ХLegio 2.0 / Армии древности / Войны Средних Веков / Русско-ливонская война 1240-1242 годов / Северная Русь и Ливония к 1240 году

Северная Русь и Ливония к 1240 году


Д. Шкрабо

СОЗДАНИЕ ЛИВОНИИ

 

С середины 12 в. народы католической Европы (немцы, шведы, датчане) под лозунгами крестовых походов развернули экспансию в Балтийском регионе. Шведы подчинили юго-западную Финлндию и около 1220 г. начали наступление на центральную часть этой страны. Немцы покоряют земли полабских славян, а датчане – о.Рюген. Во 2-й половине 12 в. в землях ливов, в устье Даугавы, появляются немецкие купцы из Бремена 1. За ними последовали миссионеры, посланные бременским архиепископом.

Используя страх ливов перед набегами литовцев, немцы добились разрешения на строительство первых своих крепостей. В ходе начавшихся в дальнейшем военных действий между ливами и пришельцами немецкую экспансию возглавили епископы, со временем получившие название рижских. Выдающуюся роль сыграл третий ливонский епископ, Альберт. Этот бывший бременский каноник из семьи министериалов явился в страну с целой группой своих родственников и мечтал о создании автономного церковного княжества.

Такие планы встречали прохладную реакцию у римских пап. Кроме крестоносцев и епископских дружин в завоевании участвует созданный в 1202 г. духовно-рыцарский Орден меченосцев, считавшийся вассальным по отношению к епископу, но постепенно становившийся все более самостоятельным. Определенную роль играют также бюргеры города Риги, основанного близ устья Даугавы. В результате ряда походов немцы подчинили ливов низовий рр.Даугава и Гауя (1198-1206 гг.). В 1206 г. были мирно крещены на северо-востоке ливская область Метсеполэ, ливо-латгальская Идумея и небольшой народ вендов, в земле которого был потом построен Венден (Цесис), один из главных замков меченосцев.

Полоцкие походы 1203 и 1206 гг. не смогли остановить продвижение немцев, которые вскоре двинулись вверх по Даугаве в земли южных латгалов, зависевших от русских князей, вассалов Полоцка. Эти области были покорены военными и дипломатическими методами (1207-1215 гг.). В дальнейшем немцы обратились на восток и северо-восток. Путем дипломатии и религиозной пропаганды они распространяют свое влияние на северных и восточных латгалов из Толовы и соседних областей (1208-1214 гг.). В упорных войнах 1208-1227 гг. завоевывается Эстония. Здесь создаются в 1224 г. епископство Дерптское (Дорпатское, Тартусское) и в конце 1227 или начале 1228 г. – Эзельское (Эзель-Викское, Сааре-Лэнемааское).

Попытка шведов закрепиться в западной Эстонии провалилась, зато север Эстонии оказался в руках датчан. С 1228 г. к северо-восточному направлению экспансии добавляется юго-западное, направленное в области земгалов и куршей. До этого времени отношения с этими народами играют второстепенную роль, хотя земгальское епископство было учреждено еще в 1218 г. Северная Курляндия и значительная часть Земгалии были покорены в 1228-1231 гг. Юридически немецкие владения считались частью Священной Римской (Германской) империи, хотя Дания долго претендовала на всю Эстонию, а часть эстонских областей (1225-1227 гг.) и Курсы (нач. 1230-х гг.) некоторое врем считались прямым владением папы римского.

Территориальный раздел в Ливонии складывался непросто из-за территориальных споров епископов и меченосцев, немцев и датчан, папских легатов и ливонских немцев. При первом разделе ливских и латгальских земель епископ получил 2/3, а меченосцы – 1/3 земель (1207 г.). При завоевании новых земель усилившийся Орден стал нарушать это правило в свою пользу. В разгар восстания эстов 1223-1224 гг. меченосцы вынуждены был пойти на уступки. При разделе Эстонии и Восточной Латгалии (Толовы) вернулись к старым нормам: 2/3 земель отходило к епископам и только 1/3 – к Ордену. Орденские владения в Эстонии были признаны вассальными по отношению Дерптскому епископу.

После завершения основной фазы завоевания отношения между победителями обострились. В 1227 г. папская область в Эстонии была ликвидирована и передана Ордену. После этого меченосцы захватили датские владения в Северной Эстонии, воспользовавшись поражением датского короля в войне против северогерманских князей. Эзельский епископ Годфрид покинул епархию, видимо, из-за противодействия Ордена. Выяснение отношений между Орденом и папским легатом Балдуином в 1230-1233 гг. завершилось вооруженным столкновением. В 1233 г. в бою на территории Таллинского замка меченосцы перебили папских сторонников. Балдуин покинул Ливонию.

