ХLegio 2.0 / Армии древности / Вооружение / Гладиаторские шлемы

Гладиаторские шлемы

А.Е. Негин

Гладиаторская культура уже давно привлекает внимание исследователей, в том числе и военных историков, так как считается, что гладиаторские игры имели множество символических и практических связей с военной сферой римской культуры1.

 

Таблица I. Сражающиеся гладиаторы.

Справа изображен гладиатор в шлеме, украшенном стилизованным изображением крыльев. Неточный рисунок XIX века с мозаики, найденной на Аппиевой дороге. На оригинале оба бойца носят шлемы с крыльями.[21]

 

Ранее считалось, что обычай гладиаторских боев пришел в Рим из Этрурии. Однако фрески из Кампании2, где обычай носил религиозно-обрядовый характер, а также свидетельство Тита Ливия3, позволяют склоняться к версии кампанского происхождения гладиаторских игр. Происхождение этого обычая объясняется по-разному; есть основания полагать, что в древности над гробом умершего знатного воина принято было убивать пленных врагов, принося их в жертву богам подземного царства. Впоследствии, вероятно, эти жестокие жертвоприношения трансформировались в ритуальные бои вооруженных мечом (gladius) людей. Первых гладиаторов называли бустуариями (от "bustum" - костер на котором сжигали тело умершего)4, что показывает изначальную связь гладиаторских игр (munera) с погребальными торжествами, в честь которых были организованы наиболее ранние зафиксированные римские зрелища 264 г. до н.э., приуроченные к похоронам Луция Юния Брута5. Со временем гладиаторские игры стали устраивать и по другим поводам; вошли они и в программу зрелищ во время некоторых праздников.

Наиболее ранние из дошедших до наших дней развалин амфитеатров принадлежат ко времени правления Суллы и построены в колониях воинов-ветеранов, расположенных главным образом в Кампании6. Наиболее известен амфитеатр, построенный в Помпеях, колонизированных около 80 г. до н.э. армейскими ветеранами, присутствие и традиции которых К. Уэлч отнесла к первостепенному фактору развития на данной территории гладиаторской культуры7. Совершенно справедливо, что интерес к гладиаторским поединкам в провинциях поддерживался преимущественно тремя группами социума: легионерами, ветеранами и романизированной городской элитой, о чем свидетельствуют в первую очередь развалины амфитеатров, а также находки мелкой пластики с гладиаторской тематикой в легионных крепостях и колониях8. [22]

 

Таблица II. Статуэтки из Вертиньи (Ане, музей Жанны д'Абовилль) и из музея Борджа в Веллетри.

Иллюстрации автора.

 

«Заинтересованность» легионеров в гладиаторских играх стимулировалась не столько жаждой кровавых зрелищ, сколько практическим интересом. Время от времени тренировки легионеров проходили не на территории легионного лагеря (campus), а в гладиаторских школах (ludus). В 50 г. до н.э. Юлий Цезарь планировал построить ludus gladiatorium около своей легионной базы в Равенне9, но не только для развлечения своих воинов, а чтобы тренировать их там при помощи опытных инструкторов (doctores gladiatorum).

 

Таблица III. Статуэтки мирмиллона и гопломаха, Сен-Жерменский музей; Конные гладиаторы с фески из Помпей.

 

Таким образом, очевидно, что существовало близкое взаимодействие гладиаторской и военной культур, прежде всего в единой методике тренировок фехтования мечом, а кроме этого, в использовании некоторых сходных типов защитного вооружения. В связи с этим, интересно рассмотреть один из элементов гладиаторского вооружения — шлем, как наиболее репрезентативный образчик тесной взаимосвязи с армейской модой. Отмечается конструктивная схожесть некоторых гладиаторских шлемов с широко распространенными в I в. н.э. в римской армии пехотными шлемами типа Вайзенау (Weisenau). Кроме того, прослеживается схожесть их декора с парадными кавалерийскими шлемами этого же времени. К сожалению, не представляется возможным провести такой сравнительный анализ на протяжении нескольких столетий. Наиболее ранние репрезентативные источники — гладиаторские рельефы — появляются только в эпоху раннего принципата, а наиболее поздние мозаики, изображающие гладиаторское [23] вооружение, более или менее отчетливо, относятся к началу IV в. н.э. Не все из них, однако, изображают шлемы так детально, как это было бы нужно для сравнительного анализа с имеющимися в нашем распоряжении реальными экземплярами, которые почти все относятся к I в. н.э. Таким образом, только для этого столетия имеется достаточный объем как иконографического, так и археологического материала. Отсутствие каких-либо изобразительных источников и вещевых находок для республиканского периода не позволяет в полной мере представить, какими типами шлемов пользовались гладиаторы во времена Спартака, и образует лакуну в линии развития гладиаторского шлема. Тем не менее, целый ряд признаков указывает на генетическое родство гладиаторских шлемов с широкими полями и беотийского шлема, появившегося в Греции еще в V в. до н.э. (табл. IV).

