ХLegio 2.0 / Метательные машины / Восток / Китайская доогнестрельная артиллерия (Материалы и исследования) / Вместо заключения

Вместо заключения


С.А. Школяр

Мы рассмотрели ряд вопросов истории, устройства и боевого применения орудий и боеприпасов китайской доогнестрельной артиллерии. Некоторые суждения и выводы изложены в соответствующих главах, и повторять их нет необходимости. В заключение обратимся к одному, более общему вопросу.

В нашем распоряжении недостаточно данных для создания хорошо документированной, имеющей четкую периодизацию истории развития китайской метательной артиллерии. Однако приведенные в настоящей работе материалы представляют известную основу для размышлений, касающихся процесса становления и постепенного конструктивного оформления традиционных для Китая типов артиллерийского метательного оружия. С нашей точки зрения, можно выявить определенную логику развития конструктивной формы орудий, находившейся во взаимосвязи с условиями их боевого применения.

Китайское артиллерийское метательное оружие, вероятнее всего, было местным изобретением. В пользу этого свидетельствуют как локализация определенных типов метательных машин в пределах Китая, так и устойчивая традиция их применения на протяжении всего доогнестрельного периода истории китайской артиллерии. Каких-либо упоминаний в источниках о возможном заимствовании этого оружия древними китайцами из соседних регионов Азии мы не находим.

Функциональным назначением тяжелых метательных орудий была доставка к цели средств боевого поражения живой силы и военной техники противника посредством метания, а его механической основой – использование упругой энергии деревянного стержня. В лучном стрелометном оружии, где главным фактором доставки были расстояние и убойная сила снаряда-стрелы, зависевшие от ее начальной скорости, упругая энергия лука реализовалась наиболее полно и определяла настильный вид стрельбы. В камнеметном оружии преобладающим фактором доставки являлась разрушающая сила массы снаряда, определявшая другой, навесный вид стрельбы. При сохранении упругой энергии деревянного стержня как основного источника метательной силы особенности этого вида стрельбы вызвали необходимость учета в конструкции камнеметных метательных механизмов также действия и иных факторов метания, зависевших от вида последнего и в то же время влиявших на него.

Древнейший китайский камнемет, по-видимому, представлял собой укрепленный в земле деревянный шест с пращой на свободном [291] конце. Метание происходило путем использования энергии упругости, накопленной шестом при действии на него изгибающей силы. Несовершенство такого метательного устройства побудило снабдить его дополнительными деталями как для увеличения устойчивости и его сопротивления изгибу (опорный столб), так и для фиксации направления метания.

Отсюда был один, но весьма важный (имевший значение качественного скачка) шаг к появлению такой конструкции метательного механизма, принцип которой не менялся в течение всего времени применения камнеметных орудий в Китае. Этим шагом было решение использовать для метания не только упругую энергию гибкого шеста, но и другие факторы, свойственные рычагу первого рода. Возникло камнеметное устройство с метательным рычагом, вращающимся на горизонтальной оси, и более динамичным процессом метания, по внешнему виду похожее на колодезный журавль. Последний, вероятно, сыграл свою роль в конструктивном оформлении китайского камнемета на рубеже нашей эры – прототипа более поздних натяжных блид на опоре в виде столба.

Дальнейшее совершенствование камнеметных устройств, несомненно, было результатом влияния опыта их боевого использования. Первоначальные камнеметы имели незначительный сектор обстрела, что весьма сужало их боевые возможности. С появлением поворотной рамы (вертлюга) камнеметная машина получила способность вести круговой обстрел. Другим направлением в улучшении тактических свойств орудий была установка их на колесную раму. Трудно сказать, какое из этих усовершенствований появилось раньше: в первом больше нуждались ограниченные в маневренности орудия крепостной обороны, тогда как второе придавало камнеметам столь ценную в условиях атаки крепости подвижность.

