ХLegio 2.0 / Библиотека источников / Тактика и стратегия / Тактика и стратегия. Книга вторая

Тактика и стратегия. Книга вторая


Маврикий (Перевод: М.А. Цыбышев)

Flavius Mauricius Tiberius Augustus. Strategicon (Φλάβιος Μαυρίκιος Τιβέριος Αύγουστος. Στρατηγικόν)

ОБ УПРАВЛЕНИИ КОННИЦЕЙ

ГЛАВА I.

О пользе и необходимости разделения войск на первую и вторую линии.

Leo Imp. Inst. XII, буквально.

 

При фронтальных столкновениях, в особенности кавалерийских, только неопытный полководец и сам страстно желающий ринуться навстречу опасности, будет иметь неосторожность строить войско только в одну линию – развернутым фронтом, да притом, не в исключительных случаях, а во всех, какие только могут представиться. Сражения выигрываются не превосходством в числе над неприятелем, не безрассудной храбростью, не рукопашной схваткой, как попросту некоторые думают, но, кроме Бога, опытностью в военном деле и искусством. При опытности, и хорошей разведывании можно и не вступая в открытый бой победить неприятеля, если только время, местность, внезапность и пр. т.п. 37 способствуют предупредить неприятеля. Предупредить неприятеля необходимо, выгодно и явно выказывает знание и доблесть вождя. Когда боевой порядок строится так искусно, что во всех случаях соответствует войску, бои и сшибки с неприятелем устраиваются осмотрительно, то неприятелю этим противопоставляется не только храбрость, но и искусство. Поэтому древние разделяли свои войска на друнгусы или меры и составляли их из различного состава мерии, смотря по обстоятельствам.

Так же располагаются в боевом порядке теперь Турки и Авары и, соблюдая этот вид строя, скоро могут остановить бегство своих передовых мерий, если бы таковое произошло в сражении. Они выстраивают боевой порядок не в одну линию, как Римляне и Персы, не вводят в бой сразу столько тысяч коней, но в 2 линии, а иногда сзади ставят и 3 линию, в особенности, когда численность войска достаточна, и таким образом готовятся к различному исходу сражения. Потому что в большинстве случаев сражение оканчивается неудачей вследствие того только, что все войско было выстроено в одну линию 38, в особенности, если оно вооружено только копьями. Ибо когда войско велико и занимает по фронту протяжение больше, чем необходимо, то тем труднее управлять им, чем более его численность, потому что оно занимает много места по фронту и части его не имеют связи между собой 39, вследствие чего оно легко приходит в расстройство еще до битвы. А если бы неприятель обошел какой-либо фланг или стремительно ударил в тыл или на оба фланга, то лишенным всякой помощи, потому, что поддержать некому, остается только броситься в постыдное бегство. К тому же и во время битвы, когда никто, судя по здравому смыслу, не может окинуть взором весь боевой порядок, так как он бесконечно растянут, может выйти, что некоторые банды оставят свои места, а это и для прочих может служить сигналом к бегству. Так как этим, повернувшим нет никакого расчета вернуться или приостановить бегство, потому что их никто не может увидеть и воротить обратно, то напоследок, как уже сказано, и все обратятся в бегство. Если считают, что при построении в одну линию воины лучше сделают свое дело и побьют неприятеля, то против этого можно сказать, что весь боевой порядок при столкновении нарушается и находящиеся в нем атаку производят нестройно; а если вдруг, как у Скифов принято обычаем, бегущие обратятся против тех, которые их до того преследовали; или какие-либо другие неприятельские части ударят из засады, то всем преследовавшим необходимо придется обратиться в бегство, потому что как сказано, не имеется поддержки, которая бросилась бы на перешедших так неожиданно в наступление. Правда – кажется, что построение в одну линию имеет большое преимущество в том, что по наружному виду очень сильно, неприятелю издали кажется огромным и, для умеющих, как следует, им воспользоваться, – пригодным для охвата неприятеля. Но все это прекрасно опровергается следующими доводами: как скоро будут две линии, согласно нашего описания, то будет и резерв 40 и Мы считаем, насколько можно судить об этом человеческим разумом, что вместе обе они принесут много пользы. Во-первых – находящиеся в первой линии будут сражаться смелее, потому что тыл их обеспечен 2-ой линией, а фланги плагиофилаками. Во-вторых, когда сзади стоит 2 линия, и легко может видеть повернувшихся назад, то никто из первой линий не может убежать: вследствие этого очевидно, что такой вид боевого порядка и усиливает, и подкрепляет, и приносит много пользы. А если случится, что 1-ая линия обратится в бегство или начнет отступать, то вторая линия ее поддерживает и помогает ей, собравшись с силами, двинуться вперед и неожиданно атаковать противника. А если тот опять повернется и внезапно нападет, то 2 линия, до тех пор бывшая позади и приводившая себя в порядок, снова бросится вперед – на защиту первой. Если бы 1-ая линия обратилась в бегство и совсем не могла бы, по расстройству, участвовать в сражении, то 2 линия может крепко и в порядке биться с неприятелем.

