ХLegio 2.0 / Библиотека источников / Тактика и стратегия / Тактика и стратегия. Предисловие

Тактика и стратегия. Предисловие


П.А. Гейсман, М.А. Цыбышев

Военная система, установленная в римской империи Константином В., не могла функционировать вполне правильно вследствие разных причин, внутренних и внешних; среди первых главное значение имели государственные неустройства, а вторые сводилась к нашествиям на территорию государства более или менее значительных масс и даже целых народов варваров.

Подобные причины и вызвали падение западной римской империи в V веке по Р.X. Между тем восточная или византийская империя устояла после этого еще в течение почти целого тысячелетия (476-1453).

Многие историки, не исключая и военных, не обращая никакого внимания ни на различие в судьбах обеих этих империй, ни на причины этого различия, провозглашали, что вся история Византии есть не более не менее, как сплошное падение. Западно-европейским либералам казалось, что в государстве восточно-христианском и управляемом сильной монархической властью, не могло быть ничего поучительного в смысле положительном, а за этими флигельманами всеевропейского "прогресса" пошли и наши русские подражатели, компиляторы и вообще все ищущие знания "просвещенного и культурного европейца".

По отношению к исследованию хода развития военного искусства это отразилось в том смысле, что военного искусства у византийцев совсем не оказалось. К сожалению, было преувеличено значение трудов второстепенных византийских писателей, исследовавших к тому же эпохи падения искусства, а вследствие этого первоклассные писатели той же Византии остались почти не замеченными и происходившее по временам возрождение военного искусства у византийцев так и не обращало на себя внимания. Поэтому и военные писатели стали относиться ко всему византийскому с пренебрежением.

Между тем внимательное изучение истории того государства, которое подчинило своему влиянию в духовном и культурном отношениях наше отечество, приводит к заключению, что когда во главе византийской империи и ее армий становились талантливые государи и полководцы, то в отношениях этого государства к соседям и в операциях его армий происходили быстрые и резкие переходы, выражавшиеся в успешной обороне территории государства, во внесении войны в пределы враждебных держав, в наступательных операциях на театрах военных действий и в целесообразном сочетании оборонительного и наступательного образа действий, с преобладанием наступательного, на полях сражений.

Из этого вытекает вывод, что преобладающий пока взгляд, отрицающий наличие в военной истории Византии образцов поучительных в положительном смысле, не может быть признан обоснованным и требует пересмотра.

В нашем труде под заглавием "Краткий курс истории военного искусства в средние и новые века" мы сделали первую попытку в этом направлении. В настоящее время один из наших бывших слушателей, М.А. Цыбышев, пользуясь своим знакомством с древними языками, перевел на русский язык весь трактат первоклассного византийского писателя Маврикия о военном искусстве под заглавием "тактика и стратегия".

Кто был этот Маврикий? На этот спорный вопрос Крумбахер, в своем сочинении: "Geschichte d. Byzant. Litteratur" (изд. 2, 1897, стр. 635), говорит: "Несколько позднее (Юстиниана) появился труд о военном искусстве (Στρατηγικόν), который дошел до нас с именем некоего Маврикия. Думать об императоре Маврикии, как об авторе, препятствуют внутренние основания; быть может настоящий автор – тот Руф, который цитируется в военных законах… как составитель стратегического труда…"

Сам Шеффер в своем издании Маврикиева труда (стр. 384) говорит: "Caeterum quis noster ille fuerit Mauricius, aut quando vixerit, incertum est. Video eum vulgo nominari Imperatorem. Quod si admittimus, non erit dubium, quin circa DLXXXII post Christum natum floruerit. Verum in antiquis libris nullo tali insignitur titulo. Deinde parum convenire majestati Imperatoriae videtur quod ultro in praefatione dicit noster cedere se velle majori ducis cujuslibet experientiae… 1.

Таким образом Шеффер подверг сомнению то, что Император Маврикий был автором данного труда, главным образом в виду того, что автор "в предисловии открыто заявляет, что он охотно подчиняется большей опытности любого полководца" и т.д. У Маврикия (изд. Шеффера, стр. 3 сказано: "… Quod si quod. belli dux per experientiam et curam suam meliora his inveniat, gratio sic quod. Deo sit ut datori omnium bonorum, nobis vero venia propter studium et alacritatem nostram…" У переводчика это место переведено не буквально: "… Если другой более опытный и более старательный полководец напишет лучшее, то также да будет благодарение… Богу-Подателю всяких благ, – а нам тоже за то, что раньше поспешили написать" (стр. 12-13). Следовало же перевести: "Если же военачальник из своего опыта и заботливости откроет что-либо лучше этого, то и в таком случае благодарение Богу, как подателю благ, а нам снисхождение за наше старание и поспешность" 2.