Следовательно, логика совершенствования конструкции древнего китайского камнемета должна была привести к созданию того вида блид, сведения о котором зафиксированы в источниках VII в. под названием «вихревой» и который отнесен нами к первой группе орудий. Самым ранним по времени описанием конструктивно завершенной формы камнемета является описание как раз вихревого орудия. Проводимую танскими авторами и комментаторами идентификацию ранних камнеметов именно с блидой пао чэ можно рассматривать как одно из подтверждений конструктивной преемственности древних и танских камнеметных установок.1 Правда, мы не располагаем описаниями камнеметов в период от Хань до Тан, и это затрудняет датировку окончательного оформления конструкции вихревых орудий. Но, несмотря на спорадический характер применения камнеметов в III – VII вв., едва ли можно сомневаться в том, что в каком-либо виде передача знаний об устройстве и боевом использовании камнеметов в это время существовала. [292]

Наконец, нет оснований считать, что столь законченная конструкция вихревой блиды, какую описывают источники, появилась лишь в начале Тан, не пройдя к тому времени уже определенного пути развития. По нашему мнению, III – VII века и были временем становления конструкции вихревых камнеметных машин.

Хотя вихревая блида обладала боевой маневренностью и способностью вести круговой обстрел, ее конструкция имела и слабые стороны. Наличие поворотной рамы обусловило сравнительную тонкость деталей всей установки. Проистекавшая отсюда ограниченность ударной силы вихревых камнеметов в дотанский период, очевидно, не была остро ощутимой, но в VII – XIII вв. совершенствование средств крепостной защиты, оборонительной и наступательной техники потребовало увеличения разрушительного действия камнеметной артиллерии. Недостаток резервов роста метательной силы у вихревых орудий неизбежно привел к поиску иных решений, к изменениям в устройстве как опоры, так и метательного механизма камнеметов.

Процесс этот, по-видимому, начался с попыток придать опорному столбу детали, которые увеличивали устойчивость опоры и ее сопротивляемость нагрузкам при метании. Такие конструкции, описанные еще в период Тан, показаны затем на рисунках, изображающих различные вихревые орудия, в трактате «У цзин цзунъяо». Однако сохранение вертлюга на оси опорного столба не позволяло резко увеличить метательную силу. Появляются опоры, состоящие из двух вертикальных столбов, получивших каждый по подпирающему столбу меньших размеров. В результате возникло новое опорное устройство, напоминающее по форме призму. На этой опоре вертлюг оказался неприменимым, зато стало возможным увеличить метательную силу рычага. При сохранении неизменным принципа натяжной блиды задача могла быть решена только повышением метательной мощности рычага за счет увеличения числа составляющих его шестов.

Указать точную дату возникновения камнеметов на призматической станине, выделенных нами во вторую группу орудий, не представляется возможным, но поскольку первое описание блиды цзянцзюнь пао с опорой, по форме приближающейся к призме, относится к концу танского времени, логично, на наш взгляд, предположить, что временем конструктивного оформления камнеметов на призматической станине были VII – Х века.

На этом поиск новых решений конструкции опоры не прекратился. Хотя блиды на призматической станине обладали несомненными преимуществами перед вихревыми в силе метания, строение опоры обусловило ограничение в направлении стрельбы, а ее устойчивость могла быть даже меньше, чем у вихревой, поскольку опорные столбы уже не укреплялись в земле. [293]

Задача создания самых действенных китайских камнеметов была решена с появлением станин в форме усеченной пирамиды, т. е. с изготовлением орудий, относимых нами к третьей группе. Пирамидальное опорное устройство обладало наибольшей сопротивляемостью разнонаправленным нагрузкам и устойчивостью при выстреле, открывало возможность для увеличения метательной силы орудия и эффективности его разрушительного действия. Устройство упоров оси метательного механизма давало возможность переставлять рычаг и при необходимости вести стрельбу в обратном направлении, что было особенно ценным при обороне контрвалов от противника, пытающегося снять осаду крепости извне. Запас прочности опоры, наличие, судя по описаниям, парных опор, очевидно, позволяли в ходе сражения менять метательный механизм блиды на более мощный, с большим количеством упругих шестов. Метание из таких блид приближалось к мортирному. Такие камнеметы поражали недоступные для других орудий объекты, в том числе закрытые цели.

Камнеметы с вполне оформившейся конструкцией пирамидальных опор впервые описаны в трактате «У цзин цзунъяо», но складывалась эта конструкция, вероятно, еще в конце Тан. В Х – XIII вв. эти камнеметы становятся самыми распространенными орудиями китайской метательной артиллерии.

