ХLegio 2.0 / Армии древности / Войны Средних Веков / Русско-ливонская война 1240-1242 годов / Русские источники о войне 1240-1242 годов

Русские источники о войне 1240-1242 годов


Д. Шкрабо

НОВГОРОДСКАЯ ПЕРВАЯ ЛЕТОПИСЬ СТАРШЕГО ИЗВОДА

 

Первоначальные новгородские летописные записи о войне отражены в Новгородской первой летописи (далее НПЛ) старшего извода 1. Эта летопись дошла до нас в составе пергаментного Синодального списка 14 века, содержащего записи о событиях 1016-1272 и 1299-1333 гг. Записи до 1234 г. сделаны почерком 2-й половины 13 в., после 1234 г. – почерком 2-й четверти 14 в. О времени составления статей 1240-1242 гг. среди исследователей существует две точки зрения. По традиционному взгляду, они были написаны современником вскоре после описываемых событий. Недавно Б.М.Клосс показал, что статьи 1230-х – 1260-х гг. имеют стилистическое единство и созданы в 1260-х гг. Ниже приводится текст НПЛ старшего извода 2. Буква "ять" заменена на "е". В этой части НПЛ используется мартовский стиль, при котором год начинался с 1 марта.

 

"В лето 6748 (1240/1241). [Описание Невской битвы со свеями, мурманами, сумью и емью "месяца июля въ 15, на память святого Кюрика и Улиты, в неделю на сборъ святых отець 630, иже в Халкидоне".]

Того же лета взяша Немци, медвежане, юрьевци, вельядци с княземь Ярославом Володимиричем Изборьско. И приде весть въ Пльсков, яко взяша Немци Изборскъ; и выидоша пльсковичи вси, и бишася с ними, и победиша я Немци. Ту же убиша Гаврила Горислалича воеводу; а пльсковичь гоняче, много побиша, а инехъ руками изъимаша. И пригонивше подъ город, и зажгоша посад всь; и много зла бысть: и погореша церкы и честныя иконы и книгы и еуангелия; и много селъ попустиша около Пльскова. И стояша подъ городом неделю, но города не взяша; но дети поимаша у добрыхъ мужь в тали, и отъидоша проче; и тако быша безъ мира: бяху бо переветъ держаче с Немци пльсковичи, и подъвели их Твердило Иванковичь с инеми, и самъ поча владети Пльсковым с Немци, воюя села новгородьская; а инии пльсковичи вбежаша в Новгородъ с женами и с детьми. В то же лето, тои же зимы выиде князь Олександръ из Новагорода к отцю в Переяславль с матерью и с женою и со всемь двором своимь, роспревъся с новгородци. Тои же зимы придоша Немци на Водь с Чюдью, и повоеваша и дань на нихъ възолжиша, а городъ учиниша в Копорьи погосте. И не то бысть зло, но и Тесовъ взяша, и за 30 верстъ до Новагорода ганяшася, гость биюче; а семо Лугу и до Сабля. Новгородци же послаша къ Ярославу по князя, и дасть имъ сына своего Андрея. Тогда же сдумавше новгородци, послаша владыку с мужи опять по Олександра; а на волость Новгородьскую наидоша Литва, Немци, Чюдь, и поимаща по Луге вси кони и скотъ, и нельзе бяше орати по селомъ и нечимь, олна вда Ярославъ сына своего Александра опять.

В лето 6749 (1241/1242). Приде Олександръ князь в Новгородъ, и рады быша новгородци. Того же лета поиде князь Олександръ на Немци на городъ Копорью, с новгородци и с ладожаны и с Корелою и с Ижеряны, и взя городъ, а Немци приведе в Новгородъ, а инехъ пусти по своеи воли; а Вожанъ и Чюдцю переветникы извеша.

