ХLegio 2.0 / Армии древности / Организация, тактика, снаряжение / Legio (Легион) / Legio. II. Состав легиона

Legio. II. Состав легиона


Р. Канья (Перевод: Д. Уваров)

R. Cagnat. Legio

А. Командующий.

В течение всего республиканского периода легион не имел настоящего единоначальника. Командование поочередно переходило от одного военного трибуна к другому. Двое из них сообща командовали воинами в течение двух месяцев, либо они сменяли друг друга через день или через месяц, либо они делили между собой должностные обязанности. Совершенно неизвестно, каковы были в деталях их взаимоотношения, и в каком положении по отношению к ним находились остальные трибуны.

Первым необходимость объединить в единой руке функции высшего командования понял Цезарь. Ему неоднократно случалось выбирать командира и ставить его во главе легиона либо в день битвы, либо на более долгий срок. Но в этих назначениях не было никакой стабильности: легионные легаты Цезаря были всего лишь офицерами, откомандированными от генерального штаба с временными поручениями: в этом, впрочем, прямой смысл слова legatus ("посол", "посланник") [legatus].

При Августе, напротив, эта должность стала постоянной. Каждый легион был поставлен под командование единого начальника, назначавшегося верховным главнокомандующим, императором [imperator], и получившего титул legatus legionis. Легаты легиона принадлежали к сенаторскому сословию; в принципе, они брались из числа бывших преторов (однако есть примеры, когда к командованию легионом привлекались до претуры), преимущественно только что покинувших свою должность. Те, кто не отвечал этим условиям, носят в текстах титул pro legato или praepositus.

Даже в III веке встречаются командиры легионов, которые носят титул dux ("вождь"), чтобы подчеркнуть, без сомнения, что они командуют отдельным войском в походе, в противоположность титулу praepositus ("поставленный впереди", "назначенец"), который имеет преимущественно административный смысл.

Легат имел в своем распоряжении не только легион, чье имя он носил, но и все вспомогательные части, которые были ему приданы. Он обладал, естественно, всеми полномочиями главнокомандующего. Начиная с правления императора Галлиена, который запретил сенаторам военную карьеру, легаты перестали командовать легионами. Эти высшие офицеры были заменены префектами, принадлежащими к сословию всадников.

Штабу легата легиона было придано определенное количество унтер-офицеров: beneficiarii ("освобожденные от тяжелых работ"), используемые для особых ответственных поручений [beneficiarii], stratores ("конюхи"), или оруженосцы, один commentariensis ("секретарь"), обязанный вести реестры, в которых ежедневно записывались факты, представляющие интерес для легиона, и которые хранились в архиве; cornicularius ("награжденный почетным рожком"), без сомнения начальник librarii (счетоводов); actuarius ("скорописец") с подчиненными ему exacti, которым было поручено составлять различные административные акты, относящиеся к войскам; может быть, cerarius (от cera="восковая табличка для письма"), который был особого рода librarius (различие от нас ускользает, впрочем, происхождение этого слова очевидно); наконец, один или несколько quaestionarii, чтобы расследовать дисциплинарные дела в легионе.

Бумаги легиона хранились в сундуках, доверенных надзору нескольких capsarii (от capsa="ящик для бумаг").

 

B. Старшие офицеры.

Военные трибуны. Известно, что в доисторическую эпоху, когда легион состоял из трех контингентов по тысяче человек, заимствованных у трех родовых племен (триб) Рима, каждым из этих контингентов командовал трибун, то есть три трибуна командовали весь год. Позднее их число удвоилось, хотя неизвестно, когда и как, и шесть трибунов на легион стали стандартной цифрой на весь период Республики. Сначала они назначались консулами или диктаторами, наследниками царской власти, но, начиная с 392 г. от основания Рима (362 г. до н.э.) народ присвоил себе право назначать на комициях по трибам 6 трибунов из 24 (обычное ежегодное число трибунов в армии). Затем, в 443 г. (311 г. до н.э.), он отобрал у консулов десять других должностей и ввел в обычай назначать 16 трибунов. Наконец, в 547 г. (207 г. до н.э.) он закрепил за собой все назначения или, по крайней мере, право выбора трибунов первых четырех легионов, другие продолжали назначаться консулами. Эти назначаемые консулами трибуны назывались rufuli (от rufus="ярко-красный, рыжий"), другие – comitiati. Обе категории считались равными друг другу. Они вступали в должность, как и все магистраты, 1 января, и исполняли свои обязанности в течение одного года.