Идущему в атаку против хорошо устроенных сил необходимо сначала несколько расстроить стычкой весь боевой порядок неприятеля, поэтому-то и необходима 2 линия и следовательно это построение в 2 линии годится не только против неприятеля в равных силах, но и в более превосходных, как на это указывает отчасти здравый смысл, а отчасти и фигура построения. Однако, вероятно, найдутся некоторые, которые скажут, что когда 1-ая линия струсит и обратится в бегство, то и 2-ая линия тотчас легко будет опрокинута.

На это Мы ответим, что если и при построении в 2 линии, как Мы велим, это случай затруднительный, то чего же можно ожидать, если будет одна только линия и та побежит. Если бы опять кто сказал, что при разделении войска на 1 и 2 линии боевой порядок не будет плотен, то пусть рассудит, что ведь это может быть верно только тогда, когда войско разделяется на части и одна из них совершенно не участвует в бою. А Мы никакой части не отделяем, а только видоизменяем фигуру боевого порядка. И поэтому, обдумав хорошо те доводы, которыми руководствовались до сих пор при построении боевого порядка, Мы предлагаем это глубокое и прерывчатое двойное построение, 1 и 2 линии, никого не освобождающее от боя, но изменяющее только вид боевого порядка и, по сказанным причинам, придающее ему более устойчивости.

 

ГЛАВА II.

О расположении тагм в какой бы то ни было линии41.

Leo, XII.

 

По этим причинам конное войско надо, будь оно велико или мало, разделять на мерии или на меры, которые называют еще друнгусами.

Очевидно, что немало принесет пользы Главнокомандующему, если в войске все делается сообразно со здравым смыслом, в особенности, когда война предпринимается против воинственных народов. Имея большое войско, надо по возможности стараться о том, чтобы не дать сражения против еще больших сил. Затем, если кроме конницы будет и пехота, то боевой порядок надо строить так, как об этом изложено ниже. Если оно состоит только из конницы и сражаться надо против конницы же, то его надо разделять на три линии. Первая линия, называемая промахос, состоит из трех мер, разделенных каждая на три мерии. Средней мерой командует Гипостратег (Помощник Главнокомандующего), фланговыми же – мерархи среди подчиненных им мериархов.

 

ГЛАВА III.

О курсорах и дефензорах.

Leo, XII.

 

Каждая мера разделяется на три равные части: средняя часть – составленная из наилучших стрелков, называется дефензорами, а остальные две фланговые – курсорами.

 

ГЛАВА IV.

О плагиофилаках, гиперкерастах и об отрядах, назначаемых для устройства засад неприятелю с тыла или флангов.

Leo, VII.

 

В первой линии боевого порядка к левой мере, которую почти всегда неприятель старается обойти, надо ставить 2 или 3 банды для охраны ее фланга – (плагиофилаки) 42 и поддержки. К правой же мере – одну или две банды стрелков, называемых гиперкерастами 43.

