ХLegio 2.0 / Армии древности / Вооружение / Новые находки римского военного снаряжения с территории Южного Крыма

Новые находки римского военного снаряжения с территории Южного Крыма

В.В. Дорошко

Находки римского военного снаряжения — чрезвычайно редкая категория находок в Северном Причерноморье. Они являются важным дополнением к уже известным свидетельствам римского военного присутствия в регионе. Исследование этой темы в отечественной историографии началось сравнительно недавно. Опубликованы костяные бутероли ножен длинных римских мечей второй половины II — первой половины III в. н.э. из Тиры [Черненко, Зубарь, Сон 1989, с. 250—252; Сон, Назаров 1993, с. 121, 122, рис. 1, 2] и Ольвии [Сон, Назаров 1993, с. 121, 122, рис. 3, 4], а также из Херсонеса [Зубарь, Антонова 2001, с. 122-124]. В научной литературе известны также металлические детали римского военного снаряжения из Крыма и Прикубанья [Трейстер 1993, с. 54, рис. 2: 3, 4; с. 56-58; с. 59, 73, рис. 3: 7; Новиченкова 1998, с. 51—56; 2002; Трейстер 2000, с. 156—162; Журавлев 2002, с. 90-95]. В кургане у станицы Воздвиженской был найден римский пилум I в. до н.э. — I в. н.э. [Гущина, Засецкая 1989, с. 100, 132, № 42, табл. V, 42], из кург. 15 у станицы Тифлисской на правом берегу Кубани происходит навершие римского знамени [Кропоткин 1970, 124; Гущина, Засецкая 1994, с. 58, № 269, табл. 29]. Шлем имперско-галльского типа, найденный в районе г. Сочи, датируется серединой — второй половиной I в. н.э. [Сударев 1991, с. 143—145, рис. 1]. Фрагменты шлемов галльского типа I в. до н.э. — I в. н.э. были обнаружены при раскопках святилища у перевала Гурзуфское Седло [Зубар 1993, с. 66—70, рис 1]. К этому перечню можно добавить перекрестье гарды римского меча из могильника у станицы Тенгинской [Беглова, Эрлих 1998, с. 173-176, рис 2]. В Херсонесе найдена фалера конской сбруи из Херсонеса, датируемая концом I века н.э. [Калашник 1988, с. 55—56].

В настоящее время появилась возможность пополнить этот список еще одной группой предметов, которые находятся в частной коллекции. Начнем с деталей ножен мечей.


Детали ножен мечей


Первая находка происходит из Харакса. Была найдена на склоне обрыва в районе терм. Представлена в виде пальметты длиной 5,2 см и шириной в сохранившейся части 4,8 см (рис. 1: 1). Украшение литое с надчеканкой, в верхней части имеется выступ с отверстием для крепления гвоздем к ножнам. Поверхность покрыта темно-зеленой патиной. Три лепестка украшения обломаны по бокам, еще один загнут вовнутрь и обломан правый усик пальметты.

Указанная деталь является украшением римского пехотного меча "помпейского" типа. Аналогичные находки происходят с территории западной Европы в местах базирования римских войск на территории современных Германии, Швейцарии, Англии. {447}


Рис. 1. Детали римской воинской амуниции:

1 - Харакс; 2-4 - святилище у перевала Гурзуфское Седло. 1-2 - бронза; 3-4 - железо.


Такие же украшения сохранились на найденных в Помпеях 3 мечах с ножнами [Ulbert 1969, p. 125—126]; еще один меч с ножнами и пальметтой был обнаружен на Рейне [Bishop, Coulston 1993, fig 38: 4]. Подобное украшение был найдено также в селении Бори на Кавказе [Придик 1914, с. 104, табл. VI: 3].

Мечи такого типа появляются в середине I века н.э. и продолжают бытовать до второй половины II века. Однако пальметты на ножнах использовались на протяжении второй половины I века [Ulbert 1969, p. 119].

Ножны для такого украшения должны были быть шириной около 6,5 см, т. к ширина самой пальметты, судя по находке, была около 5,5 см. Суммарная датировка ножен такой ширины — 60—70 гг. I века н. э.: пальметта для ножен такой же ширины была найдена в Ваддон-Хиле и относится Г. Ульбертом ко времени ранее 64 г. н.э. [Ulbert 1969, Abb. 2: 7]. К этому можно добавить, что на обкладке {448} ножен такой же ширины, найденной в Линце, скопировано изображение Ники с монеты времени правления Виталлия [Ulbert 1969, taf. 24: 1; Taf. 25: 2а, 2b]. Бутероль ножен, находящаяся в музее земли в Бонне, датируется 60—70 гг. I века н.э. [Ulbert 1969, p. 120, taf. 26].

