ХLegio 2.0 / Армии древности / Дисскуссии, рецензии / Рецензия на И. Шауб, В. Андерсен. Спартанцы в бою (Войны древнего мира)

Рецензия на И. Шауб, В. Андерсен. Спартанцы в бою (Войны древнего мира)

А.К. Нефёдкин

Рецензия на Шауб И., Андерсен В. Спартанцы в бою. (Войны древнего мира). М.: "Яуза"; "Эксмо, 2008. 320 с., илл.


Возрастание интереса к античному военному делу ясно показывает появление новой литературы по теме, не только переводной, но и отечественной, главным образом, научно-популярной или просто популярной. Особое внимание к себе привлекает Спарта, военная система которой была наиболее эффективной в древней Греции. Интерес к теме, без сомнения, подогрел и фильм-«фэнтези» «300 спартанцев» (2006 г.), созданный режиссером Заком Снайдером по мотивам комикса. О военном деле Лакедемона рассказывает новая книга петербургского археолога, исследователя культуры Северного Причерноморья И. Ю. Шауба и студента-медиевиста СПбГУ В. Андерсона. Это ― первая отечественная книга, специально посвященная данной теме.

Из-за своей закрытости Спарта в древности была загадочным государством, своего рода «миражом» (с. 10). Таким же «миражем» представляется и настоящее издание. Вопросы начинаются уже с красочной обложки, которая ясно говорит, что с художником И. Варавиным никто из авторов или специалистов не работал. Спартанцы в сражение с персами показаны в странном снаряжении: лямбды на щитах появились в период Пелопоннесской войны, то есть в эпоху более позднюю; кираса ― странного вида, до пояса (а не колоколовидная и даже не более поздняя мускульная); портупея с пряжкой; сандалии вместо босых ног и в то же время отсутствие длинных бород и волос ― типично лаконских черт внешнего вида. Далее: офицер в шлеме с поперечным гребнем стоит в центре отряда, а не справа, как было в фаланге; щиты гоплитов заходят друг на друга до половины диаметра, а не краями; фантастический для персов штандарт несет знаменосец.

К сожалению, название книги также явно не соответствует содержанию. Авторы сами не хотят детально описывать битвы, считая, что в этом случае им пришлось бы «заполнять отсутствие фактов… фантазиями» (с. 21), поэтому они рассказывают, в основном, о военной истории Спарты с эпохи переселения дорийцев в XII в. до н. э. вплоть до времени тирании Набиса на рубеже III–II вв. до н. э. ― в 12-ти из 15-ти частей книги; лишь две части посвящены общим проблемам рождения фаланги (с. 40–55) и структуре спартанской армии (с. 62–76). В таком случае книга должна была бы носить названия типа «Войны Спарты» или «Спарта на войне», что, кстати, вполне соответствовало бы названию серии. Название же «Спартанцы в бою» предполагает описание как раз военного дела, тактики, механики боя в качестве основного сюжета книги. «Введение» (с. 5–11) и «Заключение» (с. 305–310) также не совсем соответствуют теме: первое рассказывает о «спартанском мираже», а второе ― о значении Лакедемона в истории, но не о военном деле спартанцев.

Наиболее удачные главы книги ― это исторические, логично описывающие с разной мерой подробностей военные кампании Спарты в хронологическом порядке, наименее качественные ― две главы собственно о военном деле. Здесь особенно много неточностей, неувязок и даже ошибок, а также заявлений и предположений, не выдерживающих критики, что ясно говорит о недостаточном знакомстве авторов с современной литературой по теме. Наиболее фундированной и логически выдержанной является глава «Пелопоннесская война» (с. 144–230). Однако при проверке оказалось, что большая часть этой главы базируется на тексте перевода «Истории Древней Греции» маститого английского антиковеда Н. Хаммонда. Причем текст, в основном, приводиться буквально (иногда, правда, со вставкой, опущением или изменением одного слова) и без кавычек, но с разбивкой на более мелкие абзацы, из-за чего получается, что наблюдения и выводы Н. Хаммонда авторы просто приписывают себе. Это ничем другим не назовешь как банальным плагиатом1.