В лето 6750 (1242/1243). Поиде князь Олександръ с новгородци и с братомь Андреемь и с низовци на Чюдьскую землю на Немци и Чюдь и зая вси пути и до Пльскова; и изгони князь Пльсков, изъима Немци и Чудь, и сковавъ поточи в Новгородъ, а сам поиде на Чюдь. И яко быша на земли, пусти полкъ всь в зажития; а Домашь Твердиславичьи Кербетъ быша в розгоне, и усретоша я Немци и Чюдь у моста и бишася ту; и убиша ту Домаша, брата посаднича, мужа честна, и инехъ с нимь избиша, а инехъ руками изъимаша, а инии к князю прибегоша в полкъ; князь же въспятися на озеро, Немци же и Чюдь поидоша по нихъ. Узревь же князь Олександръ и новгородци, поставиша полкъ на Чюдьскомь озере, на Узмени, у Воронея камени; и наехаша на полкъ Немци и Чюдь и прошибошася свиньею сквозе полкъ, и бысть сеча ту велика Немцемь и Чюди. Бог же и святая Софья и святою мученику Бориса и Глеба, еюже ради новгородци кровь свою прольяша, техъ святыхъ великыми молитвами пособи бог князю Александру; а Немци ту падоша, а Чюдь даша плеща; и, гоняче, биша ихъ на 7-ми верстъ по льду до Суболичьского берега (Соболичьского в НПЛ младшего извода); и паде Чюди бещисла, а Немець 400, а 50 руками яша и приведоша в Новгородъ. А бишася месяца априля въ 5, на память святого мученика Клавдия, на похвалу святыя Богородица, в суботу. Того же лета Немци прислаша с поклономь: "безъ княззя что есмы зашли Водь, Лугу, Пльсковъ, Лотыголу мечем, того ся всего отступаемъ; а что есмы изъимали мужии вашихъ, а теми ся розменимъ: мы ваши пустимъ, а вы наши пустите"; и таль пльсковскую пустиша и умиришася. Того же лета князь Ярославъ Всеволодовичь позванъ цесаремь татарьскимь Батыемь, иде к нему въ Орду."

 

Следующий отрывок проясняет личность Кербета, командира сторожевого отряда русской армии во время похода в Эстонию, а также говорит о дальнейшей судьбе князя Ярослава Владимировича, союзника немцев в 1233 и 1245 гг.

 

"В лето 6753 (1245/6). Воеваша Литва около Торжку и Бежици; и гнашася по нихъ новоторжци съ княземь Ярославомь Володимировичемь и бишася с ними; и отъяша у новоторжцевъ кони, и самехъ биша, и поидоша с полономь проче. Погониша по нихъ Явидъ и Ербетъ (Кербетъ в НПЛ младшего извода под 6754 г. и в других летописях) с тферичи и дмитровци, и Ярославъ с новоторжьци; и биша я подъ Торопчемь, и княжици ихъ въбегоша в Торопечь. [Далее о подходе Александра Невского с новгородцами и трех его победах над литовцами.]"

 

Если последовательность перечисления имен и войск совпадают, то Кербет около 1245 г. был великокняжеским посадником в Дмитрове. Возможно, он сидел там уже в 1242 г.

 

"ЖИТИЕ АЛЕКСАНДРА НЕВСКОГО"

 

Житие было написано во Владимире-на-Клязьме младшим современником Александра Невского. Его содержание не зависимо от новгородских летописей. Согласно одной точке зрения, 1-й вид первой редакции Жития датируется 1280-ми годами; согласно другой, 1-й вид относится к 1263-1264 гг., а 2-й вид первой редакции – к промежутку между 1265-1271 годами 3. Первая версия Жития не сохранилась. Ее содержание было реконструировано Бегуновым 4. Автор был начитан в церковной и светской литературе, которым он подражает и которые цитирует. Первоначальное Житие представляло собой панегирик в честь Александра. Писатель отбирал факты с целью показать глубокое впечатление, которое произвела личность князя на современников. Отсутствовали стандартные житийные приемы (описание благочестивого детства, молитвенное обращение к новому святому и т.п.). В отличие от типичной агиографической литературы Житие Александра восхваляло земные доблести покойного князя 5.

В 15-16 вв. Житие неоднократно перерабатывалось. При этом либо стремились привести текст к агиографическим канонам, либо расширяли его историческое содержание путем вставок из летописей. Различные версии Жития дошли в составе летописных сводов и собраний житий святых. Ниже приводится отрывок жития Александра из Второй Псковской летописи (ок. 1486 г.), содержание которого мало отличается от первоначального 6.

 

"И сего ради некто силенъ от западныя страны, иже нарицаются слугы божия, от тех прииде, хотя видети дивныи възрастъ его, якоже древле царица южичьская приходи к Соломону, хотящи слышати премудрость его; тако и сеи, именемъ Андреяшь, видевъ князя Александра, и възвратився къ своимъ, рече: прошед страны языкъ, невидех таковаго ни въ царехъ царя, ни въ князехъ князя.