Находка пальметты, таким образом, является еще одним доказательством присутствия римлян на Хараксе в 60-х гг. н.э. Очевидно, эта деталь может быть связана с походом Плавтия Сильвана в Крым. О присутствии римлян на Хараксе в 60-х гг. I века могут свидетельствовать также находки клейм вексилляции Равеннской эскадры, датируемые временем ранее правления Веспасиана [Ростовцев 1900, с. 154; Блаватский 1938, с. 334; Сарновски 2000, с. 229]. По всей видимости, в первый гарнизон Харакса могли входить солдаты VIII Августова легиона и моряки Равенской эскадры [Зубар 1988, с. 20]. Осенью 69 г. VIII Августов легион был переведен в Сирию, а его место занял I Италийский легион [Авдеев 1993, с. 115]. Очевидно, с началом великой дакийской смуты на Дунае, которая была подавлена только Траяном с привлечением огромных затрат сил и энергии, римский гарнизон полностью или частично покинул Харакс.

Еще одна деталь ножен римского меча была найдена в святилище у перевала Гурзуфское Седло (рис. 1: 2). Это — перехват ножен меча, украшенный двумя резко выступающими валиками. Общая длина его 5,1 см, ширина 1 см. Один из концов перехвата обломан. Поверхность покрыта темно-зеленой патиной.

Данная деталь аналогична найденному в святилище перехвату ножен с кольцами для подвешивания [Новиченкова 1998, с. 52, рис. 1: 4; 2002, с. 78, рис. 35: 4]. Можно предположить, что обе находки являются деталями ножен одного и того же меча, т.к. схожи по стилю. Судя по ширине ножен, указанные детали относятся также к "помпейскому" типу римских мечей [Ulbert 1969, p. 196, taf. 21, taf. 17]. Можно с уверенностью говорить, что они не являются деталями типа "Майнц", поскольку из всех известных находок ножен таких мечей их ширина была как минимум 6 см [Bishop, Coulston 1993, fig. 38: 1, p. 71], a максимальная ширина 9 см [Ulbert 1969, taf. 33]. Эта находка может относиться ко второй половине I века н. э. Мечи "помпейского" типа появляются в римской армии чуть ранее 64 года н.э. [Bishop, Coulston 1993, p. 71].

При каких обстоятельствах появляются детали ножен "помпейского" типа в варварском святилище у перевала Гурзуфское Седло? Н.Г. Новиченкова считает, что все детали римского военного снаряжения попали сюда в результате неудачной военной акции римлян в этом регионе на рубеже эр и в ходе римско-боспорской войны 45—49 гг. [Новиченкова 1998, с. 66]. Однако, время римско-боспорской войны не совпадает со временем появления и использования мечей "помпейского типа". Можно предположить, что детали ножен "помпейского" типа могли попасть в святилище в результате военного столкновения варварского населения с римским гарнизоном Харакса. {449}


Доспехи


Из находящихся в коллекции 10 фрагментов кольчуг (lorica hamata), найденных в святилища у перевала Гурзуфское Седло, можно выделены 4 типа кольчуг.


Рис. 2.

1-4 кольца железных кольчуг; 5 - бронзовые чешуйки из крепости Харакс, 6 - вариант реконструкции соединения чешуек.


Первый тип отличается сложностью изготовления (рис. 2: 1). К этому типу относятся 5 фрагментов кольчуг. Кольчуга состоит из чередующихся рядов заклепанных и цельных колец. Внутренний диаметр заклепанных колец 2,2 мм, а наружный — 4,2 мм. Цельные кольца имеют внутренний диаметр 3 мм, а наружный — 5 мм.

Второй тип также состоит из рядов цельных и заклепанных колец (рис. 2: 2). Размеры заклепанных колец: наружный диаметр 5,5 мм, а внутренний — 3,5 мм. Цельные кольца имеют такие же размеры. Данный тип представлен 2 фрагментами, один из которых свернут в рулон, и имеет достаточно крупные размеры: 12 на 6,5 см.

Третий тип представлен всего одним фрагментом, который состоит из более крупных колец; также как и два предыдущих типа он состоит из рядов заклепанных и цельных колец (рис. 2: 3). Размеры заклепанных и цельных колец одинаковы: внутренний диаметр — 7 мм, а наружный — 9,5 мм.

