ХLegio 2.0 / Метательные машины / Античность / Каменные ядра из Арташата

Каменные ядра из Арташата

А.М. Акопян

Во время раскопок древнего Арташата найдено свыше 100 каменных ядер и их обломков, однако они не привлекали к себе должного внимания исследователей 1. Находки подобного рода больше нигде в Армении не засвидетельствованы.

Каменные ядра являлись метательным оружием, причем их форма, размеры и обработка в различные эпохи оставались неизменными. Ядра трудно датировать, если они не найдены непосредственно в слое. Во многом затруднена также и классификация ядер. Известно, что в древности в качестве метательного оружия часто использовали любые, сколько-нибудь подходящие по форме камни 2, поэтому зачастую трудно выделить какие из них были ядрами, а какие просто булыжником, хотя одно другого не исключает 3. Найденные, например, на холме 1 Арташата округлые камни вымостки, во время осады вполне могли служить для защитников города метательным оружием, что в античную эпоху было обычным явлением 4.

Основную массу каменных ядер из Арташата составляют находки с наиболее исследованных холмов I и VIII. Немногие экземпляры обнаружены на холмах IV, V и VII. Обычно ядра находили недалеко от крепостных стен с внешней и с внутренней стороны (холм 1), в помещениях, прилегающих к крепостным стенам (холмы V, VIII) и реже во внутренних городских кварталах. По своим размерам, весу, обработке и способу использования все арташатские ядра можно подразделить на пять групп 5.

Первая группа — ядра весом от 4,5 до 6 кг и диаметром от 13,5 до 16 см — является самой малочисленной. Найдено всего 6 экз. этих снарядов, из ннх пять — под крепостной стеной холма 1, одна — случайная находка 6. Они представляют собой обработанные камни из тяжелых пород, чаще всего базальта или мрамора. Эти породы камней в изобилии представлены на арташатских холмах, и в ближайшей к городу округе. Они трудно поддаются обработке, поэтому мастер, очевидно, только приблизительно придавал им форму шара. Подобного же калибра ядра обнаружены при раскопках акрополя Пергама 7.

Интерес представляет базальтовое ядро яйцеобразной формы, одна часть которого плоская, так что оно устойчиво может стоять на ней (рис. 1, 7). Это обстоятельство наводит на мысль, что данное ядро могло быть использовано в качестве гири. Его вес (4,470 кг) приблизительно равен весу 10 мин (аттических) и не исключено, что первоначально заготовленное как ядро, во вторичном использовании оно служило гирей. В то же время исследования показали, что вес ядра в 10 мин (около 4,4 кг) является наиболее выгодным весом для камнеметов типа баллист и онагров, так как при этом достигалась большая точность стрельбы с достаточным разрушительным действием 8.

Ко второй группе ядер мы отнесли ядра, весом от 1,800 до 3,500 кг. Диаметр их колеблется в пределах 10—12 см. Как правило, это хорошо обработанные камни в форме шара, чаще всего из местного, несколько желтоватого цвета, известняка. Однако есть экземпляры также из базальта и мрамора. По-видимому, для ядер применялась любая порода камней, имевшаяся вблизи, хотя Вегеций советует для метания подбирать камни тяжелой породы (например, собирать круглые камни из реки) 9.

Ядра второй группы найдены в различных местах Арташата, но наибольший интерес представляют ядра, найденные непосредственно в культурном слое. Так, при раскопках холма V в 1981 г., в помещении близ крепостной стоны, на глубине 30-40 см от дневной поверхности, было найдено известняковое ядро, весом 1,880 кг и диаметром 12 см (рис. 1, 3). Слой этот, вероятное всего, относится ко второй половине II в. н. э., судя по позднепарфянской монете, найденной рядом с этим помещением 10. В помещении, где было найдено ядро, заметны следы разрушения. Можно предположить, что ядро было брошено камнеметом во время осады города римскими войсками в конце 163 г. н. э. 11 Дальнобойность, например, онагра, метавшего ядро весом 1,5 кг, доходила до 350 м 12 и была рассчитана на поражение живой силы противника и разрушение легких деревянных покрытий при осаде и обороне. Иногда обстрелом из камнемета можно было разрушить и наскоро сооруженную стену из необработанных камней 13.

