ХLegio 2.0 / Армии древности / Войны Средних Веков / Битва при Касселе (23 августа 1328 г.)

Битва при Касселе (23 августа 1328 г.)

Д. Уваров

После восстания 1302-4 гг. Фландрия избавилась от французских гарнизонов, но должна была платить дань. Последующее поведение фламандцев очень напоминало поведение русских князей во время монголо-татарского ига: давая задний ход при угрозе прямого столкновения, они использовали каждую возможность, чтобы уклониться от уплаты. Особенно выраженным стало такое поведение при слабых преемниках Филиппа IV Красивого, умершего в 1314 г. Одновременно во Фландрии усиливались социальные противоречия между городскими цехами и крестьянами с одной стороны, городским патрициатом и рыцарями с другой. Последние все больше ориентировались на французского короля. Наконец, в 1325 г. ткачи Брюгге подняли восстание, которое поддержала вся Западная Фландрия. Во главе повстанцев стоял Николас Заннекин.

Особенностью этого восстания были социальный характер, активное участие крестьян и крайняя жестокость. Рыцарей убивали везде, где только могли застать. Остатки их вместе с графом Луи де Невером бежали во Францию. Только в Генте (втором по величине городе после Брюгге) у власти удержался патрициат. Между Гентом и Брюгге началась война; в последующем Гент принял сторону французского короля.

Во Франции 1 февраля 1328 г. умер слабосильный король Карл IV Красивый и пресеклась династия Капетингов. Собрание пэров выбрало королем Филиппа VI Валуа, который был коронован 29 мая 1328 г. Позиции его были шатки, поскольку с точки зрения феодального права ближайшим наследником был Эдуард III Английский. Укрепить власть и поднять престиж новый король решил традиционным способом – расправой над богатой взбунтовавшейся Фландрией. О повстанцах Филипп VI отозвался как о "безрассудных скотах" (unreasonable brutes).

Была собрана большая армия. Конница состояла из 11 баталий, в каждой от 8 до 39 "знамен" (или "хоругвей"). Примечательно, что самой большой баталией командовал сам король. Всего было 196 "знамен". Среднюю численность "знамени" установить трудно, примерно 20 всадников, рыцарей и сквайров/бакалавров (т.е. дворян моложе 21 года или не посвященных в рыцари из-за бедности). "Знамя" (во главе с "хорунжим", banneret) строилось в 2-3 ряда, причем очень плотно – в каждом ряду кони стояли бок о бок. В составе баталии (основной тактической единицы) "знамена" выстраивались в ряд.

Во главе каждой баталии стоял крупный феодал или королевский служащий, иногда несколько – в 1-й два маршала и магистр арбалетчиков, во 2-й граф Алансон, в 3-й – магистр госпитальеров и Гишар де Божо с войсками из Лангедока, в 4-й – коннетабль ("министр обороны") Готье де Шатийон, в 5-й сам король вместе с королем Наварры, герцогом Лотарингским и графом Баром, в 6-й герцог Бургундский, в 7-й – дофин (т.е. граф Дофинэ на юго-востоке Франции), в 8-й граф Эно (в юж. Бельгии) вместе с отрядом короля Богемии, в 9-й герцог Бретани, в 10-й Робер Артуа (с севера Франции), в 11-й герцог Бурбон и 5 знамен беглецов из Фландрии. Т.е. войска собрались со всей Франции.

Вообще, средняя численность "знамени" менялась. Ок. 1200 г. в нем могло быть 40 и даже 50 всадников, минимума численность "знамени" достигла ок. 1300 г. (15-20), затем вновь стала расти, в том числе благодаря специальным указам короля (так указом 1351 г. минимальная численность установлена в 25 всадников, реально было от 30 до 80).

Численность пехоты французской армии установить трудно, известны лишь данные об отдельных отрядах (например, Турне прислал 400 копейщиков и 200 арбалетчиков). Можно лишь сказать, что пехота была многочисленной, возможно, ок. 10 тыс. человек.

Восставшие фламандцы собрали три армии. Одна противостояла Генту, где собрались фламандские рыцари и патриции во главе с опытными командирами Гектором Виленом и Жаном де Намюром; вторая осталась в Брюгге; главная армия во главе с самим Николасом Заннекином двинулась против французов.

