ХLegio 2.0 / Метательные машины / Средневековье / Средневековые метательные машины западной Евразии / 3. Тактико-технические характеристики

3. Тактико-технические характеристики


Дмитрий Уваров

Как появились метательные машины и в чем суть их эволюции? Еще в доисторические времена определились два основных метательных снаряда, «дешевый» и «дорогой», камень и заостренная палка, превратившаяся в дротик. Дротик имеет лучшую пробивную способность и летит дальше, но требует больших затрат труда на своё изготовление. Итак, на одном конце двигатель-человек, на другом – снаряд. Создаваемая коротким напряжением мышц энергия одномоментно передается дротику, и тот летит к цели. Затем был создан первый «накопитель энергии» – лук. Натягивая тетиву, человек постепенно преобразует свою мышечную энергию в упругую энергию деревянной или роговой дуги, накапливает её, а затем мгновенно высвобождает, превращая в кинетическую энергию стрелы. Затем перед передачей человеческой энергии «накопителю» (дуге лука) её стали «умножать» при помощи ворота или взводного рычага. Так появился арбалет – механический стреломёт. В свою очередь, «умножитель» и «накопитель» претерпели много частных модернизаций. Наиболее значительным усовершенствованием «накопителя» стало изобретение торсиона, скрученного каната из волос и жил, обычно установленного вертикально. В него вставляются плечи лука. Торсион позволил сузить оружие и увеличить его мощность. Последнее станет понятно, если учесть, что запасаемая упругая энергия тиса (наиболее подходящего для луков дерева) составляет 900 дж на кг, роговой ткани – 1500, а сухожилий – 2500 дж.

У техники камнеметания прогресс долгое время был односторонним – только за счёт «умножителя», а именно за счёт увеличения длины рычага. Когда человек просто бросает камень, он использует в качестве рычага свою руку. Вложив камень в петлю веревки или ремня, то есть изобретя пращу, человек значительно удлинил метательный рычаг. Еще более удлинился рычаг, когда веревку привязали к шесту – это был «фустибал». Затем рычаг дополнительно удлинили, закрепив шест с пращой на оси или «вилке» вверху опорного столба, и к свободному концу шеста прикрепили тяговую веревку. Потом увеличили число людей-метателей, когда к единственной тяговой веревке добавили еще несколько. Еще в античности «пращевой камнемёт» стали снабжать «накопителем» в виде торсиона, который, однако, имел существенные недостатки (о них пойдет речь в дальнейшем) и потому постепенно сдавал позиции более простой и надежной схеме с тяговыми веревками. Качественным же прорывом стало создание «накопителя» в виде противовеса, поднимаемого несколькими людьми, чьи силы многократно умножены воротом и рычагом, роль которого во время взведения играет метательная балка.

 

Рис. 4. Фустибал.

Фрагмент миниатюры 2-й половины XIV века.

 

В принципе возможно метание камней и из лука (развившегося в арбалет и баллисту), но долгая практика доказала, что «метод пращи» эффективнее.

 

3.1. Арбалеты.

 

Арбалет состоит из дуги (лука), прикрепленной к деревянному ложу, тетивы, запорно-спускового устройства и, чаще всего, устройства натяжения. Стреляют из него короткими толстыми стрелами – болтами.

Арбалетные дуги бывают деревянными, композитными (сложносоставными) и стальными. Цельная деревянная дуга представляет собой короткий лук (обычно из тиса); она не может выдерживать большую нагрузку и применяется только в самых слабых арбалетах. Композитная дуга при тех же размерах способна запасать намного большую энергию; в ней к деревянной основе с внешней стороны приклеены сухожилия (устойчивые к растяжению), а с внутренней – роговые пластинки (устойчивые к сжатию). Наилучшим в Западной Европе считался козий рог (например, именно его предпочитал Тевтонский орден). В то же время «деревянный» арбалет в XIV веке стоил вдвое дешевле, чем «роговой», что говорит о намного большей сложности изготовления последнего. Теоретически самой эффективной должна быть стальная дуга – при той же длине и мощности её можно сделать тоньше и легче, чем композитную; её можно сильнее согнуть, она долговечнее, устойчивее к непогоде. Проблема, однако, в том, что для арбалетной дуги нужна упругая, свободная от вредных примесей, способная к многократному сгибанию сталь со строго определённым содержанием углерода, не больше и не меньше. В кустарных условиях устойчиво получать такую сталь крайне сложно. Дуга же, сделанная из стали неподходящей марки или имеющая каверны, способна сломаться в самый непредвиденный момент, особенно в морозную погоду. Поэтому на севере Европы композитные дуги продолжали применяться наряду со стальными до самого конца существования боевых арбалетов.

Ложе арбалета делается из твёрдого дерева, дуба или вяза, и часто снабжено стременем для удобства зарядки. Тетива делается из пеньковых веревок, реже из сухожилий. От многократного использования она растягивается и теряет способность натягивать дугу в нужной степени, поэтому это самая часто заменяемая деталь арбалета. Растягивается тетива и от смачивания. При этом важно помнить, что тугую арбалетную тетиву невозможно натянуть на дугу вручную, эта операция производится при помощи специального станка. Как следствие, неожиданный дождь способен резко снизить эффективность арбалетчиков, что было наглядно продемонстрировано, например, в сражении при Креси в 1346 г. или во время операций Кортеса в Мексике в 1519-21 гг. До некоторой степени этой опасности избегали, надевая на арбалетные дуги специальные кожаные чехлы.

 

Рис. 5. Станок для натяжения арбалета

Из Expulsion de los Moriscos, 1587 г. Обратите внимание на вспомогательную тетиву на арбалете и деревянный винтовой ворот (появляется на иллюстрациях в начале XIV века). Эскориал, Мадрид.

 

В качестве запорно-спускового устройства все средневековые арбалеты использовали роликовый затвор, называвшийся в то время «орехом». Его вырезали из кости либо отливали из бронзы. «Орех» надёжен, долговечен, обеспечивает плавный, мягкий спуск даже у оружия большой мощности. Важно также, что он удерживает тетиву точно посередине оси стрелы, что благоприятно сказывается на точности стрельбы.

Короткие и толстые арбалетные стрелы называют болтами. Болт «большого арбалета», называемый «донден» (dondain), стоил в 2-3 раза дороже болта «однофутового», “карро” или “гарро” (при разнице в весе в 6-7 раз, т.е. работа ценилась больше, чем материал). Их древки вырезают из твёрдого, тяжелого дерева (дуба, бука или ясеня), снабжают оперением из кожаных или латунных листков и четырёхгранным стальным наконечником, высокоэффективным против кольчуги и любых кожаных или войлочных доспехов. Против позднесредневековых пластинчатых продуманно выгнутых лат гранёный наконечник менее эффективен, поскольку склонен соскальзывать или рикошетировать при попадании под углом. Поэтому болты наиболее мощных арбалетов снабжали наконечниками «венцом» (floris garotum), с несколькими остриями по кругу. Пробиваемость такого болта ниже, зато он не соскальзывает и вся энергия остаётся в цели. Иногда, чтобы помешать соскальзыванию болта с обычным гранёным наконечником, на него насаживали специальный металлический кружок; такой болт называли «босон». Иногда оперение прикрепляли по спирали, чтобы болт вращался в полёте и имел повышенную устойчивость; такой болт называли «виретон». Тевтонский орден применял и «свистящие» болты (Heulbolzen) с целью психологического давления на противника.

