ХLegio 2.0 / Метательные машины / Античность / Античная техника / Античная телеграфия

Античная телеграфия

Cодержание:

Германн Дильс (Перевод: М.Е. Сергеенко, П.П. Забаринский)

Hermann Diels. Antike Technik. Sechs Vorträge. – Leipzig & Berlin, Teubner. – 1924

Нет сомнения, что желание передать свою волю удаленным на расстояние лицам весьма содействовало изобретению письма. У сумеров и их наследников – вавилонян и ассирийцев, так же как и у египтян, это открытие уходит в седую древность. Владыки микенской эпохи также располагали развитым, к сожалению, еще не прочитанным письмом 1. Представление о том, что певцы гомеровской эпохи не имели никакой письменности, оказалось на основании открытий, сделанных в течение последнего поколения, ложным. Даже обыкновенное греческое письмо, которое древние сами называли финикийским, так как оно фактически было заимствовано у финикийцев, было известно уже в IX в. до н.э., стало быть, в гомеровское время. Поэтому мы должны иначе смотреть на знаменитое место из Илиады 2, где царь Пройт передает с Беллерофоном предательское письмо своему тестю. Он вручил ему, повелев доставить в Азию родственному царю “злосоветные знаки, много на дщице (дощечке) складной, начертав их ему на погибель”. Так как это послание, содержавшее тайное приказание убить Беллерофона, последний не должен был видеть, то, как обычно в древности, оно должно было состоять из сложенной вдвое дощечки, обе половинки которой с одной стороны были скреплены вместе, а другой – “закрывались при помощи нитки и печати. Это мог быть весьма обычный в более древнее время перегнутый пополам кусок березовой коры, на внутренней стороне которого нацарапывались письмена; или же применявшаяся позже двойная деревянная пластинка с выдолбленной поверхностью, залитой воском, на котором при помощи грифеля нацарапывалось письмо. Подобный диптих (т.е. сложенный вдвое) держит на коленях танагрская девушка.

Может быть, она размышляет о написанном на диптихе письме возлюбленного 3. Какова бы ни была форма предательского письма, описанного Гомером, оно нам указывает на древнейшую разновидность секретных депеш. Иной способ секретных сообщений официально применяли различные греческие государства, как, например, Спарта и Итака, – это скитала, которая в VII в. до н.э. была широко известна в Греции, так как Архилох около 650 г. употребляет это слово уже в переносном значении 4. Скитала состоит из двух вполне одинаково изготовленных круглых палочек, из коих одна сохраняется в архиве, а другая передается должностному лицу, с которым желательно обменяться депешами. Само сообщение пишут на намотанной по спирали вокруг палки кожаной полоске. Если ее снять с палки, то написанное делается разрозненным и для непосвященного непонятным. Находящийся же вдали чиновник обвертывает полученную кожаную полоску вокруг своей скиталы. Тогда буквы располагаются в первоначальном порядке, и смысл написанного делается ясен.

Здесь две цилиндрических деревянных палочки одинаковой толщины, имеющие вполне равные диаметры (1,7 см) 5.

Теперь эту полоску белой кожи шириной в 10 см я обматываю наискось по восходящей вокруг одной из палочек так, чтобы края полоски тесно примыкали друг к другу. Затем чернилами я надписываю какой-либо греческий текст большими древними буквами по обернутой таким образом палочке в направлении ее продольной оси. Вы можете убедиться, что текст вполне разборчив. А теперь я развертываю ремень, и даже самый гениальный филолог ничего не сможет поделать с получившимися остатками букв. Затем я наматываю этот же ремень вокруг второй палочки. Как только спирали ремня тесно примкнули друг к другу, снова появляется связь между словами так же ясно, как и на прежней палочке. Это и есть тайна скиталы.

  С течением времени в Греции изобреталось все более и более различных приемов передачи секретных сообщений. Один древний военный писатель Эней Тактик, написавший в середине IV в. до н.э. книгу об осаде городов, считает этот предмет, играющий естественно большую роль при осаде, настолько важным, что посвящает ему целую большую главу (гл. 31). Он насчитывает там 16 различных способов передачи секретных депеш и шифрованных донесений, из которых некоторые имеют применение еще и ныне. Например, первый способ секретных сообщений достигается при помощи любой книги, в которой точкой отмечаются соответствующие буквы. У тайно-влюбленных он должен встречаться еще и теперь 6. Возлюбленной посылают томик стихов Шиллера, а отмеченные точкой буквы какого-либо стихотворения, будучи расположены вместе в ряд, передают тайное сообщение.