Бельгийский историк Вербрюгген считает, что в главной фламандской армии было 6,5-8 тыс. человек, но сам признает, что это число могло быть значительно больше (для его трудов вообще характерны ярый минимализм и плохо замаскированный фламандский патриотизм). Отчасти эта цифра противоречит другим данным в его "The art of warfare in Western Europe during the Midle Ages": так, один только город Брюгге в это время выставлял 8280 хорошо вооруженных бойцов (правда, в поле обычно выходила только половина, остальные оставались охранять город). В основном фламандская армия армия состояла из членов цехов и зажиточных свободных крестьян.

Конницы у фламандцев почти не было (поскольку все рыцари и патрициат были враждебны повстанцам). Имелось немало лучников и арбалетчиков (в каждом городе была особая гильдия стрелков, проводившая регулярные тренировки), однако, как показал опыт многих битв, они не могли противостоять профессионалам-наёмникам, которых использовала французская армия. Основную силу фламандцев составляла тяжелая пехота (90 или даже 95%).

У фламандских городов существовала тщательно разработанная военная организация. Например, Брюгге делился на 13 c третью округов (voud), в каждом состояло 96 бюргеров (т.е. с имуществом более 300 ливров) и 511 цеховых ремесленников. В малые походы посылались 1-2 voud, в большие – 5-6; при необходимости могли дополнительно направляться подкрепления в 3-4 voud.

Округа формировались на основе цехов, обычно территориально совпадавших с определенными улицами. У каждого цеха были свое знамя, казна, предводитель, обязательные для выполнения законы; многие носили даже одноцветную одежду, похожую на униформу. Совместные праздники, похороны, регулярные встречи содействовали сплочению цехов. Внутри цехов имелись и особые братства, в числе прочего занимавшиеся военной тренировкой в свободное время. За бегство с поля боя наказывали (вплоть до изгнания из города с конфискацией недвижимости), цех брал на себя заботу о семьях погибших.

По всей видимости, имелось и деление на военно-имущественные классы. Бюргеры делились на 5 классов, причем два самых богатых должны были иметь коней фиксированной стоимости (40 и 30 ливров) и броню для них.

Сражались фламандцы фалангой. В ней было два разряда бойцов – одни с длинными, тяжелыми пиками с крюком, другие с годендагами. Годендаг -длинная, тяжелая дубина с концом, окованным железом, из которого торчал длинный шип. Годендагом можно было не только бить, но и колоть как коротким, очень тяжелым копьем.

О распределении этих разрядов в фаланге есть разные мнения. Одни считают, что в каждой шеренге пикинеры и дубинщики стояли через одного, другие – что первая шеренга состояла из одних пикинеров, вторая из одних дубинщиков и т.д. (это более вероятно)

Внешне это напоминает античную фалангу, но имелись очень серьезные различия. И пику, и годендаг держали двумя руками; пики даже старались упирать в землю, держа наклонно под углом. Одной рукой удержать напор закованного в латы рыцаря на коне весом 500-600 кг (тоже с латами спереди) было невозможно. Установлено, что такой всадник обладает достаточной энергией, чтобы опрокинуть 10 пехотинцев, стоящих друг за другом (так что утверждения того времени, что один рыцарь равен 10 пехотинцев, опирались не только на психологию).

Поэтому фламандская фаланга не имела щитов. Превосходное защитное вооружение не могло полностью компенсировать их отсутствие.

Кроме того, воины в каждой шеренге стояли очень плотно, плечо к плечу. Это было не очень удобно для пехотного боя, но необходимо для отражения тяжелой конницы. Иначе опытный наездник мог бы воспользоваться малейшим разрывом в частоколе пик для прорыва внутрь фаланги.

В то же время вторая шеренга стояла с интервалом – для удара годендагом нужен был размах.

Из-за этих особенностей фламандская фаланга обладала еще меньшей тактической гибкостью, чем античная. Нужно было подыскивать особую местность, рискованную для вражеских арбалетчиков (например, чтобы фаланга быстрым броском могла прижать их к естественному препятствию), избегать затяжного наступления (растягивание фаланги резко повышало ее уязвимость) и т.д.

Применяли фламандцы и другие построения, особенно "корону" (т.е. круг). Это построение позволяло отбивать конные атаки со всех сторон, но было пригодно только для обороны.