 

Таблица IV. Генезис гладиаторского шлема.

1 - Геркуланум; 2 - Помпеи; 3 - Афины (?) (Гамбургский музей искусства и Ремесел); 4 - из бывшей коллекции Акселя Гуттманна (AG 359); 5 - Пергам; 6 - Продроми; 7 - Афины.

 

Беотийский шлем был широко распространен не только в Беотии, но и во всей Греции, а также на всем эллинистическом пространстве, вплоть до Бактрии. Кроме многочисленных его изображений, найдено несколько экземпляров. Наиболее ранние находки сделаны в Афинах10 и Месопотамии (на реке Тигр)11 и датируются IV в. до н.э. Со времен Александра Македонского на беотийских шлемах появляются нащечники и плюмаж, а со II в. до н.э. налобную часть тульи начинают украшать волютами12, что в дальнейшем будет характерно и для гладиаторских шлемов.

Изобразительные источники показывают большое разнообразие типов шлемов, которыми пользовались гладиаторы: от пехотного шлема типа Вайзенау, снабженного налобными волютами13, до полностью закрытых, напоминающих средневековый топфхельм14 (табл. I - III). Некоторые типы гладиаторских шлемов представлены исключительно на изобразительных источниках. К тому же, на совершенно узко локализованных группах памятников. Так, например, мне известно, по крайней мере, четыре изображения довольно необычного шлема с гребнем, который идет от затылка до самого подбородка (барельеф и рельеф из Иераполя Фригийского15, статуэтка из музея Фицвильяма в Кембридже16 и монумент из Татарево в музее в Софии17). Все эти изображения происходят с востока Римской империи, что наводит на мысль о локальной разновидности шлемов секуторов18. Многообразие изображаемых типов шлемов заслуживает их рассмотрения в отдельной большой работе, где нужно будет обстоятельно рассмотреть все имеющиеся в нашем распоряжении изображения, и показать какие из них действительно отображают реально существовавшие шлемы, а [25] какие являются художественной фикцией и авторской фантазией. Принимая все это во внимание, в данной статье будет рассмотрен главным образом археологический материал.

 

Таблица V. Конструкция гладиаторских шлемов типов I, II, III.

1 - тип III; 2 - тип I; 3 - тип II.

 

Археологические находки немногочисленны и происходят главным образом из городов на побережье Неаполитанского залива, разрушенных одной из самых страшных катастроф в истории человечества — извержением вулкана Везувий в августе 79 г. н.э. Более 75% находок происходят из казарм гладиаторов в Помпеях, где с 1748 г. для испанского короля Карла III вел раскопки кавалер Рокко де [26] Алкубьерре. В 1764 г. к раскопкам присоединился молодой испанский инженер Франческо Ла Вега, который первым стал делать зарисовки найденных предметов и вести аккуратный дневник раскопок19. До этого основным стилем раскопок в Помпеях было кладоискательство. Есть сведения, что Ла Вега начал раскапывать казармы гладиаторов в том же 1764 г., а закончились они только тогда, когда здание было полностью расчищено в 1800 г. В 1766/7 гг. рабочие расчищали помещение, в котором были найдены прекрасно сохранившиеся, законсервированные вулканическим пеплом и пемзой предметы вооружения гладиаторов20. К этому нужно добавить разрозненные находки в Геркулануме и его окрестностях (шлемы из Лувра21 и Берлинского Антиквариума22).