В 1234-35 гг. новый папский легат Вильгельм, епископ Моденский, урегулировал отношения с Орденом. На юго-западе Ливонии было создано Курляндское епископство. В конце 1234 – начале 1235 гг. окончательно сформировалось Эзель-Викское епископство в Западной Эстонии, епископом которого стал Генрих. Уступки вызвали усиление внутренних противоречий в Ордене между сторонниками и противниками компромисса с епископатом. Меченосцы оказались на грани раскола. Радикальная группировка на некоторое время сумела посадить в тюрьму магистра Волквина по обвинению в контактах с рижским епископом. Не было согласия и в вопросе о направлении дальнейшей экспансии. В одних кругах (особенно дерптских) хотели возобновить движение на северо-восток, другие выступали за южное направление.

 

СЕВЕРНАЯ РУСЬ

 

В отношениях с Ливонией на севере Руси к 1240 г. активную роль играли три основные политические силы: Новгород, Псков и великий князь Владимиро-Суздальской земли. Новгород был вторым по величине городом Древней Руси, крупным торгово-ремесленным центром, собиравшим дань со многих неславянских племен на севере Восточной Европы. Важным фактором в 13 в. стало нарастание сепаратистских тенденций Пскова, входившего в состав Новгородской земли. К 13 в. он превратился в крупный торгово-ремесленный центр, стремящийся к самостоятельности. В нем существовал свой княжеский стол, который, правда, чаще всего занимал новгородский князь. Временами псковичи стремились иметь отдельного князя, а также проводить самостоятельную политику по отношению к ливонским немцам 2.

Владимирский князь Всеволод Большое Гнездо (1176-1212) большую часть своего правления держал Новгород в сфере своего политического влияния и назначал туда князьями своих ставленников. Этому способствовала не только политическая сила Всеволода, но и экономическая зависимость северной Руси от ввоза зерна из Низовой земли (так новгородцы называли Владимиро-Суздальские земли). В конце жизни Всеволода Новгород вышел из-под его контроля. В последующие годы новгородцы не раз приглашали князей из Смоленской и Черниговской земли. В городе продолжала сохраняться и просуздальская партия, а владимирский князь Юрий Всеволодович стремился сделать князем своих кандидатов. В конце концов он добился своего. С 1230 г. все новгородские князья были из Северо-Восточной Руси. Наиболее ярким проводником суздальской политики в Новгородо-Псковских землях был Ярослав Всеволодович, брат Юрия. Он был князем Новгорода в 1215, 1223, 1225-1227 и 1230-1236 гг. Временами его замещали малолетние сыновья Федор и Александр (1228/9, 1231 гг.). В 1236 г. Ярослав покинул Новгород и захватил великий киевский стол. Князем Новгорода остался его сын Александр, позднее прозванный Невским. После гибели в сражении с монголами владимиро-суздальского князя Юрия, брата Ярослава, последний покинул Киев и сел во Владимире-на-Клязме.

Было две характерных особенности политики Ярослава и Александра в Новгороде: воинственная внешняя политика на западе против немцев, датчан, шведов, литовцев и непрерывные ссоры с новгородцами из-за попыток усилить позиции княжеской власти за счет новгородских вольностей. Конфликтам способствовали различия в политическом устройстве Северной и Северо-Восточной Руси. Во Владимиро-Суздальских землях княжеская власть была заметно сильнее корпоративных органов (вече, боярские советы), в то время как в Новгороде и Пскове порядки были демократичнее.

 

РУССКО-ЛИВОНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ

 

Во времена расцвета Киевской Руси народы Восточной Прибалтики платили дань Киеву. В период дезинтеграции Руси права на сбор дани перешли к Полоцкой и Новгородской землям. К нач. 13 в. от Полоцка зависели ливы и латгалы нижней Даугавы, а Новгород получал или претендовал на получение дани с северо-восточных латгалов и с Эстонии. Полоцк сначала получал от немцев дань за захваченные крестоносцами земли, но довольно быстро вынужден был отказаться от своих прав. Окончательно это произошло после смерти полоцкого князя Владимира в 1216 году. Новгородцы были упорнее. Дань с различных племен на севере Восточной Европы давала новгородской верхушке значительный доход, от которого она не хотела отказываться. Их сопротивление усиливалось поддержкой владимиро-суздальских, а временами и смоленских князей 3.