Четвертый тип отличается от всех остальных тем, что имеет упрощенный способ изготовления, а также тем, что имеет незаклепанные кольца (рис. 2: 4). Концы перекрывают друг друга на 1 или 1,5 мм. Размеры колец: внутренний диаметр незаклепанных колец 4,5 мм, а наружный — 6,5 мм; цельные кольца имеют внутренний размер 3,5 мм, а наружный 5,5. Тип представлен 2 фрагментами. {450}

Все четыре типа кольчуг изготовлены из железа и отличаются хорошей сохранностью. Если учесть, что из святилища у перевала Гурзуфское Седло происходят всего 848 фрагментов железных кольчуг, а также крупный фрагмент бронзовой кольчуги мелкого плетения [Новиченкова 1998, стр. 55—56], то типологию кольчуг из этого святилища в дальнейшем можно будет расширить. Для этого можно привлечь и другие находки. Среди них: обломки кольчуг мелкого плетения из раскопок могильников в Северном Причерноморье [Богданова, Гущина, Лобода 1976, с. 146; Каминская, Каминский, Пьянков 1985, с. 226, 223; Хазанов 1971, с. 61, с. 183; рис. 9: 3—6].

В коллекции находятся 2 соединенные проволочкой чешуйки (lorica squamata), происходящие из Харакса (рис. 2: 5). Одна чешуйка сохранилась целиком, а от второй сохранился уголок, прикрепленный в нижней части первой чешуйки. Чешуйка размером 16 на 9 мм имеет прямоугольную форму со скругленным нижним краем. По бокам и внизу чешуйки имеются по два отверстия. Чешуйка очень тонкая (около 0,3 мм.) имеет вертикальный и горизонтальный способ соединения (рис. 2: 6). Данный тип доспеха бытовал во времена династии Антонинов [Bishop, Coulston 1993, p. 116, 117; fig 77: 4].

Стоит отметить, что железные и бронзовые чешуйки доспехов в Крыму были обнаружены также при раскопках римского военного поста на высоте Казацкой.


Деталь щита


В коллекции находится железный обломок оковки прямоугольного римского щита (scutum), происходящего из святилища у перевала Гурзуфское Седло (рис. 1:3). Длина фрагмента 7 см, в сечении обломок в форме буквы U. Такие щиты относятся к эпохе раннего принципата — аналогичные обломки оковки щитов были найдены в Айслингене и Спеттисбери [Bishop, Coulston 1993, fig. 46: 1, 2].

В коллекции имеется железное звено цепи в форме цифры 8 (рис. 1: 4), происходящее из святилища на перевале Гурзуфское Седло. Аналогичная цепь в свое время была найдена Н.Г. Новиченковой [Новиченкова 2002, с. 97; рис. 44: 4]. Такая же цепь известна в Нуманции [Connoly 1981, p. 242; fig. 11]. Есть все основания полагать, что звено цепи также является частью амуниции легионера.

Таким образом, все вышеуказанные предметы относятся к I веку, за исключением обломков чешуйчатого доспеха, которые датируются II веком н.э. Находки деталей римского оружия из Харакса I века в научной литературе неизвестны. Бронзовое украшение в виде пальметты с ножен меча "помпейского" типа впервые зафиксировано на территории Восточной Европы. Обломки римских кольчуг, о которых шла речь, дают ценную информацию о способе их изготовления. В Крыму они были известны только по раскопкам Н.Г. Новиченковой. Все они происходят из святилища на перевале Гурзуфское Седло. На территории Западной Европы их фрагменты зафиксированы только в нескольких местах. В большинстве случаев находят груды {451} окислившегося железа, что, естественно, не позволяет судить ни о форме, ни о размерах колец. Кроме того, вышеуказанные обломки кольчуг отличаются трудоемкостью изготовления, что говорит о том, что кольчуги такого типа явно не могли использоваться солдатами вспомогательных когорт, которые применяли более упрощенные и дешевые виды снаряжения. Деталь чешуйчатого доспеха, датируемая временем Антонинов, позволяет судить о военном костюме II века. Как видно, он был достаточно сложен для изготовления, мог принадлежать младшему офицеру, штандартоносцу, трубачу или кавалеристу.