Наиболее важным с точки зрения повышения мощности является способ натяжения арбалета. Можно выделить следующие способы:

А. Натяжение руками. Стрелок ногами становится на дугу и руками натягивает тетиву. Самый старый и наименее эффективный способ. Учитывая малую длину дуги, арбалет такого рода сравним с короткими деревянными луками и опасен лишь для противника, не защищенного доспехами. Дальнобойность его не превышает 100-150 м.

Б. Натяжение при помощи крюка и стремени. Стрелок вдевает стопу в стремя арбалета, прикреплённым к поясу крюком зацепляет тетиву и натягивает дугу, используя силу ног и становую силу. Этот способ значительно мощнее и удобнее, чем предыдущий, все еще прост, надёжен и недорог. Такой арбалет способен в благоприятных условиях пробить кольчугу или бригандину и без труда пробивает любые подбитые войлоком кафтаны. Обеспечивается максимальное усилие до 150 кг при скорострельности до 4 выстр./мин. Конечно, 150 кг – верхний предел, не норма; не стоит забывать, однако, что это весьма непродолжительное, «толчковое» усилие – тетива оттягивается не более чем на 15-20 см. По мощности такой арбалет приближается к длинному луку, превосходит его по легкости обучения и точности, но значительно уступает по скорострельности, а также занимаемому пространству по горизонтали и стоимости.

 

Рис. 6. Арбалет с "козьей ногой".

 

В. Натяжение при помощи «козьей ноги», или складного съёмного портативного рычага. Такой рычаг весом ок. 1 кг способен обеспечить усилие в 150-200 кг, судя по сохранившимся образцам. Теоретически усилие может быть доведено даже до 300 кг, но в этом случае рычаг будет слишком длинным и неудобным. Этот метод утяжеляет оружие, повышает его стоимость по сравнению с предыдущим, усложняет и замедляет процесс натяжения. Мощность оружия возрастает, но не в такой степени, чтобы представлять опасность для пластинчатых лат. Главным достоинством этого способа является удобство применения с лошади, поэтому он был основным для конных арбалетчиков позднего средневековья.

 

Рис. 7. Ручной арбалет с воротом и стальным луком, конец XV века.

Royal Armoury, Stockholm.

 

Г. Ворот. Обычный полиспастный ворот с античных времён был главным механизмом для натяжения больших баллист, поэтому большие станковые арбалеты долгое время назывались «арбалеты с воротом». Его производительность вычисляется по формуле Q=P x R / r, где Q – сила натяжения, P – усилие на рукоятке, R – плечо рукоятки, r – радиус барабана. С XIV века ворот стал применяться и для ручных арбалетов. Наиболее широкое применение он нашёл во Франции, Италии и Испании. При размахе рукояток всего 40 см и прилагаемой силе 20 кг такой ворот способен создать усилие натяжения в 800 кг, если же добавить промежуточные блоки (такой вариант назывался “английским воротом”), создаваемое усилие увеличивается до 1600 кг. Арбалет такой мощности способен пробить и пластинчатые латы при попадании под углом, близким к 90 градусам. В то же время английский ворот увеличивает вес арбалета на 3-4 кг, снижает скорострельность до 1-2 выстр./мин (непосредственно натяжение занимает 12 сек, но много времени уходит на подсоединение к арбалету), увеличивает стоимость оружия. Кроме того, усложнение конструкции повышает вероятность поломок и отказов при неосторожном или неаккуратном обращении, неизбежном в боевых условиях.

 

Рис. 8. Швейцарский арбалет с композитным луком

Также изображены кранекин и увеличенные по сравнению с арбалетом болты и колчан, ок. 1500 г.

 

Д. Кранекин, или реечно-редукторный ворот. Его называют также «немецким воротом», поскольку наиболее распространён он был в Германии (особенно производством кранекинов славилась Бавария), Швейцарии, Фландрии, Чехии. Впрочем, умели делать такие вороты и во Франции (“arbalète à cric”). Наиболее мощный и эффективный из малогабаритных механизмов натяжения. Конструкция кранекина предусматривает оттягивание тетивы лишь на 20-25 см, что подразумевает его применение только на относительно небольших ручных арбалетах. В то же время такой механизм при усилии стрелка всего 5 кг способен создать усилие натяжения 1100-1200 кг, а при 20 кг – до 5000 кг. Это намного превышает реальные потребности для ручного арбалета. Вес кранекина составляет 3-4 кг (в XVI веку его удавалось снизить до 2 кг) и он уменьшает скорострельность до 1-2 выстр./мин (приходится делать примерно 30 вращений ручкой ворота, что занимает 35 сек). В целом кранекин можно считать близким по эффективности к «английскому вороту». Кранекин компактнее, прочнее и надёжнее, легче присоединяется к арбалету и снимается, но зато еще сложнее и дороже в изготовлении. Кранекин может использовать и всадник.

Е. Винтовой ворот. По мощности сопоставим с английским воротом, но значительно прочнее, надежнее и удобнее в применении. В то же время еще более снижает скорострельность, до 1 выстр. в 2 мин. Поэтому применяется преимущественно в больших арбалетах и спрингалдах, предназначенных для стрельбы из-за крепостных стен. В ручных арбалетах используется очень редко.

 

Рис. 9. Большой арбалет с винтовым воротом

Из трактата Мариано Такколы De Ingeneis (середина XV века). Жан Лебель считает, что это арбалет в процессе надевания тетивы на натяжительном станке. Bayerische Staatsbibliothek, Мюнхен.

 

Ж. Стационарная стойка-рычаг, или «оспье» (haussepied, «высоконожка»). Представляет собой длинный рычаг с зацепом, установленный на вертикальной стойке. Арбалет прислоняют к стойке дугой вниз, захватывают зацепом тетиву и, опуская длинный рычаг, взводят её. На основе сохранившихся изображений можно заключить, что «оспье» имел передаточное число, равное 9. С его помощью один человек, прилагая усилие 45 кг (вполне возможное, учитывая, что «оспье» позволяет задействовать вес своего тела), мог взвести 400-кг однофутовый арбалет, два человека – 800-кг двухфутовый. Естественно, процесс зарядки может быть значительно облегчен, если к «оспье» будет приставлен специальный человек. Один «оспье» часто обслуживал два арбалета. Современные испытания показали, что процесс зарядки от снятия арбалета со станка до возвращения на место занимает всего 12 сек. Таким образом, скорострельность может быть доведена до 4-5 выстр./мин (без учета времени прицеливания). Заряжание становится простым и надежным, что очень важно в условиях боевого стресса. Массивную и грубую стойку-рычаг трудно повредить, в отличие от портативных механизмов натяжения. Наконец, существенно снижается стоимость – один «оспье» значительно проще в изготовлении и дешевле, чем два английских ворота или кранекина. Однако фундаментальным недостатком «оспье» является невозможность применения в полевых условиях. Это устройство может использоваться только в крепостях и на кораблях, и поэтому стоит особняком.

 

Рис. 10. Натяжение двухфутового арбалета при помощи "оспье".

Biblioteka Jagiellonska, Краков.

 

Добавим, что конструктивной особенностью большинства европейских арбалетов является изготовление механизма натяжения в виде отдельного съёмного блока.