Вторую же линию, называемую – вспомогательной, которая содержит около одной трети всего войска, надо согласно прилагаемому рисунку, разделить на четыре меры, которые отстояли бы друг от друга на интервал в полет стрелы. Эти меры должны равняться по фронту в прямую линию: сзади же, против обыкновенных нападений с тыла, располагают за обоими флангами 2 линии, на дистанции в полет стрелы, по одной банде нотофилаков, которые составляют третью линию (чертеж № 1).

Когда это необходимо для окончательной связи между собой мер 2 линии, чтобы она вся составляла одно целое, и части ее при движении не раздавались в стороны, в каждой из этих интервалов ставят по 1 или по 2 банды конницы, а если они достаточно велики, то и по 4, в особенности, если войско большое. Таким образом, если меры первой линии будут опрокинуты и явится необходимость поддержать их, то вышепоименованные три банды, стоящие в интервалах, очищают их и отходят на линию нотофилаков, а затем, как уже сказано – поддерживают отступающие части, принуждают возвратиться в битву бегущих и, наконец, вместе с нотофилаками прикрывают вторую линию от нападения с тыла и не дают ей разбежаться. Если войско обыкновенной численности, т.е. в 10-12 или 15 тысяч, то вторую линию надо составлять не из 4, а из 2 мер, чтобы был один интервал для отступающих. Если же мало – тысяч в 5, то вторая линия должна состоять, по крайней мере, из одной меры. Затем – 3 или 4 банды инсидиаторов (назначаемые для засад, для нечаянных нападений) надо выслать вперед на оба фланга боевого порядка. Как уже сказано, они частью парализуют засады, устраиваемые неприятелем нашему левому флангу, а частью и сами производят нечаянные нападения на его правый фланг, если местность этому благоприятствует. Кстати, надо заметить, что впору сделанное нападение на фланги или в тыл неприятелю, приносит ему больше потерь и имеет более решающее значение, чем фронтальный удар. Ибо если неприятель в меньших силах, то и тогда с трудом осмелится вступить в сражение, потому что будет уверен в том, что наше войско велико, так как решается открыто нападать на его большие и хорошо устроенные силы. Впрочем, в случае необходимости, даже при превосходстве над неприятелем в силах, не надо всеми силами вести атаку сразу только на его фронт, но и в тыл и на фланги 44. Фронтальный удар против какого угодно народа (войска), даже и меньшего числом, всегда опасен и не решителен. Таким образом, все конные тагмы составляют 1-ю и 2-ю линии боевого порядка, в особенности если войско велико, а кроме того разделяются на дефензоров, курсоров, плагиофилаков, гиперкерастов, на особые отряды для нечаянных нападений и, наконец, на нотофилаков.

 

ГЛАВА V.

О глубине строя.

Leo, XII.

 