 

Рис. 1. Диск с отверстиями для пересылки секретных сообщений.

 

Весьма утонченным является описанный Энеем в той же главе способ применения диска с буквами 7, который я поясню на небольшой модели. Здесь вы видите небольшой деревянный диск, в котором просверлены 24 отверстия по краю и несколько отверстий посредине. Расположение последних указывает начало ряда отверстий, расположенных по краю; так как первое отверстие в этом ряду обозначает букву A, то этим определяется последовательность остальных 23 букв, которые идут вправо по периферии. Затем через отверстия, соответствующие буквам посылаемой депеши, протягивают нитку, причем если одна и та же буква повторяется, нитку вставляют в одно из отверстий, расположенных в середине диска, и оттуда ее пропускают, снова в прежнее отверстие на краю. Отверстие, расположенное в самом центре, остается пока свободным. Оно предназначено для пропускания нитки, когда слово оканчивается. Получателю, осведомленному о значении отверстий, остается лишь вытаскивать нитку и записывать буквы; при этом он пишет справа налево, т.е. в обратном направлении, и концы слов отмечает черточками. Когда переплетенный круг размотан, то депеша ясна.

Среди прочих способов шифрованных сообщений Эней упоминает о способе пунктиров, при котором гласные обозначаются точками и таким образом, что α соответствует одна, а ω – 7 точек. Этот шифр напоминает манеру финикиян, евреев и арабов не писать гласных или обозначать их только точками или черточками и заимствован, вероятно, с Востока. Депеша, о которой сообщает Эней, относится к Дионисию Младшему и его полководцу Гераклиду 8.

   Этот способ был распространен в средние века, пока не вошли в обращение утонченные способы шифрования современной дипломатии, получившие начало в Венеции.

Эней не упоминает об одном наиболее практичном способе передачи донесений из одного места в другое во время осады и, вообще, во время войны, а именно о голубиной почте 9. Тем не менее в его время в Греции она также существовала. Сказание о голубе, высланном Ноем из ковчега, является указанием, что на Востоке уже давно эти умные птицы применялись для пересылки известий. Комик Ферекрат (Отр. 33) свидетельствует о существовании голубиной почты в Греции в V в. до н.э. К тому же времени относится и сообщение об одном египтянине Тавросфене, который о своей победе на олимпийских играх сообщил в тот же день на родину при помощи голубя, римляне применяли голубиную почту как при победах на бегах, так и при осаде городов (г. Мутина 43 г. до н.э.). Позже эта быстрая почта, постоянно применявшаяся на Востоке, была особенно усовершенствована арабами. Во времена римлян и позже, с XII по XV в., в передней Азии и в Египте имелась вполне организованная голубиная почта.

 Но все это не является телеграфией в собственном смысле слова. Последняя начинается и кончается вместе с электротелеграфией, и применявшиеся в античной телеграфии огни костров или факелов, светившие ночью с поста на пост, нельзя сравнить с электрическими волнами, посылаемыми нынешним беспроволочным телеграфом 10.

  Подобные сигналы должны были находить применение в тех случаях, когда было желательно быстро собрать союзников для отражения нападения. Так, Демосфен в своей речи о венце описывает знаменитый эпизод, когда при известии о нападении Филиппа на Элатею (339 г.) афиняне воспользовались сплетенными из ивняка рыночными палатками для разведения сигнального огня, который должен был поднять по тревоге всех жителей Аттики, способных носить оружие. Подобным же образом были устроены и сторожевые вышки в Швейцарии, описанные Штольбергом 11; “Такие сторожевые вышки расставлены по всей Швейцарии, благодаря чему обеспечивается возможность предупредить всех союзников-швейцарцев в случае готовящегося нападения. Как только замечен один огонь, зажигают соседний, и в течение 24 часов все союзные отряды приводятся в боевую готовность”.