Военные трибуны обычно выбирались из молодых людей сенаторского класса, или из всадников, которые хотели начать свою государственную карьеру (nobiles adolescentes); обычно они не служили предварительно в качестве солдат или младших офицеров, но проводили свои первые военные кампании в коннице или в штабе командующего [comes, contubernalis]. C другой стороны, известно, что в эпоху Полибия из 24 трибунов четырёх первых легионов 14 были избраны из граждан, участвовавших в 5 военных походах, и 10 из тех, кто прослужил не менее десяти лет. М. Гепперт предполагает, что это требование было установлено законом Виллия 574 г. от основания Рима (180 г. до н.э.); впоследствии оно было отменено Суллой.

Во времена Цезаря трибуны легиона были молодыми людьми, некоторые из них – довольно малоопытными в военном деле. Это объясняет, почему в трудные времена их заменили во главе легиона испытанными офицерами (legati).

В императорскую эпоху военный трибунат продолжал предоставляться молодым людям сенаторского класса, которые таким образом довольно легко проводили обязательный срок военной службы, необходимый для вхождения в сенат. Для их поступления в легионы требовался минимальный возраст 18 лет. В ранней Империи они занимали иногда, до получения трибуната, одну из должностей вигинтивирата ("коллегии двадцати мужей": 10 судей низшей инстанции, 4 заведующих содержанием дорог, 3 – чеканкой монеты. 3 – общественными работами); в других случаях трибунат предшествовал вигинтивирату; начиная с Флавиев, сенаторская карьера никогда не начиналась с трибуната.

Трибуны такого рода назывались трибунами laticlaves (laticlavia="тога с широкой пурпурной каймой"). Их встречают до эпохи императора Александра Севера; несомненно, они исчезли одновременно с легатами во времена Галлиена.

При Республике военные трибуны уже в силу своего звания имели ранг всадников и право носить золотое кольцо. То же самое было и при императорах для трибунов латиклавов.

Но рядом с этими молодыми сенаторами можно было встретить в качестве трибунов и людей, которые уже провели определенное количество лет на военной службе в звании унтер-офицера или младшего офицера. Это еще один результат реформ Августа. Он хотел таким образом обеспечить легион опытными командирами. Поэтому он постановил, что молодые люди из семей всадников или обладающие их цензом и те, кто претендовал на ранг всадника вследствие предыдущей службы, могли начать карьеру всадника только с военной службы в качестве офицеров [eques]. Он вменил им в обязанность, в числе прочих, и должность трибуна легиона [a militiis]. В начале Империи трибунат был последней (низшей) ступенью этой карьеры, затем стал предпоследней. В противоположность трибунам из сенаторских семей, военные трибуны всаднического происхождения назывались angusticlaves ("с узкой пурпурной полосой" на тунике).

Роль трибунов была одновременно военно-командной и административной или, скорее, часть трибунов легиона, преимущественно латиклавы, занималась административной работой, другим, ангустиклавам, были поручены чисто военные обязанности; однако те авторы, которые рассказывают нам о функциях трибунах, не делают такого различия. Эти функции следующие:

1. Чисто военные: руководить легионом и его различными подразделениями в походе и на поле боя; проверять сторожевые посты, которые охраняют лагерь и наблюдают за округой; обучать новобранцев и руководить учениями; принимать участие в военном совете и трибунале легиона.

2. Административные: вести списки солдат, имеющихся в наличии; давать увольнение со службы; распределять отпуска; заботиться о снабжении продовольствием и присматривать за госпиталем.

Прежде всего в административном качестве трибунам были нужны нестроевые помощники и военные писари. В штабе за трибунами были закреплены beneficiarii, один commentariensis и один cornicularius, начальник librarii.