Около 1208 г. или немного раньше новгородцы крестили часть латгальской знати из Толовы, надеясь лишить крестоносцев предлога для продвижения в эту область. Аналогичные намерения для некоторых эстонских областей остались проектами. В 1210-1216 гг. новгородцы и псковичи совершили несколько походов против эстов, стремясь укрепить пошатнувшиеся даннические отношения.

Надо отметить, что первоначально Новгород не вступал в открытую конфронтацию с немцами. Псковский князь Владимир Мстиславич из смоленского княжеского рода, брат тогдашнего новгородского князя Мстислава Удалого, вынашивал планы сближения с немцами. В 1211 г. псковичи даже помогали немцам в осаде крепости Вильянди (немецкий Феллин) в Сакале (южная Эстония). В 1212 г. он выдал дочь замуж за крестоносца Теодориха, брата Рижского епископа Альберта. В 1213 г. Владимир был изгнан из Пскова. После этого он дважды уходил в Ливонию вместе с женой и сыновьями, одного из которых звали Ярослав. Некоторое время Владимир был фогтом в латгальской области Аутинэ и ливо-латгальской Идумее. Из-за злоупотреблений на посту он поссорился с немцами и к 1225 г. вернулся на Русь.

Чрезмерное сближение с немцами не вызывало энтузиазма в Новгороде и, первоначально, в Пскове. В 1215 г. немцы подчинили Уганди, мааконд (провинцию) в юго-восточной Эстонии. На севере этой области находился город Тарту (Дерпт), который некогда, в 11 в., принадлежал Руси под названием Юрьев. В 1216 г. рижский епископ и меченосцы совместными усилиями основали замок в самом центре Уганди, в Одепне. В 1214 г. православная часть знати Толовы перешла в католичество и подчинилась рижскому епископу. Попытки русских продолжить сбор дани с латгалов Толовы привели в нач. 1217 г. к открытому конфликту с немцами. В 1217-1221 гг. новгородцы предприняли несколько походов в Эстонию и северную Латгалию, сражаясь с немцами и поддерживая тех эстов, которые сопротивлялись крестоносцам. В свою очередь зависимые от немцев латгалы и эстонцы совершали набеги на земли Пскова и на зависимые от Новгорода народы водь и ижора к востоку от р.Нарва.

В 1223-1224 гг. Новгород активно поддерживал эстонское восстание против немцев и датчан. Новгородским князем в это время был уже упомянутый Ярослав Всеволодович, брат Владимиро-Суздальского князя Юрия. Немцы подавили восстание, уничтожив при этом русские гарнизоны в Вильянди и Тарту. После этого, в 1224 г. Новгород и Псков заключили мир с рижанами. Немцы признали за русскими право на дань с Толовы. В тоже время сама провинция оставалась в руках немцев и была разделена между рижским епископом и Орденом. От претензий на Эстонию Новгород и Псков, видимо, в тот момент отказались. Договор был утвержден в следующем году папским легатом Вильгельмом Моденским. В 1229 г. Смоленск также заключил с немцами договор о мире и торговле, возобновленный в 1240 г.

В 1228 г. Ярослав намеревался совершить поход в Ливонию, на Ригу. Возможно, обострение отношений было связано со сбором дани с латгалов. Поход не состоялся из-за конфликта князя с Псковом. Столкновение с псковичами отчасти было связано с внутриполитическими вопросами, отчасти с различными взглядами на отношения с немцами. Псковичи, враждуя с Ярославом, заключили с рижанами отдельный договор, дали им 40 человек в заложники с условием предоставления помощи в случае войны с новгородцами. В Псков был введен отряд Ордена, состоящий из немцев, ливов, латгалов и эстонцев (чудь новгородских летописей).

Псковичи считали бесперспективной и вредной для себя войну с немцами. Они заявили Ярославу, что во время походов к Колывани (Таллинну), Кеси (Вендену, Цесису) и Медвежьей Голове (Одепне) Ярослав и новгородцы только брали добычу, но не могли взять городов и закрепиться. После этого войска уходили, а раздраженные немцы мстили псковичам. Новгородцы не желали обострять отношения с псковичами и идти в поход без них. Видимо, они также разуверились в перспективности войны с немцами за Прибалтику. Отметим, что относительно необходимости борьбы со шведами в Финляндии Ярослав и новгородцы были единодушны.

 

РУССКО-ЛИВОНСКАЯ ВОЙНА 1233-1234 ГГ.