Переходя к замечанием, нужно указать, что авторы не видят развития спартанской военной организации, запутавшись в информации источников (с. 62–67). По их мнению, после реформы Ликурга в течение нескольких веков была лишь одна реформа спартанской армии ― переход к македонской фаланге (с. 63). Очевидно, появление ко времени битвы при Мантинее (418 г. до н. э.) деления лохов на пентекостии и далее на эномотии, а концу V в. до н. э. нового подразделения ― моры, введение конницы во время Пелопонесской войны, реформами не считаются ― спартанцы, должно быть, по мнению авторов, будучи лучшими воинами в Элладе и ведя постоянные войны, полностью окостенели в своем развитии на полтысячелетия (хотя вроде бы на стр. 271 они ставят под сомнения это положение)2. Посему авторы описали архаическое военное дело Спарты как типичное и статичное.

Переходя к разбору сведений о вооружении, следует отметить, что воины гомеровского периода были вооружены не колющим копьем, а двумя метательными (с. 48)3. Спартанское копье длиной три метра (с. 49) ― это слишком длинное оружие для греческого гоплита. Не понятно, откуда авторы почерпнули информацию о технологии изготовления древка путем обжига (с. 49). Конец древка копья был не просто «заостренным» (с. 49), тут был прикреплен бронзовый вток. Гоплиский щит был изобретен не «в конце архаического периода» (с. 41), то есть в VI в. до н. э., на изображениях он ясно виден уже в середине VII в. до н. э., например, на знаменитой «Вазе Киджи». Такой щит диаметром 0,8–1 м мог защитить не только левую (с. 41), но и правую половину туловища бойца. Лямбда на спартанском щите появилась не «к V в. до н. э.» (с. 43), а, как уже говорилось, позднее, в период Пелопонесской войны: впервые ее упомянул знаменитый афинский комедиограф Евполид (ок. 446–412 гг. до н. э.)4.

В работе встречается ряд категоричных неаргументированных заявлений, которые не могут быть поддержаны. Спарта почему-то считается первым по времени появления полисом в Греции (с. 8). Более древним, например, можно посчитать легендарный Тезеев синойкизм и основание Афин (Plut. Thes., 24). Наличие гомосексуальных отношений в спартанской армии авторы идеалистически объявляет измышлением ученых нового времени (с. 33, 72), хотя о них есть прямые упоминания в источниках, например, у Платона (Plat. Legg., VIII,836b-c). Отряд в триста воинов следует посчитать по своему происхождению не дорийским, как у авторов (с. 104), а общегреческим, о чем говорит наличие подобного пешего подразделения у беотийцев, элейцев и позднее диадохов (у Эвмена, Антигона, Селевка). И само слово «лох» не было термином, обозначавшим лишь отряд численностью в 300 воинов (с. 64), ― это всего лишь название подразделения (ср. с. 67)5. Заявление авторов «По неизвестным нам причинам греческие историки практически полностью обошли стороной вопрос о времени возникновения фаланги» (с. 40) нельзя признать корректным. Ведь работы большинства древних авторов до нас не дошли, а среди дошедших нет специального трактата об этом. Возникновения же фаланги явно было более или менее длительным процессом, о самом же введении сохранились лишь мифы. Знаменитая лаконичная фраза спартанца Диенека, ответившего на указание о бесчисленности персидских стрел, закроющих солнце, будем «сражаться в тени» (Herodot., VII,226), странным образом интерпретируется тем, что будет легче сражаться в тяжелом доспехе на отрытом солнце (с. 46).

В книге присутствует целый ряд нетрадиционных транскрипций терминов, географических названий и имен: предатель Эфиальт именуется «Эпиальтом» (с. 110), спартанец Салеф ― «Салаетом» (с. 167), город Анакторий ― «Анакторионом» (с. 150, 160), лесбийская Мефимна ― «Метимной» (с. 168), область и город Флиунт ― «Флием» (с. 58, 202–203, 256), Термейский залив ― «Термаикос» (с. 156), Этолийский союз ― «Италийский союз» (с. 300), легковооруженные гимнеты ― «гимнами» (с. 69), английский антиковед Дж. Лейзенби (J. Lazenby) ― “Лэзенби” (с. 113, 121, 126, 127, 246, 271).