Префект лагеря. Императорский устав, который сделал легионы постоянными и назначил каждому из них постоянный лагерь, имел следствием создание специальной должности заведующего этим лагерем. Его обязанности не требовали блестящих офицерских способностей, но предполагали человека очень опытного и в совершенстве знающего все тонкости службы; поэтому префекта выбирали не из знатных молодых людей или будущих прокураторов всаднического сословия, а из бывших центурионов, обычно даже из бывших примипилов. В I веке, когда многие легионы занимали один и тот же лагерь, в провинции было столько префектов легиона, сколько castra stativa (постоянных лагерей). Но во II веке положение изменилось: Домициан решил, что отныне каждый легион будет располагаться в своем собственном особом лагере, поэтому каждый легион обзавелся своим praefectus castrorum. Начиная с этого времени, такие офицеры получили звание praefectus castrorum legionis или, вследствие сокращения при Септимии Севере, praefectus legionis.

Текст Вегеция, подтверждаемый надписями и рассеянными у древних авторов упоминаниями, сообщает нам, что praefectus castrorum возглавлял все внутренние службы, призванные поддерживать в порядке лагерь, его строения и бараки, и имущество легиона. Он принимал решение о месте расположения лагеря, высоте vallum и ширине рва; он занимался размещением по казармам солдат и их багажа; больными и врачами, закрепленными за госпиталем; повозками, инструментом, лесоматериалами и строительными материалами; местным водоснабжением, военными машинами и т.д. В этом заключались его административные функции. Также ему было поручено поддерживать дисциплину в лагере; на этом основании он обладал определенными юридическими полномочиями, однако довольно ограниченными. Его ставили во главе отрядов легионеров, направляемых в поле прокладывать дороги или строить мосты. Изредка он принимал участие в военных операциях; обычно во время боя он находился в лагере с резервом, готовый двинуться во главе его на помощь легиону, если его присутствие становилось необходимым.

Префект лагеря мог в некоторых случаях замещать отсутствующего легата. Это было правилом в Египте, куда представители сенаторского сословия не допускались формальными установлениями: легионы, расквартированные в этой стране, всегда возглавлялись только префектом. То же самое правило действовало и для Парфянских легионов, созданных Септимием Севером, и для всех других после правления Галлиена, который решил, как уже было сказано выше, упразднить должность легата легиона. Praefecti castrorum, или скорее praefecti legionis, приняли тогда звание vice-legatorum, встречающееся в надписях между Галлиеном и Диоклетианом.

Штабная канцелярия (officium) префекта лагеря состояла из beneficiarii, одного commentariensis и одного cornicularius, начальника канцелярии из librarii.

 

С. Младшие офицеры.

Центурионы. Я объяснял выше, что центурия была основным подразделением примитивного легиона и легиона Сервия Туллия. Командир, руководивший центурией, естественно, носил имя centurio. Когда манипула стала тактической единицей, центурия сохранилась как подразделение манипулы и каждая манипула стала насчитывать двух центурионов, командующий правым крылом был prior, левым – posterior. С другой стороны, солдаты делились на три категории: triarii или pili, principes и hastati; следовательно, было 20 центурионов pili, 10 priores и 10 posteriores, которые различались между собой номером манипулы: pilus prior prioris centuriae и pilus posterior prioris centuriae, pilus prior secundae centuriae и pilus posterior secundae centuriae, и т.д. То же самое относится и ко всем другим типам манипул.

Иерархия центурионов определялась одновременно разрядом, к которому они принадлежали (pili, principes, hastati), и рангом внутри каждого из разрядов; однако нет полного согласия в том, каким образом они повышались в чине. Одни утверждают, что центурионы должны были проходить последовательно или, по меньшей мере, ступеньками 10 степеней центурионов posteriores у гастатов, затем 10 степеней центурионов posteriores у principes, затем 10 степеней центурионов posteriores у pili, чтобы вновь начать с самого младшего из центурионов prior и через все манипулы гастатов, принципов и pili подняться до звания primus pilus. Другие придерживаются мнения, что надо было пройти все ступени иерархии внутри разряда гастатов (decimus hastatus prioris centuriae, decimus hastatus posterioris centuriae, nonus hastatus prioris centuriae, nonus hastatus posterioris centuriae и т.д.), затем внутри разряда принципов и, наконец, внутри разряда pili.