 

Таблица VI. Конструкция гладиаторских шлемов тип III, вариант C.

 

Другие находки, не связанные с катастрофой в Неаполитанском заливе, происходят с римского пограничья. Луженая тулья шлема без декора найдена в Хоукедоне (графство Суффолк, Англия)23, забрало в виде решетки происходит из Аквинкума (Будапешт)24, навершие в виде грифона найдено на месте пограничной крепости германского лимеса25, в Ксантене обнаружен нащечник26. Кроме этих находок, в музеях мира есть еще несколько шлемов, отождествляемых с вооружением гладиаторов. Они хранятся в коллекциях музея в замке Сан-Анджело в Риме27, Королевского музея Онтарио в Торонто28, Оружейной Джона Вудмана Хиггинса29 и Детройтского института искусств30. [27]

 

Типология

 

Большинство шлемов имеет достаточно широкие поля, по форме которых М. Юнкельманн делит их на два типа31. Первый, более ранний тип (тип «Кьети G»), имеет горизонтальные поля по всему периметру шлема. У второго типа («Помпеи G») поля горизонтальные только с боков и сзади, а спереди резко приподняты надо лбом, образуя своеобразный выгнутый козырек. Последний тип представляет собой переходный вариант к более позднему типу, уже не представленному среди находок в Помпеях. Этот тип М. Юнкельманн именует «Берлин G». Он имеет очень низкие (на уровне шеи) горизонтальные поля сзади и с боков и четкое обрамление решетки забрала почти вертикально идущими полями спереди. К этому еще добавлены типы «Провокатор G» и «Секутор G».

Однако типология М. Юнкельманна опирается, исключительно, на конструктивные особенности и не учитывает особенностей оформления шлемов, которое в некоторых случаях являлось стандартным. Все это позволяет сделать типологию гладиаторских шлемов более подробной, не только выделить особенности, но и при помощи иконографического материала попытаться ассоциировать тот или иной вариант шлема с определенным типом гладиатора.

Все археологические находки можно разделить на три типа с подтипами.

Тип I (табл. V, 2; VII, 1 - 4). Тулья напоминает армейский шлем типа Вайзенау и в большинстве случаев богато орнаментирована чеканными фигурами. К налобной части [28] тульи, как и на пехотных шлемах, приклепана пластина козырька. Нижний край лобной части тульи имеет полукруглые вырезы, которые вместе с прикрепленными на штифтах нащечниками, имевшими на верхних своих краях такие же полукруглые вырезы, образовывали сплошное забрало с круглыми глазными вырезами, закрывавшимися круглыми накладными решетчатыми наглазниками. Назатыльник расположен почти под прямым углом к тулье и совершенно аналогичен назатыльникам шлемов типа Вайзенау.

Тип II (табл. V, 3; X, 3). Тулья также аналогична пехотным шлемам типа Вайзенау и лишена какого либо декора. Она сходна также и с тульей шлемов первого типа, но не имеет полукруглых дугообразных вырезов на нижней кромке лобной части, и, кроме того, имеется невысокий продольный гребень. Забрало состоит из двух половин (нащечников) прикрепленных к тулье на боковых шарнирах и скреплявшихся между собой после надевания шлема при помощи центрально расположенной вертикальной пластины-штифта. Глазные прорези в виде маленьких ничем не защищенных круглых вырезов, которые значительно ограничивают обзор. Явным недостатком этого типа является плохой воздухообмен, поскольку забрало лишено каких-либо других отверстий кроме глазных прорезей, а этого явно недостаточно.

 

Таблица VII. Гладиаторские шлемы, тип I.

1 - Помпеи (Национальный археологический музей в Неаполе, Muzeo archeologico Nazionale di Napoli. Inv. 5658); 2 - Помпеи (Национальный археологический музей, Неаполь. Inv. 5657); 3 - Помпеи (Национальный археологический музей, Неаполь. Inv, 5670); 4 - Хоукедон, Суффолк (Британский музей. Inv. 1966, 6 - 5, 1).