Таким образом, предпринятая нами классификация натяжных блид по их наиболее существенным техническим признакам, приобретая определенное значение для изучения устройства китайского камнеметного оружия, делает это изучение системным, помогает сосредоточить внимание на характерных особенностях не только «формы», т. е. материальной части, но и, говоря словами П. Д. Львовского, того существенного в камнеметах, что составляло их «содержание», – тактико-технических свойств метательных машин. Анализ логической взаимосвязи конструктивных форм китайских камнеметов и факторов их тактического применения, спроецированный на исторические данные о времени появления и использования орудий в боевых условиях, позволяет рассматривать предложенную группировку орудий как нечто большее, чем просто метод исследования. Три группы натяжных блид предстают перед нами как исторически последовательные этапы в развитии китайского камнеметного оружия, группировка выливается в основу его исторической классификации.

Мы далеки от мысли представить развитие китайской камнеметной техники как плавный процесс постепенной эволюции от одной группы орудий к другой. Действительность, конечно, была многообразнее, многие изменения в конструкции блид могли происходить и последовательно и параллельно, в зависимости от технических и тактических обстоятельств и индивидуальных качеств создателей оружия. Но направление развития [294] конструкций китайской камнеметной техники, очевидно, было таким или почти таким вследствие определяющего фактора: сохранения неизменным принципа метания с помощью метательного рычага и натяжной блиды как формы конструктивного воплощения этого принципа. В камнеметах с пирамидальной опорой и мощным составным рычагом соответствие между формой и содержанием проявилось с наиболее возможной для натяжных машин полнотой.

В этой связи обращает на себя внимание концепция развития китайской камнеметной техники, которая предложена в «Истории изобретений в области механики и строительства в Китае», изданной Академией наук КНР в 1962 г. под редакцией Лю Сянь-чжоу [239, с. 41 – 42].

В главе «Метательные и огнестрельные орудия» в основу изложения материала положено деление тех и других орудий на действующие циклически и последовательно. Это деление носит чисто формальный характер, так как объединяет в каждой группе орудия, устройство которых основано на разных технических принципах, и потому подобное деление не отражает ни динамики, ни специфики в развитии камнеметных и огнестрельных аппаратов. Так, справедливо относя одни метательные механизмы к рычагу второго рода, а другие, в частности блиды Х – XIII вв., к рычагу первого рода, автор не разграничивает их по времени возникновения и конструктивного оформления. Здесь же он отмечает применение Ма Цзюнем метательного колеса и, таким образом, создает у читателя впечатление о том, что все три вида камнеметных орудий в Китае существовали одновременно и в равной степени использовались в боевых действиях. Останавливаясь затем на одном из огнестрельных орудий периода Мин, в котором стволы располагались по ободу колеса, чем достигалась скорострельность,2 автор как бы наталкивает на мысль о происхождении этого орудия от колеса Ма Цзюня, поскольку оба механизма отнесены им к действующим последовательно. Между тем принципы их действия явно различны: Ма Цзюнь для метания снаряда использовал центробежную силу вращения, тогда как в огнестрельном аппарате XVII в. колесо как поворотный круг служило лишь для автоматизации процесса стрельбы.

Невозможно, следовательно, согласиться с тем методом изложения материала, содержащего сведения о китайском камнеметном и огнестрельном оружии, какой принят в книге Лю Сянь-чжоу. Только исследование данных об орудии в их историческом аспекте, анализ основных, а не второстепенных технических признаков, характеризующих механизмы, может привести к реальным результатам в изучении вопросов становления и развития артиллерии в Китае.

Процесс развития китайских аркбаллист заметно отличался от эволюции камнеметных машин. Если метательный механизм [295] камнеметов, будучи одновременно и инструментом метания, на ранней стадии претерпел изменения, пока не трансформировался в рычаг первого рода, то в арбалете метательный механизм сразу сформировался как взаимодействующая система инструмента метания – лука со спусковым механизмом. Нерасчленимость этой системы, удачно решившей главную задачу аркбаллистического оружия – доставку к цели снаряда-стрелы, определила то обстоятельство, что арбалет сохранился как основа стрелометных артиллерийских орудий. Конструктивное решение аркбаллисты (арбалет, установленный на деревянной раме) возникло довольно рано и, как показывают описания, было стабильным в течение многих веков.