Деление на когорты, которое было введено в конце Республики, привело к новым изменениям в классификации центурионов. Их продолжали делить на priores и posteriores, определять как hastati, principes и pili, хотя различие между этими видами легионеров потеряло всякое значение; но их оценивали по званию, которое они имели внутри своей когорты, и именно внутри когорты они проходили по лестнице чинов, установленной древними традициями. Последней когортой была, естественно, десятая, а первая была наиболее почетной; таким образом, используя собственные выражения Цезаря, octavi ordines, например, то есть центурионы восьмой когорты, принадлежали к категории inferiores ordines, а центурионы пяти первых когорт составляли superiores ordines. Центурионы первой когорты, которая включала в свой состав примипила, носили звание primi ordines; они занимали в легионе исключительное положение, принимали участие в военном совете и во многих случаях получали от командующего ответственные поручения.

Эта иерархия центурионов сохранилась и при Империи. Единственное внесенное изменение было результатом численного увеличения первой когорты. При этом новом распорядке количество центурионов было уменьшено до пяти, pilus posterior был поглощен primus pilus. Отныне легион насчитывал 59 центурионов, образующих следующую таблицу:

 

Cohors I.

Primus pilus.

Centurio princeps prior.

Centurio hastatus prior.

Centurio I princeps posterior.

       –        hastatus posterior.

Cohors VI.

Centurio VI pilus prior.

        –        princeps prior.

        –        hastatus prior.

        –        pilus posterior.

        –        princeps posterior.

        –        hastatus posterior.

Cohors II.

Centurio II pilus prior.

        –        Princeps prior.

        –        hastatus prior.

        –        pilus posterior.

        –        Princeps posterior.

        –        Hastatus posterior.

Cohors VII.

Centurio VII pilus prior.

        –        princeps prior.

        –        hastatus prior.

        –        pilus posterior.

        –        princeps posterior.

        –        hastatus posterior.

Cohors III.

Centurio III pilus prior.

        –        Princeps prior.

        –        hastatus prior.

        –        pilus posterior.

        –        Princeps posterior.

        –        hastatus posterior.

Cohors VIII.

Centurio VIII pilus prior.

        –        princeps prior.

        –        hastatus prior.

        –        pilus posterior.

        –        princeps posterior.

        –        hastatus posterior.

Cohors IV.

Centurio IV pilus prior.

        –        Princeps prior.

        –        hastatus prior.

        –        pilus posterior.

        –        Princeps posterior.

        –        hastatus posterior.

Cohors IX.

Centurio IX pilus prior.

        –        princeps prior.

        –        hastatus prior.

        –        pilus posterior.

        –        princeps posterior.

        –        hastatus posterior.

Cohors V.

Centurio V pilus prior.

        –        princeps prior.

        –        hastatus prior.

        –        pilus posterior.

        –        princeps posterior.

        –        hastatus posterior.

Cohors X.

Centurio X pilus prior.

        –        princeps prior.

        –        hastatus prior.

        –        pilus posterior.

        –        princeps posterior.

        –        hastatus posterior.

 

При полном штатном составе, который не всегда имел место в действительности, каждый из этих центурионов командовал 80 людьми, кроме центурионов первой когорты, которые, как и прежде, были primi ordines. Среди них, по Вегецию, примипил возглавлял 400 человек, princeps prior или princeps praetorii – 150, primus hastatus – 200, primus princeps posterior – 150, primus hastatus posterior – 100.

Кроме 59 центурионов, положенных по уставу, вероятно, что легион имел и некоторое количество других, распределенных в соответствии со своими званиями между различными когортами, которым командующий поручал выполнение особых административных задач (centuriones supernumerarii).

В республиканскую эпоху в центурионы выслуживались из рядовых; в капитаны выбирали тех, чья доблесть и военные качества, проявленные в предыдущих походах, обращали на себя внимание командующего. При Империи наибольшая часть должностей центуриона все еще давалась тем же образом: император предоставлял это звание тем, кто проявил себя на различных низших должностях легиона или даже отдельных частей. Но определенное число центурионов принадлежало к более высокому социальному классу, к семьям всаднического сословия. Вместо того, чтобы начать свою карьеру обычным образом, в должности префекта вспомогательной когорты, они предпочитали поступить в армию в качестве центуриона легиона, привлеченные преимуществами этого звания: это centuriones ex equite romano надписей.

Повышение редко происходило на том же самом месте. Обычно центурионы проходили большое число легионов, причем каждому перемещению соответствовал переход на более высокую ступень иерархии.