[Описание Невской битвы с королем римской веры из Полуночной страны в воскресение, 15 июля, в день памяти 630 святых отцов бывшего в Халкидоне собора и святых мучеников Кирика и Улиты]

Въ второе же лето по возвращении с победы князя Александра приидоша пакы от Западныя страны и возградиша град въ отечьстве Александрове; Князь же Александръ воскоре иде и изверже град их из основания, а самых извеша, и овех с собою поведе, а инех: помиловавъ отпоусти, бо милостивъ паче меры.

По победе же Александрове, якоже победи корабля, в третии год, в зимнее время поиде на землю Немецкую в велице силе, да не похвалятся ркуще: оукоримъ Словеньскыи языкъ ниже себе; оуже бо бяше град Псков взят, к наместникы от ||(л.159) Немець посажени. Он же въскоре градъ Псковь изгна и Немець изсече, а инех повяза, и град свободи от безбожных Немець, а землю их повоева и пожже и полона взя бес числа, а овех иссече. Они же гордии совокупишася и рекоша: поидем и победим Александра и имемъ его роукама. Егда же приближишася, и очютиша я стражие, князь же Александръ оплъчися, и поидоша противу себе и покриша озеро Чюдьское обои от множества вой. Отець же его Ярославъ прислалъ бе ему брата меньшаго Андрея на помощь въ множестве дроужине. Такоже и оу князя Александра множество храбрых, якоже древле оу Давыда царя силнии, крепции, тако и мужи Александровы исполнишася духом ратнымъ; бяху бо сердца их акы сердца лвомъ, и решя: о княже нашь честныи, ныне приспе время нам положити главы своя за тя. Князь же Алесксандръ, воздевъ роуце на небо и рече: соуди ми, боже, и разсуди прю мою от языка непреподобна; и помози ми, господи, яко же древле Моисию на Амалика и прадеду нашему Ярославу на окааннаго Святополка. Бе же тогда субота, ||(л.159об.) въсходящю солнцю, и съступишася обои: и бысть сеча зла и троусъ от копии ломления и звоукъ от сечения мечнаго, якоже кезару померзъшю двигнутися, и не бе видети леду, покры бо ся кровию. Се же слышах от самовидца, же рече ми: яко видех полкъ божии на въздоусе, пришедши на помощь Александрови. И тако победи я помощию божией, и даша плеща своя, и сечахоуть я гоняще ахи по и аероу, .и не бе камо оутещи. Зде же прослави богъ Александра пред всеми полкы, яко же Исуса Наввина оу Ерехона. А иже рече: имемь Александра роуками, сего дасть ему богъ в роуце его; и не обретеся противникъ ему въ брани никогдаже. И возвратися князь Алексачдръ с победою славною, и бяше множество полоненых в полку его, и ведяхоуть босы подле конии, иже именоують себе божии ритори. И якоже приближися князь къ граду Пскову, игоумени же и попове и весь народ сретоша и пред градомъ съ кресты, подающе хвалу богови и славоу господину князю Александроу, поюще песнь: пособивыи, господи, кроткомоу Давыдоу победити иноплеменьникы: и верномоу ||(л.160) князю нашему ороужиемь крестным, и.свободи градъ Псков от иноязычникъ роукою Алексакдровою. И рече Александръ: о невегласи псковичи, аще сего забоудете и до правноучатъ Александровых, и оуподобитеся Жкдом, ихже препита господь в поустыни манною и крастелми печеными, и сихъ всех забыша и бога своего, изведшаго я от работы изь Египта."

 

Перевод

 

"Ради князя Александра и пришел некто знатный из Западной страны, от тех, что зовут себя "слуги божии", желая повидать его в расцвете сил так же, как в древности царица Ужская приходила к Соломону, желая наслушаться мудрых речей его. Так и этот, по имени Андреяш, увидел князя Александра, возвратился к своим и сказал: "Прошел я много стран и видел многие народы, но не встретил ни такого царя среди царей, ни князя среди князей".