 

Тип III (табл. V, 1). Тулья с широкими изогнутыми полями, к которым при помощи шарниров крепятся нащечники, а к ним, [29] в свою очередь, при помощи штифтов крепятся решетчатые наглазники. По форме гребня, забрала и декору шлемы этого типа можно подразделить на три подтипа.

Вариант А (табл. VIII, 1 - 3). Тулья оформлена волютами и маскароном налобной части. По бокам, в местах, где оканчиваются волюты, размещаются втулки крепления плюмажа в виде птичьего пера. Гребень шлема заканчивается изображением головы грифона. По иконографическим источникам этот вид шлема ассоциируется с гладиатором-фракийцем (Thrax) (бронзовая статуэтка фракийца из бывшей коллекции Ф. Фон Липперхайде32 - сейчас находится в Ганновере - гладиаторские рельефы с гробницы Люзия Сторакса, Национальный музей, Кьети33).

Вариант В (табл. VIII, 4; IX, 1 - 4; X, 1, 2). Тулья шлема богато украшена чеканными изображениями мифологических сюжетов, различного рода трофеев, сценами пленения варваров, сценами триумфальных шествий. Гребень шлема иногда тоже имеет декор. На изобразительных источниках такие шлемы носит гладиатор-мирмиллон (mirmillo) (бронзовая статуэтка гладиатора из Лиллебона, музей античности в Руане [Табл. III]; бронзовая статуэтка из Берлинского Антиквариума34) или гопломах (hoplomachus) (статуэтка из Берлинского Антиквариума35).

Вариант С (табл. VI; X, 4). Представлен одним единственным экземпляром в Берлинском антиквариуме36, но в ряде случаев изображен на иконографических источниках (например, рельеф из Берлинского Антиквариума37). Он отличается от предыдущего варианта большим изгибом широких полей, забралом в виде решеток на все лицо, а также массивным гребнем. Досадно отсутствие [30] гарантированного происхождения (в качестве места находки называется Геркуланум или Адриатическое море38), но сравнение с предметами из Помпей и Геркуланума показывает иное качество берлинского шлема. В отличие от почти полностью украшенного фигурными рельефами оружия гладиаторов, находящегося в Археологическом музее в Неаполе и в Лувре, светло-темный контраст берлинского вооружения напоминает изящный образец шахматной доски. Этот эффект осуществлялся посредством того, что латунь шлема лудилась и снова соскабливалась до получения сети растров в каждом втором квадрате оловянного слоя. На этих местах видна первоначально золотистая, а теперь серо-зеленая, покрытая патиной поверхность жести. Появившись, вероятно, во второй четверти I в. н.э., шлемы этого варианта оставались популярными вплоть до конца существования гладиатуры. Судя по иконографическим памятникам, в западной части Империи на протяжении этого времени они были практически неизменны, в то время как на эллинистическом Востоке существовали и некоторые модификации таких шлемов (например, с уменьшенными спереди полями).

 

Таблица VIII. Гладиаторские шлемы, тип III A, B.

1 - Геркуланум (Лувр. Inv. 1108); 2 - Помпеи (Национальный археологический музей, Неаполь. Inv. 5650); 3 - Помпеи (Национальный археологический музей, Неаполь. Inv. 5649); 4 - место находки неизвестно (Британский музей. Inv. 1946. S-14.1.).

 

Ранние гладиаторские шлемы, в том числе все шлемы из Помпей, имели отверстия только для глаз. Эти отверстия были круглые, диаметром около 8 см. Снаружи отверстия часто закрывались круглыми или полукруглыми съемными пластинами-решетками [31] с круглыми отверстиями. Обе половинки забрала соединялись спереди. Место стыка защищалось снаружи полоской металла, образующей заметное вертикальное ребро. Они фиксировались металлическими защелками вверху, в лобной части, а иногда внизу. Однако нижняя часть, по-видимому, чаще фиксировалась ремнем, пропущенным через специальные «ушки». В нижней части обе половины забрала были отогнуты наружу, обеспечивая защиту горлу.