Прежде, чем рассмотреть характеристики основных типов арбалетов, в двух словах обрисуем теорию их механики и баллистики. Потенциальная энергия арбалета в очень грубом приближении равна половине произведения усилия натяжения на длину хода тетивы. Таким образом, мощность арбалета можно повышать двумя путями: или делая более мощным механизм натяжения, или оттягивая тетиву на большее расстояние. Первый путь значительно снижает скорострельность, уменьшает надежность, увеличивает вес и стоимость оружия. Второй возможен только за счёт увеличения длины дуги (принимая, что она выполнена из того же самого материала) и общей ширины оружия. Поскольку габариты ручного оружия жестко ограничены, основным в средневековой Западной Европе оказался первый путь.

31-33 % потенциальной энергии арбалета переходит в кинетическую энергию снаряда. В свою очередь, Т = ½ mV2, где m – масса снаряда, а V – его скорость. То есть кинетическую энергию можно расходовать либо на увеличение массы снаряда (и его убойной силы), либо на увеличение его скорости (и зависящей от нее дальности полёта).

Сопротивление воздуха только в незначительной степени влияет на дальность стрельбы из арбалета. У самого легкого 70-г болта аэродинамическая потеря энергии составляет всего 10% через 100 м, у более тяжелых снарядов этот процент быстро снижается, поскольку с увеличением размеров масса и энергия растут в кубе, а поперечное сечение болта – только в квадрате. Основным фактором, препятствующим увеличению дальнобойности, является земное притяжение.

Настильной считается стрельба под углом до 20°, навесной – от 20° до 45°. Максимальная дальность полёта арбалетного болта достигается при стрельбе под 45°. В этом случае снаряд поднимается на высоту в несколько десятков метров в средней точке траектории и малейшая ошибка в угле возвышения приводит к промаху в несколько метров (см. прил. 2). На практике без точных оптических приборов и механических вычислителей прицельная стрельба на максимальную дальность невозможна. Какой-то шанс попасть есть только при стрельбе по обширной плотной толпе. Поэтому максимальную дальность следует отличать от прицельной, которая ведется под углом не более 15°. Важно отметить, что при стрельбе вверх и дальность полёта, и убойная сила болта значительно уменьшаются, при стрельбе с возвышения (например, со стены) – возрастают. Наконец, существует дальность прямого выстрела с возвышением до 5°, когда стрельба может вестись «навскидку».

При начальной скорости болта 50 м/с дальность прямого выстрела составит ок. 45 м, прицельного – 125-130 м с уровня земли и ок. 180 м с 20-м стены, максимальная дальность – ок. 240 м. При начальной скорости 60 м/с соответствующие дальности составят 65, 180, 235 и 335 м. Любопытно, что средневековая мера длины arbalestée («дальность выстрела из арбалета») равнялась 240 м. На практике прицельная стрельба велась примерно с 80 м.

Используя более лёгкие снаряды с повышенной скоростью полёта можно достичь значительно большей дальности стрельбы из того же самого арбалета – максимальная дальность может составить 400 м и более. Однако не следует думать, что пропорционально вырастет и реальная (не расчётная) прицельная дальность. Отсутствие прицела и грубость конструкции в принципе не позволяют вести меткую настильную стрельбу из механических метательных устройств на дистанцию более 100-150 м. Исключением является только стрельба из тяжелых станковых стреломётов в одном заранее пристрелянном направлении – тут эффективная дальнобойность по одиночной цели, вошедшей в зону поражения, может достигать 300 м. Поэтому увеличение баллистической дальности стрельбы сверх определенного предела становится бессмысленным, ведь реальный боевой арбалет имел целью практические задачи, а не установление рекордов. Как полагает Ж. Лебель, средневековые арбалетчики опытным путем установили оптимальный баланс между весом снаряда и его скоростью, когда последняя фиксируется на уровне 50-60 м/с.

Здесь нужно отметить, что выгоднее повышать убойную силу снаряда за счёт увеличения его веса, а не скорости. Легкий 70-г болт при стрельбе на 300-м дистанцию теряет до половины энергии из-за аэродинамического сопротивления воздуха и, вдобавок, легко сносится ветром. Напротив, тяжелый болт в несколько сотен граммов почти не меняет убойную силу на всей дистанции полёта и значительнее устойчивее, а значит, точнее. Кстати, 300-м дистанция преодолевается примерно за 9 сек (фактически болт преодолевает значительно большее расстояние, ведь он летит по дуге).

Современные исследователи обращают внимание на устойчивость и единообразие средневековой классификации арбалетов, на тот факт, что механизмы натяжения и болты производились отдельно и независимо от производства самих арбалетов. Это подразумевает рано сложившуюся стандартизацию арбалетов по типоразмерам, сохранявшуюся до конца Средних Веков. Существенные изменения происходили только в способе натяжения с разделительной чертой где-то во второй половине XIV века. До этого времени легкие арбалеты натягивались при помощи поясного крюка и стремени, двухфутовые крепостные и корабельные – преимущественно при помощи «оспье», а большие станковые – при помощи простого ворота. Появление пластинчатых лат в середине XIV столетия потребовало значительно увеличить убойную силу арбалетов, особенно легких, и их стали снабжать механизмами натяжения: воротами и кранекинами.

 

Рис. 11. Арбалеты с "козьей ногой"и кранекином

Такие арбалеты были характерны для XV века. Рисунки Эжена Виолле-ле-Дюка (сер. XIX в.)

 

Итак, однофутовый, или легкий ручной арбалет приспособлен для стрельбы болтами длиной 32 см и весом 70-80 г. Длина его ложа составляет 80-90 см, размах лука – 70-90 см. Его вес составляет 4-5 кг (в том числе 72-см стальной лук весит 3 кг, 90-см композитный лук – 2 кг) плюс 3-4 кг на устройство натяжения. При использовании крюка и стремени или «оспье» скорострельность составляет до 4 выстр./мин, с воротом или кранекином – до 2 выстр/мин. Обычная сила натяжения ворота или кранекина составляет около 400 кг. Потенциальная энергия при таком натяжении и длине хода тетивы ок. 17 см – около 400 дж, кинетическая энергия болта – 125-130 дж. Источники начала XV века утверждают, что ручной арбалет с кранекином пробивал рыцарские латы за 50 шагов (30-35 м). По современным оценкам, для пробития 2-мм рыцарского нагрудника при попадании под прямым углом необходима энергия снаряда ок. 90 дж. Есть также любопытные данные об английском длинном луке – его «игольчатая» (bodkin-headed) стрела на скорости 35 м/с пробивает 1,5-мм стальную броню за 150-200 м. Вероятно, арбалет с крюком и стременем имел сходные характеристики.

Естественно, это средние величины. Например, тяжелый ручной арбалет, изготовленный в Женеве в XV веке, реставрированный и испытанный Ральфом Пейн-Галлвеем в 1903 г., имел вес более 8 кг (с отсоединенным механизмом натяжения), стальной лук длиной 96 см, толщиной 2,5 см и шириной 6 см в центральной части, длину хода тетивы 17,5 см. Натягивался он малогабаритным воротом, создающим усилие 550 кг (причем с ним можно было легко справиться одной рукой). На испытаниях он посылал болты весом 85 г на 405-410 м, что предполагает скорость полёта более 65 м/с. Фактически это промежуточное оружие между 1– и 2-футовыми стандартами. Пейн-Галлвей отмечал, что с рук из этого арбалета мог стрелять только очень сильный физически человек, очевидно, он предназначался прежде всего для стрельбы с парапета или легкой треноги. Отметим также, что 85-г болты явно облегчены для подобного оружия, нормальная 300-м максимальная дальность достигалась бы при болтах весом ок. 150 г.