Как и у камнеметов, дальнейшие изменения в конструкции аркбаллистического оружия были связаны с необходимостью придания стрелометам свойств, существенно повышавших их боевые возможности: увеличения сектора обстрела с помощью поворотного устройства, установки орудия на колесную раму и т. п. Об этом мы уже говорили подробно в гл. II, характеризуя некоторые тактико-технические свойства китайской артиллерийской метательной техники и возможные пути их совершенствования. Следует еще раз подчеркнуть, что в развитии и камнеметного и стрелометного оружия основным являлось стремление оружейников к повышению эффективности действия орудий за счет увеличения их метательной силы. Однако если у камнеметов рост метательной мощности был тесно связан как с умножением числа составляющих рычаг шестов, так и главным образом с изменением опорного устройства, то у аркбаллист увеличение силы метания происходило лишь за счет увеличения количества луков метательного механизма самого арбалета; станина, очевидно, не играла при этом той важной роли, какую обнаруживают опорные конструкции камнеметных орудий.

В ходе развития китайского доогнестрельного артиллерийского оружия наблюдаются два весьма характерных явления. Во-первых, с возникновением более эффективных по своему действию орудий предшествующие формы не вытесняются, не исчезают, а продолжают использоваться в боевых действиях. Во-вторых, поступательный процесс совершенствования оружия, казалось бы, должен характеризоваться усложнением его устройства, однако в действительности дело обстояло иначе. Еще К. Хуури обратил внимание на такой с первого взгляда парадокс в развитии конструкции механической артиллерии, отметив, что в устройстве камнеметов «переход от сложных к более простым формам должен рассматриваться как шаг вперед, но ни в коем случае не как шаг назад» [337, с. 18], но объяснения этому он не дал.

Мы полагаем, что оба явления тесно связаны между собой и сущность их не только не расходится с общим направлением [296] развития механического артиллерийского оружия, но проявляется именно как результат этого развития. Происходит как бы слияние, с одной стороны, тенденции к упрощению устройства машин, закономерной для того этапа, когда конструкция и использование их уже достаточно освоены и идет дальнейшее совершенствование механизма, а с другой – тенденции к сужению тактического назначения орудий, своего рода «специализации», возникающей в ходе расширения масштабов и методов применения метательной артиллерии в боевых действиях.

В самом деле, появление блид второй и третьей групп отнюдь не привело к универсализации тактико-технических возможностей камнеметных орудий. Обретая новые свойства, эти блиды утеряли другие, по-прежнему сохранявшие свое значение в крепостном сражении. С появлением крупных и мощных орудий, дававших большой разрушающий эффект, но в значительной степени утративших подвижность, скорострельность, способность к круговому обстрелу, вихревые блиды оказывались незаменимыми в ходе выполнения таких тактических задач, которые требовали именно этих качеств, например при позиционной обороне в условиях полевой фортификации. Естественно, что вихревые камнеметы остались на вооружении и по-прежнему применялись в боевых действиях. То же самое следует сказать о легких аркбаллистах, которые в силу специфики своей основной функции продолжали играть присущую им роль, особенно в полевых сражениях. Факты создания в XI – XII вв. новых видов однолучных подвижных станковых стрелометов, вероятно сохранивших и поворотное устройство, подтверждают эту мысль.

Для разрушения фортификационных объектов, для мощных ударов по живой силе, наступательной и оборонительной технике, как правило, был необходим длительный, сосредоточенный обстрел одной цели или ограниченной площади. Стрельба велась большей частью в одном направлении, требовала постоянной наводки орудия на цель, большой устойчивости его в момент выстрела. В этих условиях целесообразнее было, отказавшись от поворотного устройства, а также от колесной рамы, увеличить размеры камнеметов и аркбаллист, их метательную силу и массу снаряда. Конструкция таких установок действительно упрощалась,3 зато эти орудия приобретали все необходимые свойства, нужные для реализации ставившихся перед ними тактических задач.

Мы видим, таким образом, в развитии конструкций и камнеметов и аркбаллист один и тот же процесс. Потребность в увеличении ударной мощи и поражающего действия снаряда при одновременном возрастании дальности и точности стрельбы ставила создателей механической артиллерии перед необходимостью поступаться некоторыми полезными тактическими свойствами небольших орудий прошлого во имя приобретения [297] оружием столь нужных в новой обстановке качеств. Возрастание мощи механических метательных средств объективно вело к увеличению размеров орудий и вместе с тем к упрощению их устройства. Только такой путь конструктивного развития и был возможен для доогнестрельной метательной артиллерии с ограниченными возможностями ее деревянной основы.