Роль центурионов была прежде всего и главным образом военной: они командовали и управляли своими подразделениями. Именно поэтому Вегеций сообщает нам, что их главным занятием было поддерживать дисциплину и руководить учениями; они следили за одеждой и обувью своих людей; требовали, чтобы оружие было хорошо начищено и блестело; в другом месте он говорит, что центурионы руководили проведением рва вокруг лагеря и наказывали солдат, которые работали с небрежностью. По Ювеналу, они вершили суд; впрочем, виноградная лоза, знак их звания, достаточно указывает на их право принуждать. Но, кроме функций, прямо соответствующих их положению, центурионам часто поручались особые задачи либо главнокомандующим, либо римскими властями, либо даже властями провинции. Надписи показывают нам их во главе конюшни легата [strator], или во главе его личной охраны (curam agens peditum singularium, exercitator, praepositus equitum singularium), управляющими оружейными мастерскими (curator opificium), или горнорудными разработками, занятыми прокладкой дорог, или улаживанием пограничных споров, замещающими префекта легиона, командующими когортами, крыльями (алами), иррегулярными войсками, отдельными отрядами, часто крупными, и т.д.

Среди различных центурионов два заслуживают особого упоминания: primipilus и princeps praetorii.

Первый, как мы видели, командовал значительно большим количеством людей, чем его коллеги; более того, он обладал определенной властью над ними; именно ему была доверена охрана орла, который являлся как бы сборным пунктом легиона [signa militaria]; он давал сигнал к выступлению, на марше находился во главе армии, во время боя – в первой линии; именно он распоряжался подачей звуковых сигналов, касающихся всех когорт. Поэтому Дионисий Галикарнасский мог сказать, что примипил руководил 60 центуриями [primipilus].

Что касается princeps praetorii, он занимался, как кажется, преимущественно административной работой "ad quem prope omnia quae in legione ordinata sunt pertinent" ("на кого возложено почти все, относящееся к наведению порядка в легионе"). Поэтому это единственный из центурионов, рядом с которым находят писцов (librarii) в количестве двух. В другой работе я уже упоминал, что его имя фигурирует, по этой самой причине, на имуществе легиона наряду с именем легата.

Известно, что должность центуриона и, особенно, примипила считалась очень прибыльной. Более или менее законные доходы, которые можно было из нее извлечь (освобождение от тяжелых работ за деньги), доля в военной добыче, солидное жалованье и выплаты при увольнении, которые гарантировала эта должность – все это делало ее объектом соперничества для мелкой буржуазии императорской эпохи.

Опционы. Лейтенант пехоты, помощник центуриона, назывался опционом (optio="свободный выбор"). Qui ex eo tempore [quo] quem velint centurionibus permissum est optare, etiam nomen ex facto sortitus est" ("те, кого центурионам разрешено выбирать по собственному желанию и сообразуясь с текущими обстоятельствами, и даже само их имя происходит из этого"), – говорит Фест. Прежде они назначались военными трибунами, сообщает тот же самый автор; что не доказывает ни их исчезновение после того, как центурионы получили право их назначать, ни что прежде трибуны не советовались официально с центурионами по вопросу их назначения. При Империи право назначения, естественно, принадлежало императору [imperator].

Считают, что обычное число опционов, по крайней мере, постоянных, было равно числу центурионов, то есть 60 до Империи, 59 после.

На должность опциона поступали с одной из должностей principalis; из опционов довольно часто становились центурионами.

Наряду с регулярными (или боевыми) опционами встречается определенное количество исполнителей чисто административных обязанностей (optio valetudinarii, т.е. "опцион по больным", optio navaliorum, т.е. "корабельный опцион", optio custodiarum, т.е. "опцион стражников", и т.д.).

Офицеры конницы.

Декурионы. В эпоху, предшествующую гражданской войне, всадники легиона, разделенные на тридцать турм, возглавлялись декурионами: каждый декурион командовал девятью своими товарищами, и первый декурион назначался командиром турмы [eques]. Сохранялся ли этот порядок в императорскую эпоху? Я упоминал в другой статье, следуя в этом мнению нескольких древних авторов, что в эту эпоху конницей все еще командовали декурионы, один на турму [eques]. Но эта система была разбита недавно М. фон Домашевски, который не верит в существование турм вне вспомогательных войск и помещает всадников легиона под командование центуриона.