[Описание Невской битвы с королем римской веры из Полуночной страны в воскресение, 15 июля, в день памяти 630 святых отцов бывшего в Халкидоне собора и святых мучеников Кирика и Улиты]

На следующий год после возвращения князя Александра с победой [в Невской битве] пришли опять те же из Западной страны и построили город на земле Александровой. Князь же Александр немедля вышел и срыл город их до основания, а их самих – одних повесил, а других с собою повел, а иных, помиловав, отпустил, ибо был он милостив свыше меры.

На третий год после победы Александра над королем в зимнее время пошел Александр на землю Немецкую с большим войском, чтобы не похвалялись они, говоря: "Подчиним себе словенский народ".

Ведь уже взяли город Псков и тиунов своих посадили. Тиунов князь Александр схватил, город Псков освободил от пленения. А землю их разорил и пожег, и пленных взял без числа, а других поубивал. Иные же немецкие города заключили союз и решили: "Пойдем, и победим Александра, и возьмем его руками".

Когда же приблизились враги, узнали об этом дозорные Александра. Князь же Александр поставил полки и пошел навстречу, и покрылось озеро Чудское множеством воинов той и другой стороны. Отец же его Ярослав прислал ему на помощь младшего брата Андрея с большою дружиною. У князя Александра было также много храбрых мужей, как в древние времена у Давида царя было сильных и крепких воинов. Так и мужи Александра исполнились духа ратного, ибо сердца их были как у львов, и сказали они: "О княже наш славный! Ныне настало нам время положить свои головы за тебя". Князь же Александр, воздев руки к небу, воскликнул: "Суди меня, боже, и рассуди распрю мою с народом велеречивым и помоги мне, боже, как ты помог в древние времена Моисею победить Амалика и прадеду моему Ярославу победить окаянного Святополка".

Была же тогда суббота. Когда взошло солнце, сошлись оба войска. И была злая сеча, и раздавался такой треск от ломающихся копий и звон от мечей, будто замерзшее озеро двинулось, и не было видно льда, ибо покрылся он кровью.

И слышал я это от очевидца, который мне рассказал, что видел воинство божие в воздухе, пришедшее на помощь Александру. И так победил их помощью божьей, и обратились враги в бегство, и гнали их воины Александровы, словно неслись они по воздуху; и некуда было им бежать. Здесь же прославил бог Александра перед всеми полками, как Иисуса Навина у Иерихона. А того, кто говорил: "Поймаем Александра руками", – предал бог ему и в руки. И не нашлось никого, кто мог бы воспротивиться ему в битве.

И возвратился князь Александр с победою славною. И шло многое множество пленных в войске его, вели босыми подле коней тех, кто называл себя "божьи рыцари".

И когда подошел князь к городу Пскову, игумены и попы в ризах и весь народ встретили его перед городом, воздавая хвалу богу и славу господину князю Александру, воспевая песнь: "Помог ты, господи, кроткому Давиду победить иноплеменников и верному князю нашему освободить город Псков от иноязычных рукою Александровою.

О неразумные псковичи! Если забудете об этом и до правнуков Александровых, то уподобитесь тем иудеям, которых накормил господь в пустыне манною небесною и жареными перепелами и которые обо всем этом забыли, как забыли они и бога, освободившего их из египетской неволи."

 

Новым по сравнению с НПЛ являются свообщения:

1. Немцы объединяются с целью пленения Александра.

2. Русский дозор замечает врага, хотя это известие может быть измененным рассказом о поражении отряда Домаша и Кербета.

3. Битва произошла на восходе солнца.

4. Андрей присоединяется к брату перед битвой, а не перед походом на Псков.

5. О пленении человека, хваставшего, что захватит Александра.

6. Рассказ о возвращении в Псков в сопровождении босых рыцарей, о встрече победителей и об укоризне псковичам.