Что же касается до глубины строя, то я установлю ее, как и древние, в четыре всадника, потому что, если будет больше, чем в 4, то остальные будут лишними и бесполезными. Так как от сзади стоящих не может быть, как в пешем строю, некоторого подталкивания, то протостаты 45 по неволе будут стеснены, потому что лошади не могут, как пехотинцы, своей грудью продвигать вперед стоящих перед ними, стрелки же по необходимости должны будут бросать метательное оружие вверх через стоящих впереди них, вследствие чего действие его будет совершенно слабо. Кто же сомневается в этом, то пусть попробует на опыте. Итак – глубина строя желательна, как сказано, в 4 всадника. Но так как иногда случается, что в тагме не много наберется храбрых, т.е. протостатов, пригодных для завязки боя, то поэтому надо назначать глубину строя, принимая во внимание качество тагм, и например, в союзнических, которые ставят обыкновенно в середине первой линии боевого порядка, делать в 7 всадников, а если у них найдутся сильные слуги, то и их ставить рядами между ними. Таким образом, левые декархии вспомогательного отряда конницы должны быть глубиной в 7 всадников, на правом же фланге из Иллирийцев – в 8. Таким образом, тагмы должны строиться по декархиям. Что же касается до более слабых по качеству, то они могут строиться по декархиям в 8 или 10 всадников. Если бы встретилась надобность в расположении нескольких из этих слабых тагм в первой линии, то их следует глубиной делать в 8-10 всадников. Тагмы же оптиматов, как поставленные в 2 линии и отборные, делать глубиной в 5 всадников. Впрочем, декархию достаточно было бы делать в 7 человек с 2 тяжеловооруженными. Когда же она ставится в первой линии, то должна иметь указанную глубину. Если в войске будут иноплеменники, то пусть строятся по своему обычаю, хотя лучше всего их назначать в курсоры или для нечаянных нападений. И так – глубину строя никогда не должно делать более чем в 8, или, самое большее, в 10 всадников, как бы ни были слабы тагмы и не менее как в 5, как бы ни были отборны, так как таковая глубина вполне естественна. То же самое и относительно протяжения первой линии. До настоящего времени она составлялась всегда из десяти одинаковых тагм, так что когда воины выстроятся к бою, то неприятельские разведчики легко могут по одним протостатам 46 определить число всего войска: по этому протяжение фронта 1 линии надо делать соразмерно с числом войска. Впрочем из излишка следует составлять 2 линию. Из выше сказанного очевидно, что тяжеловооруженные отделяются тагмами оптиматов, а могущие найтись более сильные слуги – тагмами союзников.

 

ГЛАВА VI.

О совместном жительстве воинов.

 

Ветеранов и в известном количестве молодых воинов надо помещать вместе, чтобы молодежь развивалась и обучалась строю.

 

ГЛАВА VII.

О вооружении.

Leo, XII.

 

Относительно же разницы в вооружении, протостат первой линии, стоящий за ним, т.е. второй и Урагос 47, должны быть вооружены копьями, остальные же средние – луками, если умеют стрелять из них, за исключением тех, которые со щитами 48, потому что не возможно как следует действовать оружием тому, кто, сидя на лошади, должен в левой руке держать щит и лук.

 

ГЛАВА VIII.

О депутатах (санитарах).

Leo, XII.

 

Из протостатов 1 линии надо выбрать так называемых депутатов, человек 8 или 10 из каждой тагмы, наиболее почтенных, неустрашимых, ловких и проворных, без оружия, которые следовали бы позади своих тагм на дистанции в 100 шагов; их обязанность – подбирать тяжело раненных в сражении, или лишившихся коней и не могущих сражаться, заботиться о том, чтобы их не раздавила 2 линия, наступающая сзади и о том, чтобы они не умерли от ран, при не подании помощи. Они должны получать от казны награду в 1 солид за каждого, кому окажут помощь. Затем, если вторая линия обратит неприятеля в бегство, то они должны подбирать оружие на том месте, где произошло столкновение 1 линии, и отдавать его декархам или протостатам своей тагмы и уже от них получать некоторую часть его для себя. Мы думаем, что протостаты вполне справедливо имеют право на эту привилегию, потому что при первой схватке более, чем остальные подвергаются опасности. Затем нет никакой выгоды в том, чтобы они сами слезали с коней для снимания вооружения с убитых и нарушали бы этим порядок в строю. Для того же, чтобы депутаты могли легче садиться на коней и брать с собой раненых, у них должно быть по два стремени с левой стороны седел: одно, как обыкновенно у передней луки, другое у задней, так что если на лошадь садятся двое, т.е. депутат и другой, не могущий уже сражаться, то один из них упирается на стремя у передней луки, а другой – на стремя у задней луки. У них должна быть во фляжках вода для подкрепления раненых, так как последние подвергаются обыкновенно упадку сил.

 

ГЛАВА IX.

О флажках 49 на копьях.

Leo, XII.

 

Мы советуем вовсе не надевать во время сражения флажков на копья, потому что насколько они необходимы для пышности и великолепия в то время, когда войско стоит в строю (на парадах) или при осаде городов, настолько же они совершенно бесполезны в сражении, потому что при метании копья в отдаленную цель флажок мешает правильному его полету.