Опционы. Если существовали декурионы, то именно им были приданы optiones equitum, чье существование доказано эпиграфическими текстами. В противном случае они, как и другие опционы, находились под командованием центурионов, очевидно центурионов, которым была поручена конница.

 

D. Унтер-офицеры.

Ниже центурионов находится весь ряд унтер-офицеров или специалистов, которых обозначали термином principales: прежде всего, опционы, которых мы уже рассматривали, и рядом с ними:

1. Tesserarius, выполняющий обязанности нашего старшего сержанта. Он был один на центурию. Он получал приказы от старших начальников и передавал их по назначению; ему давался пароль, записанный на тессере (дощечке для письма), который он сообщал всем воинам, откуда и его наименование [tessera].

2. Знаменосцы; в первую очередь aquilifer ("орлоносец"), которому был доверен легионный орел; signiferi, которые носили signa ("значки") манипул; imaginifer, которому в первой когорте были доверены изображения императора; vexillarius, которому было поручено vexillum ("знамя", от velum="парус") , приписанный к всадникам или подразделениям легиона [signa]. Эти унтер-офицеры были одновременно счетоводами, так как они заведовали сбережениями, помещенными легионерами под защиту знамен; отсюда и присутствие рядом с ними учеников-знаменосцев, discentes.

3. Инструкторы (campidoctor) и начальники манежа (basilica equestris).

4. Начальник музыкантов (optio) и различные виды музыкантов [tubicines, cornicines, bucinatores].

5. Врачи, medicus ordinarius [medicus].

6. Прикомандированные специалисты инженерного профиля: architectus, которому были поручены постройка и благоустройство военных зданий; librator или геометр-землемер [librator], mensores ("измерители") или metatores ("межевщики"), чья роль была примерно такой же [mensores].

7. Охранники оружия [armorum custos], начальники над рабочими, poliones, и управляющий арсеналом (optio navaliorum).

8. Speculatores ("наблюдатели", "разведчики"), в количестве десяти на легион, предназначенные исполнять или надзирать за исполнением смертной казни.

9. Жрецы и их помощники, гаруспики (гадатели) и приносящие жертвы.

10. Приказчики по продовольственному снабжению, главным образом pecuarii, чьей задачей было надзирать за содержанием и приростом легионных стад, и venatores, охотники, обеспечивающие дичью своих товарищей в некоторых легионах и, особенно, отдельных отрядах.

11. Evocatus ("вызванный", "приглашенный"); в легионе была только одна такая должность с административными обязанностями, которые еще не вполне выяснены [evocati].

12. Marsi, специалисты по войне в Африке.

Продвижение по службе между этими различными званиями или должностями, не будучи строго установлено, было, тем не менее, подчинено определенным правилам, исходящим из значимости каждой должности. Следующая таблица дает представление об их иерархии.

 

Из

adjutor officii rationum

становятся  

cornicularius praef. castrorum

aquilifer

curator veteranorum

architectus

tesserarius

armorum custos

signifer

commentariensis legionis

quaestionarius

commentariensis praef. leg.

optio

cornicularius legionis

centurio

evocatus Augusti

centurio

librarius

tesserarius

optio

centurio

signifer

signifer

aquilifer

signifer

centurio

optio navaliorum

speculator

comment. cos.

cornicularius leg.

tesserarius

optio

 

E. Солдаты.

Я долго объяснял в другой статье, как набирались легионы во все периоды римской военной истории [dilectus]. Здесь я только напомню, что римский легионер – по своей сути гражданин. При Республике до Мария это гражданин – собственник определенного имущества; после Мария он мог быть и пролетарием. Позднее, если по какой-либо причине оказывалось необходимым зачислять в легионеры неграждан, занимавшийся этим полководец начинал с того, что даровал им римское гражданство. Этот прием был впервые использован Помпеем во время войны с Митридатом: дошли даже до того, что были созданы легионы, состоящие полностью из перегринов, вдруг превращенных в граждан (legiones vernaculae, "местные легионы", то есть набранные на месте, а не в Италии). Принцип гражданства сохранился и при Империи, но его обходили точно так же, как это делали полководцы конца Республики. Когда граждан-добровольцев было недостаточно, чтобы заполнить вакансии в легионах, набирали перегринов, при условии, что они родились в городе и от свободных родителей; и было принято, что вступление в легионы дает и право гражданства. Обычно таким способом доукомплектовывали только некоторые подразделения. Два раза, однако, так были набраны два легиона полностью: легионы I Adjutrix и II Adjutrix, оба состоящие из солдат флота; чтобы понять это отклонение от нормы, надо отдавать себе отчет в обстоятельствах, которые заставили прибегнуть к этому крайнему средству.