Ядра, подобные ядрам второй группы, найдены во многих районах античного мира, в том числе нередко в культурных слоях. Так, ядро из плотного известняка-ракушечника точно такого же веса и диаметра, что и вышеописанное арташатское, обнаружено при раскопках Пантикапея в слое, относящемся, очевидно, к I в. н. э.14 В последующие годы здесь было найдено еще несколько ядер подобного калибра 15. Известны находки также из Фанагории 16, Нимфея 17 и Харакса 18. Около 2,5 тыс. ядер из местного известняка найдено на берегу военной гавани Карфагена, причем среди них основную массу составляли ядра от 10 до 30 см в диаметре 19. Поскольку античные камнеметы допускали некоторые различия в весе и форме снарядов, то не удивительно, что отдельные экземпляры плохо обработаны и имеют довольно значительные отклонения в весе. Наиболее многочисленной является третья группа арташатских ядер, вес которых от 0,40 до 1,50 кг при диаметре 7-8 см. Предполагается, что ядра подобного калибра «имели универсальный характер и, в зависимости от обстоятельств, могли быть брошены малыми камнеметами, вручную или при помощи пращи» 20. Все они хорошо обработаны н имеют форму чуть приплюснутого шара. Основная масса этих ядер изготовлена из местных пород известняка, а более тяжелые ядра, при одинаковом диаметре с известняковыми, изготовлены из базальта или мрамора.

 

Рис 1. Каменные ядра, Арташат

1,2 - первая группа; 3-5 – вторая группа

 

Ядра третьей группы в большом количестве найдены на холме VIII Арташата. Привлекают внимание ядра этой группы с крестообразными отметками (рис. 2, 2). Вес их 440 г, диаметр — 80 мм, с двух сторон поверхность заглажена так, что получается впечатление некоторой приплюснутости. На одной стороне процарапан крестик, а на противоположной поверхности — небольшое углубление, сделанное острым инструментом. Тщательная обработка, отметка, углубление (сделанное, возможно, для «подгонки» веса) и, наконец, вес, равный аттической мине, позволяют предположить вторичное использование этих ядер в качество гирей. К такому же предположению пришел Н.И. Сокольский, изучая пантикапейские ядра подобных размеров и веса 21.

Эта группа арташатских ядер по форме и калибру очень близка находкам из античных городов Северного Причерноморья: Пантикапея 22, Илурата 23, Кеп 24, Суворовского городища 25. Интересные находки ядер, по весу и диаметру аналогичные арташатской третьей группе, сделаны в Маргиане 28 и Хорезме 27. Известны ядра и с территории Парфии 28 . Они отличаются от вышеописанных тем, что основная их масса изготовлена из глины, причем иногда и из необожженной. В Хорезме найдены и каменные ядра 29.

Таким образом, ядра подобного типа были широко распространены во всем античном мире. Судя по слоям, в которых они найдены, их применение относится к довольно широкому хронологическому диапазону: от II в. до н. э. до IV в. н. э. В больших городах и крепостях имелись, видимо, специальные мастерские по изготовлению таких ядер. Если учесть, что на холме VIII Арташата располагался один из ремесленных кварталов города 30, то не исключено, что здесь также была мастерская по изготовлению ядер. Подобные же мастерские имелись при римских легионах 31. Поскольку ядра такого же калибра являлись также индивидуальным оружием, то их изготовляли, вероятно, сами воины. Считается, что вес ядра в пределах 0,5—1,0 кг наиболее эффективен для метания вручную, так как более тяжелые камни нельзя кинуть достаточно далеко и с большой скоростью, а камни меньшего размера не могли дать достаточной силы удара, ибо последняя складывается из произведения массы ядра на скорость полета 32. Естественно, полной стандартизации веса не требовалось.