  Еще Гомер упоминает о сигнальных огнях, которые ночью передавались жителями из осажденного города 12. Послегомеровский эпос “О возвращении” повествует о ложных сигнальных огнях Навплия 13, из чего можно заключить, что такие огни и маяки сооружались на островах и утесах Эгейского моря. Древние считали Паламеда, сына Навплия, изобретателем сигнализации при помощи огней 14. Геродот (9, 3) упоминает о том, что Мардоний после битвы при Саламине надеялся при помощи сигнальных огней (πυρσοισι) передать через острова (διά νήσων) в Азию обратившемуся в бегство царю Ксерксу известие о взятии Афин персами; но отсюда следует вывод, что такие приспособления существовали, по крайней мере, в Азии. Во время персидской войны греки-островитяне также поддерживали подобные посты сигнальных огней, поскольку Геродот упоминает (7, 182), что эллины у Артемизия, на северной оконечности о. Эвбеи, получили с лежащего напротив острова Скиатоса сообщение огнями о том, что два греческих корабля взяты персами.

 

Рис. 2. Расположение постов сигнальных огней по “Агамемнону” Эсхила

 

Наиболее наглядное описание связи при помощи сигнальных огней, существовавшей в V в. в Греции, мы имеем в драме Эсхила “Агамемнон”. Немыслимо, чтобы автор все это мог выдумать сам, если допустить, что подобное телеграфирование сигнальными огнями не имело применения хотя бы по временам (рис. 2). “Хор спрашивает Клитемнестру, когда пала Троя. Царица на это отвечает:

 

Клитемнестра.

В ночь самую, родившую день этот.

 

Хор.

Кто ж из гонцов пройти так скоро мог бы?

 

Клитемнестра.

Гефест сам с Иды яркий свет послал.

Костры же, меж собой передаваясь,

Несли сюда тот вестовой огонь.

Шлет Ида на Гермесову скалу

На Лемнос, с острова ж великий светоч

Утес Афонский Зевса принял третьим

С своим костром такой могучей силы,

Чтоб весело бегущий свет понесся

Через море и, златым лучом, как солнце,

Сверкнув, оповестил Макиста выси.

А тот без замедленья, сну беспечно

Не отдаваясь, дело вестника

Исполнить не преминул.

И далеко к струям Эврипа на гору Мессапий

Тот свет костра, придя, сигнал приносит

Для сторожей. Те тоже засветили

И дальше весть послали, разведя

Огонь там кучей вереску сухого.

Он, разгоревшись, не ослабевая,

Перескочил долину всю Асопа,

Как ясный свет луны, и Киферона

Достиг высот, где новую уж смену

Огня посыльного он пробудил.

Далекий свет не ускользал от стражи.

И больший, чем приказано то было,

Костер там разводили. Свет сверкнул

Через озеро Горгопу и, горы

Достигнув Эгипланкта, не давал

Огня завету даром пропадать.

Оттуда шлют огромный столб огня,

Нескупо разжигая, чтоб глядящий

Над Сароническим заливом мыс

Превысил он и дальше бросил, свет

Взвился и вот на Арахнейские

Пришел высоты – пост дозорный наш,

Соседний уж, затем на кровлю эту

Дворца Атридов падает сей свет,

Не первый тот костра на Иде отблеск.

Такой порядок бега был огней.

Один другому свой черед вручал.

А побеждает тот, кто начал бег,

А кто последним в беге том бежал.

О знаке этом я тебе и говорю.

Супруг прислал его из Трои мне.

 

В столь высоко поэтической форме описан древнейший оптический телеграф, который передал весть о победе над Троей от горы Иды через о. Лемнос на Афон, затем на юг через Эвбею и Беотию и Киферон, далее через Истм до Арахнейских высот у Эпидавра и, наконец, в Микенский замок. Все же это художественное описание не может претендовать на буквальную истинность. Точные арифметические вычисления показали 15, что расстояние в 180 км (между Афоном и Макистом на Эвбее) едва ли позволило сигнализировать огнями. В действительности здесь следовало бы ввести, по крайней мере, еще одну промежуточную станцию. Несмотря на это, мы должны принять, что ни одна из упомянутых автором станций не могла быть выбрана, если бы не имелись в виду существующие или когда-либо раньше существовавшие в этих местах сигнализационные приспособления.