При стрельбе же из луков флажки впередистоящих тоже мешают стрелкам, которые сзади. Затем они мешают при набегах, при отступлении и при переходе опять в наступление, почему они совершенно лишние в бою. Если они надеты на копья, то строй заметен издали; вообще надо, чтобы они развевались до тех пор, пока неприятель не подойдет на 1000 шагов, после чего их снять и спрятать в особые футляры.

 

ГЛАВА Х.

О спекуляторах или разведчиках.

Leo, XII.

 

Надо иметь в виду, чтобы в каждой тагме, даже в союзнической, были спекуляторы, по 2 на тагму и по 8 или по 12 на меру – трезвые, наблюдательные, храбрые и проворные: они перед сражением выезжают перед свои меры, а после того пока окончится сражение, наблюдают издали за тем, чтобы неприятель не сделал из засады нечаянного нападения или не употребил бы какой-либо военной хитрости.

 

ГЛАВА XI.

О мензорах 50 и антецессорах.

Leo, XI.

 

Надо иметь по столько же мензоров, которые должны вместе с разведчиками двигаться вперед и выбирать места для лагеря, и кроме того такое же число антецессоров, которые двигаются впереди войска, осматривают дороги и ведут войско к лагерю.

 

ГЛАВА XII.

Об интервалах между мерами и дистанциях между линиями.

Leo, XII.

 

Когда боевой порядок будет выстроен, согласно описанию, то между мерами, его составляющими, должна быть взаимная связь, так чтобы между ними не было большого интервала и чтобы при движении они не теснили друг друга и не разрывались. Плагиофилаки должны быть в строю до тех пор, пока неприятель не приблизится, а затем находиться на дистанции в 1 полет стрелы 51 от левой меры, но не дальше, в особенности, если неприятельское войско больше нашего. Таким же образом должны поступать и гиперкерасты по отношению к правой мере, когда это требуется обстановкой. Меры же второй линии должны иметь между собой интервал в 1 полет стрелы, а от первой линии отстоять, даже когда неприятель близко, на дистанцию в 1000 шагов и даже более, смотря по местности и следовать по возможности скрытнее, чтобы не быть замеченными неприятелем и делать на него нечаянные нападения. Когда же неприятель подойдет близко и они не в состоянии будут мешать ему, вследствие приближения и его второй линии, то должны держаться от своей первой линии на дистанции в 4 полета стрелы и внимательно следить, за тем, что происходит в ней. Вторая линия ко времени столкновения первой с неприятелем должна быть не слишком далеко, иначе она не могла бы поддержать ее, ни слишком близко, чтобы самой не перемешаться с ней во время схватки, в особенности, когда подымется пыль. Таким образом 2 линия должна начать бой с неприятелем прежде, чем он прекратит преследование первой линии и не ждать ее присоединения, так как она, будучи расстроена, не скоро может быть приведена в порядок. Кроме того, тагмы за обоими флангами 2 линии (3 линия) должны следовать, выставив наблюдение назад на расстояние в 1 полет стрелы.

 

ГЛАВА XIII.

О величине и различии знамен.

Leo, VI.

 

Относительно банд 52 или знамен надо заметить, что в каждой мере тагменные знамена должны быть малого размера и легкие, для удобства ношения. Мы не знаем, к чему делать их большими и тяжелыми. Между собой они должны различаться только знаками. Знамена мериархов должны быть больше и тоже отличаться одно от другого. Точно так же и знамена мерархов отличаются от знамен подчиненных им мериархов. Так же и знамя Гипостратега должно отличаться от знамен мерархов. Вследствие этого и (Императорское) знамя Главнокомандующего должно отличаться от прочих и быть более заметным, чтобы воины, видя его, хорошо знали, куда в неблагоприятном случае (исходе боя) надо собираться.

 

ГЛАВА XIV.