Петли, на которых подвешивалось забрало, вероятно, были очень уязвимым местом для вражеского оружия. Любой удар по петлям мог привести к потере забрала. Поэтому поверх петель надевали специальные прямоугольные пластины. Их можно видеть в височной области большинства шлемов этого типа. Помимо защиты петель они, надо полагать, дополнительно усиливали всю конструкцию забрала.

На поздних шлемах (примерно с конца I в. н. э.) почти все забрала стали делать в виде решетки. Только нижние части забрала, закрывавшие шею, были цельнометаллическими. Решетка забрала состояла из двух половинок, соединявшихся спереди с образованием вертикального ребра. Внутренний и нижний края решетки были прямыми, внешние же повторяли контуры полей шлема. Для крепления решетки к шлему каждая половинка забрала имела два выступа — один сверху, другой снизу. Эти выступы входили в соответствующие прорези в шлеме: вверху в отверстия в козырьке, где они фиксировались дополнительным штырем, а внизу - в горизонтальные пазы, в которых они могли двигаться относительно свободно. [32]

 

Конструкция и декор

 

Исключительные защитные свойства гладиаторских шлемов обеспечивало сочетание нескольких конструктивных особенностей: от широких полей, которые смягчали рубящий удар, до забрала, защищавшего лицо от колющих ударов. Применение таких глухих забрал до сих пор вызывает дискуссии. Помимо защитного назначения, по мнению Т. Видемана, глухие забрала обеспечивали анонимность бойца. Это было необходимо, прежде всего для того, чтобы противник на арене, который, возможно, был другом по гладиаторской школе, не терзаясь угрызениями совести, мог убить, не снижая накала схватки39. Однако следует признать, что сохранить анонимность бойца было трудно, а в некоторых случаях просто не нужно (особенно, когда выступал знаменитый гладиатор, за которого болело множество зрителей).

 

Таблица IX. Гладиаторские шлемы, тип III B.

1 - Помпеи (Национальный археологический музей, Неаполь. Inv. 5673); 2 - Помпеи (Национальный археологический музей, Неаполь. Inv. 5674); 3 - Помпеи (Национальный археологический музей, Неаполь. Inv. 5640); 4 - Помпеи (Национальный археологический музей, Неаполь. Inv. 5671).

 

Гипертрофированной формой полной защиты головы являлись шлемы андабатов (andabatae), имевшие забрала лишь с маленькими отверстиями для воздухообмена, так что бойцы сражались практически вслепую, что особенно забавляло зрителей. Такие шлемы изображены на рельефе надгробного памятника Умбрицию Скавру в Помпеях и мозаике из виллы Боргезе в Риме40, но археологических находок, подтверждающих существование такого рода шлемов нет. [33]

Шлемы без гребней и полей с минимумом выступающих частей (Тип II), скорее всего, предназначались для секуторов (secutores), которые сражались с ретиариями (retiarii), поскольку на них практически отсутствовали детали, за которые могла зацепиться сеть. В связи с этим задача ретиария усложнялась и существенно увеличивалась продолжительность схватки.

Кроме штифтов нащечники могли скрепляться также и ремнями. В любом случае, шлем должен был сниматься довольно легко, поскольку гладиатор оставался в нем, даже принимая смерть от победителя, и шлем приходилось стаскивать прямо на арене с бесчувственного тела, когда служитель арены, специально предназначенный для добивания раненых гладиаторов, молотом разбивал им голову41.

Богатый декор большинства известных гладиаторских шлемов аналогичен тому, который можно видеть на армейских кавалерийских парадных шлемах. Вследствие этого логично было бы разделить и их на парадные и боевые. Первые должны были использоваться, когда гладиаторы шествовали от своих казарм в амфитеатр торжественной процессией (pompa), позволявшей местной публике увидеть участников боя и оценить щедрость организатора игр. Все остальные, без декора и преимущественно изготовленные из железа, должны были использоваться в бою. Такое деление было предложено Д. Нардони ("elmo da pompa, nor da pugna" и "elmo da pugna, non da pompa")42. Однако на некоторых изобразительных источниках видно, что декорированные шлемы применялись и в бою (барельеф в музее римской цивилизации в Риме и др.) (табл. II). [34]

Кроме чеканного декора, поверхность гладиаторских шлемов могла быть просто отполирована до блеска, переливаясь на солнце наподобие золота, могла быть посеребренной или луженой (покрытой слоем олова, имитирующим серебро). Иногда часть поверхности шлема серебрили (или лудили), а часть оставляли бронзовой. Такой шлем был образчиком столь любимого римлянами сочетания золота с серебром. Именно в этой технике выполнен "шахматный" орнамент из маленьких квадратиков на тулье, полях и гребне шлема из Берлинского Антиквариума43.