Подобные размеры имеет и сохранившийся «стенной арбалет» (Wallarmbrust) XV века из Kunsthistorisches Museum в Вене. Его покрытый пергаментом композитный лук имеет размах 95,5 см, ложе имеет длину 110 см, вес 8,6 кг.

Легкий арбалет – наиболее массовое, универсальное оружие как для полевой, так для крепостной и морской войны.

Двухфутовый арбалет приспособлен для стрельбы болтами длиной 64 см, диаметром 2 см и весом 260-270 г. Длина его ложа составляет ок. 1,5 м, размах лука – около 120 см. Его вес составляет 13-15 кг (без станка) плюс 3-4 кг на устройство натяжения. При использовании «оспье» скорострельность составляет до 4 выстр./мин, с воротом или кранекином – 1-2 выстр/мин. Средняя сила натяжения составляет предположительно 800 кг. Потенциальная энергия при длине хода тетивы 27 см – около 1000 дж, кинетическая энергия болта – 300-350 дж. Такой арбалет можно назвать «переносным», он малопригоден для войны в поле, разве что при обороне лагеря из повозок или при осаде укреплений.

 

Рис. 12. Реконструкция большого арбалета с воротом из замка Тиффож, Франция.

 

«Большой арбалет» приспособлен для стрельбы болтами длиной 50-80 см, диаметром 3-4 см и весом около 500 г. Это наиболее разнообразная по размерам и устройству категория, поскольку «большие арбалеты» представляли собой штучную работу. Длина в среднем составляет 2-2,5 м, размах лука – 160-200 см, судя по сохранившимся описаниям и образцам (1,82 м для известного арбалета из Кведлинбурга, 1,62 м для арбалета из Ингольштадта, 1,87 м для арбалета из Бреслау/Вроцлава, 1,9 и 2 м для арбалетов из Музея Армии в Париже; известен папский заказ 1349 г. на 19 арбалетов с дугой длиной 5 футов, т.е. 1,6 м). Могли существовать и значительно более крупные экземпляры. Вес со станком и устройством натяжения составляет 50-80 кг (из них около половины приходится на лук), скорострельность может быть оценена как 1-2 выстр/мин. Следует отметить, что станковый арбалет может быть более скорострельным, чем ручной с таким же механизмом натяжения, поскольку этот механизм не нужно присоединять-отсоединять в процессе стрельбы и он может иметь больший размер ручек, то есть натяжение может производиться с меньшим усилием. Средняя сила натяжения – предположительно 1300 кг (именно столько нужно, чтобы обеспечить необходимые баллистические характеристики снаряду «большого арбалета»). Потенциальная энергия при длине хода тетивы 46 см – около 2000 дж, кинетическая энергия болта – 600-650 дж. На дальности в 300 м он способен пробить 2-3 человек в легких доспехах, стоящих друг за другом (если верить утверждениям хроник). Известна реальная дальнобойность арбалета из Кведлинбурга (построен в 1336 г. для замка Гресбург, Германия) – 360 м. Применяется со станка, иногда с колесиками для перекатывания между бойницами одной башни, для обстрела наиболее важных участков на подступах к крепостям, а также на кораблях. Как исключение, может использоваться с колёсного лафета в полевой войне.

С тактической точки зрения арбалет – устройство для настильной прицельной противопехотной стрельбы. Навесом на максимальную дальность из него можно вести только беспокоящую стрельбу. Низкая скорострельность, а также редкое размещение арбалетчиков по фронту не позволяют достичь такой плотности обстрела, которая могла бы уверенно подавить противника и предотвратить его сближение на дистанцию рукопашного боя. Поэтому в полевом бою арбалетчики не способны играть столь же решающей роли, как стрелки из длинного английского лука (в боевых условиях в 4 раза более скорострельного по сравнению с арбалетом с крюком и стременем и в 6-7 раз по сравнению с арбалетом с воротом). Необходимость длительной «зарядки» принуждает арбалетчиков прикрываться большими тяжелыми «павезами». Павеза – щит из легкого дерева, обшитый кожей, пропитанной водонепроницаемым клеем (высота 1 – 1,5 м, редко до 2 м, ширина 40 – 70 см), иногда с подпорками, чтобы стоять на земле без посторонней помощи, известен с XIII века (впервые появился в итальянском городе Павии, откуда и название). В то же время при стрельбе из-за укрытий, крепостных стен или корабельных фальшбортов арбалет, особенно тяжелый, превосходит обычный лук – он мощнее и точнее. Возможность держать арбалет длительное время в натянутом, то есть боеготовом состоянии позволяет своевременно стрелять по кратковременно появляющимся целям – например, в амбразуре или между зубцами башни. Напротив, выжидать мишень с постоянно натянутым луком невозможно – расходуется слишком много физических сил. Эта же особенность делает арбалет и предпочтительным охотничьим оружием.

Известное значение арбалеты могут иметь также для поджога деревянных укреплений, зданий, машин, кораблей, хотя и не такое большое, как требюше, поскольку арбалетный болт способен нести только ограниченное количество зажигательного вещества (обычно просмоленной пакли).

О соотношении различных видов оружия при обороне крепостей говорит сохранившаяся инвентаризация южнофранцузского замка Биуль, проведенная по приказу его владельца, Юга де Кардияка (Huges de Cardillac): в 1347 г. в нем было 2 спрингалда, 5 «арбалетов с воротом», 5 двухфутовых арбалетов и 26 однофутовых арбалетов «со стременем». Использовались также 22 единицы огнестрельного оружия. Интересно строилась оборона ворот: “На первом этаже два человека стреляют из пушек и бросают большие камни; на втором этаже два человека стреляют из двухфутового арбалета, затем, на стене, два арбалетчика плюс два человека, чтобы бросать камни первого размера”. Может показаться странным такое сочетание арбалетов с примитивным метанием камней, но не стоит забывать, что арбалетчики не способны поражать противника в «мертвой зоне» непосредственно под стенами.

 

Рис. 13. Арбалет с полиспастным воротом и промежуточными блоками, характерный для XV века.

Рисунок Эжена Виолле-ле-Дюка (сер. XIX в.)

 

В заключение отметим, что стреляющие камнями аркбаллисты из русских летописных миниатюр XVI века (24 миниатюры Лицевого свода) носят явно фантазийный характер. Из реально существовавших больших арбалетов с размахом лука до 2 м невозможно эффективно метать снаряды более 1-2 кг весом; каменное ядро такого размера не могло бы серьезно повредить даже деревянный частокол, не говоря уже о капитальных стенах. Теоретически могут быть изготовлены значительно более крупные аркбаллисты-камнемёты, но их эффективность настолько уступала бы аналогичным по предназначению требюше, что практическую реализацию таких устройств можно отбросить как противоречащую здравому смыслу. Заметим, что сохранившиеся более-менее современные (XIII-XV веков) восточные иллюстрации показывают основным осадным оружием монголов именно требюше.