Подобное телеграфирование при помощи огней имеет, однако, тот большой недостаток, что допускает передачу лишь таких сообщений, содержание которых заранее твердо установлено. И если даже посредством согласования известных сигналов, как в описываемом Гомером случае, и было возможно точное извещение, все же этот способ не осуществлял телеграфию в нашем смысле слова. Уже упомянутый тактик Эней сообщает в отрывке, сохранившемся у Полибия 16, об остроумном приборе, который можно назвать водяным телеграфом (рис. 3):

“Если хотят доставить срочное сообщение, то нужно взять два глиняных сосуда одинаковой ширины и глубины. Глубина их должна составлять около 3 локтей (1 1/3 м), ширина 1 локоть (44 см). Затем следует вырезать два куска пробки, имеющие ширину, немного меньшую, чем размер обоих глиняных сосудов. На них укрепляется стойка, имеющая зарубки, удаленные друг от друга на расстояние 3 дюймов (5,5 см). Таким образом вся стойка разграничена на 24 поля или деления. На них наносятся события, обычные во время войны. Например, на первом делении – “всадники вторглись в страну”; на втором – “тяжело вооруженная пехота” и т.д.; на третьем – “легко вооруженная” и т.д.; затем – “корабли”, “провиант”, пока на 24 делениях не будут поставлены наиболее вероятные, могущие быть заранее предвиденными события. Разумеется, надписи и деления на обеих стойках должны быть совершенно одинаковы. Затем оба глиняных сосуда нужно снабдить выпускными отверстиями, расположенными у дна и имеющими, конечно, одинаковое сечение и положение. Потом отверстия сосудов затыкают, наполняют сосуды до краев водой, а пробку с размеченной стойкой устанавливают в виде поплавка. Теперь аппараты готовы для телеграфирования. Один остается на станции отправления, другой передается на станцию назначения.

 

Рис. 3. Водяной “телеграф”.

 

Когда происходит один из предусмотренных случаев, ночью на станции отправления прежде всего подается сигнал факелом. Соответствующим сигналом станция назначения сообщает о своей готовности. Следовательно, в этот момент оба факела подняты вверх. Тогда на станции отправления факел опускается. Это является условным знаком, что отверстие глиняного цилиндра открыто, и вода медленно вытекает. Как только станция назначения заметила, что на той стороне факел опустился, пробка из сосуда вытаскивается, и здесь вода начинает вытекать с такой же скоростью, как и на станции отправления. Между тем при равномерном понижении уровня воды в сосудах оба пробковых поплавка вместе со стойками также погружаются в сосуд. Когда надпись, содержащая нужное донесение, поравняется с краем сосуда, станция отправления снова подымает факел. Этот сигнал означает: “Закрыть отверстие”. На станции назначения, тотчас смотрят, какая надпись видна над краем. Это и будет передаваемое сообщение.

Недостатком этой остроумной системы Полибий считал, что количество предусматриваемых случаев слишком ограничено и что, прежде всего, никакие точные числовые указания не могут быть переданы. Ведь желательно было знать не только тот факт, что в страну вторглись всадники, а также и количество последних.

Я же предполагаю, что эти справедливые указания вполне приложимы к аппарату, описанному Энеем 17, но не к подлинному изобретению.

Так как из указанных Энеем размеров следует, что должно быть сделано именно 24 деления, я предполагаю, что изобретатель намеревался создать телеграфньй алфавитный аппарат. Греческий алфавит, как тогда было принято, имел 24 буквы 18, и не 24 происшествия, но всевозможные извещения должны были передаваться при помощи 24 делений с буквами. Правда, это было несколько сложно, потому что, когда буквы не следовали одна за другой, приходилось особый сигналом приказывать вновь наполнить сосуды. Но даже если каждая отдельная буква передавалась со свежим наполнением сосуда, можно было в течение одного часа с удобством передать 20 букв и, следовательно, в течение всей ночи множество сообщений.

Эней говорит лишь о сигналах, передаваемых ночью, но ясно, что при помощи флагов этим аппаратом можно пользоваться также и днем. Конечно, такая передача депеши была несколько длительной и требовала крайней тщательности от обслуживающего персонала. Военный практик, подобный Энею или предшественнику, у которого Эней позаимствовал эту систему, сделал аппарат применимым к обычной практике посредством готовых надписей на каждом из 24 делений. Происхождение сокращенного способа удается проследить на целое поколение ранее Энея. Эней писал между 360-346 гг., сокращенная же система возникает в Сицилии во время царствования Дионисия Старшего (в 410-367 гг.) и берет свое начало от карфагенян. Более поздний военный писатель Полиэн сообщает, что во время войны с Дионисием карфагеняне пользовались парой одинаковых (стеклянных) сосудов клепсидр 19, охваченных одинаково расположенными кольцами. На этих кольцах имелись различные краткие распоряжения, например: “прислать военные корабли” или “баржи”, или “не хватает денег” или же “машины”. Одни такие водяные часы карфагеняне оставили в Сицилии, другие же отправили в Карфаген. Вытекание воды и ее остановка у определенного кольца регулировались сигналами факелов, подобно тому как и в описанном выше аппарате.