Тем не менее перспективы продвижения по этому пути для китайских аркбаллистических и камнеметных машин были различными. Ввиду того что арбалетная система с механическим натяжением лука оказалась наиболее пригодной для своей функции доставки стреловидного снаряда, китайское аркбаллистическое оружие не претерпело особых изменений до последних дней своего существования. В камнеметной же технике использование только мускульной силы людей устанавливало известный предел развитию натяжных конструкций, предел, за которым возникала необходимость применения механизмов для дальнейшего роста мощи орудий и облегчения их эксплуатации. В этом отношении китайские оружейники не шагнули дальше частного случая употребления ворота в «камнеметных башнях» (пао лоу), очевидно находясь в плену догматической приверженности «натяжному» стандарту. Короткая, но выразительная история «мусульманских» противовесных камнеметов в Китае выявила негативные стороны китайской военно-технической традиции в области артиллерийского вооружения.

Материалы по истории доогнестрельной артиллерии в Китае, отражая и то особенное, что было присуще ей в связи с конструктивными и тактико-техническими свойствами оружия, еще раз убеждают в беспочвенности взглядов на обособленность и исключительность общественно-исторических процессов в «традиционном» Китае, в том числе на существование специфически «китайских путей» в вооруженной борьбе [303]. Исследование даже такого частного вопроса, как тактическое применение китайской метательной артиллерии, неопровержимо доказывает, что ему были свойственны все основные закономерности общемирового процесса в развитии тактики артиллерийского оружия вообще и доогнестрельной артиллерии в частности, что последнюю следует рассматривать как часть этого общего процесса.

Изучая вопросы истории и развития китайской метательной артиллерии, мы сосредоточили основное внимание на периоде ее расцвета (X – XIII вв.), который одновременно был периодом использования в ней пороховых снарядов – преобладающего вида порохового оружия на раннем этапе его развития в Китае. Но Х – XIII века не последнее время в существовании механической артиллерии. В китайской армии метательные машины еще длительное время применялись в боевых действиях, сосуществуя с интенсивно развивающимся огнестрельным оружием. Материалы, относящиеся к метательным орудиям в [298] источниках XIV – XVI вв., уже не представляют особого интереса: они ограничиваются главным образом упоминаниями об отдельных фактах использования старого оружия, и характер этих данных не оставляет сомнений в том, что оно постепенно изживает себя.

Тем не менее точное время исчезновения метательной артиллерийской техники в Китае определить трудно, в частности и по причине особенностей более поздних источников, в которых иногда нет ясных критериев для определения сущности ряда оружейных терминов. Как можно предположить, в регулярных войсках Китая метательное артиллерийское оружие прекратило существование, вероятно, в XVI в., хотя в отдельных случаях метательные машины употреблялись в сражениях и более поздних времен. Решить этот вопрос можно будет после тщательного изучения материалов о китайской огнестрельной артиллерии в XIV – XVII вв. При этом в поле зрения исследователя этого периода, несомненно, должны оказаться и метательные орудия как исчезающие реликты, напоминающие о том времени, когда они были грозным оружием, оставившим четкий след в истории мировой доогнестрельной артиллерии.


Примечания


1. Говоря о преобладании в дотанской доогнестрельной артиллерии натяжной блиды, мы имеем в виду основное направление в эволюции китайской камнеметной техники. Создание в III в. Ма Цзюнем метательного колеса представляло собой лишь частный случай замены блид механизмом другого типа. Метание с использованием только центробежной силы вращения в китайской артиллерии не получило развития, хотя и сохранилось в некоторых других военных машинах. Так, в «У цзин цзунъяо» помещено описание и изображение фэн шань чэ – боевой «веялки», посредством которой «в минных галереях распыляют известь и дым от огневых шаров в направлении продвигающегося противника» [86, цз. 12, л. 28а]. Это было оружие ближнего боя, имевшее специальное назначение и не достигавшее размеров и метательной силы натяжных блид.

2. Орудие, вероятно, походило на многоствольную батарею системы А. Нартова, изготовленную в 1754 г. [158, с. 31].

3. Так, характеризуя орудия на пирамидальной опоре, К. Виттфогель и Фэн Цзя-шэн удачно определяют их как «простой» (simple) вид китайских камнеметов [402, с. 567].

Публикация:
С.А. Школяр. Китайская доогнестрельная артиллерия (Материалы и исследования). Москва: Наука, 1980