Я также исследовал в статье dilectus, каков был возраст новобранцев. Я пришел к выводу, что самой нижней возрастной границей были тринадцать лет, верхней – тридцать шесть и средним возрастом двадцать лет.

Для поступления на службу в легионе требовался рост пять футов десять дюймов (172,5 см): Вегеций указывает этот размер для всадников легиона и солдат первых когорт. Другие не делают подобного различия.

После набора рекруты приносили военную присягу; до зачисления в тот или иной легион они носили название tirones. Из них создавали особое подразделение [vexillatio], чтобы вести их к месту назначения или обучать началам ремесла (vexilla tironum). После чего им назначали место в легионе, вносили их имена в матрикульную книгу (реестр) армии и позже выжигали их на теле раскаленным железом. Так они приобретали право на звание milites. Затем они привлекались к всякого рода упражнениям, призванным подготовить их к войне. Вегеций детально рассказывает об этой подготовке. Я коротко рассмотрел данную тему в другой работе.

Когда солдат приобретал, посредством специального обучения, достаточно большой опыт, он получал прозвище armatura; установлено, что это слово, которое также означает совокупность упражнений, необходимых для совершенствования в искусстве войны, применялось и к человеку, обозначая элитного солдата.

Легионы пополнялись и другим видом рекрутов: под именами supernumerarii, adscriptitii, accrescentes ("сверхчисленные", "приписанные", "добавочные") обнаруживают пригодных к службе и обученных молодых людей, которые получали меньшее жалованье, чем солдаты, и были готовы заполнить вакансии в регулярном штате, будучи своего рода запасной ротой. Их число доходило до ста или пятидесяти (на когорту?). Когда легионы начали набирать на месте расположения, очень вероятно, что этими заместителями преимущественно становились дети легионеров, рожденные в городах, выросших вокруг собственно лагеря (смотрите выше). Годфруа их сближает с familiae militum, упоминаемыми в кодексах.

У milites были свои категории. Среди них различают munifices и immunes.

Munifex называли того, кто подлежал всем тяжелым работам, всем мелким деталям службы (munera militiae); immunis, напротив, был освобожден от них полностью или частично. Это освобождение часто покупалось, и было одним из наиболее важных источников дохода центурионов. Между этими людьми существовало и другое разделение. Одни получали, в качестве особого поощрения, двойное жалованье – это были duplarii или duplicarii, другие – полуторное жалованье обычных солдат (sesquiplicarii). Эта привилегия предоставлялась, как считают, по большей части тем, кто повторно стал добровольцем [emeriti], или тем, кто вернулся на службу после того, как получил отставку (evocati). При Республике, в самом деле, часто случалось, что полководцы вновь призывали на службу ветеранов и вводили их в состав уже существующих легионов, чтобы их усилить. Так поступали Марий, Помпей, Цезарь, такие случаи имели место и во время борьбы триумвиров [evocati]. Естественно, в обмен за дополнительную службу им предлагали крупные преимущества. При Империи это делалось еще несколько раз. Напротив, нередким явлением было удерживать в армии солдат и унтер-офицеров после завершения срока их службы. Пока им не предоставили формальную отставку, их сохраняли в их прежнем положении; но если они получали свою missio [veterani], тогда, с правовой точки зрения, они не были больше и не могли быть солдатами, и из них формировали специальные подразделения со знаменем vexillum и с особыми офицерами. Это были элитные войска, к помощи которых прибегали в затруднительных обстоятельствах.

Публикация:
Le Dictionnaire des Antiquités Grecques et Romaines de Daremberg et Saglio, Tome 3, vol. 2, pp. 1047-1093; XLegio © 2001