Ради интереса можно рассмотреть предполагаемые характеристики такого сверхбольшого самострела-камнемета. Метание 20-кг камня со скоростью 50 м/с (минимум, начиная с которого можно говорить о стенобитном использовании оружия) предполагает кинетическую энергию 25000 дж. При КПД арбалета в 30% потенциальная энергия должна быть порядка 80000 дж. Если принять длину хода тетивы равной 1 м (что соответствует длине лука примерно в 4 м), должна обеспечиваться сила натяжения минимум 5000 кг. Ворот позднесредневекового ручного арбалета обычно имеет передаточное число 40; в данном случае может задействоваться не портативный, а более крупный ворот с большим размахом рукояток, поэтому передаточное число можно увеличить до 80. Получится, что подобный самострел может быть взведен с усилием на рукоятках в 60 кг. Пожалуй, два человека, вращая рукоятки с двух сторон ворота, с этим справятся. Однако такой арбалет невозможно изготовить в полевых условиях, сложно перевозить, обслуживать, и его производительность будет намного ниже, чем у гибридного требюше сравнимой мощности. Существование таких сверхбольших тенсионных машин могло быть оправдано только в обществе, незнакомом с более эффективной гравитационной технологией. Но Китай и мусульманский мир (источники осадных технологий для монголо-татар) к их числу не принадлежали.

 

Рис. 14. "Скорпион", одноплечевая тенсионная машина.

Рисунок Эжена Виолле-ле-Дюка (архитектор и историк XIX в.).

 

3.2. Одноплечевые тенсионные машины.

 

Одноплечевые тенсионные машины могут применяться только в станковом варианте и, по существу, тактически взаимозаменяемы со станковыми арбалетами. Оценить их эффективность крайне сложно из-за отсутствия должных исследований. Как кажется, работоспособную модель такой машины создал только англичанин Пейн-Галлвей (называвший её «спрингалдом»). Она имела ясеневый метательный рычаг высотой 1,5 м, шириной 7,5 см и толщиной 5 см. 85-г арбалетный болт метался на 145 м. По мнению Пейн-Галлвея, такое устройство вполне работоспособно, но уступает арбалету. Единственным достоинством, в какой-то степени компенсирующим вес и громоздкость, является вертикальное расположение метательного рычага, поэтому по фронту одноплечевая машина занимает меньше места, чем арбалет. Это может быть существенным при размещении на кораблях или у крепостных ворот. Тем не менее, редкость изображений таких машин и упоминаний о них едва ли случайна. Вероятно, одноплечевые тенсионные спрингалды использовались только там и тогда, когда технологический уровень не позволял использовать для тех же целей торсионные спрингалды.

В латинских текстах подобные устройства иногда назывались “maleolli” (согласно Б. Ратгену).

Рисунок Варфоломея Зейтблома (р. 1455-60 – ум. ок. 1520 г.) из немецкого города Нёрдлинген содержит еще одну оригинальную разновидность машины такого типа, называемую «эйнарм» и приводимую в действие пружинами из стальных пластин. Своего рода тенсионный онагр. Однако эффективность и реализуемость такой машины очень сомнительна. Вероятно, это не более чем одна из позднесредневековых фантазий. Такое оружие не могло быть создано ранее XV века, но по сравнению с пороховыми пушками оно очевидно неконкурентоспособно.

 

Рис. 15. Эйнарм (конец XV века), рисунок Зейтблома.

 

3.3. Торсионный спрингалд.

 

Это единственная торсионная машина европейского Средневековья, о существовании которой можно говорить с высокой степенью уверенности. Вполне оригинальная по дизайну, она, тем не менее, представляла собой попытку воспроизвести, в меру способностей, античные образцы. Цель ее создателей очевидна – изобрести машину такого же предназначения, как большие станковые арбалеты, но более мощную при тех же размерах. По конструкции спрингалд вполне совпадает с тяжелым арбалетом, только вместо одной композитной или стальной дуги в нём задействованы два закрученных толстых каната из конского волоса с вставленными в них деревянными плечами. Подробное описание торсионного спрингалда, изученного и реконструированного Жаном Лебелем, можно найти на сайте X Legio.

 

Рис. 16. Торсионный спрингалд.

Рисунок Роберто Вальтурио, ок. 1455 г. Bibliotheque municipale, Кольмар.

 

Прямоугольная деревянная (из бука, вяза или дуба) рама спрингалда имеет длину 2 м, ширину 1,5 м и высоту 1,5 м, при раздвинутых в стороны плечах и выдвинутом назад винтовом вороте длина и ширина могут достигать 4 и 3 м соответственно. Вес спрингалда составляет около 150 кг, включая металлический винтовой ворот весом 30 кг и затвор-«орех» весом 4,5 кг. Впрочем, Д. Никол предполагает, что затвор спрингалда мог состоять из двух крюков-aspes (упоминаемых в архивах авиньонских пап от 1348 г.), на манер античной “клешни», под которыми Ж. Лебель понимает часть устройства натяжения. Свою точку зрения Д. Никол обосновывает тем фактом, что надёжные железные «орехи» в Европе научились отливать только в середине XIV века, а более ранние бронзовые или костяные «орехи» могли не выдержать давления тетивы спрингалда, куда более мощного, чем арбалеты. Однако это чисто умозрительное предположение. Столь же лишено надежных оснований и его предположение, что sonifer («громоносец») Конрада Киезера обозначал затворно-спусковое устройство спрингалда, а не всю машину в целом.

Винтовой ворот создаёт усилие натяжения 1800 кг и, при длине хода тетивы 138 см, обеспечивает потенциальную энергию ок. 5750 дж. Снарядами служат дротики длиной 70-80 см, диаметром 4-5 см и весом около 1,4 кг. При скорости полета 50 м/с прицельная дальность стрельбы составляет 130 м с уровня земли и 180 м с 20-м башни. Обладая кинетической энергией ок. 1800 дж (и 2100 дж при стрельбе с 20-м возвышения), такой дротик мог пробить любые латы при попадании под любым углом, или 4-5 человек подряд в легких доспехах (если верить хроникам, повествующим об использовании спрингалда в сражении при Мон-ан-Певеле в 1304 г.), или опрокинуть осадной щит. В то же время скорострельность спрингалда составляла всего 1 выстр. в 2 мин, что позволяло использовать его только из укрытия. Обслуживали его обычно 2 человека.

Единственным историческим сообщением о дальнобойности спрингалда является фрагмент из “Bellifortis” Конрада Киезера (ок. 1400 г.), где названа дальность в четверть римской мили, т.е. 369 м. Однако Ж. Лебель считает это явным преувеличением.

Спрингалды, как и средневековые баллисты, могли размещаться на rotae fustae, как на tenendum ingenia, то есть на деревянных колесах, используемых в качестве поворотного станка, согласно записи 1293 г. из Каркасона.

Размещались спрингалды прежде всего на привратных и предмостовых башнях и имели своей целью контролировать наиболее ответственные, обычно заранее пристрелянные узкие направления – вдоль мостов и перед воротами. 1-2 таких устройства могли устанавливаться на крупных боевых кораблях, хотя, как кажется, скорее ради престижа, чем из-за большой полезности. Как наиболее мощное оружие для прицельной настильной стрельбы спрингалд вызывал восхищение современников и нередко становился объектом окрашенной мистицизмом секретности и красочных преувеличений.

 

3.4. «Средневековый онагр».