Об охране знамен.

Leo, XII.

 

Когда все знамена будут поставлены в строй согласно описания, то для охраны и защиты каждого из них надо назначить по 15 или по 20 человек наиболее храбрых из тех, которые под ними собраны.

 

ГЛАВА XV.

О местах начальников.

Leo, XII.

 

Начальствующих лиц надо ставить в строю в более безопасных местах, для того, чтобы они в сражении не бросились вперед и не были убиты, и чтобы от этого не произошло замешательства между воинами. Если падает кто-либо из младших начальников, то убыль его заметят не все, а только те, в тагме которых он был. Если же будет убит кто-либо из высших, то смерть его будет известна если не всему, то, во всяком случае, большей части войска, и от этого оно может прийти в расстройство. Поэтому Гипостратег и Мерархи, пока неприятель находится на расстоянии от 1 до 2 полетов стрелы, должны наблюдать за строем и управлять им, стоя на линии знамен. Когда же приближается столкновение, то более храбрые из стоящих подле них должны выдвинуться вперед для защиты их. Таким же образом Император или Стратег до столкновения должен устраивать, осматривать и подготовлять все войско для сражения с неприятелем. После того пусть отъезжает в свою тагму, которая находится посредине второй линии для того, чтобы его видели обе.

 

ГЛАВА XVI.

О трубачах53.

Leo, XII.

 

Мы не считаем нужным советовать, чтобы во время битвы звучало много труб, отчего легко может произойти смятение и беспорядок. Да еще и потому, что команды не могут быть слышны. И если местность открытая, то для какого угодно боевого порядка достаточно одной трубы в средней мере. Если местность пересеченная, или дует сильный порывистый ветер, или шум волн заглушает ее звуки, то не лишним будет, чтобы и в прочих мерах было по одной трубе, так чтобы во всем боевом порядке было их три. Потому что, чем более тишины в строю, тем менее пугаются воины, которые в первый раз в бою, а также и лошади, строй неприятелю кажется более грозным и лучше слышны команды. Поэтому не надо подавать никакой команды в то время, когда весь боевой порядок двигается в атаку 54, потому что это несвоевременно.

 

ГЛАВА XVII.

Об обычном некогда крике в бою.

Leo, XII.

 

Относительно же крика "с нами Бог", который в старину издавался в бою при атаке, то это кажется нам не только бесполезным, но даже и вредным и дающим повод к расстройству, когда он издается в такое время. Потому что при крике более трусливые из воинов останавливаются в то время, когда сражение в полном разгаре и перестают идти вперед, а более смелые, в запальчивости, выскакивают вперед и нарушают порядок в строю 55. То же надо думать и относительно лошадей, так как и они различного нрава. Таким образом это очень неудобно и некстати, особенно в такое время, потому что расстраивает боевой порядок, прежде, чем представится благоприятный момент для боя, а это очень опасно. Лучше накануне дня сражения служить молебны в лагере, а перед выходом из лагеря, священники, Император и прочие начальствующие лица должны возглашать перед всеми: ГОСПОДИ ПОМИЛУЙ! Затем в каждой мере для предзнаменования счастливого исхода, провозглашать троекратно: С НАМИ БОГ! при выходе из лагеря. Когда же войско обороняется в лагере, то до битвы должно хранить полное молчание и не подавать голоса несвоевременно. От этого и войско не волнуется и команды начальников более слышны. Это вытекает прямо из понятия о сражении, а также из необходимости единства и из присутствия неприятеля. Но иногда, когда войско идет в бой, кстати, чтобы кричали, в особенности те, которые наступают сзади, для устрашения неприятеля и для воодушевления своих.

 

ГЛАВА XVIII.

О герольдах 56.

 

Должность герольдов, которые до сражения держат речь, подготовляют воинов и напоминают о том, что может случиться, нам кажется полезной. По окончании же речи надо каждую тагму выстроить и начинать движение вперед.

 

ГЛАВА XIX.

О двойном числе знамен.