Вес гладиаторских шлемов, найденных в Помпеях, варьируется от 3 до 5 кг, среднее значение составляет 3,8 кг44. Они примерно в два раза тяжелее шлема легионера I в. н.э. Однако гладиаторы и легионеры носили шлемы в совершенно разных условиях. Легионер должен был в этом шлеме вести бой, который мог продолжаться несколько часов. Именно поэтому форма легионерских шлемов была совсем иной - закрытые забрала в военных шлемах не использовались, так как для воина главное иметь хороший обзор и легкое дыхание. Гладиаторы же сражались на арене не более 10-15 минут. При этом на арену они выходили отдохнувшими, а шлем надевали непосредственно перед боем и снимали сразу после него. Это основное, чем можно объяснить большой вес гладиаторского шлема.

 

Таблица X. Гладиаторские шлемы, тип II, тип III B, C.

1 - Помпеи (Национальный археологический музей, Неаполь. Inv. 5638); 2 - Орвието (Оружейное собрание Джона Вудмана Хиггинса. Inv. 1129); 3 - Помпеи (Национальный археологический музей, Неаполь. Inv. 5643); 4 - Геркуланум (Берлинский Антиквариум. Inv. L87).

 

Почти все сохранившиеся экземпляры изготовлены из бронзы, но есть и железный (шлем секутора из коллекции Национального [35] археологического музея в Неаполе, Inv. 5642). Бронзовые богато декорированы, поскольку бронза достаточно легко поддается обработке чеканкой и гравировкой. Железный шлем практически лишен декора из-за сложности работы с железом.

 

Таблица XI. Гладиаторские шлемы, тип II.

1 - Помпеи (Национальный археологический музей Неаполь. Inv. 5643); 2 - Помпеи (Национальный археологический музей, Неаполь. Inv. 5636); 3 - Помпеи (Национальный археологический музеи, Неаполь Inv. 5642).

 

Тульи шлемов из Помпей сделаны из листовой бронзы толщиной 1-3 мм, в среднем толщина составляет около 1,5 мм. Решетка забрала обычно имеет толщину 1,8 мм. Все края шлемов усилены отдельными полосками металла, при этом общая толщина металла в этих местах увеличивается в 3-4 раза. Для сравнения: тульи военных шлемов того же периода имеют толщину металла в среднем 1 мм.

Под шлемом обязательно должен был находиться подшлемник, дополнительно защищавший голову. Ни один подшлемник не сохранился до нашего времени, поэтому возникают трудности с определением его формы и крепления. Поскольку ни на одном шлеме не было обнаружено отверстий для привязывания или приклепывания подшлемника, можно предположить, что так же, как на военных шлемах, подшлемник состоял из четырех сегментов толстого простеганного войлока, приклеенных к шлему изнутри45.

 

Производство

 

Как и остальное вооружение гладиаторов, шлемы производились местными оружейниками. Вполне возможно, что расквартированные поблизости воинские части также могли снабжать гладиаторские школы вооружением, но, скорее всего, прямо в городах или при школах существовали мастера-оружейники, специализировавшиеся только на производстве и починке гладиаторского вооружения. Существование сети таких мастерских подтверждает эпиграфическое упоминание должностного лица, курировавшего их (praepositus armamentario Ludi Magni)46.