По сохранившимся рисункам и резным изображениям фламандцы использовали также большие топоры с узким лезвием на длинной ручке и фалкионы (или фальчионы), специфические большие мечи восточного типа со скошенным концом. Но их использовали только задние ряды.

Сохранились данные о стоимости снаряжения фламандского пехотинца – обычно в пределах 20-35 фунтов (1 фунт/ливр=20 шиллингов/су=240 пенсов/денье). В том числе: короткая кольчужная туника – 10-15 фунтов, годендаг – 10 шиллингов, стальной нагрудник или небольшой круглый щит с шипом – 1 фунт, дополнительные железные пластины на кольчугу, перчатки с малыми железными пластинами, пара кольчужных чулок, рукава с железными пластинами и камзол или подкольчужник. Шлем почему-то не упоминается, но на иллюстрациях он есть у всех. Этот набор можно считать средним; были и хуже вооруженные, но были и с кольчугами за 20 фунтов, а богатые бюргеры из Ипра имели на себе снаряжение в 100 фунтов.

В это время цеховой мастер во Фландрии зарабатывал три шиллинга в день; комплект в 21 фунт означал 140 рабочих дней; в среднем тогда работали 240 дней в году (во Франции и вовсе дней 200).

Примечательно, что заработки английских ремесленников в то же время были на порядок ниже в денежном выражении (хотя и цены на простые товары были, видимо, ниже). Чем-то это напоминает СНГ и Западную Европу. Экстраполируя на современность, комплект фламандского снаряжения можно сравнить с иномаркой гольф-класса ценой 10-15 тыс. долларов: для западноевропейского трудящегося (и фламандского бюргера) это сумма серьезная, но вполне подъемная, для рядового обывателя из СНГ (и средневекового ремесленника из Англии и других отсталых стран) – запредельная.

Отметим также, что древнегреческий гоплит или римский легионер о таком снаряжении мог только мечтать.

Кстати, рыцарская лошадь стоила в среднем 40-50 ливров/фунтов, тогда как обычная рабочая – 12 фунтов. Но это в среднем. У крупных феодалов боевые кони стоили по 200-300 фунтов, а конь дофина (командира 7-й баталии при Касселе) – аж 600 фунтов (по современным понятиям это даже не 600-й "Мерседес", а "Роллс-Ройс" с отделкой золотом). Понятно, что в бою многие рыцари боялись не столько за себя, сколько за свою лошадь.

Итак, французская армия подошла к ближайшему из восставших фламандских городов, Касселю, и разбила перед ним лагерь, предполагая приступить к осаде. Кстати, отмечается хорошая организация марша и разбивки лагеря. Во время марша были выделены не только авангард и арьергард, но и сильные боковые охранения (5 и 8 баталии). Сперва на место прибыл авангард из 1-й баталии, пехоты и багажа. Возглавлявшие его два маршала показали сержантам-квартирмейстерам (fouriers), в каких местах следует поставить палатки тех или иных баталий. Шедшая затем 2-я баталия заняла позицию перед Касселем и несла охрану на случай вылазок, пока остальные части занимали свои места в лагере. На следующий день подошли запоздавшие 19 "знамен", и вся армия была в сборе.

Описание самого сражения кратко ("Chronicon comitum Flandrensium"). Пока французы разбивали лагерь, фламандская армия Николаса Заннекина неподвижно стояла на сильной позиции на холме около Касселя. Затем она решила сама атаковать французов, рассчитывая внезапным нападением захватить их лагерь. Причины этого решения, необычного для фламандцев, неясны (как правило, они действовали от обороны, выжидая французскую конницу на благоприятной позиции). Возможно, для этого были тактические соображения: в случае пассивной выжидательной тактики фаланга оказывалась очень уязвима для обстрела опытными французскими арбалетчиками. В начале сражения при Мон-ан-Певеле в 1304 г. такое пассивное ожидание, причем на выгодной позиции, повлекло за собой очень большие потери для фламандцев, но затем решительная и неожиданная атака чуть было не привела к их победе. Может быть, они учли этот опыт. Но вероятнее всего, что фламандцев подвела самоуверенность. Предыдущие успехи в лобовых столкновениях с рыцарской конницей вскружили головы бюргерам, но на этот раз во главе их не было опытных полководцев.