Встречаются в тексте и прямые ошибки. Авторы полагают, что спартанцы не сталкивались с беотийцами и фессалийцами на поле боя до 479 г. до н. э. (с. 125), хотя, например, Геродот рассказывает об атаках фессалийской конницы на спартанскую пехоту в 511 и 510 г. до н. э. (Hdt., V,63–64). Пленных после поражения на Сицилии афинян сиракузяне бросили не в «карьер» (с. 213), а для работ в камненоломнях. Персидский головной убор по давно пересмотренной традиции, столетней давности, упорно именуется колпаком или остроконечной шапкой (с. 88, 98), хотя тиара, без сомнения, представляла собой своеобразный башлык. Ификрат увеличил длину не кинжалов (с. 70), а мечей, и копий, а не дротиков (с. 250; см.: Diod., XV,44,3; Nep. Iphicrat, 1,3–4). Этолийцы и акарнанцы почему-то безоговорочно не считаются греками (с. 144). Лишь в одной из ретр, а не в трех (с. 262), был записан закон Ликурга, запрещающий постоянно воевать с одним и тем же противником (Plut. Lycurg., 13,5).

Поскольку книгу писали два автора, то в работе встречаются противоречащие друг другу положения. В одном месте заявляется, что фалангу изобрели спартанцы (с. 48), а в другом ― аргивяне (с. 59), упоминание пилоса у спартанских воинов Фукидидом (IV,34,3) интерпретируется один раз как панцири (с. 46), другой ― как шлемы (с. 183). В одном месте поход Дария I на скифов совершенно справедливо рассматривается как экспедиция против этих кочевников Причерноморья (с. 94), а в другом ― странным образом как экспедиция против фракийцев (с. 86–87).

Книга завершается списком переводов использованных источников и избранной литературы (с. 316–318), однако по какому принципу она избрана ― не понятно. В популярном издании было бы логично привести лишь русскоязычную литературу, а не добавлять к ней четыре из многочисленных англоязычных работ по теме. Тем более, что книга Н. Секунды по военному делу спартанцы была уже переведена на русский язык и лучше ссылаться на перевод, как это делается с другими западными авторами6. В первую очередь стоило бы внести в список те работы, на которые авторы ссылаются в тексте или даже цитируют их, что было бы удобно для дальнейшего чтения (с. 13 ― У. Тейлор, с. 24, 177, 307 ― А. Тойбни, с. 30 ― некая статья С.Я. Лурье, с. 81 ― Хереуорд, с. 91 ― Р. Сили, с. 232 ― Э. Д. Фролов и М. Финли и т. д.).

Иллюстрации, хотя и не оригинальные, но весьма полезные в книге популярного жанра, дополняют текст книги. Впрочем, в оформлении подписей к ним нет никакой стандартизации в описании датировки, места находки и хранения памятника. Полезной выглядит и хронологическая таблица, охватывающая период от переселения дорийцев до времени тирании Набиса (с. 311–314). Однако при этом пропущены важные войны: Греко-персидские (500–449 гг. до н. э.) и Малая (или Первая) пелопоннесская (457–445 гг. до н. э.), Союзническая (220–217 гг. до н. э.), а также интересный в военном отношении эпизод нападения царя Пирра на Спарту (272 г. до н.э.), который, впрочем, описан в самой книге (с. 290–293). Также в таблице пропущены события между 330 г. и 267 г. до н. э., хотя в книге они опять же описаны (с. 287–296).

Несмотря на то, что книга, в целом, представляет собой научно-популярную компиляцию из работ предшественников, она, тем не менее, будет полезна тем, кто решил ознакомиться с военной историей Спарты впервые и имеет весьма смутное представление о сюжете.





1 В рецензируемой книги с. 149–175, 185–189, 190–196, 197–209, 213–218, 219–230  = Хаммонд Н. История Древней Греции / Пер. Л. А. Игоревского. М., 2003. С. 370–390, 393–395, 396–401, 404–413, 426–429, 435–445.

2 Несколько подробнее см.: Нефёдкин А. К. Развитие древнегреческого лоха // Para bellum. Военно-историческое обозрение. СПб. № 5. Июнь-июль 1998. С. 24–31.

3 См., например: Wees H., van. Kings in Combat: Battles and Heroes in the Iliad // Classical Quarterly. Vol. 38. 1988. № 1. P. 1–24; Idem. The Homeric Way of War // Greece and Rome. Vol. 41. 1994. № 1–2. Р.1–18, 131–155.

4 Нефёдкин А. К. Развитие эмблематики на древнегреческих щитах // Вестник древней истории. 2002. № 3. С. 125.

5 Нефёдкин А. К. Развитие древнегреческого лоха. С. 26–27.

6 Sekunda N. The Spartans. Oxford, 1998 ― Секунда Н. Армия Спарты. (Элитные войска). М., 2004.

Публикация:
Para Bellum №32, 2011, стр. 103–106