Исходя из всего вышесказанного, можно заключить, что защитное вооружение гладиаторов, хотя и развивалось самостоятельно, все же было связано с армейским вооружением. Кроме прямых конструктивных обменов (в армии вводится, хотя широкого распространения не получает, гладиаторская защита для правой Руки (manicae), а на арене — синхронное видоизменение формы шлемов), происходит некоторая рекомбинация парадной и боевой функций декорированного доспеха. При этом отмечается многофункциональность таких доспехов, которые используются и на параде и в то же время предназначены для реальной защиты сражающегося воина, В отличие от изменчивой военной моды типы шлемов гладиаторов, сформировавшиеся под влиянием военных [37] образцов в первые столетия н.э., продолжали изготавливаться и эксплуатироваться гораздо дольше своих военных прототипов,47 что свидетельствует о некоторой традиционности гладиаторской моды в отношении вооружения.

 

Примечания

 

1. Coulston J.C.N. Gladiators and soldiers: personnel and equipment in ludus and castra // Journal of Roman Military Equipment Studies. Vol. 9. 1998. P. 1.

2. Junkelmann M. Das Spiel mit dem Tod. Mainz am Rhein, 2000. S. 33.

3. Liv., IX.40.17: Campani ad superbiam et odio Samnitium gladiatores, quod spectaculum inter epulas erat, eo ornatu armarunt Samnitiumque nomine compellarunt.

4. Serv. In Vergilii Aen,, X. 519: placuit gladiatores ante sepulchra dimicare, qui a bustis

bustuarii appellati sunt.

5. Liv., Perioch., XVI: Decimus lunius Brutus munus gladiatorium in honorem defuncti patris primus edidit.

6. Welch K. The Roman arena in late Republican Italy: a new interpretation // Journal of Roman Archaeology. Vol. 7. 1994. P 59-80.

7. Ibid. P. 64-65.

8. Wiedemann T. Emperors and gladiators. L., 1992. P. 26.

9. Suet. Divus Iulius, 31.

10. Waurick G. Helme der hellenistischen Zeit und ihre Vorläufer //Antike Helme. Handbuch mit Katalog. Monographien des Römisch-Germanischen Zentralmuseums. Band 14. Mainz, 1988. S. 159. Abb. 22.

11. Vickers M. Recent acquisitions by the Ashmolean museum // Archäologischer Anzeiger. 1981. S. 559.

12. Беотийский шлем с волютами II в. до н.э., предположительно из Афин, находится сейчас в Гамбургском музее исскуства и ремесел (Hamburg Museum für Kunst und Gewerbe). См.: Dintsis P. Hellenistische Helme. (Archaeologica 43). Rome, 1986. Taf. 6, 2.

13. На рельефе с изображением гладиаторов в Museo Nazionale delle Terme, Рим.

14. Терракотовая статуэтка из музея Борджа в Веллетри; статуэтка крупеллария из Версиньи.

15. Носов К.С. Гладиаторы. СПб., 2005. С. 103-104.

16. Там же. С. 104.

17. Там же. С. 176.

18. Ritti Т., Yilmaz S. Gladiatori е Venationes a Hierapolis di Frigia // Atti della Accademia Nazionale dei Lincei. Ser. IX. Vol. X. Fasc. 4. Roma, 1998. P. 467.

19. Сергиенко М.Е. Помпеи. М.; Л., 1949. С. 17.

20. Nissen H. Pompejanische Studien. Zur Slädtekunde des Altertums. Leipzig, 1877. S. 253ff. По сведениям, обнародованным в этом издании, в казармах гладиаторов в Помпеях найдены 19 шлемов, 16 поножей, 3 щита и другие предметы вооружения гладиаторов. Эти находки хранятся теперь в Национальном музее в Неаполе, в Национальном музее в Риме и Лувре.

21. Ridder A. de Bronzes antiques du Louvre. Vol. III. Paris, 1915. № 1108. [38]

22. Schröder B. Die Freiherrlich von Lipperheidesche Helmsammlung in den Kgl. Museen zu Berlin // Archäologischer Anzeiger, 1905. S. 24. Abb. 13.

23. Painter K.S. A Roman Bronze Helmet from Hawkedon, Suffolk // The British Museum Quarterly. 1969. Vol. 33. P. 121-124. Pl. 61.

24. Венгерский Национальный музей, Будапешт. Инв. № 54.35.1. См. Junkelmann M. Op. cit.S. 175. Abb. 302.