Атака на французский лагерь поздним вечером 23 августа 1328 г., хотя и неожиданная, не была удачной. Все-таки охранение у французов было и они смогли изготовить свои основные силы к бою. Причем непосредственно под фламандский удар была подставлена пехота, а конные рыцари тем временем сосредотачивались на флангах. Некоторые отряды французской пехоты бежали с поля боя (она тоже преимущественно состояла из городских ополчений), но в целом ей удалось сдержать фламандцев.

Очевидно также, что во время атаки и, особенно, боя в лагере фламандская фаланга потеряла свою монолитность. Поэтому, когда французские рыцари ударили с флангов, фламандцы начали отступать. Основная их часть, завернув фланги назад, уже в процессе боя образовала "корону", то есть круговое построение. Французы полностью окружили ее и подвергли яростным атакам. Обе стороны понесли тяжелые потери; особенно велики были потери рыцарей в лошадях. Фламандцы сражались с храбростью отчаяния и смогли выстоять, отбив все атаки.

Французские бароны увидели, что не могут разрушить это построение силой. Тогда они пошли на хитрость: разомкнули кольцо, отведя часть войск и открыв фламандцам дорогу на Кассель. Хитрость удалась. Может быть, фламандцы подумали, что французские рыцари действительно отступают, или они просто надеялись сохранить боевой порядок во время отхода. Однако организованного отступления в условиях непрерывного давления французской конницы не получилось. Оно перешло в паническое бегство и жестокое избиение. Только ночь спасла фламандцев от полного уничтожения.

Точное число погибших фламандцев неизвестно, минимальная цифра – 3185 убитых уроженцев Вестхука (приморской Фландрии). По французским данным, было убито 9 тыс. фламандцев, но они не заслуживают доверия. Погиб и Заннекин. Потери французом неизвестны (значительны, но намного меньше фламандцев, вероятно, в несколько раз).

Тактически сражение при Касселе примечательно: 1) переходом фламандцев от фаланги к "короне" в условиях боя, 2) использованием французами "античной" тактики, необычной для западноевропейского Средневековья (пехота в центре, конница на флангах), и военной хитрости (преднамеренное размыкание окружения, чтобы побудить противника к бегству и облегчить его уничтожение). Это сражение вновь высоко подняло авторитет французской рыцарской армии, но продержался он только 18 лет (до битвы при Креси в 1346 г.).

На следующий день, 24 августа, коннетабль Готье де Шатийон по приказу короля разграбил город Кассель, все не успевшие бежать жители были убиты.

Затем восстание было подавлено и Фландрия попала под более тяжелое французское иго, чем когда-либо. Многие руководители повстанцев были казнены жестокими способами, тысячи цеховых ремесленников с семьями изгнаны или бежали сами (в Англию, Голландию или Германию). На фламандские города были наложены тяжелые контрибуции и налоги, причем особый налог был наложен на города, непосредственно участвовавшие в восстании. Экономике Фландрии был нанесен тяжелейший удар.

Может показаться странным, почему поражение при Касселе, меньшее по масштабам и потерям по сравнению с Мон-ан-Певелем, привело к таким тяжелым последствиям. Очевидно, причиной был раскол среди самих фламандцев: местные рыцари преследовали побежденных еще более жестоко, чем французы.

Эти события были и важной причиной для Столетней войны между Англией и Францией: Англия в то время была сырьевым придатком Фландрии, а последняя попала под власть французского короля. Таким образом, основная английская торговля оказалась под французским контролем, что было неприятно для англичан.

Фламандская тактика оказала большое влияние на европейское военное искусство, особенно на тяжелую пехоту. Она была прямо заимствована шотландцами в их войне против англичан в это же время, и отчасти – швейцарцами. И в построениях, и в вооружении фламандцев имелись серьезные недостатки, в значительной степени преодоленные швейцарцами. Но не стоит забывать, что классическая швейцарская тактика и вооружение сложились только через 150 лет, когда швейцарцы из ополченцев превратились в профессионалов, а в начале 14 века они были еще примитивнее фламандских.

 

Рис. 1-2. Филипп VI (слева). Битва при Касселе (справа)

Публикация:
XLegio © 2001