Мы не усматриваем в этом заявлении автора ничего "мало соответствующего величию Императора", но только видим в этих словах Маврикия доказательство того, что он понимал сущность военного искусства лучше Шеффера, ибо полагал, что нельзя направлять операции армии, находясь, в столице государства, что нужно предоставить "полную мочь избранному полководцу" и что если этот полководец на месте "из своего опыта и заботливости откроет что-либо лучшее", то нужно будет прежде всего благодарить Бога, а затем государь должен быть доволен таким полководцем, который хотя и не исполняет полученных наставлений буквально 3, но зато действует сообразно с требованиями обстановки, на пользу Государя и государства 4.

Отвергая таким образом сомнение Шеффера и не считая даже возможным присоединиться к мнению Крумбахера, мы, со своей стороны, находим, что трактат Маврикия написан замечательным военным человеком, соединяющим полное понимание сущности теории военного дела с отличным знанием практической стороны того же дела, и что этот человек занимал самое высокое положение, какое только можно себе представить.

В энциклопедическом издании: "Meyers Konversations-Lexicon" (4-е Auflage, Leipzig, 1888), 11 Band, на стр. 361 сказано: "Maurikios, Kaiser des Ostrom Reichs… bestieg er… 582 den Thron… M. ist. der Verfasser eines Werkes uber Kriegskunst in 12 Buchern (hrsg. von J. Scheffer, Upsala 1664)…" Точно также и наш профессор и предместник по кафедре генерал А.К. Пузыревский в своей "Истории военного искусства в средние века" (ч. I, 56 и 57) называет автора этого труда Императором, равно как и другие иностранные и русские писатели, трудами коих он пользовался и коих цитирует в своем сочинении.

Таким образом ни одно из этих двух противоположных мнений не может, считаться доказанным безусловно и окончательно, но более вероятным и правдоподобным представляется второе. В виду этого перевод, исполненный М.А. Цыбышевым, заслуживает внимания русских военных читателей. Перевод этот дополнен: а) кратким обзором царствования и деятельности Императора Маврикия; б) подстрочными примечаниями и указателем общих мест в сочинениях Онозандра, Вегеция, Маврикия и Маккиавелли; в) чертежами боевых строев и порядков, частью заимствованными из лучших источников, частью лично составленными.

Перевод этот прочитан нами и найден хотя и не вполне, но все же в достаточной степени согласованным с латинским текстом трактата. К сожалению, мы не имели возможности сличить перевод с греческим текстом, с которым, в соответствующих случаях, переводчик сличал содержание текста латинского. Полагаем однако, что и в настоящем своем виде труд, исполненный переводчиком, представляет весьма полезное издание в том смысле, что дает возможность русским исследователям хода развития военного искусства у византийцев приступить теперь же к пересмотру вышеупомянутого отрицательного вывода представителей западноевропейской науки и их русских последователей. При этом просим читателей иметь в виду, что сведения и соображения, приводимые переводчиком в дополнениях к труду, остаются всецело на его же ответственности.

В заключение считаем долгом принести искреннюю и глубокую благодарность авторитетному знатоку греческих древностей, высокоуважаемому В.В. Латышеву, указавшему на спорность вопроса об авторе "Тактики", который мы разрешили в вышеуказанном смысле.

 

П.А. Гейсман.