 

Дерптское епископство возникло в 1224 г. на территории, платившей дань Новгороду. Уже само по себе это обусловило потенциальный конфликт. Первым дерптским епископом был Герман, брат знаменитого рижского епископа Альберта, фактического создателя Ливонии. Он сразу же обеспечил своим родственникам важные позиции в епископстве. Один из его братьев, Ротмар, стал настоятелем монастыря близ Дерпта. Монастырь получил 24 деревни и другие доходы. Среди четырех крупнейших вассалов, получивших в лены области (кихельгонды) вокруг Одепне в провинции Уганди в 1224 г., были еще один брат Генриха Теодорих и зять Энгельберт из Тизенгузена. Теодорих был женат на дочери бывшего псковского князя Владимира Мстиславича. Сын последнего Ярослав был, таким образом, близок к верхушке дерптского епископства. В начале 1230-х годов он по неизвестной причине покинул Русь и оказался в Одепне.

После утверждения князя Ярослава Всеволодовича в Новгороде в 1230 г. ряд представителей антисуздальской партии покинули город 4. В 1232 г., после ряда перипетий они оказались в Пскове, где были приняты из-за враждебного отношения к Ярославу. Наместник Ярослава в городе был схвачен. Антисуздальская партия активизировалась и в Новгороде, но Ярослав заставил ее замолчать и ввел торговую блокаду Пскова. Псков смирился, принял князем Юрия, шурина Ярослава, а изгнанники вынуждены были уйти в земли Дерптского епископа, в Одепне. Поддержка дерптскими вассалами изгнанников способствовала обострению обстановки. Дополнительно ее накаляли в 1229-1233 гг. ряд булл папы, раздраженного противодействием русских и карел шведскому продвижению в Финляндии. Папа призывал к торговой блокаде Руси, крестовому походу против зависимых от Новгорода язычников Карелии, Ингрии (Ижорской земли) и Ватланда (Водской земли), а также к борьбе против русских врагов веры в Финляндии. Некоторые из булл были адресованы непосредственно ливонским немцам, которые под их воздействием приняли участие в усмирении Финляндии 5.

В 1233 г. новгородские изгнанники, Ярослав Владимирович и немцы из Одепне вторглись в псковские земли и захватили Изборск. Псковское войско отбило город, пленило Ярослава Владимировича. Плененного князя отдали Ярославу Всеволодовичу, который заточил его в Переяславле Залесском. В 1240 г. Ярослав, впрочем, снова оказался в Ливонии. У немцев был убит некий Даниил, очевидно, рыцарь, остальные бежали. В том же году немцы совершили набег на новгородские земли, дошли до верховий р.Луга, захватили в Тесово новгородца Кирилла Синкиницу и увели его в Одепне.

Ярослав Всеволодович прибыл в Новгород из Переяславля Залесского с крупными силами, присоединил войска, собранные со всей Новгородской земли, и вторгся во владения Дерпта. Русские опустошили окрестности Дерпта, сожгли цистерианский монастырь. Немецкие войска выступили из Дерпта и Одепне, оттеснили русские сторожевые отряды и дали основным силам сражение на р.Эмайыге (летописная Омовыжа). Битва закончилась поражением немцев. Согласно новгородской летописи, у них погибло много лучших людей (видимо, рыцарей). При отступлении под немецкими воинами проломился лед на р.Эмайыга, часть из них утонула. Остатки побежденных бежали в Дерпт и Одепне. После сражения были опустошены окрестности Дерпта и Одепне. Летопись утверждает, что новгородцы вернулись домой все здравые, а у низовцев (владимиро-суздальцов) было много убитых.

С немцами Ярослав заключил мир "по всей правде своей". Летописи не говорят об его условиях. По предположению С.М.Соловьева, князь выговорил себе право на дань с Восточной Эстонии 6. Известно, что Москва претендовала на дань с Дерпта по каким-то древним грамотам уже в первом своем договоре с ливонцами в 1462 г., потом это требование повторялось в 1473 и 1503 гг. При Иване Грозном в 1554 г. русские обосновывали свои претензии тем, что после войн времен основания Ливонии предки русского царя согласились на переход земли в немецкие руки при условии выплаты ими дани великому князю. В то же время этого условия не было в договоре 1224 г.