 

Существование такого устройства в Средние Века находится под вопросом, причем, в отличие от торсионного спрингалда, скептицизм с течением времени не уменьшается. Ранние исследователи, вроде Э. Виолле-ле-Дюка и Р. Пейн-Галлвея, отождествляли многие средневековые упоминания «мангонелей» и «перьеров» именно с позднеримским онагром, грубым одноплечевым торсионным камнемётом. Однако среди учёных нашего времени распространена точка зрения, что торсионные онагры начали интенсивно вытесняться “тяговыми” гравитационными машинами уже со второй половины VI века и должны были окончательно исчезнуть не позднее VIII-IX веков в связи с появлением еще более эффективных гибридных требюше.

 

Рис. 17. Одноплечевая торсионная машина, "онагр".

Реконструкция Ральфа Пейн-Галлвея.

 

О специфических характеристиках «средневекового онагра» говорить трудно, скорее всего, они не отличались от характеристик античных машин. Для последних существует несколько работоспособных реконструкций (Пейн-Галлвей, Шрамм, Хансен), из которых наиболее крупной является реконструкция Ральфа Пейн-Галлвея, созданная примерно 100 лет назад. Его онагр весом около 2 т метал камень весом 3,6 кг на 460 м при использовании пращи и на 330 м (т.е. на 30 % меньше) в «ложечном» варианте (для сравнения, онагр Шрамма метал 2-кг камень на 300 м). Эта дальность имеет характер «спортивного рекорда», поскольку из подобного устройства прицельно попасть во что-либо на 460 м невозможно. Очевидно, что в действительности онагр предназначался для метания более тяжелых снарядов на меньшие дальности.

Путем несложных вычислений можно установить, что в «варианте с пращой» упомянутый 3,6-кг снаряд имел скорость около 71 м/с и начальную кинетическую энергию ок. 9000 дж. Если исходить из этой кинетической энергии и предположения, что стрельба ведется по идеальной баллистической траектории под 45°, более практичная максимальная дальность 240 м будет достигаться снарядом весом ок. 7,5 кг (при 50 м/с). Соответственно, 20-кг снаряд (при 30 м/с) из онагра Пейн-Галлвея будет иметь дальность ок. 85 м, снаряд весом в один античный талант (ок. 26 кг) – 70-75 м, 34-кг снаряд – ок. 50 м. Это дальности при стрельбе по цели, находящейся на той же высоте. Если онагр расположен на площадке вверху стены или башни, а цель находится внизу, можно прибавить еще несколько десятков метров дальности или несколько кг к весу снаряда.

При обороне крепости установленный на стене онагр мог метать камни весом 5-10 кг на расстояние до 250 м, хотя практическая более-менее прицельная дальность не превышала 130-150 м (по опытам Хансена). В этом случае его целями были бы крупные скопления людей, осадные щиты и не очень крупные осадные машины. Он также мог применять на дистанции до 50 м камни весом до 40 кг по таранам и осадным башням в момент их приближения к защищаемой стене.

Неотъемлемым конструктивным недостатком античного онагра является останов метательного рычага стопорной балкой. Цель его, видимо, заключается в предотвращении инерционного «раскручивания» торсиона (непосредственно для метания снаряда этот принудительный останов не нужен). Сопутствующий сильнейший удар приводит не только к значительным потерям энергии, но и к сотрясению всей конструкции. Последнее обстоятельство ведёт к частым ремонтам, снижающим производительность машины, и вынуждает заново нацеливать её после каждого выстрела. Если машина сделана недостаточно прочно или изношена, удар рычага о стопорную балку может её вовсе развалить с большим риском для обслуживающего персонала – данный факт отмечали Шрамм и Хансен. В свою очередь, требование повышенной прочности предполагает массивность конструкции, что в сочетании с тяжелым торсионом из конского волоса (предположительно ок. 150 кг у машины Пейн-Галлвея) означает высокую стоимость. Наконец, онагр, как и все торсионные машины, довольно уязвим для воздействия влажности, поэтому его применение «на открытом воздухе» оправданно только в южных, средиземноморских районах.

В заключение отметим, что существует несколько рисунков позднесредневековых «мангонелей», где конструкция одноплечевого торсионного камнемёта резко отличается от классического представления об устройстве античного онагра. У них метательный рычаг останавливается не стопорной балкой, а гибким канатом, вместо пращи используется ложка. К сожалению, недостаток реконструкций и технических исследований препятствует оценкам практической реализуемости и эффективности таких машин.

 

Рис. 18. "Средневековый онагр".

Из рукописи Walter de Milemete, "De secreta secretorum", 1326 г., Christ Church, Оксфорд.

 

3.5. Тяговые требюше.

 

Тяговый требюше представляет собой гибкую балку – метательный рычаг, через ось закрепленную на вертикальной стойке. К короткому плечу рычага прикреплены тяговые веревки, к длинному – довольно короткая праща. За тяговые веревки берётся команда из нескольких человек, на праще повисает «наводчик», тяжестью своего тела слегка сгибая рычаг и придавая ему дополнительную силу; одновременно он до некоторой степени нацеливает требюше. Затем команда дружно дергает за верёвки, «наводчик» отпускает пращу с вложенным в нее камнем, праща взмывает вверх, вверху ее конец соскальзывает с зубца на конце балки-рычага, праща раскрывается и камень летит в цель.

Достоинствами тягового требюше являются чрезвычайная простота и дешевизна конструкции, возможность использовать совершенно необученный персонал, способность вести стрельбу навесом из-за укрытия и чрезвычайно высокая скорострельность. Недостатки – малая дальность и низкая точность стрельбы. Впрочем, небольшие размеры позволяют устанавливать такие машины на стенах и башнях, что увеличивает дальнобойность.

По опыту современных французских любительских реконструкций такой «перьер», обслуживаемый командой в 8-16 человек, способен метать камни весом 3-12 кг на 40-60 м с частотой 1 выстр/мин. Однако эти характеристики являются скорее нижней границей возможного. Например, установленный в английском замке Каэрфилли легкий образец при команде 6 человек запускает 1-5 кг камни с частотой 10 выстр/мин, максимальный же современный рекорд равен 1000 камней в час. Ни одна тенсионная или торсионная машина не способна достичь подобной скорострельности. Реальная дальнобойность может достигать 100 м. Для камней весом 1 кг зарегистрирована скорость 140 км/ч, или ок. 40 м/с.

Самые крупные тяговые требюше засвидетельствованы в Китае, они метали камни весом около 60 кг на 75 м усилиями команды в 250 человек.

Тяговый требюше – в первую очередь противопехотное оружие, используемое при обороне или осаде крепостей. Цель таких устройств – создать град камней, способный либо подавить идущих на штурм осаждающих, либо сбить со стен защитников. Многочисленность таких устройств и их высокая скорострельность компенсируют низкую точность стрельбы. Их можно использовать и для «контрбатарейной» борьбы.

Лёгкие тяговые требюше успешно применялись до XIV века, хотя их эффективность постепенно снижалась по мере совершенствования крепостной архитектуры, доспехов и осадной техники.

Среди торсионных машин основным конкурентом лёгкого требюше был онагр. Онагр намного сложнее в изготовлении, массивнее, имеет более низкую скорострельность, однако его дальнобойность и точность стрельбы выше.

 

Рис. 19. Требюше с тяговыми веревками (бриколь).