 

Так как нам известно, что неприятель более всего судит о величине войска по количеству знамен, то считаем необходимым, чтобы в каждой тагме было два знамени – одно настоящее, ее собственное с именем Комеса или Трибуна тагмы, другое же Гекатонтарха, называемого также Хилиархом, так чтобы в мерии имелись и те и другие и выносились в строй вплоть до дня сражения. В этот же день надо поднять вверх только настоящие знамена, чтобы от множества знамен не произошло беспорядка в строю, чтобы они были видны воинам. Хотя при большом числе знамен войско кажется больше, все таки в день сражения надо выносить в строй только настоящие, как более знакомые. Впрочем, тагмы слабого состава не должны брать в строй своих знамен; такие тагмы надо присоединять к другим, потому что они по своей малочисленности не в состоянии были бы защищать своих знамен и причинили бы замешательство в мере, если бы взяли их. Как уже сказано, надо заботиться о том, чтобы в банде было не менее 200 и не более 400 воинов.

 

Конец II книги

 

Примечания

 

37. "Обстановка" (г. Леер. Стратегия).  [назад к тексту]

38. Macchiavel. L’art de la querre. Iwie IV chap. I pag. 194. H n’ya point de forme plus daugereuse, que l’etendre "trop. le front et la pointe d’armee".  [назад к тексту]

39. Легко разрываются.  [назад к тексту]

40. Onosander, Cap. XXI. Необходимо иметь резерв. Vegetius, regulae generales – Lib. III. Cap. XXVI тоже.  [назад к тексту]

41. Боев. поряд. у Макиавелли похож. Livre III. Chap. V, 158.

1-ая линия у него называется 1’avant-garde.

2 .…………………………….. bataille.

3 .…………………………….. l’arriere-garde.

Чертеж № 8.  [назад к тексту]

42. Плагиофилаки – части назначенные специально для охраны фланга.  [назад к тексту]

43. Гиперкерасты – для охвата неприятельского фланга.  [назад к тексту]

44. Имп. Льва слав. перев. Кн. I, гл. 9, стр. 16: "аще зводиши брань с великими силами, не встречу или на чело, но з боку, или с зади".  [назад к тексту]

45. Protostates – впереди стоящий – первый, Epistales – второй. Вообще ряды разделялись на 1 и 2 номера. Arriani tact.  [назад к тексту]

46. Т.к. те в середине линии.  [назад к тексту]

47. Тетрарх – или урагос – надзиратель за порядком в ряду.  [назад к тексту]

48. Т.е. тяжеловооруженных.  [назад к тексту]

49. Flammulae – vexilla parva in hastis. Meursius.  [назад к тексту]

50. Имп. Льва соч. в слав. перев. Кн. I, гл. 9, стр. 16, "мерников всегда имаш начеле высылати, обмерения ради таборов и места становнаго…".  [назад к тексту]

51. Полет стрелы около 90 шаг. Наполеон – Ист. Юлия Цезаря, а по другим до 200.  [назад к тексту]

52. Bandum. Значит и знамя и известный численн. отряд, как у полков прежде хоругвь – Смоленская, Новгородская и т.п. – взято от Готского band – hominum turba sub certo duce, vel vexillo collecta. Procopius.  [назад к тексту]

53. У кавалерии трубы были медные, а у пехоты из кожи или дерева. Рrосор. Goth. lib. II, cap. XX.  [назад к тексту]

54. Т.е. раз уже войско нацелено, трудно изменить направление.  [назад к тексту]

55. Macchiavel. L’art de la guerre. Livre III. Chap. VIII, page 190. Onosand. Cap. XXIX, наобор., чтобы кричать в бою и стучать.  [назад к тексту]

56. Рrаесо. Имп. Лев в слав. перев. Кн. I, гл. 9, стр. 17.  [назад к тексту]

Публикация:
Маврикий. Тактика и стратегия. Первоисточник сочинений о военном искусстве императора Льва Философа и Н. Маккиавелли. С.-Петербург, 1903