Епископ Герман жил в 1226-1234 гг. за пределами Ливонии, в Германии, иногда в Италии. Инициатива войны принадлежала его вассалам. Сам Герман в 1233 г. получил от короля Генриха грамоту, призывающую Любек и купцов, торгующих с Ливонией, оказывать епископу помощь против язычников и всех его врагов. В 1234 г. Герман вернулся в Ливонию. Осенью 1235 г. он отправился к папе, но вскоре снова появился в своей епархии.

 

РУСЬ И ЛИВОНИЯ 2-Й ПОЛ. 1230-Х ГОДОВ

 

Если на севере Ливонии конфликтовали с русским, то на юге в 1236 г. был организован крестовый поход против литовцев 7. В нем участвовали войска меченосцев, прибывшие из Германии крестоносцы, ополчения ливов, латгалов и эстов, а также 200 воинов из Пскова. Экспедиция закончилась поражением в битве при Сауле (22 сентября 1236 г.). Погибли магистр Ордена Волквин фон Наумбург и 48-50 братьев-рыцарей 8. Из-за восстаний куршей и земгалов немцы были оттеснены к нижней Даугаве, а Земгальское и Курляндское епископства оказались вакантными и существовали только на бумаге. Из-под контроля немцев вышли также эсты о.Сааремаа. Поражения дерптцев на Эмайыге в 1234 г. и меченосцев при Сауле в 1236 г. показали затруднительность параллельного и несогласованного ведения экспансии по двум направлениям.

В чисто военном отношении последствия неудач были быстро ликвидированы. Находившийся в Германии дерптский епископ Герман уже в 1233 г. осуществлял набор подкреплений. Осенью 1234 г. он вернулся в Эстонию, видимо, с пополнением и восстановил потрепанные силы своего княжества. Усилиями папского легата Вильгельма Моденского Орден меченосцев 13 июня 1237 г. был преобразован в отделение более сильного Тевтонского Ордена, который к тому времени завоевал значительную часть Пруссии. Красный крест на плащах был сменен черным тевтонским. Ливонская провинция стала называться Тевтонским домом святой Марии в Ливонии (латинск. Domus sancte Marie Theutonicorum in Lyvonia, немецк. Dutscher orden to Lyffland). Часто используют сокращенное название – Ливонский Орден. Орденские владения в Ливонии по прежнему считались вассальными по отношению к епископату. Первый ливонский магистр (ландмейстер) Герман Балк прибыл из Пруссии в сопровождении 54-60 тевтонских братьев-рыцарей и других войск 9. Этим были компенсированы потери 1236 г.

Дания согласилась в 1236 г. на объединение Орденов при условии возвращения ей Северной Эстонии. Нежелание тевтонцев выполнять это условие поставило их на грань войны с королем. В 1237 г. датский военный флот направился к берегам восточной Балтики. Вмешательство папства предотвратило столкновение и привело 7 июня 1238 г. к заключению договора в Стенби между датским королем Вальдемаром и Ливонским Орденом. Ливонцы возвращали датчанам североэстонские провинции Рявала, Харьюмаа и Вирумаа. Провинция Ярвамаа, которую в 1236 г. обещали вернуть датчанам, осталась за Орденом без права строительства там крепостей. Король отказывался от претензий на западноэстонские провинции Сааремаа и Ляэнемаа.

 

Рис. 1. Эстонские области в нач.XIII века

 

В 1239 г. датская эскадра, возглавляемая принцами Кнутом и Абелем, прибыла в Эстонию с солдатами и переселенцами. В Таллине было восстановлено датское епископство, подчиненное датскому архиепископу Лунда. Тевтонские силы были выведены из трех провинций, но немецкие вассалы Ордена остались. Вильгельм Моденский 1 августа 1238 г. под угрозой отлучения запретил самоуправство в датской Эстонии и распорядился все спорные вопросы решать через суд. Датчане вняли предупреждению. Созданная между 1240 и 1242 гг. "Датская поземельная книга" закрепила имущественные права немецких светских ленников и монастырей. Корона и вассалы-датчане получили орденские земли. Эти события в общих чертах определили границы в Эстонии на 100 лет, хотя некоторое приращение орденских владений за счет земель эзель-викского епископа продолжалось и позднее. На юго-западе Ливонии границы определились в общих чертах только через полвека, после покорения куршей и земгалов.