Перерисовка барельефа церкви Сен-Назер в Каркасоне, Франция (XIII век).

 

3.6. Гибридные требюше.

 

У гибридного требюше, или бриколя (этот термин появился в середине XIII века), короткое тяговое плечо метательного рычага снабжено небольшим противовесом, уравновешивающим более длинное метательное плечо. Это облегчает работу тяговой команды. Метательный рычаг сделан жёстким, что положительно сказывается на точности стрельбы.

Современные французские реконструкции метают камни весом 10-30 кг на 80 м со скорострельностью 1 выстр./мин при обслуживающем персонале из 16 человек, или 5-10 кг со скорострельностью 3-4 выстр./мин. Исторические источники упоминают и значительно более мощные машины. Известный рекорд принадлежит машине, задействованной крестоносцами в 1218 г. при осаде Дамиетты в Египте: она метала 185-кг снаряды. Сохранились сведения также о нескольких византийских машинах X-XI веков, метавших камни более 100 кг весом, византийской машине 1138 г., метавшей 50-кг снаряды минимум на 150 м, двух машинах, из которых команды крестоносцев по 100 чел. обстреливали в 1147 г. 90-кг камнями Лиссабон с дистанции 120 м и т.д.

Таким образом, гибридный требюше в несколько раз превосходил по мощности торсионные онагры. Если добавить к этому меньшую стоимость, вес, большие надёжность, долговечность, скорострельность, становится понятным мнение новейших исследователей (в частности, П. Чеведдена), убеждённых, что именно гибридный требюше после своего появления предположительно в ходе арабо-византийских войн начала VIII века окончательно вытеснил торсионные камнемёты. Его мощности уже хватало для разрушения тонких или непрочных стен. Следует учитывать, что многие античные и раннесредневековые средиземноморские укрепления состояли из двух сравнительно тонких внешних стенок из каменных блоков, между которыми засыпался бутовый камень или закладывалась «начинка» из промятой глины. При внешней массивности такие стены были уязвимы для механического разрушения.

 

3.7. Требюше с противовесом.

 

Большой требюше с противовесом – жемчужина и символ средневековой военной техники, предмет престижа для уважающего себя государя. Некоторые из них, как, например, английский король Эдуард I, арагонский король Хайме I Завоеватель или германский император Оттон IV, не считали зазорным лично интересоваться постройкой и практическим применением таких машин. Это были первые в истории метательные машины, обладающие реальными стенобитными возможностями, и их появление повлекло за собой очередную революцию в военной архитектуре и осадном деле.

Подробно конструкция большого требюше рассмотрена в двух статьях, присутствующих в Интернете: Требюше, или гравитационные метательные машины и Баробаллисты. Его основными частями были метательный рычаг (virga), опора (bigua), противовес из свинца (petias plumbi) или камней (petras), праща (funde ad ingenia), состоящая из веревки (brachia) и кожаной сумки (coria), ворот (turnus) на бронзовых или железных подшипниках (paalarios), вращаемый рычагами-гандшпугами (pousserios) или колесом (magnus circulus) и удерживаемый спусковым механизмом (claves), канаты (vergaturis) c железными или бронзовыми блоками (boitas ferri in quibus pollae vertuntur). Для скрепления машины использовались костыли (cavillas magnas) и веревки (chables de ligatures). Здесь основное внимание будет уделено сравнительным характеристикам их главных разновидностей.

Если верить Филиппу Контамину, уже в первой половине XIII века сложился определенный стандарт больших стенобитных требюше: это была машина с балкой-рычагом длиной 10-12 м, противовесом около 10 т, метающая круглые каменные ядра весом 100-150 кг на 150-200 м со скорострельностью около 2 выстрелов в час, обслуживаемая командой 50-120 чел. Современные реконструкции демонстрируют способность большого требюше раз за разом попадать из той же исходной позиции в мишень 5х5 м за 160 м.

Подъём 10-т противовеса на 5-м высоту запасает потенциальную энергию 500000 дж. Коэффициент полезного действия «идеального требюше» с подвешенным противовесом достигает 70% (согласно расчетам Фоли и Эйгенброда), то есть из упомянутых 500000 дж в кинетическую энергию снаряда перейдут 350000 дж (в действительности несколько меньше, так как не учитывается сила трения между осью и метательным рычагом). Подобной энергии достаточно, чтобы разогнать 100-кг снаряд до более чем 80 м/с. У «неидеальных» требюше этот показатель, конечно, ниже, но на проценты, а не в разы. Заметим, что мощность больших арбалетов и спрингалдов на два порядка меньше.

Пожалуй, наиболее реалистичные испытания требюше были проведены в ноябре 1998 г. в Шотландии. В течение 3 недель 40 плотников, используя только традиционный инструмент и методы, изготовили две машины. Первой был «мангонель» с фиксированным противовесом, спроектированный компьютером военного института в Вирджинии (США) в соответствии с «идеальными» пропорциями для такого устройства. Его основание имело размеры 3х5 м, общая высота составила 9 м, противовес из свинцовых пластин весил 6 т. Второй был «требюше» с подвешенным противовесом в виде треугольного в плане деревянного ящика, наполненного песком. Он был изготовлен на основе чертежа Виллара д’Онкура (XIII век) и средневековых рекомендаций. Его 15-м дубовый метательный рычаг имел средний диаметр 60 см и вес 2,7 т. Воздвижение опорной стойки высотой 7,2 м заняло всего 4 ч, причем использовалась система деревянных блоков, описанная древнеримским инженером Витрувием. Общая высота с поднятым рычагом составила 18 м, размеры опоры – 8,5х12,5 м.

В качестве мишени использовалась стена 5-м высоты из гранитных блоков толщиной 2,1 м, соответствующая средней толщине замковых стен XIV века.

 

Рис. 20. "Мангонель" с фиксированным противовесом и воротами в виде "беличьих колес".

Калибр 56 кг. Современная реконструкция, замок Кастельморон, Франция.

 

«Мангонель» при стрельбе очень сильно сотрясался, что должно было привести к быстрому саморазрушению. В то же время эффективность была высокой: 135-кг обтёсанные каменные ядра летели на 175 м с хорошей точностью и скоростью 202 км/ч (56 м/с).

 

Рис. 21. Требюше с подвешенным противовесом на испытаниях в Шотландии в 1998 г.

 

«Требюше» также использовал 6-т противовес, явно недостаточный для этой более крупной машины. Он метал 125-кг ядра на те же 175 м, но скорость оказалась ниже, 186 км/ч (52 м/с). Это фактические данные – очевидно, угол возвышения обеих машин отклонялся от оптимальных 45° и при более тщательной выверке они могли бы показать существенно большую дальнобойность (теоретический максимум равен 250-300 м). При стрельбе на 175-м дальность рассеяние не превышало 4 м по ширине и 12 м в длину. Планировалось увеличить противовес до 11 т, что должно было обеспечить дальность стрельбы 113-кг ядрами на более чем 250 м (предыдущие опыты с 56-кг машиной в Кастельнодари, Франция, показали именно такую дальность при соотношении противес : снаряд = 100:1), но трехнедельные дожди со снегом не позволили завезти дополнительные 5 т песка на испытательную площадку. Требюше с подвешенным противовесом имел значительно меньшую отдачу, чем «мангонель», что практически подтвердило теоретические выводы Чеведдена и Фоли.