Следует, конечно, заметить, что нельзя передать сигналы факелом прямо с Сицилии на расстояние 220 км. Надлежало бы, следовательно, ввести промежуточную станцию: (примерно на о. Коссира), но даже и в этом случае расстояние было бы чрезмерным. Вероятно, аппарат действовал вовсе не между Африкой и Сицилией, как указывает Полиэн, а между отдельными местами на самой Сицилии 20. Я упомянул о гипотетическом алфавитном телеграфе с 24 делениями, упомянул о карфагенском телеграфе с клепсидрами и, наконец, остановился на водяном аппарате Энея, представлявшем как бы нечто среднее между двумя предыдущими системами. Теперь я должен еще показать, что добавила к этим изобретениям наиболее блестящая эпоха античной техники. К счастью, знаменитый историк и стратег Полибий (10, 45) дал нам точное описание одного сигнального телеграфа, изобретенного александрийскими инженерами Клеоксеном и Демоклетом и усовершенствованного самим Полибием (рис. 4). Станции отправления и назначения приспособлены только для действия ночью. На каждой станции устраиваются две стены с зубцами, имеющими по 5 промежутков между зубцами на расстоянии 2 футов один от другого. При помощи факелов, выставляемых в эти промежутки, можно подавать сигналы станции, расположенной напротив. Далее, каждая станция имеет код, содержащий 24 буквы греческого алфавита в следующей порядке:

 

Таблица I α – ε

         -- II ζ – κ

        -- III λ – ο

        -- IV π – υ

         -- V φ – ω

 

Телеграфируют же следующим образом: пусть, например, нужно передать такое сообщение: “Критян дезертировало 100”. Прежде всего, передается буква “к”. Она находится во второй таблице. Следовательно, в промежутках между зубцами левой стены, предназначенной для указания номера таблиц, выставляется 2 факела. Станция назначения отмечает это у себя. Затем на стене справа выставляется 5 факелов, так как “к” является 5-й по порядку буквой во второй таблице. (Стена справа предназначена для указания последовательности отдельных букв в каждой из 5 групп, сигнализируемых со стены слева.) Итак, станция назначения отмечает – таблица 2-я, буква 5-я. Это и будет “к”. Далее идут буквы “р”, “и”, “т” и следующие. Эта система явно содержит зародыш нашей нынешней телеграфии. Сомнительно, в какой мере Полибий и его александрийские предшественники подверглись влиянию со стороны описанной мною системы сигнализации 24 буквами. Возможно, что это древнее изобретение, поскольку оно не вошло в практику, было забыто подобно многим идеям такого рода 21.

 

Рис. 4. Факельный телеграф, описываемый Полибием.

 

Легко заметить, что эта система весьма сложна; даже сам Полибий заранее предвидит подобное возражение. Но, рассуждает он, сначала и обычная жизнь довольно сложна до тех пор, пока к ней не привыкнешь. Высчитали, что вышеупомянутое сообщение “критян дезертировало 100” потребует для передачи до 200 сигналов факелами и что это может быть проделано в течение около получаса. При удовлетворительном обслуживании это время наверное могло быть еще значительно сокращено 22. Но если даже мы примем и максимальную величину, то все же эта затрата времени никоим образом не является причиной неуспеха системы Полибия на практике. Вернее всего, главной причиной здесь является незначительная дальность действия сигналов, подаваемых факелом. Вследствие рассеяния света отдельные факелы можно ясно различать лишь на расстоянии около двух тысяч футов. Некоторое улучшение этого способа может быть достигнуто, как предлагает Фишль (Fischl) 23, путем применения лишь одного факела; его поднятием и опусканием за стену дают один за другим сперва 2, а затем 5 сигналов. В этом случае, во избежание путаницы темп передачи должен быть значительно более медленным.

Во всяком случае для таких оптических телеграфов древности нужно было множество промежуточных станций. Если мы допустим промежутки между станциями в 1 км (что уже весьма много), то для расстояния от Вены до Земмеринга понадобится более 100 станций. Такая система промежуточных пунктов показалась, повидимому, древним слишком громоздкой и дорогостоящей. По этой причине изобретение и не имело никакого практического успеха. Также, очевидно, не нашло никакого практического применения и улучшение, сделанное в аппарате Полибия каким-то неизвестным римлянином, о чем нам сообщает Юлий Африканский 24.