 

Рис. 2. Каменные ядра, Арташат

1-3 - третья группа; 4-8 - четвертая группа; 9-11 - пятая группа

 

К четвертой группе мы относим ядра весом от 75 до 350 г, с диаметром 3—5 см. Эти ядра также многочисленны и предназначались, по-видимому, для метания пращой. В древнем мире праща получила распространение довольно рано. Достаточно привести свидетельства Авесты, где в перечне оружия воина упоминается праща, с числом прилагаемых к ней ядер, равным тридцати 33, и Курция Руфа, рассказывающего, что среди воинов Дария III, преследуемого Александром Македонским, был отряд, вооруженный пращой 34. Ядра для пращей не всегда имели форму правильного шара, однако это не значит, что они не могли применяться в качестве метательного оружия. Известно, что из пращи зачастую метали и простые булыжники 35, а найденные в Карфагене глиняные ядра в количество до 20 тыс. и размерами 4х6 см, были яйцевидной формы36. Арташатские ядра для пращей также не составляют исключения. Здесь встречаются и просто шарики, и чуть приплюснутые, и яйцевидной формы (рис. 2, 4-8). Часть таких ядер хорошо обработана и имеет гладкую поверхность, что не исключает возможность их использования в качестве терок и лощил. Аналогичный случай зафиксирован в Хорезме, где ядра во вторичном использовании употребляли как терки 37. То же самое можно сказать и для некоторых экземпляров ядер такого же калибра, найденных на Керченском полуострове 38. Однако нет сомнений в том, что подавляющая часть таких ядер являлась метательными снарядами для пращей. Характерной особенностью ядер III и IV групп является то, что в отличие от двух предыдущих групп, эти ядра найдены не только при раскопках крупных городов, но и мелких крепостей и поселений 39, а также в некрополях, в качестве оружия погребенного 40.

К пятой группе ядер из Арташата мы отнесли ядра, изготовленные из легких пород камней (туф, пемза), вес которых до 150 г, а диаметр достигает до 11 см (рис. 2, 9-11). Скорее всего, эти ядра применялись для метания из пращи. На них видны следы сколов и выбоин от ударов при метании, однако ядра эти в силу своих размеров и веса не могли иметь достаточной ударной силы. Их число не велико и можно предположить, что подобные ядра специально не изготовлялись, а были использованы постольку, поскольку оказались «под рукой» у защитников города, том более, что обработаны они не тщательно, а как бы наспех.

Известно, что метательные торсионные машины в основном изготовлялись из дерева (за исключением скрепляющих металлических частей) 41, вследствие чего на находки самих метательных машин при раскопках античных городов и поселений надеяться не приходится. Поэтому каменные ядра и впредь будут оставаться основным источником для изучения метательных машин.

 


 

1. Информация о каменных ядрах см.: Аракелян Б. Н. Древний Арташат. Ереван, 1975, с. 22, рис. 10 (на арм. яз.).

2. Veget. De re milit., IV, 8.

3. Блаватский В. Д. Харакс.— МИА, 1951, № 19, с. 251.

4. См.: Блаватский В. Д. Осада и оборона в античном Причерноморье. — КСИИМК, 1947, XVI, с. 92.

5. Рассматриваются только те ядра, которые по своей форме и обработке явно могли служить метательным оружием.

6. Большинство арташатских ядер хранится в с. Покр Веди Араратского района, в музее Арташатской археологической экспедиции.

7. В Пергаме был обнаружен склад каменных ядер в количестве 894 экз. Размеры их делятся на семь групп. См.: Wiegand Th. Rericht über die Ausgralnmgen in Pergamon, 1927.— Abh. cler Pr. Ak. Phil.-1st. KL, 1928, N 3; Болдырев А. В., Боровский Я. И. Техника военного дела. — В кн.: Эллинистическая техника. М.; Л., 1948, с. 289, 290.