 

Рис. 2. Раздел Ливонии

 

В 1237-1241 гг. по Северо-Восточной и Южной Руси прокатилась волна монгольского нашествия, возглавленного Батыем, сыном Джучи и внуком Чингисхана. Были разгромлены военные силы сильнейших древнерусских земель, разрушен Киев – религиозный, а формально и политический центр Древней Руси. Это послужило толчком к усилению литовских набегов. Их отряды с кон. 1230-х до кон. 1240-х гг доходили до Суздальских и Киевских земель. Лишь вмешательство Ярослава заставило литовцев в 1239 г. отступить из Смоленской земли, в которой начались смуты. После приближающегося возвращения армии Батыя из Европы жители Руси должны были выслушать требования победителей. Монгольское вторжение затронуло лишь юго-запад Новгородской земли. Тем не менее, Новгород входил в систему традиционных военно-политических отношений Руси, и ее крах не мог не ощущаться на Севере. По видимому, поражение Владимиро-Суздальских князей, сюзеренов Новгородо-Псковской земли, стимулировало военные атаки шведов и ливонцев в 1240-1242 гг.

По договору в Стенби, Орден обязался помогать датчанам в обороне их владений. В случае совместных завоеваний у язычников 2/3 захваченных земель должны была отходить к Дании, 1/3 – к Ордену. Датская Эстония граничила с языческими или полуязыческими землями только на востоке. Там жили водь, ижора и другие новгородские данники, поэтому выполнение соглашения неизбежно привело бы к войне с Новгородом. В то же время двусмысленный текст датско-орденского соглашения для объявления войны против христиан требовал разрешения папы римского. Папство фактически обеспечивало себе свободу рук. Летом 1240 г. шведы предприняли попытку закрепиться на Неве и в Приладожье, но были разбиты на р.Неве новгородским князем Александром. За эту победу князя с кон.15 века прозывали Невским. Через 2 месяца после Невской битвы началась русско-ливонская война, но бои первоначально вспыхнули не за Нарвой, а к югу от Псковского озера.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1. Подробнее о завоевании немцами Ливонии см. Генрих Латвийский. Хроника Ливонии./ Аннинский С.А. – М.-Л.,1938; Чешихин Е.А. История Ливонии с древнейших времен. В 3-х тт. Т.1 – Рига, 1884, Т.2. – Рига, 1885; История Эстонской ССР. – Таллин, 1961. Т.1; История Латвийской ССР. – Рига, 1971. Для карт главы 1 использованы История Эстонской ССР; Генрих Латвийский. Хроника Ливонии.  [назад к тексту]

2. О положении Пскова см. Белецкий С.В., Сатырева Д.Н. Псков и Орден в 1-й трети XIII века.// Князь Александр Невский и его эпоха. Исследования и материалы. Под ред. Бегунова Ю.К. и Кирпичникова А.Н. – Спб., 1995. – Стр.81-85.  [назад к тексту]

3. Основными источниками по отношениям между Северной Русью и немцами в нач. 13 века являются хроника Генриха Латвийского, НПЛ и LUB. См. также Рамм Б.Я. Папство и Русь в X-XV веках. – М.-Л., 1959; Чешихин Е.А.Описан. сочин., т.1.  [назад к тексту]

4. Основным источником по войне 1233-1234 гг. является НПЛ (под 6740-6742 гг.). См. также Чешихин Е.А.Описан. сочин., т.1; Рамм Б.Я. Описан. сочин., Ч.1, Гл.1. Стр.95-134; Древняя Русь в свете зарубежных источников. Под ред. Мельниковой Е.А. – М., 1999. – Стр.392-394.  [назад к тексту]

5. Хёш Э. Восточная политика немецкого ордена в XIII веке // Князь Александр Невский и его эпоха. Исследования и материалы. Под ред. Ю.К.Бегунова и А.Н.Кирпичникова. – Спб., 1995. Стр.65-74.  [назад к тексту]

6. Соловьев С.М. Сочинения. В 18 кн. – М.,1993. Кн.2. Стр.144; Кн.3. Стр.142-143, 514.  [назад к тексту]

7. LR 1859-1966; НПЛ под 6745 г.; Герман Вартберг; Чешихин Е.А. История Ливонии, т.1, стр. 279-282.  [назад к тексту]

8. Цифру 48 дает LR 1949, 50 – Герман Вартберг и папская булла LUB №149, на которую ссылается Пашуто В.Т. (Пашуто В.Т. Образование литовского государства, стр.371). Прусская "Хроника гроссмейстеров" (SRC, Bd.I, стр.852) знает также цифру 60, но она, вероятно, относится к числу братьев-рыцарей, переброшенных их Пруссии в 1237-1238 гг.  [назад к тексту]

9. Цифру 54 дает LR 2001; 60 – прусские источники.  [назад к тексту]

Публикация:
XLegio © 2002