В 1659 г. один немец, Вэгелин из Клерберга, смотритель дворца в Нассау, выдумал подобную же систему, вероятно, позаимствовав ее у Полибия 25. Но при этом он воспользовался уже изобретенной тогда подзорной трубой и приспособил эту систему для работы в дневное время.

Писатель римского времени Вегеций кратко упоминает (de re militari III, 5) о телеграфировании при помощи балок, поднимаемых и опускаемых на башне. Позднее этот способ был разработан дальше, 22 марта 1792 г. Клод Шапп представил Национальному Конвенту свое изобретение оптического телеграфа, а в 1793 г. была сооружена первая практически пригодная телеграфная линия из Парижа к границе, в г. Лилль. Было устроено 20 промежуточных станций, каждый знак требовал для передачи 6 минут. В конце минувшего столетия эта и подобные ей системы были сооружены также и в Германии. Еще в 1832 г. была открыта оптическая телеграфная линия Берлин-Кельн-Трир. Но изобретение Земмеринга (1808), Гаусса и Вебера (1833) и Штейнгеля (1837) сделало возможной электрическую телеграфию, которая усвоила от античности алфавитную систему, а факелы заменила электрическим током.

Тот факт, что несмотря на это от старой системы оптического телеграфа нельзя еще отказаться, показывает следующая статья во франкфуртской газете 26:

“Огромные районы боевых действий, на которые нам придется рассчитывать в будущем, принимая во внимание возросшее огневое действие оружия, требуют надежной связи между командиром и войсковой частью. Имеющиеся для этого подсобные технические средства, как телеграф, телефон и радиотелеграф, могут время от времени или местами отказать в действии и даже вовсе оказаться непригодными под воздействием противника, местности или погоды. Поэтому будут применяться также и оптические средства связи, которые отличаются тем, что они независимы от характера промежуточного пространства и менее подвержены воздействию противника. Они, прежде всего, делают возможным сообщение через непроходимые места. Если же эти вспомогательные средства должны будут заменять связь при помощи проводов или радиотелеграфа, то они должны работать весьма надежно.

Употребляемые в войсках сигнальные флажки являются удовлетворительными только на небольшом расстоянии и, при благоприятных обстоятельствах. При более трудных условиях необходим такой сигнальный аппарат, который при большом радиусе действия осуществлял бы надежную связь. Гелиограф зависит от положения солнца и состояния погоды и применим только при солнечном свете. Оптические же сигнальные аппараты с искусственным светом, хотя и зависят от величины и силы источника света, являются все же более надежными. Фирма Цейсс выпустила недавно весьма мощный аппарат, снабженный весьма сильным источником света. Радиус его действия может достигать днем 25 км, ночью, – 75 км, и сигналы при средних атмосферных условиях могут быть видимы простым глазом. Своеобразие аппарата состоит в том, что источник света создается накаливанием при помощи ацетиленокислородной лампы светящегося тела, помещенного на горелке. Для подачи сигнала служит простая заслонка, устроенная внутри лампы, между источником света и вогнутым зеркалом (рефлектором). Эта задвижка соединена с клавишем аппарата Морзе. Точная установка аппарата на противоположной станции достигается при помощи особой призматической подзорной трубы”.

Во время мировой войны этот прибор вполне оправдал себя в германских войсках. К концу войны его даже сумели усовершенствовать изобретениями, хранящимися в тайне. Столь замечательным образом самое новое связывается с наиболее отдаленным прошлым и учит о единстве человеческого культурного развития, которое хотя и прерывается по временам, но никогда не может совершенно угаснуть 27.

 

Примечания

 

1. Критские письмена этой эпохи собрал A.J. Ewans, Scripta Minoa, The written documents of Minoan Crete with special reference to the archives of Knossos I, Oxford 1909. [назад к тексту]

2. Илиада, песнь 6-я, стих 165-й, в переводе Гнедича. [назад к тексту]

3. Furtwängler, Sammlung Saburoff (Berlin 1883), II, табл. 86. Дальнейшие пояснения даются по Бирту (Birt, Buchrolle in der Kunst, Lpz. 1907, стр. 201). [назад к тексту]

4. Leopold, De Scytale Laconica, Mnemosyne 28 (1900), стр. 365 и след. [назад к тексту]

5. Обе деревянные палочки, которые я показывал, были двумя половинками одной ровной круглой палки, разрезанной мною посредине.