 

ПСКОВСКИЕ ЛЕТОПИСИ

 

Самостоятельное псковское летописание развивается с 14 века, хотя разрозненные записи делались и раньше. Псковские летописи делят на три группы: 1-ю, 2-ю и 3-ю Псковские летописи 7. Наиболее раннюю версию 1-й Псковской летописи (ППЛ) отражает Тихоновский список, доведенный до 1469 года. Он сохранился в рукописи 1-й половины 17 века. По палеографическим данным, она была скопирована с рукописи 15 века. 2-я Псковская летопись представлена Синодальным списком кон. 15 века, излагающим события до 1486 года. Ее данные восходят к общему источнику с ППЛ. В ней также содержится одна из версий Жития, но она не вставлена в погодные записи о войне 1240-1242 гг. 3-я Псковская летопись использовала данные ППЛ и дополнительные материалы. Наиболее ранняя версия отражена в Строевском списке, написанном почерком сер. 16 века и доведенном до 1556 года. Они излагают события войны 1240-1242 гг. кратко, часто сообщая только о событиях вокруг Пскова и о Ледовом побоище. В Псковской 1 летописи по Тихоновскому списку скомпилированы две группы записей. Во второй из них, на листе 22 об. содержатся оригинальные псковские известия, соединенные с элементами "Жития Александра Невского". Текст приводится по изданию псковских летописей А.Насонова. Об относительно поздней форме обработки свидетельствует использование названия города в форме "Псковъ", распространившейся с сер. 14 века. В других списках этой летописи читается "Плъсковъ".

 

(лист 22) [о Невской битве со шведами под 6748 годом]

(лист 22 об.) В лето 6749 Взя князь Александръ городокъ Копорию, а Немець изби. А на другое лето ходилъ князь Александръ с муж новгородцы, и бишася на льду с Немцами. ...

В лето 6747 Избиша Литва на Комне пскович засадою, месяца сентября въ 25 день.

В лето 6748 Избиша Немци пскович под Изборском 600 муж, месяца сеньтября въ 16 день. И по семъ пришедше Немци и взяша град Псковъ, и седоша Немци въ Пскове два лета.

В лето 6750 Пришед князь Александръ и изби Немець во граде Пскове, и градъ Псковъ избави от безбожных Немець, помощию святыя Троица. И бишася с ними на леду; и пособи богъ князю Александру и мужемъ новогородцемъ и псковичамъ; овы изби и овы связавъ босы поведе по леду. Сии бои бысть месяца апреля въ 1 день; и бысть во граде Пскове радость велия. И рече князь Александръ: "О муже Псковичи, се же вам глаголю: аще кто и напоследъ моих пленникъ (племенникъ?) или прибежит кто в печали или тако приидет жити во град Псков, а вы его не приимете и не почтете его, и наречетеся вторая Жидова".

 

Академический 1 список датирует битву под Изборском косвенно: 16 числом того же месяца, в котором в предыдущей записи отмечено поражение от литовцев. Сомнительна версия Псковской 2 летописи (Синодальный и другие списки), которая датирует сражение с литовцами 25 октября, превращает его в псковскую победу, относит битву под Изборском к 16 октября, а правление немцев в Пскове удлиняет до 3 лет. Псковская 3 летопись по Строевскому списку под 6748 и 6750 годами является кратким пересказом летописи, близкой к НПЛ младшего извода.

Новыми по сравнению с НПЛ и Житием являются размеры потерь псковичей под Изборском, даты сражений под Изборском и на Чудском озере, упоминание об участии псковичей в Ледовом побоище. Псковской датировке Ледового побоища обычно предпочитают новгородскую, которая содержит не только число, но и день недели и привязку к церковным праздникам.

 

РОСТОВО-СУЗДАЛЬСКИЕ ЛЕТОПИСИ

 

Ранние ростово-суздальские известия о походе 1242 г. отражены в Лавернтьевской и Московско-Академической летописях 8. Лаврентьевская летопись – это список 1377 года с тверского летописного свода начала 14 в., использовавшего ростовские летописи 13 века. Там сообщается:

 

"В лето 6750 Великыи князь Ярославъ посла сына своего Андрея в Новъгородъ Великыи, в помочь Олександрови на Немци, и победиша я за Плесковом на озере, и полонъ многъ плениша, и възвратися Андреи къ отцю своему с честью."

Столь же кратка Московско-Академическая летопись, которая представляет собой оригинал летописного свода кон. 15 века, доведенного до 6927 (1419) года . Записи после взятия Козельска татарами под 6746 годом являются сокращением ростовского летописного свода.

 

"В лето 6750 ходи Александръ Ярославичь с Новъгородци на Немци и бися с ними на Чюдъском езере, оу Ворониа камени, и победи Александръ и гони по леду 7 верстъ, секучи их."

