тарн В. Эллинистическая цивилизация. М., 1949. С. 27, 74). В третьем издании (вышло в 1952 г. в соавторстве с Г. Гриффитом) историк лишь констатирует, что слонов было много, и ссылается на свою публикацию 1940 г. (Tarn W.W., Griffith G.T. Hellenistic civilisation. L., 1974. P. 10).

33. Sherwin-White S.M., Kurht A. From Samarkhand to Sardis: A New Approach to The Seleucid Empire. Berkeley; Los Angeles, 1993. P. 13.

34. Lund H.S. Lysimachus: A Study in Early Hellenistic Kingship. L., 1992. P. 78.

35. Glover R.F. The Elephant in Ancient War // CJ. 1944. Vol. 39. No. 5. P. 257.

36. У Плутарха союзники имели всего на 500 всадников больше, но представляется достаточно убедительным мнение Б. Бар-Кохвы о том, что в тексте допущена ошибка и эту цифру следует читать как «5 000». Согласно Диодору (XX. 113. 4), около 12 000 всадников было только у Селевка, не говоря об остальных членах коалиции. Как указывает историк, ранее у Плутарха и Диодора цифры уже различались на порядок: потери Деметрия в битве при Газе Диодор оценивает в 500 человек убитыми (XIX. 85. 3), а Плутарх – в 5 000 (Demetr. 5. 2), хотя оба они явно пользовались одним первоисточником – сочинением Гиеронима из Кардии (количество пленных (8 000) совпадает у обоих). См.: Bar-Kochva B. The Seleucid Army... P. 247, n. 11; Billows R.A. Antigonos… P. 182, n. 34.

37. Billows R.A. Antigonos… P. 183.

38. Bar-Kochva B. The Seleucid Army... P. 107.

39. Scullard H.H. The Elephant… P. 270, n. 48.

40. Billows R.A. Antigonos… P. 183; Gaebel R.E. Cavalry Operations in the Ancient Greek World. Norman, 2002. P. 226.

41. Tarn W.W. Hellenistic Military and Naval Developments. Cheshire, 1998. P. 36.

42. Bar-Kochva B. The Seleucid Army... P. 108.

43. Большинство исследователей сходится во мнении, что индийцы башен тоже не знали; Ф. Рейнс даже допускает возможность обратного заимствования ими у греков башен «эллинистического типа» (Rance Ph. Hannibal, Elephants and Turrets in Suda q438 [Polybius Fr. 162B] – An Unidentified Fragment of Diodorus // CQ. 2009. Vol. 59. No. 1. P. 103-104).

44. Goukowsky P. Le roi Pôros, son éléphant et quelques autres // Bulletin de correspondance hellénique. 1972. Vol. 96, No 1. P. 486.

45. «За» - Нефёдкин А.К. Башни на вооружении древних боевых слонов // ВДИ. 2010. № 2. С. 102-104 (пассаж о башнях приписывается Гиерониму); «против» - Goukowsky P. Le roi Pôros… P. P. 482, n. 41; Scullard H.H. The Elephant… P. 268, n. 43 (пассаж приписывается Дуриду).

46. Для охраны 30 слонов Деметрий выделил полторы тысячи лучников, дротометателей и пращников (Diod. XIX. 82. 3).

47. Bar-Kochva B. The Seleucid Army... P. 82.

48. Вместе с Деметрием сражался и отличился юный Пирр, будущий царь Эпира (Plut. Pyrrh. 4. 3)

49. Bar-Kochva B. The Seleucid Army... P. 108.

50. Bar-Kochva B. The Seleucid Army… P. 108–109; Grainger J.D. Seleukos… P. 120.

51. «Тяжёлая пехота Лисимаха угрожала Антигону с фронта, конница Селевка – с фланга и тыла. Сражение ещё можно было свести вничью, как при Паретакене, если бы Деметрий вернулся на поле боя и ударил в тыл фаланге Лисимаха» (Billows R.A. Antogonos… P. 184).

52. Tarn W.W. Hellenistic… P. 96.

53. Б.Г. Гафуров и Д.И. Цибукидис говорят даже о том, что «конница Деметрия «была смята» слонами Селевка (Гафуров Б.Г., Цибукидис Д.И. Александр Македонский и Восток. М., 1980. С. 371), хотя сам Плутарх таких подробностей не сообщает.

54. Tarn W.W. Hellenistic… P. 68–69. Тот факт, что конница Антиоха вовсе не была разбита, мог являться причиной столь долгого отсутствия Деметрия на поле боя. Исследователи предлагают и другие версии, опровергающие традиционное обвинение Деметрия в «горячности». Так, Б. Бар-Кохва предполагает, что Деметрий по примеру Антигона в битве при Габиене пытался захватить обоз противника (Bar-Kochva B. The Seleucid Army... P. 109). Однако, по мнению Р. Биллоуза, «в источниках о таких планах нигде не упоминается; вряд ли полководец отдал бы такой приказ отборной тяжёлой коннице и оставил пехоту без прикрытия» (Billows R.A. Antigonos… P. 181).

55. Из современных исследователей идею о том, что отступление Антиоха было заранее спланированным («этот манёвр был типичным для среднеазиатских кочевников»), разделяет, в частности, М. Ольбрыхт (Olbrycht M.J. Creating an Empire: Iran and Middle Asia in the Policy of Seleukos I // Центральная Азия от Ахеменидов до Тимуридов: археология, история, этнология, культура. Материалы международной научной конференции. СПб., 2005. С. 233).

56. Bar-Kochva B. The Seleucid Army... P. 110.

57. Scullard H.H. The Elephant… P. 270 n. 47.

58. Светлов Р.В. Пирр и военная история его времени. СПб., 2006. С. 113-116; карт. IV). См. также: Нефёдкин А.К. Новая книга о военной истории царя Пирра // Stratum plus. 2011. №3. С. 294-295.