Все зависит от одинаковой формы поперечного сечения, например, на приводимой Биртом (указанное сочинение, стр. 72, прим., 1, рисунок на стр. 274) палочке, суживающейся вверху и внизу, опыт удался бы с трудом и начало оборотов нужно было бы точно обозначать, что излишне при одинаковой толщине цилиндров. Главнейшие сведения о скитале см. Gell, N. A. XVII, 9, 6 и след.; Plut, Lys, 19. Ср. Riepl, Nachrichtenwesen des Altertums (Lpz. 1913), стр. 313 и след., который также опровергает точку зрения Бирта. Еще замечу, что кожа для этой цели подходит более, чем папирус (Плутарх), так как последний в такой тонкой полоске имеет малую прочность и с большим трудом может быть свернут в клубок для скрытия от врагов и непосвященных. [назад к тексту]

6. Во время мировой войны были пущены в ход всевозможные способы контрабандной переписки, особенно в сношениях с военнопленными. Пунктирный способ был также в большом ходу. Например, поступает письмо, начинающееся так:

“Tous ·les ·b·ons et ·c·h·er·s souhaits pour m·o·n pe·tit, ·p·etit ma·ri que j’adore et q·ue j’embrasse ·cinquant ·mille fois. Homme adore, comment va·s tu?” “Лучшие пожелания моему муженьку, которого я обожаю и целую пятьдесят тысяч раз. Дорогой муж, как ты поживаешь?”

Совершенно незаметно отдельные буквы отмечены точками. Если их соединить вместе, то получится фраза: “Les boches ont perdu cinquante mille hommes” – “Боши потеряли 50 тысяч человек”. Точки, поставленные в начало какого-либо слова, обозначают, что это слово следует взять целиком. (В приводимом здесь примере в слове “ont” не хватает буквы t) Прим. пер. [назад к тексту]

7. Aeneas 31, 21, стр. 88, 1526, изд. Schoene. [назад к тексту]

8. Она гласит: “Дела Дионисия плохи, Гераклид должен притти”. Это место я разобрал в своей работе “Die Entdeckung des Alkohols (Abh. d. Berl. Ak. 1913), стр. 29”. Там же я установил дальнейшее влияние этого способа шифрования на средневековье. Ср. о тайной переписке Бонифация и его современников в работе Тангля (Tangl), помещенной в N. Arch. d. gesell. f. ält. deutsche Geschichtsk. 40 (1916), 724, затем работу Мейстера (Meister). Anfänge d. mod. dipl. Geheimschrift, Paderborn 1902. [назад к тексту]

9. Ср. H. Fischl, Die Brieftaube im Altertum und im Mittelalter, Schweinfurt 1909 (Gymn.-Programm). [назад к тексту]

10. Это сопоставление автора может показаться читателю не совсем удачным, так как в немецком тексте здесь имеет место непереводимая игра слов: Funken по-немецки обозначает “искра”, “огонь”, и этот термин автор употребляет для обозначения сигнальных огней, применявшихся древними греками. Вместе с тем от этого же слова происходит и термин Funken-telegraphie, что означает радиотелеграфия. Прим. пер. [назад к тексту]

11. Reisen in Deutschland 1 (1794), стр. 109. [назад к тексту]

12. Илиада, п. 18, стр. 211 (πυρσοί). О доследующем ср. H. Fischl, Fernsprech und Meldewesen im Altertum, Schweinfurt 1904 (Gymn.-Programm); Riepl, Nachrichtenwesen, стр. 47 и след.; Thiersch, Gr. Leuchtfeuer, Jahrb. d. k. Arch. Inst. 30 (1915), стр. 216 и след. [назад к тексту]

13. См. выше стр. 60. [назад к тексту]

14. C. Fries (Klio, III, 169; IV, 117) вполне законно сводит эти сигнальные огни к приспособлениям, имевшимся у вавилонян. [назад к тексту]

15. Riepl, указанное сочинение, стр. 51. Разумеется, фантазия поэта преодолевает и не такие расстояния. В изумительном плаче Каллимаха по Арсиное (V, 42 и след.) по приказанию обожествленной Филотеры, сестры умершей, Харита летит из Лемноса на Афон и с вершины горы видит дым костра, воздвигнутого Арсиное в Александрии. [назад к тексту]