 

Упомянутые две летописи интересовались только кампанией 1242 года. Новой информации они не дают и представляют интерес только интерпретацией событий. Изложение в Лаврентьевской летописи ведется в такой форме, что все заслуги могут быть приписаны Андрею. Другие записи о столкновениях с немцами 1-й пол. и сер. 13 века отсутствуют в этой летописи. Московско-Академическая летопись имеет более широкий кругозор, но для 1230-1260-х гг. она коротко упоминает только о битвах на Эмайыге 1234 г., Ледовом побоище 1242 г. и сражении у Раковора 1268 года. Ростово-суздальских летописцев совершенно не интересуют злоключения псковичей.

 

ПОЗДНИЕ РУССКИЕ ИСТОЧНИКИ

 

Вышеописанными русские источники дают независимую друг от друга информацию. Остальные летописи и жития с 15 века обычно их повторяют, компилируют, перетолковывают или искажают 9. Сведения НПЛ старшего извода или близкие к ним попали в Рогожскую летопись и Летопись Авраамки. В Рогожском летописце 2-й четв. 15 в. отразилось тверское летописание. Он пишет о гибели 400 немцев, но пленных оказывается только 8. Последняя цифра может быть следствием описки, произошедшей из-за сходства рукописных букв "и" и "н", используемых для обозначения чисел 8 и 50 соответственно.

Первая редакция Жития послужила основой для ряда церковных переработок 16-го и последующих веков: владимирской редакции 1547-1552 гг., псковской редакции Василия-Варлаама сер. 16 века, редакции Степенной книги, редакции Ионы Думина и других. Ничего нового по интересующему нас вопросу они не добавляют. Зато различные версии (виды) 2-й редакции Жития попали во многие летописи. Результатом оказалось объединение ранних летописных (в первую очередь из НПЛ старшего извода) и житийных сведений об Александре Невском. Это произошло в 1-й четверти 15 в., в ходе работы над созданием общерусского летописного свода 1418-1419 гг. московского митрополита Фотия. В той или иной степени эта работа отразилась в ряде летописей 15 в.: НПЛ младшего извода, Софийской первой летописи, Новгородской 4-й летописи и других. Во всех упомянутых летописях величина немецких потерь отличается от НПЛ старшего извода: 500 вместо 400. НПЛ младшего извода по-прежнему считает убитых и пленных просто немцами НЧЛ называет всех пленных и убитых немцев ратьманами и панами. В СПЛ соответствующая фраза выглядит так: "И паде немец 500, а чуди бесчисленно множество. А руками яша немец 50 нарочитых воевод и приведеше я в Новгород, а иных вода потопи, а инии зле язвени отбегоша". Таким образом, 50 немцев превратились в 50 нарочитых воевод. Такие версии широко использовалась последующими русскими летописями, породив в свою очередь в 19-20 вв. в отечественной историографии представление о том, что все убитые и пленные немцы были рыцарями. Отметим также запись в Тверском сборнике 1534 г., в которой гибнет 531 немец, чуди – без числа, в плен попадает 50 нарочитых воевод.

Возникает вопрос, почему произошло переопределение понятия "немцы". В русских летописях при описании военных действий 14-15 вв. словом "немцы" стали часто обозначать всех ливонцев или, по крайней мере, воинов, а страну называли "Немецкой землей". Исчезают или редко используются названия отдельных прибалтийских народов и регионов ("Чудь", "Чудская земля", "Лотыгола" и другие). Например, в НПЛ младшего извода этноним "чудь" появляется лишь в исключительном случае, при описании восстания эстонских крестьян 1343-1346 гг., в котором слились этнические и социальные противоречия. Чудины продолжают появляться только в летописях псковичей, имевших контакты с сельским населением соседней Ливонии. В такой ситуации понятие "немцы" летописцев сер. 13 в. должно было заменяться каким-нибудь термином для обозначения ливонской социальной верхушки.

Остановимся на некоторых наиболее важных версиях поздних летописей. Ядро НПЛ младшего извода написано в 1-й четв. 15 в., а древнейшие рукописи относятся к сер. 15 в. Летопись ошибочно утверждает, что Ледовая битва произошла на память св. мученика Феодула, и пишет о 500 погибших немцев. В остальном повествование следует НПЛ старшего извода, а дополнения из 1-го вида 2-й редакции Жития вводятся для усиления художественного эффекта. В целом схожая ситуация наблюдается в Новгородской 4-й летописи, основа которой сформировалась между 1418-19 гг. и 1428 г. (древнейшие рукописи – 1470-80-е гг.). Новгородская 4-я летопись только полагает, что Александр в Эстонии сам пошел в зажитие (набег), а в НПЛ он рассылает других. Версия Новгородской 4-й летописи использовалась в 5-й Новгородской летописи.