59. См., например: Glover R.F. The Elephant… P. 257, 261.

60. Seibert J. Der Einsatz von Kriegselefanten // Gymnasium. Bd 26. 1973. S. 356.

61. По мнению П. Арманди, «вероятнее всего, Селевк командовал центром союзной армии, его сын Антиох – правым крылом, а Лисимах, очевидно, левым» (Armandi P. Histoire… P. 67).

62. Grainger J.D. Seleukos… P. 120.

63. Дельбрюк Г. История военного искусства в рамках политической истории. Т. 1. СПб., 1994. С. 179.

64. Gaebel R.E. Cavalry Operations… P. 226.

65. Krebs W. Elefanten in den Heeren der Antike // Wissenschaftliche Zeitschrift der Universitat Rostock, Gesellschafts- und Sprachwissenschaftliche Reihe. 1964. 13. Jg. H. 2/3. S. 209.

66. Согласно Г. Коэну, Апамея была основана между 301 и 299 гг., а Антиохия – 22 артемисия 300 г. по македонскому календарю, т.е. условно в конце мая (Cohen G.M. The Hellenistic Settlements in Syria, the Red Sea Basin and North Africa. Berkeley, 2006. P. 80, 95).

67. В 287 г. Деметрий вторгся в Малую Азию, надеясь отвоевать бывшие владения Антигона, однако был вытеснен войсками Лисимаха во владения Селевка, где и потерпел окончательное поражение.

68. Bar-Kochva B. The Seleucid Army... P. 78.

69. К тому времени Лисимах вполне мог обзавестись собственной элефантерией, получив животных как после Ипса (бывший корпус Антигона), так и после своего вторжения в Македонию после смерти Кассандра.

70. Р. Хэдли делает такое предположение на основании того, что в 281 г. в Пергаме чеканились монеты с изображением слона (Hadley R.A. Royal Propaganda of Seleucus I and Lysimachus // JHS. 1974. Vol. 94. P. 60).

71. Lund H.S. Lysimachus. P. 206.

72. Птолемей Керавн, сын Птолемея I от первого брака, был лишен права наследования, покинул Египет, оказался при дворе Селевка. Относительно мотивов этого убийства среди исследователей нет единого мнения – по одной из версий, Селевк обещал вернуть ему египетский престол, но не сделал этого. После убийства войско провозгласило Керавна царём Македонии.

73. Armandi P. Histoire militaire des Éléphants, depuis les temps les plus recules jusqu’a' l'introduction des armes a’ feu; avec des observations critiques sur quelques-uns de plus celebres faits d'armes de l’antiquité. P., 1843. P. 69.

74. П. Арманди вслед за Помпеем Трогом (Iust. XVII. 2. 14) считает, что их было 50 (Armandi P. Histoire... P. 107); по мнению Дж. Кистлера, это были почти все слоны Керавна (Kistler J.M. War Elephants. Lincoln, 2007. P. 75).

75. О том, участвовали ли в бою другие слоны, Мемнон не сообщает, а Юстин (XXIV. 4–5), описывая те же события, не упоминает о слонах вовсе. Керавн высокомерно отклонил помощь соседей, заявив, что «македоняне одни покорили весь Восток» (Iust. XXIV. 4. 9), и выйдя навстречу врагу «с небольшим нестройным войском». Исходя из этой логики, он мог демонстративно отказаться от слонов, так как Александр Великий обошёлся без них. Наконец, никто из эллинистических царей ни до, ни после Керавна не сражался на слоне сам; это тоже позволяет усомниться в достоверности сообщения Мемнона.

76. Scullard H.H. Op. cit. P. 100. Согласно Юстину, Гонат продемонстрировал своих слонов галльским посланцам, желая устрашить их, но безрезультатно. В последующем сражении Антигона с галлами слоны не упоминаются (XXV. 1. 6).

77. Tarn W.W. The First Syrian War // JHS. 1926. Vol. 46. Pt 2. P. 157.

78. Scullard H.H. The Elephant… P. 100, 121.

79. Bar-Kochva B. The Seleucid Army... P. 79. См. также: Grainger J.D. Seleukos… P. 109–111.

80. В качестве подтверждения Б. Бар-Кохва приводит тот факт, что на селевкидских памятниках изображались только слоны-самцы (Bar-Kochva B. The Seleucid Army... P. 79). При этом можно отметить, что в английском переводе «Артхашастры» Р. Шамашастри, которым мог руководствоваться историк, самки вообще не подлежали отлову: «Young elephants, infatuated elephants, elephants without tusks, diseased elephants, elephants which suckle their young ones, and female elephants (выделено мной. – А.А.) shall not be captured» (Artha. II. 32). В русском переводе есть уточнение: «Детёныш-сосун, неразвитый, слон без бивней, больной, беременная самка и кормящая самка не могут быть предметом ловли».

81. В литературе можно встретить и обратное предположение, согласно которому у Cелевкидов в Апамее не только содержались взрослые слоны, но и выращивалось потомство (см., например: Hitti P.K. History of Syria. Piscataway, 2004. P. 239; Adams W.L. The Hellenistic Kingdoms // The Cambridge Companion to the Hellenistic World. Cambridge, 2007. P. 45). Однако оно не подтверждается источниками.

82. Kistler J.M. War Elephants. P. 65.

83. Dodd R. Coinage and conflict: the manipulation of Seleucid political imagery. Diss. PhD. Glasgow, 2009. P. 57, 165.

84. Gaebel R.E. Cavalry Operations… P. 227.

Публикация:
Вестник Алтайского государственного университета. 2010, №4/1, стр. 9-12; XLegio © 2014