16. 10, 44. У Энея заимствует также и Филон, Mech. Synt., V, стр. 90, 28 и след. Приводимые им размеры точно согласуются с размерами, даваемыми Энеем, ибо, как мне указал Шрамм (Schramm), r в формуле

r2πh = 160 л = √(160/3*13,3) = 2 дм,

следовательно, диаметр равен 4 дм (40 см). Если сюда еще добавить толщину стенок сосуда, то точно получится упомянутая выше ширина сосуда в 44 см[назад к тексту]

17. В этом я соглашаюсь с Риплем (Riepl, стр. 68). [назад к тексту]

18. Недавно мне пришло на ум иное происхождение деления стойки на 24 поля. Водяные часы, сооружавшиеся в Александрийскую эпоху со времени Ктесибия имели поплавок, снабженный линейкой, которая при вытекании воды погружалась на различную глубину. Ср. Max C.P. Schmidt, Kulturhist., Beitr. II (Lpz. 1912), стр. 47 и след. Поскольку Герон (I, 456, изд. W. Schmidt) описывает аппарат, действовавший и днем и ночью (νυχθήμερον), нужно полагать, что в древности имелись также и подобные рассчитанные на целые сутки и пригодные для астрономических наблюдений водяные часы, в которых время указывалось линейкой с 24 делениями, погружавшейся в сосуд при понижении уровня воды. Ничто не мешает предположить, что подобные простые аппараты применялись в астрономии еще в V в. до н.э., хотя об этом и нет известий. Одно арабское сочинение Шамс-аль Дина (ум. В 1494 г.) содержит описание и изображение таких водяных часов. Это сочинение, сохранившееся также по-арабски, издано в немецком переводе и обработке Видемана и Гаузера (E. Wiedemann und F. Hauser, Uhr des Archimedes в Nova acta der K. Leop. Carol. d. Ak. d. Naturf. C III, 2, стр. 173 (Halle 1918), стр. 173. [назад к тексту]

19. Об этих водяных часах трактует последняя глава. Полный пробелов текст может быть пополнен следующим образом: “Увидев поднятый сигнальный огонь, дают воде выливаться, затем, когда поднят второй огонь, смотрят, до какого кольца она опустилась”. [назад к тексту]

20. Полиэн, писавший в 162 г. н.э., – ни над чем не задумывавшийся компилятор. Насколько же были легковерны в то время в подобных вопросах, показывает пример с Плинием старшим, командовавшим римским флотом. Основываясь на Варроне, он сообщает в своей естественной истории (VII, 85) о некоем Страбоне, что последний был настолько дальнозорок, что во время Пунической войны мог с мыса Лилибей сосчитать число кораблей, выходивших из гавани Карфагена. [назад к тексту]

21. Рипль в указанном сочинении на стр. 23 говорит: “То, что описывает здесь Полибий, не что иное, как в сущности наша нынешняя телеграфия. Клеоксен и Демоклет – первые изобретатели телеграфа. Полибию же принадлежит честь его первого усовершенствования. Правда, мы не знаем, в чем именно это усовершенствование состояло. Все (?) предшественники Полибия бились, по большей части напрасно, над передачей знаками в лучшем случае около полудюжины заранее предусмотренных и заранее условленных сообщений. Полибий же мог своим способом передать на всякое расстояние при помощи знаков любое, даже и непредусмотренное заранее, событие, факт, указание или вообще совокупность мыслей, могущих быть выраженными словесно и письменно”. [назад к тексту]

22. Ср. Riepl, указанное сочинение, стр. 105, место, направленное против работы Pachtler’а, Das Telegraphieren der alten Völker, Insbruck 1867 (Feldkircher Progr.). [назад к тексту]

23. См. прим. 9. [назад к тексту]

24. В Κεστοι, гл. 77. Подлинность этой выдержки оспаривается, но она основывается на солидных источниках. [назад к тексту]

25. Более подробно об этом см. у Пахтлера (Pachtler) и у Рипля в указанных сочинениях. [назад к тексту]

26. 26 авг. 1912, № 236, стр.2 (II Morgenbl.); статья называется “Ein neues optisches Signalgerät”. [назад к тексту]

27. Место весьма характерное для идеологии буржуазного ученого, с его склонностью к модернизации и признанием непрерывности общего исторического развития. См. предисловие стр. 9. Прим. ред.

Публикация:
Г. Дильс. Античная техника. – М., Л.: Труды Института истории науки и техники АН СССР. – 1934, стр. 68-84