 

 

1. "Впрочем, кто был наш Маврикий и когда он жил, неизвестно. Я вижу, что он обыкновенно называется Императором. Если мы это допустим, то не будет сомнения, что он процветал около 582 г. по Р.X. Но в древних книгах (рукописях) ему такой титул не придается. Затем мало соответствует величию Императора то, что наш писатель в предисловии открыто заявляет, что он охотно подчиняется большей опытности любого полководца" и т.д. (Перевод В.В. Латышева, курсив наш). [назад к тексту]

2. Перевод В.В. Латышева [назад к тексту]

3. У нас Петр Великий учил "не держаться устава яко слепой… стены". [назад к тексту]

4. В 1697 г. император отказался предать суду принца Евгения, давшего сражение (и одержавшего победу) вопреки его повелению. [назад к тексту]

 

КРАТКИЙ ОБЗОР Царствования Императора Маврикия (582-602)

 

Император Тиверий (578-582), бывший полководец, усыновленный Юстином II, вступив на престол, продолжал войну с царем персидским Хозроем I, начатую его предшественником. В это время дикое и воинственное племя аваров пришло из черноморских степей в страны севернее Дуная и у Византии, на севере, кроме славянских племен и лангобардов, стало еще одним врагом больше. В союзе с лангобардами авары разгромили дружественное Византии царство гепидов, а потом подчинили себе и славян, вместе с которыми стали производить набеги на Византию. Императору Тиверию, занятому войной в Малой Азии, пришлось поневоле уступить им пограничную крепость Сирмиум (ныне Белград) и признать Дунай северной границей Империи. Командующий войсками в Каппадокийской области полководец Маврикий, происходивший из знатной римской фамилии, одержал ряд блестящих побед над персами в Месопотамии, чем и заставил старого царя Хозроя принять выгодные условия мира, предложенные ему Тиверием. Но Хозрой вскоре умер, а сын и наследник его Гормузд или Гормиздат IV прервал мирные переговоры. Маврикий стал действовать еще решительнее и с немалым успехом. В 582 г. Тиверий умирая, назначил своим наследником Маврикия, который и поспешил в столицу, поручив командование полководцу Ираклию. Ираклий 1 успешно продолжал войну и в 591 г. одержал значительную победу над персами, но новому императору счастье не благоприятствовало. В такое тяжелое время, когда авары и славяне опять начали действовать с севера, а в Малой Азии продолжалась персидская война, Маврикий, наряду с другими нововведениями, старался ограничить слишком большие притязания армии и уменьшить ее крупное жалованье. Это неблагоприятно отозвалось на ходе персидской войны, а в 588 г. в византийском лагере вспыхнуло восстание, хотя и подавленное с большим трудом, но все-таки породившее натянутые отношения между Императором и армией.

Вскоре внутреннее положение персидского царства дало возможность Маврикию удачно окончить войну с персами. За свою жестокость Гормиздат IV был свергнут с престола и царем избран не сын его Хозрой II Парвиз, а полководец Бахрам Чубим 2. Хозрой II открыто стал домогаться престола, вступил в борьбу с Бахрамом и просил Маврикия поддержать его, на что умный и великодушный Маврикий согласился, помог ему взойти на престол и заключил с ним выгодный мир (591), по которому получил несколько городов в Малой Азии и большую часть Персармении. После этого он обратил все свои силы против аваров, производивших опустошительные набеги и завладевших многими крепостями на Дунае. В 593 г. один из лучших полководцев, Приск, разбил славян, перешел Дунай и вторгся в нынешнюю Валахию. В 594 г. военные операции продолжались с таким же успехом. В 595 г., из-за неуместной ревности к славе Приска, Император отозвал его и назначил главнокомандующим своего брата Петра. Петр оказался неспособным успешно продолжать борьбу и соединенные силы аваров, славян и болгар взяли верх. 22 Октября 597 г. более 100 т. аваров и славян осадили главную крепость юга – Солунь, но, благодаря геройской обороне гарнизона, воодушевляемого мужественным архиепископом Евсевием и тому, что среди лагеря осаждавших появилась чума, варвары через неделю сняли осаду и отступили. В 598 г. Приск снова был призван командовать армией и опять доставил успехи византийскому оружию. Но Император Маврикий опять попытался, при содействии своего брата, провести свои, во всяком случае, благонамеренные реформы, что снова вызвало в войске мятежное настроение. Приск был отозван, авары вытеснили византийскую армию и дошли до укреплений Анастасия. Чума в 600 г. заставила их заключить с Маврикием мир, по которому Дунай еще раз был признан северной границей империи. Но в 601 г. вновь разгорелась война: на этот раз византийцы победоносно дошли до Тиссы, в 602 г. одержали победу над славянами в Валахии и тут Маврикий захотел, чтобы войско перезимовало в негостеприимной стране, чтобы весной скорее начать действия. Войско, среди которого ходили самые враждебные толки об императоре, было сильно раздражено этим приказанием, а кроме того тем, что, из-за излишней бережливости, Император не дал выкупа аварам за несколько тысяч своих пленных и те были умерщвлены. Все это до такой степени ожесточило армию, что она открыто возмутилась и выбрала Императором Центуриона Фоку, который немедленно двинулся на Константинополь, где население также было возбуждено против Маврикия, в особенности же партия зеленых. Фока, не обнажая меча, вступил в столицу, 23 ноября был коронован и начал свое правление умерщвлением Маврикия и его семейства, причем 5 сыновей Императора были убиты на его глазах. Трагическая кончина Маврикия дала повод Хозрою II, под видом мести за своего друга, взяться за оружие и начать войну, которая длилась 24 г., причем счастье сначала очень долго не благоприятствовало византийцам. Фока же за неспособность и жестокость был свергнут с престола Ираклием.