25. Wahl J. Gladiatorhelm – Beschläge vom Limes // Germania Bd. 55. 1977. S. 115-117. Taf. 22- 23.

26. Klumbach H. Römische Helme aus Niedergermanien // Ausstellungskataloq. Bonn, 1974. Nr. 56. Taf. 52, 53.

27. Junkelmann M. Op. cit. S. 164.

28. Ibid. S. 165.

29. Ibid. S. 164.

30. Bulletin of the Detroit Institute of Arts. 1951-1952. Vol. 31. P. 68.

31. Типологию гладиаторских шлемов см.: Junkelmann M. Op. cit. S. 50-51.

32. Pflug H. Helm und Beinschiene eines Gladiators // Antike Helme. Handbuch mit Kalalog. Monographien des Römisch-germanischen Zentralmuseums. Bd.14. Mainz, 1988. S. 370. Abb. 6.

33. Ibid. S. 371. Abb. 7-8.

34. Ibid. S. 368. Abb. 4.

35. Ibid. S. 368. Abb. 5.

36. Schröder B. Op. cit. S. 24. Abb. 13.

37. Носов К.С. Ук. соч. С. 61.

38. Pflug H. Op. cit. S. 365.

39. Wiedemann T. Op. cit. P. 119.

40. Sabbatini Tumolesi P. Epigrafia Anfiteatrali dell'Occidente Romano. Т. I. Roma, 1988. Cat. Nr. 113. В то же время иногда в этом изображении видят секуторов, так как рядом с ними изображены поверженные ретиарии (см., например, Носов К.С. Ук.соч. С. 21, 100-101). Однако мозаика демонстрирует не только схватки между секуторами и ретиариями, а вообще грандиозные игры с участием других типов гладиаторов, а также звериную травлю (venatio).

41. Существование данной процедуры, описанной Тертуллианом (Apolog., 15. 4) в последнее время подвергается сомнению, поскольку об этом писал только Тертуллиан, и нет никаких иконографических свидетельств, на которых был бы изображен данный персонаж. М. Юнкельманн сначала предположил, что этой процедуре подвергали только осужденных на смерть на арене преступнике (Junkelmann M. Op. cit. S. 140-141), а в следующей своей работе вообще поставил под сомнение данный обычай (Junkelmann M. Familia Gladiatoria: The Heroes of the Amphitheatre // Gladiators and Caesars / Ed. Jackson R. L, 2000. P. 68.

42. Nardoni D. I Gladiatori Romani. Roma, 1989. P. 88, 92, 96, 104, 120, 136.

43. Schröder B. Op. cit. S. 24.

44. Junkelmann M. Der Spiel mit dem Tod. S. 72-73.

45. Wisdom S. Gladiators – 100 ВС-AD 200. Oxford, 2001. P. 27-28.

46. Sabbatini Tumolesi P. Op. cit. Cat. Nr. 28.

47. Coulston J.C.N. Op. cit. P. 7. [39]

 

Summary

 

Andrej E. Negin (Nizhny Novgorod)

Gladiatorial helmets

 

The gladiatorial culture for a long time draws attention of military historians as it is considered, that gladiatorial games had set of symbolical and practical connections with military sphere of the Roman culture.

In this connection, it is interesting to consider one of elements of gladiatorial arms - a helmet, as the most representative sample of close interrelation with an army fashion. Constructive similarity of some gladiatorial helmets with widely distributed in the I-st century AD in the Roman army infantry helmets of Weisenau type is marked. Besides, similarity of their decor with Cavalry Sports helmets of same time is traced.

According to author's classification of archaeological finds, gladiatorial helmets included three different types with subtypes. Helmets of types I and II have a scull in similar design of Weisenau type helmets, but with attached visor and rich decoration. It is possible to conclude, that protective arms of gladiators though developed independently, nevertheless it has been connected to army armament. Except constructive exchanges, we can see some recombination of parade and battle functions of decorated armour. Thus multifunctionality of armour which used on parade and at the same time intended for real protection of the battling soldier, fie against of changeable military fashion, gladiatorial helmets continued to be made and maintained much longer the military prototypes, that testifies to some traditional character of a gladiatorial armament fashion.

Публикация:
Para bellum! №26, 2006, стр. 21-40