Остановимся подробнее на Софийской первой летописи (СПЛ). Эта московская летопись была важным этапом в развитии рассказа о войне 1240-42 гг. Ее сведения через посредство московского летописания 15 в. попадают в 3-ю редакцию Жития Александра, во многие общерусские и местные летописи, а через них и в историческую литературу 19-20 вв. Рассказы различных редакций СПЛ о войне 1240-1242 гг. использовались в Никаноровской и Вологодско-Пермской, Ермоловской, Уваровской, Прилуцкой, Львовской, Холмогоровской, Типографской летописях, Тверском сборнике. Через посредство Московских сводов кон. 15 века она оказала влияние на Симеоновскую, Воскресенскую летописи. В огромной компиляции 16 века, именуемой Никоновской летописью, сведения СПЛ были стилистически переработаны и дополнены. СПЛ сохранилась в редакциях старшего и младшего извода. СПЛ старшего извода наиболее полно отражает содержание свода Фотия. Ее две рукописи датируются 1470-ми – нач. 1480-х гг.

СПЛ исправляет дату битвы обратно на день памяти св. Клавдия. Не очень удачная попытка полностью объединить содержание ранних новгородских летописных записей и Жития привела к появлению некоторых "открытий" в СПЛ. Сначала идет рассказ, близкий НПЛ, от падения Изборска и Пскова до разрушения Александром немецкой крепости в Копорье. Затем появляется вставка из Жития о начале похода на немцев, причем ранний текст Жития был понят в том смысле, что немцы взяли Псков в третий год после победы новгородцев над шведами. Получается, что они захватывали город два раза. В Немецкую землю русские вторгаются дважды. Первоначально идет старый житийный рассказ об опустошении вражеской страны после возвращения Пскова и сборе немцев, собирающихся захватить Александра в плен. Их замечает сторожа князя. Александр поклонился Св.Троице (Псковской) и идет во второй раз на землю Немецкую мстить за кровь крестьянскую. Затем ход военных действий излагается в согласии с НПЛ. При этом выбрасывается летописное известие о том, что Александр узнает о немецком наступлении только после поражения Домаша и Кербета. О присоединении Андрея Ярославича к Александру пишется дважды. Сначала Александр идет на Псков. Затем, в соответствии с Житием, сообщается о присылке Ярославом Андрея перед самой Чудской битвой. Дважды пишется и о возвращении после битвы. Сначала, как в НПЛ, пленные немцы ведутся в Новгород, затем идет житийный рассказ об их приводе по льду в Псков, торжественной встрече там победителей и назидании в адрес псковичей. Короткое замечание Жития о победе над семью ратями литовцев помещается под 6750 (1242) годом, а через 3 года мы встречаем более подробное повествование о тех же событиях, восходящее к новгородскому летописанию.

Появляется несколько новых сведений. В СПЛ мы впервые читаем утверждение о том, что побежденные на Чудском озере тонули в воде. Эта история может быть толкованием одной из риторических фраз первоначального Жития, но не все комментаторы с этим согласны. Перед описанием построения войска Александра на льду дается масштабная диспозиция противника: "Се же слышав, местер (магистр) изыде съ всеми бискупы (епископами) своими и со всеми множеством языка (народа) ихь и власти ихь, и съ помочью королевою (датскою)". Источник последнего сведения неизвестен и, видимо, страдал склонностью к преувеличению, так как немецкие источники сообщают об участии датчан только в походе 1240 г. и упоминают прямо только о войсках одного епископа на Чудском озере (см. ниже). В тоже время, в отличие от НПЛ автор этого пассажа знал об участии эстонских датчан в антирусской коалиции. Вместо помощи "датчан" пишется о "помощи королевой". Это соответствует терминологии 13 – 1-й пол. 14 веков. Дело в том, что в Ливонии эстонских вассалов Дании (в основном немцев по национальности) называли не датчанами, но "людьми короля". Это может указывать на то, что источник СПЛ не древнее дошедшей версии НПЛ старшего извода.