Двух попаданий из «мангонеля» плюс четырех из «требюше» оказалось достаточно, чтобы пробить в 2,1-м стене брешь, через которую могла пройти лошадь.

 

Рис. 22. Переброска пленника в осажденный замок при помощи "куйяра", рукопись XV века.

Bibliothèque nationale de France, Париж.

 

Менее крупной, но еще более эффективной машиной был позднесредневековый «куйяр», машина с парными противовесами. Один из образцов, реконструированный во Франции, при 3-т противовесе метает 35-кг ядра на 180 м со скорострельностью 10 выстрелов в час, причем для его взвода достаточно всего 4 человек.

Отметим далее, что разрушительная мощь требюше сильно зависит от высоты и геометрии цели, а также от траектории полета ядра. Навесная баллистическая траектория под 45° является оптимальной с точки зрения дальности стрельбы, но не ударной мощи, поскольку в этом случае ядро попадает в вертикальную стену под таким же углом 45°. Попадания становятся ближе к оптимальному углу 90° при настильной стрельбе на меньшую дальность. Если же ведется обстрел внутренней части города, особенно расположенного на возвышенности, оптимальной становится крутая навесная стрельба. Искусство magister tormentorum (мастера, отвечающего за хранение и применение осадной техники – tormenta) в значительной степени заключается в умении найти оптимальный баланс между дальностью стрельбы и поражающей способностью ядер. Кроме того, ядра требюше наиболее эффективны при попадании по прямой поверхности и, особенно, по углам башен. Если поверхность башни закруглена, появляется значительная вероятность рикошетирования. Поэтому с XIII века в Западной Европе башни начали делать круглыми. Наконец, энергия ядра падает по мере движения вверх к средней точке траектории (поскольку преодолевается сила тяжести), а затем вновь возрастает. Поэтому обстрел цели, находящейся вверху (например, замка на скале) будет намного менее эффективен, чем цели, находящейся на том же уровне или ниже. Это существенные моменты, объясняющие, почему одна и та же машина может быть эффективной при обстреле одного укрепления и неэффективной – другого, даже если они состоят из стен одинаковой толщины.

Многократное повторение попаданий в одну точку требует использования снарядов одного веса и примерно той же формы; данный факт отражен, например, в трактате Эгидия Колонны (ок. 1275 г.), рекомендовавшего взвешивать ядра перед стрельбой. В то же время даже грубое обтесывание 100-кг каменного ядра требует 5-6 рабочих часов.

Требюше может использоваться не только для разрушения стен, но и для борьбы с вражескими машинами и малоподвижными осадными сооружениями. Борьба эта ведется артиллерийским способом, т.е. не прицельным поражением с первого выстрела, а захватом в вилку. В отличие от торсионных камнемётов требюше не способен к прицельной стрельбе, зато, благодаря слабой отдаче, его выстрелы предсказуемы. После первого промаха можно изменить дальность и боковой угол на нужную величину и так постепенно приблизиться к цели и накрыть её. При этом «контрбатарейные» требюше находятся в более выгодном положении по сравнению со стенобитными. В стенобитной роли требюше невыгодно применять с максимальной дальности, поскольку в этом случае его снаряды будут попадать в стены под неэффективным углом 45°. Напротив, в контрбатарейной роли можно использовать более скорострельные машины среднего калибра и с предельной дальности, ведь деревянное устройство разрушить несравнимо легче, чем каменную стену.

Рассматривая исторические сообщения о разрушении крепостей камнемётами очень важно иметь в виду не только технические возможности стенобитной техники, но и особенности крепостной архитектуры данной местности в данное время. Есть глинобитные дувалы, как в Средней Азии, есть укрепления из двух тонких стенок, между которыми засыпан бутовый камень или глина, есть стены из мелких камней, скрепленных только собственной тяжестью или слабым раствором извести, причем камни могут быть обтесаны в разной степени и прилегать друг другу с разной плотностью, есть стены из крупных каменных блоков, есть стены из мягкого известняка, а есть из твердого гранита, есть стены из обожженного кирпича (одни из наименее уязвимых, особенно если скреплены хорошим цементом), бывают стены деревянные или из срубов, заполненных землей – последняя технология у нас считается специфически русской, но в действительности практиковалась по всей Европе в архаические времена. Естественно, их способность сопротивляться обстрелу различается многократно.

Надо также учитывать, что основной задачей стенобитных камнеметов является не столько снесение стен как таковых (хотя пробитие солидной бреши, обеспечивающей свободный проход пехоты и конницы, очень желательно), сколько уничтожение укрытий для защитников – зубцов, парапетов, навесных галерей и щитов, навесных башенок-бретешей, казематов для баллист и т.д. Для успеха штурма с использованием обычных лестниц достаточно обнажить верхушку стены, чтобы вражеские солдаты не имели прикрытия от легкого метательного оружия.

Пока преобладал таран, а тяжелые метательные машины не были распространены, крепостные стены часто имели разную толщину внизу и вверху. Вверху устраивали обширные казематы, ограничиваясь сравнительно тонкой внешней стеной. Естественно, такие полые сверху стены намного легче поддавались обстрелу из требюше, чем стены сплошные.

Конечно, требюше уступает по мощности крупному тарану, однако у него есть неоспоримые преимущества: а) уже упомянутое воздействие на верхнюю, а не нижнюю часть стены; б) не требуются крупномасштабные подготовительные работы, вроде плотной засыпки рва и подведения насыпи к валу; в) значительно ниже уязвимость к ответному обстрелу и вылазкам.

В заключение скажем об организации использования требюше и других метательных и осадных машин в Средние Века. Проектировали их и руководили изготовлением ingeniatores. Об этих людях известно очень мало – эта небольшая высокооплачиваемая, замкнутая группа, старавшаяся хранить свои знания в секрете, не принадлежала к аристократии и была не склонна афишировать себя, это вообще не характерно для средневековой психологии. Вероятно, это были выходцы из верхушки цеховых мастеров или мелкого дворянства. Судя по записной книжке Виллара д’Онкура, многие из них одновременно занимались строительством соборов и замков. Такое «архитектурное» происхождение неудивительно – требюше очень схож со средневековым подъёмным краном, и его конструирование и применение требует серьезных познаний в геометрии и механике, в равной степени необходимых в строительном деле.

Далее, имелась уже упомянутая должность magister tormentorum – городского или королевского чиновника, ответственного за хранение и использование различной военной техники, снарядов, запасных частей. Как правило, в каждом крупном городе или в резиденции государя имелся такой арсенал. Большие, правильно изготовленные требюше не уничтожались по окончании войны, а разбирались и помещались на складское хранение.

Наконец, имелись городские ремесленники, специализировавшиеся на непосредственном изготовлении различных машин, от ручных арбалетов до требюше. Обычно это были плотники, которым поручался весь заказ в целом. Раму они изготавливали сами (естественно, с помощью подмастерьев), а на другие детали давали субподряды кузнецам, канатчикам и т.д. С 1228 г. известна специальность trebuchetarius; в 1244 г. один такой ремесленник из Нортумберленда вырезал каменные ядра по специальному шаблону, что косвенно свидетельствует о проникновении стандартизации и в изготовление требюше.

 

Рис. 23. "Блида"из немецкой рукописи 1443 г., Кёльн.

Публикация:
XLegio © 2004