8. Болдырев А. В., Боровский Я. М. Техника военного дела, с. 293.

9. Veget De re milit, IV, 8.

10. Особенности иконографии и легенда искаженными греческими буквами заставляют относить монету ко времени не ранее Вологеза III (105—147 гг. н. э.).

11. История армянского народа. Ереван, 1971, т. I, с. 783.

12. Болдырев А. В., Боровский Я. М. Техника военного дела, с. 286.

13. Diod., XX, 87.

14. Сокольский Н. И. Каменные ядра из Пантикапея. — МИА, 1962, № 103, с. 242.

15. Сокольский Н. И. Каменные ядра..., с. 243, рис. 1.

16. Кобылина М. М. Раскопки Фанагории.— КСИИМК, 1951, XXXII, с. 237; Блават­ский В. Д. Каменное ядро из Санатории.— КСИИМК, 1951, XXXIX, с. 135, 136.

17. Сокольский Н. И. Каменные ядра ..., с. 243.

18. Блаватский В. Д. Харакс, с. 251; Он же. Очерки военного дела в античных государствах северного Причерноморья. М., 1954, с. 109.

19. Болдырев А. В., Боровский Я. М. Техника военного дела, с. 291.

20. Сокольский Н. И. Каменные ядра ..., с. 246.

21. Там же, с. 247.

22. Там же, с. 245.

23. Гайдукевич В. Ф. Илурат.— МИЛ, 1958, № 85, с. 72, рис. 63, 2.

24. Сокольский Н. И. Раскопки в Кепах в 1957 г.— КСИИМК, 1960, № 78, с. 56.

25. Блаватский В. Д. Первый год работы Синдской экспедиции.— КСИИМК, 1952, XIV, с. 74.

26. Матсон В. М. Древнеземледольческая культура Маргианы.— МИА, 1959, № 73, с. 41, 71, табл. XXXVI.

27. Кой-Крылган кала. М., 1967, с. 137 и сл.

28. Усманова 3. И. Керамические ядра из Мерва.— Тр. ТашГУ, нов. сер., вып. 172, исторические науки, кн. 37 (Археология Средней Азии V), Ташкент, I960, с. 32-43.

29. Кой-Крылган кала, с. 137.

30. Аракелян Б.Н., Хачатрян Ж. Д. Раскопки Арташата.— АО 1978 г. М., 1979, с. 517.

31. Кой-Крылган кала, с. 137.

32. Сокильский Н. И. Каменные ядра ..., с. 246.

33. Sacred Books of the East ed. by Müller, t. IV. The Zend-Avesta, I. The Vendidad. Oxford, 1880.

34. Квинт Курций Руф. История Александра Македонского. М., 1963, с. 203 (V, VII, 4.)

35. Блаватский В. Д. Осада и оборона ..., с. 91.

36. Gauckler P. Nouvelles archives des missions scientifique et litterairos. Paris, 1908, XV, p. 569; Болдырев А. В., Боровский Я. М. Техника военного дела ..., с. 291, примеч. 1.

37. Кой-Крылган кала, с. 139.

38. Сокольский Н. И. Каменные ядра ..., с. 249.

39. Блаватский В. Д., Шелов Д. Б. Разведки на Керченском полуострове.— КСИИМК, 1955, 58., с. 109; Кругликова. И. Т. Работы Восточно-Крымского отряда Причерноморской экспедиции в 1957 г.— КСИИМК, 1960, 78, с. 69.

40. Сокольский Н. И. Каменные ядра ..., с. 249.

41. Болдырев А. В., Боровский Я. М. Техника военного дела, с. 286-291, рис. 103, 105, 106.

Публикация:
Проблемы античной культуры. М., 1986, стр. 232-237