Литература


Авдеев А. Г. О времени пребывания подразделений V Македонского легиона в Херсонесе // ВДИ. 1993. № 2. С. 122—121. [назад к тексту]

Ахмедов И.Р., Гущина И.И., Журавлев Д.В. Богатое погребение II в. н.э. из могильника Бельбек IV // Поздние скифы Крыма. Труды ГИМ. М., 2001. Вып. 118. С. 175-186. [назад к тексту]

Беглова Е.А., Эрлих В.Р. Деталь римского меча из могильника у станицы Тенгинской // РА. 1998. № 2. С. 173—176. [назад к тексту]

Блаватский В.Д. Раскопки Харакса в 1931, 1932 и 1935 гг. // ВДИ. 1938. № 2 (3). С. 321—335. [назад к тексту]

Богданова Н.А., Гущина И.И., Лобода И.И. Могильник Скалистое-III в Юго-Западном Крыму (I — III вв. н.э.) // СА. 1976. № 4. С. 121—152. [назад к тексту]

Гущина И.И., Засецкая И.П. Погребения зубовско-воздвиженского типа из раскопок Н.И. Веселовского в Прикубанье // Археологические исследования на юге Восточной Европы. М., 1989. [назад к тексту]

Гущина И.И., Засецкая И.П. "Золотое кладбище" Римской эпохи в Прикубанье. СПб., 1994. [назад к тексту]

Журавлев Д.В. Еще раз о деталях римского воинского костюма и конской сбруи из Херсонеса и юго-западного Крыма // Археологiя. 2002. № 1. С. 90—98. [назад к тексту]

Зубарь В.М., Антонова И.А. Бутероль ножен длинного римского меча из Херсонеса. // РА. 2001. № 2. [назад к тексту]

Зубар В.М. Про похiд Плавтiя Сiльвана в Крим // Археологiя. 1988. Вип. 63. [назад к тексту]

Зубар В.М. Hoвi знахiдки фрагментiв римських шоломiв у Таврицi //Археологiя. 1993. № 1. С. 66—70. [назад к тексту]

Калашник Ю.П. Херсонесская фалера // Проблемы исследования античного и средневекового Херсонеса. 1888-1988 гг. Тезисы докладов. Севастополь. 1988. С. 55—56. [назад к тексту]

Каминская И.В., Каминский В.Н., Пьянков А.В. Сарматское погребение у станицы Михайловской // СА. 1985. № 4. С. 228—234. [назад к тексту]

Кропоткин В. В. Римские импортные изделия в Восточной Европе II в. до н.э. — V в. н.э. // САИ. 1970. Вып. Д1—27. {452} [назад к тексту]

Новиченкова Н.Г. Римское военное снаряжение из святилища у перевала Гурзуфское Седло // ВДИ. 1998. № 2. С. 51—56. [назад к тексту]

Новиченкова Н.Г. Устройство и обрядность святилища у перевала Гурзуфское Седло // РИО КГГИ. Ялта. 2002. 215 с. [назад к тексту]

Придик Е.М. Новые кавказские клады // Материалы по археологии России. 1914. С. 94—110. [назад к тексту]

Ростовцев М.И. Римские гарнизоны на Таврическом полуострове // Журнал Министерства народного просвещения 308, март 1900. [назад к тексту]

Сарновски Т. К вопросу о чтении и хронологии латинских клейм на строительной керамике из Крыма. Прил. 8 // Балаклава. Римская военная база и святилище Юпитера Долихена. Варшава. 2000. С. 225—230. [назад к тексту]

Сон Н.А., Назаров В.В. Знахiдки римськоï зброï в Tipi та Ольвiï // Археологiя. № 1. С. 120—123., 1993. [назад к тексту]

Сударев Н.И. Две находки римского времени из г. Сочи // Древности Северного Кавказа. М., 1991. С. 143—146. [назад к тексту]

Трейстер М.Ю. Римляне в Пантикапее // ВДИ. 1993. № 2. С. 51—73. [назад к тексту]

Трейстер М.Ю. К находкам металлических деталей римского военного костюма и конской сбруи в северном Причерноморье // РА. 2000. № 2. С. 156—163. [назад к тексту]

Хазанов A.M. Очерки военного дела сарматов. М., 1971. [назад к тексту]

Черненко К.В., Зубарь В.М., Сон Н.А. Бутероль из Тиры // СА. № 1989. 2. [назад к тексту]

Bishop М.С., Coulston J.C.N. Roman Military Equipment from the Punic Wars to the Fall of Rome. L., 1993. [назад к тексту]

Connoly P. Greece and Rome at War. L., 1981. [назад к тексту]

Ulbert G. Gladii aus Pompeji // Germania. 1969. V. 47. P. 97-128. {453} [назад к тексту]

Публикация:
Сугдейский сборник. Вып. II. 2005, стр. 447-453