Император Маврикий написал труд, которому дал заглавие: ТАКТИКА И СТРАТЕГИЯ.

Сочинение замечательно, по краткости и ясности изложения и полноте содержания. Взгляд автора на военное искусство – современный и его следует поставить наряду с выдающимися военными писателями. Кое-что взято им из сочинений древних авторов – Онозандра, Вегеция, Арриана и др., но с ними он нередко расходится во взглядах и его труд гораздо обширнее и самостоятельнее: кроме основ военного искусства он дает устав, а также ценные с исторической точки зрения описания быта и обычаев некоторых народов, в особенности же наших предков – славян. Сочинение Императора Льва Философа почти буквальное повторение сочинения Императора Маврикия, причем он нигде не упоминает про него.

Знаменитый Маккиавелли, автор сочинения "о военном искусстве" (которое очень долго было в забвении и приобрело известность только после того, как Фридрих Великий и Наполеон обратили на него внимание военных) очень много позаимствовал от Императора Маврикия. Так: боевой порядок, предлагаемый им, по форме и по идее схож с Маврикиевым, те же порядок и сущность упражнений, форма лагеря и т.д. Большая часть его знаменитых принципов буквально взято у Маврикия.

Сочинения Императора Маврикия в рукописи на греческом языке находится в Милане, Венеции и Флоренции. Рисунки строев, про которые он упоминает, к сожалению, потеряны, быть может безвозвратно.

Во второй половине XVII столетия ученый Шеффер перевел сочинение Императора Маврикия на латынь и посвятил его шведской Королеве Христине Августе, дочери великого Густава-Адольфа. К переводу приложены комментарии и рисунки строев, причем последние неверны и непонятны, так – как выражены буквами, значение которых трудно уразуметь.

К моему переводу прилагаются чертежи боевых порядков Императора Маврикия, Императора Льва Философа и Маккиавелли, а также чертежи из комментариев Шеффера и сравнение общих мест в сочинениях Онозандра, Вегеция, Маврикия и Маккиавелли.

Считаю долгом сказать, что только благодаря указаниям проф. Гейсмана я начал и окончил перевод Имп. Маврикия; выход же настоящего перевода в свет, в виде отдельного издания, оказался возможным лишь благодаря содействию Начальства Николаевской Академии Генерального Штаба.

 

Переводчик

 

 

Материалом для комментариев служили след. сочинения:

Arriani tactica et Mauricii ars militaris – Schefferus.

Aeliani – de instruendis aciebus.

Onosander – Strategicus, Save de Imperatoreis institutione. Vegetii Renati instutorum rei militaris libri V.

Краткое собрание Льва Миротворца, перев. на слав. яз. Копиевского, изд. 1700 г. (по приказанию Имп. Петра Великого).

Leon le Philosophe – Institutions militaires, traduit par Maizeroy

Macchiavel – L’art de la querre.

Theophylacti Simocattae Historiae Mauricii Tiberii Imperatoris libri VIII.

Procopii Caesariensis. Historiarum sui temporis libri VIII.

Герцберг – История Византии.

 

1. Сын его, тоже Ираклий, был впоследствии Императором (после Фоки).[назад к тексту]

2. По другим Байрам Гиубин; он был турецкого происхождения. [назад к тексту]

Публикация:
Маврикий. Тактика и стратегия. Первоисточник сочинений о военном искусстве императора Льва Философа и Н. Маккиавелли. С.-Петербург, 1903