Еще одно новое сообщение появляется после рассказа о казни изменников, захваченных в Копорье. В НПЛ Александр просто возвращается после похода в Новгород. В СПЛ и более поздних летописях говорится об уходе князя из Новгорода. Встречается 3 варианта:

1. Александр отъезжает в Русь (СПС и другие);

2. Князь уходит в Переяславль, потом вместе с Андреем идет в Новгород и оттуда на Псков (Симеоновская, Никоновская летописи);

3. Александр едет к Батыю, после возвращения от него идет на Псков (НЧЛ, Псковская 3 летопись). 3-й вариант явно ошибочен, так как Батый в это время находился в Западной Европе. Требует комментария употребление слова "Русь" в СПС, которое применено в узком смысле. В 12 – 1-й пол. 13 вв. Русью называли либо все древнерусское государство, либо Среднее Приднепровье. После сер.13 в. новгородские летописи стали называть Русью в узком смысле Владимиро-Суздальскую землю 10, поэтому версии 1 и 2 различаются по форме, но совпадают по смыслу.

Во Владимирском летописце 16 в. происходит полная путаница различных событий. Сначала Александр разбивает немцев на Плесковом озере. В 6750 (1242/1243) г. Ярослав посылает сына Андрея на помощь Александру в Новгород. Александр, Андрей и новгородцы снова разбивают немцев, но теперь уже на Ладожском озере! Летописец, видимо, смешал бои с немцами и шведами. Этому могло способствовать то, что в новгородских источниках шведов обычно называют немцами при описании войн 14 в. в Карелии и на Неве.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1. Кучкин В.А. Борьба Александра Невского против Тевтонского Ордена.// Восточная Европа в исторической перспективе. К 80-летию Пашуто В.Т. – М., 1999. Стр. 130-137; Клосс Б.М. Предисловие к изданию 2000 г. // Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов.(ПСРЛ. Т.3). – М., 2000. Стр.V-XI; Предисловие к изданию 1950 г.// Там же, стр.3-12.  [назад к тексту]

2. Использовано издание: Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов ( ПСРЛ. Т.3). – М., 2000. (Воспроизводит издание под редакцией А.Н.Насонова. (М.-Л.,1950)).  [назад к тексту]

3. Кучкин В.А. Описан. сочин.  [назад к тексту]

4. Ледовое побоище 1242 г. Отв.ред. Караев Г.Н.-М. – Л., 1966. Стр.183-184 и ссылки там.  [назад к тексту]

5. Ключевский В.О. Древнерусские жития святых как исторический источник. – М.,1988. Стр.65-71.  [назад к тексту]

6. Житие находится на листах 156-162 об. рукописи Государственного Исторического музея, Синодальное собрание, № 154. Древнерусский текст воспроизводится по кн. Псковские летописи. Приготовил к печати А.Насонов. Вып. 1. – М.-Л., 1941. Перевод Ю.К.Бегунова взят из кн. Кто с мечом. Три произведения древнерусской литературы XIII-XV веков. – М., 1973. Стр.43-47.  [назад к тексту]

7. Псковские летописи. Описан. издание. Вып.1.  [назад к тексту]

8. Лаврентьевская летопись (ПСРЛ. Т.1). – М., 2001. В приложении приводится фрагмент Московско-Академической летописи с 1205 года.  [назад к тексту]

9. Ледовое побоище 1242 г., стр. 173-193; Новгородская четвертая летопись (ПСРЛ, т.4, ч.1). – М, 2000; Рогожский летописец. Тверской сборник. (ПСРЛ, т.15). – М., 2000; Софийская первая летопись старшего извода (ПСРЛ, т.6, вып.1) – М., 2000; Симеоновская летопись (ПСРЛ, т 18); Летописный сборник, именуемый Патриаршей или Никоновской летописью (ПСРЛ, т.10). – М., 2000. 3-ю Псковскую летопись см. в кн. Псковские летописи. Приготовил к печати А.Насонов. Вып.2. – М., 1955.  [назад к тексту]

10. Например, НПЛ под 6765 (1257) годом в рассказе об ордынской переписи. Ср. с Лаврентьевской летописью под этим же годом.  [назад к тексту]

Публикация:
XLegio © 2002